• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Елена Барышева

Выпускница НИУ ВШЭ 2011 года, факультет политологии, отделение деловой и политической журналистики (сейчас — факультет коммуникаций, медиа и дизайна). Работала главным редактором сайта «Московские новости», после закрытия издания вместе с создателем сайтов «ДомДворДороги» и «РосЖКХ» Дмитрием Левенцом придумала проект Recycle, посвященный экологичному образу жизни в городе.

«Мы совсем не экологи —
и это огромный плюс»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Проект Recycle начинался как онлайн-журнал об экологичном образе жизни в городе, но меньше чем за год вышел из интернета в реальную жизнь. Теперь его сотрудники организовывают пункты приема вторсырья, читают лекции в крупных компаниях и борются с мифом о том, что экологичность всегда имеет налет сумасшедшинки. В рубрике «Конструктор успеха» сооснователь Recycle Елена Барышева рассказывает о готовности аудитории к изменениям, пунктах сбора мусора с Wi-Fi и дешевых экопродуктах.

Recycle больше похож на гражданский активизм — как это смогло стать бизнес-проектом?

Проект изначально задумывался как попытка сделать нескучное медиа про экологичную жизнь, предельно нашу, бытовую — от раздельного мусора до энергосберегающих лампочек и портативных ветряков. Когда мы только начинали делать материалы, стало очевидным, что аудитории это интересно, что сфера бытовой экологии развивается и нам есть что сказать. Нас часто называют активистами, потому что из журналистов мы легко переквалифицировались в логистов, лекторов, промоутеров: идея, к счастью, легко вышла из интернета в реальную жизнь, и мы стали инициировать настоящие изменения в области городской экологичной жизни.

Активность мы начинали с просветительских лекций, потом у нас появилась возможность принять участие в большом фестивале «Московская весна». Поначалу это действительно было больше похоже на пропаганду, чем на бизнес: мы стояли на Крымской набережной в течение нескольких дней, рассказывали о том, как собирать мусор раздельно, и проводили акции: например, за обычный полиэтиленовый пакет давали холщовую сумку. Мы также раздавали ручки, сделанные из упаковок тетрапака, — это всех изумляло, потому что не нужно быть экологом, чтобы понять, как круто можно использовать вторсырье. Так мы стали не просто идеологами хорошего интернет-ресурса, а теми, кто насаждает новый образ жизни: мы просвещаем и говорим, что это возможно.

Как получилось так, что вы перешли от идеологии к действиям?

За одно лето мы накопили на сайте порядочную аудиторию — 60 тыс. читателей в месяц. Этого достаточно для того, чтобы выйти в офлайн и получить поддержку. Recycle поучаствовал в «Пикнике Афиши» и был готов к тому, чтобы устроить крупную акцию по вывозу мусора: организовать мобильные пункты вторсырья. Нашим партнером неожиданно стала компания «Грузовичкофф», и совершенно бесплатно. Спрос на вывоз был колоссальный — до сих пор мне звонят люди и спрашивают, когда мы приедем за мусором. В глазах людей я уже вовсе не журналист, а человек, который отвечает за консультации — какой мусор собирать и куда отвозить.

Совсем скоро в саду Баумана мы откроем первый пункт приема вторсырья Recycle. Мы хотим сделать красивый и современный пункт приема, чтобы он выглядел как маленький павильончик с кофе и Wi-Fi, чтобы сбор мусора никого не напрягал. Кстати, особенность рассортированного вторсырья в том, что оно не пахнет, так что ты приехал в приятный хаб, выпил кофейку, может, даже получил подарок и поехал дальше. Мы мечтаем, чтобы процесс сбора мусора был современным. Тут важен лайфстайл.

Еще мы будем принимать макулатуру в школах. Нам кажется, что с детьми очень здорово работать, они быстро откликаются, нам приятно, если ребенок будет расти, зная понятие «экологичность».

 

>60 

млн тонн твердых быто­вых отходов образуется в России ежегодно. Это составляет около 400 кг отходов на 1 человека в год. На переработку отправляется только около 7-8% из них, остальное захоранивается.

(Источник: Комплексная стратегия обращения с твердыми коммунальными отходами в Российской Федерации)

 

На какие средства вы проводили фестиваль и вообще делаете ваш проект?

В основном пока это деньги инвестора. В декабре 2013 года мы обратились к четырем инвесторам. Объяснили, что еще никто не пишет про экологию так, как хотим писать мы. Все они согласились на разных условиях, мы выбрали самого для нас подходящего. Это помогло нам оплатить создание сайта, который мы заказывали в студии. Остальные средства пошли на оплату работы внештатных авторов — фотографов, иллюстраторов, журналистов, на инвентарь для красивых мобильных пунктов по сбору мусора.

Крупные компании заказывают нам лекции об экологичном образе жизни. Как СМИ мы планируем зарабатывать за счет рекламных спецпроектов. И главное — нас поддерживают сами читатели. Мы, например, хотели сделать на сайте карту с пунктами приема вторсырья и благодаря нашим подписчикам за два дня собрали необходимую сумму на ее создание.

Помимо остальных обязанностей, вы еще и сами себе эсэмэмщики?

Когда запускались паблики Recycle в разных соцсетях, я не очень понимала, как набирать первых людей во ВК, и просто отправляла в день 20 сообщений вроде: «Привет, увидела вас в рубрике о здоровом образе жизни, может, вам понравится наш проект...» И я не стеснялась, потому что у нас действительно интересный сайт. Меня удивило, что было немного отказов: примерно 80% приглашенных залайкали страничку. Больше половины мне отвечали: «Как здорово, что вы появились». У экоактивизма есть опасный налет сумасшедшинки — это когда у тебя слишком натуральный образ жизни: моешь голову корешками, носишь конопляные рубашки, ешь порошок топинамбура. Но мы не навязывали своего образа жизни, наше дело скорее просвещать — и это многих приятно удивило. Поскольку мы с Димой (Дмитрий Левенец — сооснователь проекта Recycle. — Ред.) совсем не экологи, я считаю, что в этом огромный плюс. Мы можем абстрагироваться от узкой истории и унифицировать ее под большое количество людей. Но хороших экологов мы знаем. Они нас проконсультируют, дадут интервью, так что за уровень наших материалов мы не переживаем.

Ваша аудитория, судя по соцсетям, — это молодые, чуткие к трендам люди?

Молодые — это скорее про состояние души. Как-то к нам на мобильный пункт приехала целая семья: дочка прочитала о нас на Village, мама — в «Фейсбуке», бабушка — в «Моем районе», и все они привезли пластиковые бутыли, банки, батарейки и в своем ощущении правильного образа жизни были одинаково современны и молоды. Но основная аудитория — это люди примерно 25-35 лет, потому что они уже понимают, для чего это: у меня есть дети, я был за границей, я хочу так же здесь. Кроме того, это и довольно состоятельная аудитория.

Конечно, раздельный сбор мусора — это в какой-то степени тренд, мы называем его «новый черный», и многие молодые бренды и компании не обходят его стороной. Магазин Monoroom ставит контейнеры по сбору батареек, центр «Гараж» — урны для раздельного мусора. В конце концов, «Афиша» не позвала бы нас на «Пикник», если бы экологичность была не в моде.

Фото: Михаил Дмитриев

Про состоятельность поверю: все экопродукты недешевы, начиная от продуктов питания и заканчивая дизайнерским столом из вторсырья, который нужно отважиться себе позволить.

Есть выбор. Например, мы недавно писали об экомебели — это дизайн, авторство, эксклюзивные вещи, но в то же время на массовом рынке есть куча экологичных альтернатив, про которые мы рассказываем в специальной рубрике «Совет дня». Нам пишут: вы рекомендуете покупать макароны в картонных упаковках, а это дорого. Я специально приехала в «Ашан» и без труда нашла макароны в картоне за 50-60 рублей и даже вообще на развес. Или не обязательно заказывать косметику из-за границы, можно пользоваться русской экокосметикой, средний ценник которой 100 рублей за средство.

Есть какой-то опознавательный знак для продуктов, происхождение которых экологично?

В России такого универсального знака нет. Производители это почему-то не подчеркивают, разве что H&M слегка намекает, что есть коллекция Conscious, которая на 30% сделана из старых вещей. Ты вряд ли прочитаешь о том, что, например, данный бумажный пакет сделан из переработанного сырья. Производители, особенно отечественные, думают, что аудитория не готова. Мы думаем, что, напротив, готова. Мы приходим к производителям и говорим им: да расскажите уже, наконец, что у вас это есть.

 

6 

грузовиков вторсырья было собрано для переработки за два месяца работы мобильных пунктов Recycle (пункты работали только по выходным).

 

Вы помогаете корпорациям совершить экологический coming-out?

У нас есть рубрика «Зеленая корпорация», где мы рассказываем об экологичных историях, которые есть в известных компаниях у нас и за рубежом. Например, мы рассказывали, что Apple оплачивает доставку вашего испорченного гаджета в Бельгию, потому что там есть завод по утилизации айфонов. Нам интересно изучать компании и быть своего рода трансляторами их добрых начинаний. Недавно я побывала на заводе Mars. Эта компания в хорошем смысле повернута на экологии. Они нашли способ переработать даже грязную салфетку с помощью каких-то космических технологий. У них в офисе стоит мебель из пробок от бутылок — это вам не кухонная ваза с пробками, все по-настоящему. Media Markt сделал все, чтобы развернуть кампанию по сбору батареек, и в 50 магазинах по России поставили контейнеры для сдачи батареек на переработку. Сейчас МТС запустила похожую историю. И это касается не только крупных корпораций. Недавно проект «Кофейный кооператив «Черный» написал целое исследование о проблемах стеклянной упаковки. Они реально собрали на улице пивные бутылки, отправили на дезинфекцию, налили туда свой холодный кофе и отправили на экспертизу — никаких санитарных нарушений не было найдено. О таких историях людям интересно услышать.

Российские заводы действительно перерабатывают мусор, а не зарывают где-нибудь в лесах?

Есть миф о том, что перерабатывать мусор негде. Это неправда. Есть проверенные компании по приему: они сортируют, прессуют и отправляют брикетами на продажу на перерабатывающий завод. Например, твою пластиковую бутылку отдадут в Солнечногорск на завод «Пларус». Там ее раздербанят в шелуху, потом из нее термически приготовят гранулы, которые продадут на завод «Пепси» для бутылок, — в жизни не поймешь, что это из вторсырья.

Самый любимый мой кейс — это Челябинск. Там находится завод, который единственный в России научился перерабатывать батарейки.

У такого проекта, как ваш, могла бы быть господдержка?

Мы начали дружить с Департаментом природопользования, они на редкость адекватны, слушают нас, не обижаются на критику. Там, где госпрограммы сейчас пересекаются с экологией, нужны консультации, которые мы можем дать. Прямой поддержки пока нет, но это в перспективе. На нашем сайте есть рубрика «Эксперимент»: мы крупно фотографируем рассортированный мусор известных людей — это красиво, и недавно нам город предложил сделать выставку этих фотографий на Чистопрудном бульваре. Мы не потратили ни рубля, и все довольны. Сейчас грядет Новый год, и у нас куча идей, как сделать экологичные инсталляции, елки из вторсырья.

Фото: Михаил Дмитриев

Как насчет предприятий ЖКХ? Эти структуры вне трендов. Выходили на них с идеей раздельных контейнеров для мусора?

Мы напрямую не общались — ждем, когда они сами поймут, что это нужно. Можно попробовать сделать часть за них. У нас очень много идей, но пока со всем не справляемся. Когда будут еще финансовые вливания в проект, расширим штат и займемся городом вплотную.

Какой самый популярный мусорный продукт в России?

Конечно, пластиковый пакет. В секунду в мире потребляется миллион пластиковых пакетов. Калифорния полностью отказалась от пластиковых пакетов, просто запретила их в магазинах. Не бойтесь просить кассира в «Ашане» не упаковывать все в бесконечные пластиковые пакетики. Они сначала изумляются, но потихоньку втягиваются: люди ко всему привыкают, особенно к хорошему. Мы хотим поощрять людей за отказ от пластика: выдавать матерчатые сумки, приятные бонусы вроде билетов в кино или бесплатного кофе.

Какой след в вашей жизни оставила Вышка?

Я училась на журналиста, у нас был «менеджмент», где рассказывали о стратегии управления, построении компаний, это было круто: чувствовалось, что ты журналист, но можешь еще быть менеджером, редактором, продюсером. Нас очень разносторонне натаскивали по многим вопросам: диплом я писала по анализу аудитории печатных и онлайновых СМИ, хотя два года делала работу по словесности и Серебряному веку. Вышка невероятно живая: во время учебы было нормально общаться с Василием Гатовым или Ольгой Евгеньевной Романовой в скайпе в 3 часа ночи. Мы общались с преподавателями во всех соцсетях, встречались в кафе, и эта живость придавала ощущение жизни серьезному храму науки. У меня осталось гигантское количество связей от Вышки, мы по-прежнему созваниваемся по разным поводам. В Recycle есть внештатные авторы, которые со мной учились, а когда я работала в «Московских новостях», в РИА было столько вышкинцев, что мне казалось, будто я опять пришла в универ. Я постоянно ощущаю, что ничего не потеряно.

Все материалы рубрики