О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Сергей Коротких, выпускник ФМЭиМП, сейчас руководит консалтинговым направлением в ЦПУР и преподает в Вышке. Он сумел сделать наставничество профессией и даже миссией. В интервью «Конструктору успеха» он рассказал, как студенту вынести максимум пользы из универа, что на самом деле такое «эджайл», как вырастить новое поколение управленцев и чем навык целеполагания помогает в жизни.

Как началась ваша жизнь в Вышке?

Я жил в Воронеже и в 9 классе узнал, что у нас в городе есть региональный центр довузовской подготовки от Вышки. До этого я думал о поступлении в МГИМО, но когда попал в Центр, то понял, что Вышка интересная, современная и готовит классных специалистов. Я активно участвовал в олимпиадах, в том числе стал победителем «Высшей пробы» по обществознанию и экономике, поэтому имел право поступить на любой экономический факультет ВШЭ без экзаменов. Выбрал МирЭк (бакалаврская программа «Мировая экономика» – прим. ред.) ФМЭиМП из-за возможности дополнительно учить китайский язык.

Когда приехал в Москву подавать документы, то отнес их только в Вышку на МирЭк, даже не рассматривая другие варианты. Первый курс прошел на Покровке с вдохновением, мотивацией и полной эмоциональной отдачей. С первого же месяца я принимал участие в международных мероприятиях в качестве волонтера, что впоследствии сыграло большую роль в моем развитии.

Вообще максимальное погружение в социальную среду университета, города, страны стоит начинать на первых курсах, поскольку это дает бесчисленный набор скиллов и полезных связей. Управленческий опыт начался как раз с волонтерских мероприятий – к моменту Зимней олимпиады в Сочи я уже руководил командой волонтеров.

В конце бакалавриата я пришел в McKinsey на стажировку. Вообще я не планировал строить карьеру в консалтинге и узнал об этой сфере от друга из Вышки, но мой опыт оказался релевантным, я прошел отбор.

С высоты накопленного опыта могу сказать, что дисциплина является важнейшим качеством для студента, который хочет взять максимум от вуза

Возвращаясь к студенческим будням, я вспоминаю одно слово – дисциплина. И сейчас, преподавая в Вышке, я говорю студентам о том, что нужно держать фокус на формальностях и быть исполнительным. Меня в свое время очень мотивировал постер, который висел на стенде по пути в Вышку, там было большими буквами написано DISCIPLINE. Ежедневно это напоминало мне о том, что нужно быть в тонусе и держаться цели.

Что еще, на ваш взгляд, повлияло на ученический успех?

Для меня учеба в бакалавриате стала особым временем, когда можно полностью погрузиться в познание нового, общение с невероятно талантливыми и дружными однокурсниками, не думать об оценках, о результатах и достижениях, а просто быть в моменте и наслаждаться этим. Поэтому я считаю, что быть всецело включенным в учебу – важно для любого студента. Это всегда принесет плоды.

Что советуете нынешним студентам как преподаватель?

Параллельно с чтением лекций и ведением семинаров я прорабатываю гипотезу по созданию образовательной платформы, которая поможет студентам лучше ориентироваться в изменяющемся мире. Это в каком-то смысле оцифровка наработанного опыта менторства в Вышке, наставничества и коучинга, которым занимаюсь с руководителями различных организаций, с целью формирования у студентов навыков целеполагания. Для успеха в любом деле нужно сперва понять, зачем тебе это нужно. Я часто прошу студентов забыть про оценки и помнить лишь о том, что прикладного они хотят вынести из каждого курса, чтобы наиболее эффективно перенимать знания и опыт своих преподавателей. Целеполагание важно по жизни вообще, поскольку довольно полезно понимать, какая ваша ценность, и что вы хотите нести этому миру.

Современные студенты зачастую не понимают, зачем им получаемые знания, как и куда их применить, какая польза от этого будет

Как выработать осознание того, что приходя на каждую пару, даже ту, которую вообще не понимаешь, ты получаешь определенную ценность и непременно ее реализуешь? Ведь в моменте это бывает совсем не очевидно. Тем не менее если стараться конвертировать все, что говорит преподаватель, в определенный инструментарий для использования в жизни, то багаж знаний и умений, который дает университет, колоссален. Самое главное – суметь определить свою жизненную миссию, и тогда применение инструментария станет лишь делом времени.

Почему остались в Вышке, выбрав магистратуру на родном факультете? Не хотелось получить свежий опыт?

Я еще в бакалавриате понял, что жизнь ведет меня сама, от меня лишь требуется развивать осознание того, как я могу лучше реализовывать этот путь. В поступлении в магистратуру я видел несколько задач. Хотелось быть в активной студенческой среде, поднять свой профессиональный и научный уровень, тем более, что была возможность продолжить образование на бюджете при успешной сдаче вступительных экзаменов.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Выбирал программы я просто. Решил попробовать реализовать детскую идею с поступлением в МГИМО, но понял, что этот вуз не совсем совпадает с моим вектором развития. В Вышке же количество подходящих направлений было значительно шире, да и уже ставшая близкой уникальная культура университета для меня оказалась очень ценной. Кроме того я увидел возможность в развитии взаимоотношений с факультетом – я мог преподавать студентам!

Если говорить про иностранные вузы, то, честно, я со школьных лет не рассматривал возможности поступать за рубеж, поскольку банально не имел четкого примера того, как это правильно делать, что для этого нужно. Да и материальной возможности на тот момент не было. В итоге я остался на МирЭке, выбрав специализацию «Глобальное управление и финансы», и моя работа в этом направлении продолжается по сей день.

Чем работа в McKinsey стала полезной в дальнейшей карьере и почему вы оставили консалтинг?

В определенной степени я получил новое и важное окружение. Именно оно формирует нас как личностей, и McKinsey в этом смысле очень правильное место. Это комьюнити опытных и разносторонних людей, прокачанных в коммуникации, первоклассных наставников.

Среда McKinsey дала возможность творить и преодолевать свои внутренние ограничения. На первом проекте у меня был полный провал, но старший коллега сказал: да ты молодец, попробовал – теперь двигайся дальше! Это было круто – понять, что негативный опыт дает новый взгляд на вещи и на себя самого, что иногда есть задачи, в которых отсутствует верный ответ, и их просто нужно делать. Потом был ряд интересных и успешных проектов, которые привели меня на работу с государственным сектором – мне давно хотелось делать что-то реальное для страны.

Помимо практических навыков в компании у меня развились чувства стиля и вкуса, умение коммуницировать с людьми разных уровней и быть внимательным к чувствам окружающих. Все это в целом подтолкнуло меня к осмыслению того, что есть разные культуры взаимодействия людей, и стало интересным продвигать новые подходы, такие как эджайл.

Объясните, наконец, что такое «эджайл» и почему это направление так популярно?

Для меня Agile (от англ. живой, подвижный – прим. ред.) – это определенный подход к взаимодействию в команде и решению задач. Отчасти это можно назвать культурой, даже философией работы, где есть много разных техник и инструментов – SCRUM, Kanban, SAFe, LeSS, XP и так далее. В основе выстраивания взаимоотношений с сотрудниками лежит принцип самоорганизованности команды, что требует зрелости и умения грамотно определять приоритеты на коротких отрезках времени, чтобы они также согласовывались с общей стратегией.

В эджайле главным стержнем для всех участников является понимание цели и своего места в цепочке действий по направлению к ней. Не время, проведенное за работой с 9.00 до 18.00, не количество произведенных тобой манипуляций, а только результат и обратная связь по нему.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Вот мы проработали над проектом две недели, что у нас получилось, дало ли это эффект, изменило ли мир вокруг? Нужно постоянно сверять свою деятельность по этим параметрам и корректировать ее так, чтобы в конце концов ответить на эти вопросы максимально утвердительно. Меня эджайл заинтересовал с точки зрения коммуникационного взаимодействия в команде, которое, очень сильно влияет на результаты работы. Мне, например, внутренне комфортнее работать в условиях «ценностного лидерства», где рождается история с самоорганизацией и ответственностью сотрудников. В такой среде создается возможность самореализации. На мой взгляд, разговоры об эджайле возникли ввиду того, что рынку были нужны новые инструменты и подходы для быстрого тестирования продуктовых гипотез, а старый последовательный подход стал менее эффективно решать эти задачи в условиях динамично меняющегося мира.

На каких уровнях можно внедрять эджайл? В образовании, в госуправлении? Что это даст?

Agile применим в разных сферах для выравнивания этих самых уровней управления в организации, но важно отметить, что повсеместное внедрение эджайла совершенно не обязательно и даже не нужно. В ЦПУР (Центр перспективных управленческих решений) я с командой накопил большой опыт по совершенствованию управления в различных организациях, и основным выводом, который я сделал для себя, стало понимание того, что все подходы и инструменты должны служить конкретной цели и выработке определенной стратегии.

В первую очередь изменения должны касаться мышления сотрудников, руководителей, чтобы подтолкнуть участников рабочего процесса к доверию, открытости, готовности принимать чужие идеи и собственные ошибки как опыт. В такой парадигме организация развивается во много раз эффективнее.

Какие проблемы с менеджментом у нас в стране?

Знания сейчас быстро устаревают, поэтому в каком-то смысле нынешние руководители, в бизнесе и государстве, зачастую обладают устаревшим багажом знаний и умений. Также есть проблема «отцов и детей» – более возрастные коллеги всегда будут консервативнее юных максималистов. В некотором смысле их паттерны поведения не предполагают гибкости во взглядах и решениях, им сложнее мириться с критикой, да и по мере развития цифровых инструментов и открытой коммуникации возникает некоторый дисбаланс между софт и хард-скиллз.

Поэтому ключевая задача для современного образования, будь то университет или курсы повышения квалификации, в том, чтобы переобучить руководителей, показать новые горизонты возможного, трансформировать мышление примерами. А молодым специалистам предстоит научиться четко доносить мысли, осознавать возложенную ответственность и развивать эмоциональный интеллект.

Предстоит воспитать новое поколение российских управленцев, которые смогут мыслить шире, не бояться экспериментов и ошибок

В моем понимании идеальное государство – сервисная модель, призванная обеспечить качественную среду для развития граждан. Задача государства в аккуратном регулировании всех сфер жизни при условии понимания потребностей конечного пользователя – гражданина. Перед собой лично я ставлю довольно глобальную цель: создание условий для развития мировых лидеров и руководителей. Таких условий, в которых можно ошибаться, выносить из этого опыт и пробовать снова, посмотрев на задачу под другим углом.

Как вы связали свою жизнь с государственным сектором?

В 2017 году мне предложили поучаствовать в разработке стратегии жилищной сферы РФ до 2024 года, которая сейчас опубликована на сайте Минстроя. Меня в первую очередь заинтересовал масштаб проекта и его цель. После достигнутых успехов проектная деятельность в государственном секторе стала для меня постоянной и привела к работе над Стратегией для России, а потом и Узбекистана. Сотрудничество с госструктурами позволило лучше понять вызовы, которые стоят перед этой сферой, и возможность реализовать что-то для блага страны.

Слово «стратегия» ключевое в вашем портфолио. Как можно стать стратегом на уровне профессии?

Стратегия связана с видением цели, что для меня очень важный аспект во всех процессах. Я на опыте различных проектов сформулировал техники, которые способствуют пониманию цели, путей и шагов по направлению к ней, и это важно на любом уровне – в малом, среднем и крупном бизнесе, правительстве, личном развитии. В Вышке я научился хорошо структурировать информацию, и это очень помогло также в моем интересе к человеческой психологии, чтобы «упаковывать» желания клиентов в понятные смыслы для дальнейшей реализации.

Стратегия, как правило, складывается из анализа нескольких аспектов, таких как видение, миссия, цели, ценности организации, ее вызовы и возможности исходя из располагаемых ресурсов и трендов на рынке. Четкий план развития компании помогает сформулировать очевидную мотивацию для сотрудников, что делает их работу намного эффективнее и осмысленней. Я постепенно восстанавливаю баланс количества бизнесовых и государственных организаций в портфеле компаний, с которыми работаю, поскольку важно подпитываться опытом из двух этих сфер.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Я часто провожу стратегические сессии для владельцев бизнесов, чтобы вывести их на новый уровень мышления, определить, что на самом деле они хотят от своего бизнеса, зачем он им. В итоге многие руководители поменяли подходы в управлении, а компании показывали кратный рост выручки в 10-20 раз в течение года. И все это просто потому, что они понимали – зачем.

Правильное целеполагание всегда приводит к хорошим результатам, особенно в тех случаях, когда первоначальная цель в бизнесе достигнута и требуется пересмотр стратегии в сторону масштабирования или смены концептуальной парадигмы для выхода на новые уровни. На этом этапе могут потребоваться новые структура, процессы, продуктовая линейка. Собственно, для этого и нужны стратеги.

Как вы изучали человеческое поведение и психологию?

Перед поступлением в магистратуру, я думал, не сменить ли профиль и не стать ли психологом. Но в выборе экономического направления я оказался прав, поскольку это дало более широкое понимание мироустройства. Все-таки психологией я увлекался в фоновом режиме. Я всегда любил общаться с людьми, задавать вопросы, слушать и слышать, расширять видение ситуации с различных сторон. Это сильно развило во мне эмоциональный интеллект, особое сопереживание, через которое я начал очень хорошо понимать характеры, определяющие во многом принятие решений той или иной личностью.

Сейчас я работаю с разными людьми и компаниями как стратег и коуч – да, в данный момент я получаю международную сертификацию ICF. Коучинг в целом очень помогает структурировать собственный жизненный опыт в прикладные бизнес-инструменты. Комбинация навыков в психологии, управлении, аналитике и определенного творчества создает мою уникальную компетенцию, формирующую меня как профессионала в своей сфере.

Что такое Центр перспективных управленческих решений, где вы работаете?

Центр был создан экспертами в сфере госуправления, работы с данными и исследователями, которые решили помочь тем, кто хочет внедрить в свою работу передовые практики управления в условиях новой цифровой реальности.

ЦПУР изучает и анализирует факторы и условия, в которых система государственного управления существует: политические курсы, сложности в выстраивании доверия между управленческой элитой, обществом и бизнесом. На основе этих данных мы формируем пути преодоления ограничений для реализации задуманных реформ, без политических шоков. По сути, мы реализуем проекты в сфере операционного и стратегического консалтинга с целью приземления передовых практик управления в деятельность государственных органов и иных организаций. В этом году мы планируем реализовать идею по запуску акселератора для идей, проектов, команд, чтобы дать зеленый свет применению новых управленческих практик.

В чем же ваше призвание?

Когда меня спрашивают «чем ты занимаешься?», следует часовой монолог. По сути я наставник, но понимаю: чтобы давать советы, нужно обладать большим жизненным опытом и определенным социальным положением. Все равно я стараюсь собирать вокруг себя людей, которых поддерживаю и продвигаю. Например, в рамках менторской программы Вышки.

По-моему, это чисто российский феномен – легитимизированный поиск себя в профессиях. На западе к такому портфолио, где после вуза следует список компаний и проектов, а не просто один известный бренд-работодатель, относятся без понимания. Откуда такая либеральная опция в нашей стране?

Думаю, это вопрос некоторой исторической преемственности. На западе как правило все крупные корпорации – семейные. Для западного человека история фамилии, династии, стабильность бизнеса и репутации – составляющие среды для передачи позитивного опыта. Такая преемственность и семейность закладывается детям с раннего возраста.

К сожалению, нашей стране выпала череда революций, войн и кризисов на слишком короткий промежуток времени, поэтому о преемственности говорить особенно не приходится. Мы себя ищем, и это нормально. Радует, что сейчас определенный период стабильности, когда есть возможность для передачи опыта и ценностей следующему поколению.

Для меня как раз одна из важных задач в жизни – как можно более полно и эффективно зафиксировать свой опыт, чтобы иметь возможность передать его другим. Поэтому я преподаю – для меня это невероятно ценная возможность донести до более юного поколения ценности и умения, которые могут закрепить новую профессиональную культуру и дать возможность прожить жизнь с теми знаниями, которых у меня, например, не было.