• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Евгений Кудрявцев

Закончил факультет экономики НИУ ВШЭ (сейчас — факультет экономических наук) в 2005 году.

С 2005 по 2008 год работал в лондонском филиале инвестиционного банка J.P. Morgan, затем перешел в московский офис TPG Capital. В 2012 году закончил Гарвардскую бизнес школу и сразу начал работать директором департамента прямых инвестиций «ВТБ Капитал». В 2012 году основал школу футбола «Чемпионика».

«Быть спортивным — значит быть успешным»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

В 2012 году выпускник ВШЭ Евгений Кудрявцев открыл футбольную школу «Чемпионика» для дошкольников, в которой у малышей развивают социальные навыки и по западной методике прививают им «чувство мяча». В рубрике «Конструктор успеха» Евгений рассказал о том, в чем преимущества такого подхода, как занимаются спортом в Гарварде и почему бизнесмен должен быть спортивным.

Что вас привело в Гарвардскую школу бизнеса?

В 2008 году я начал работать в фонде прямых инвестиций TPG Capital, где провел три года. Это крупнейший американский фонд с филиалом в Москве, где после нескольких лет работы сотрудников часто отправляют учиться в бизнес-школу. Я поступил сразу в несколько бизнес-школ — в том числе в Стэнфорд и Гарвард, хотелось узнать что-то новое, расширить свои горизонты знакомством с реальными кейсами различных компаний. Предпочел Гарвард.

Почему вы решили заняться собственным бизнесом?

Идея создания своего спортивного проекта пришла еще в Гарварде. Там активно пропагандируют идею предпринимательства, поэтому мне тоже хотелось запустить что-то по моим интересам, и, когда я приехал в Москву, в первую очередь подумал про футбол, потому что футболом я занимался с пяти лет в ДЮСШ «Спартак» в Новосибирске. И после футбол не забывал — играл за ВШЭ и за Гарвард. А когда родились дети, произошла состыковка интересов: дети и футбол. Тогда я начал искать различные возможности запуска бизнеса в этой области, познакомился в США с основателем компании, которая называется Soccer Shots, которая делает то, что делаем мы сегодня. Поэтому, когда я вернулся в Москву, через 3-4 месяца уже было решено запустить компанию. Это было три года назад.

Фото: Михаил Дмитриев

Пока жили за границей, занимались спортом?

В Гарварде у нас были футбольные турниры, было сообщество ребят-единомышленников, мы выезжали играть в другие города. Я спорт люблю, это часть моей жизни, и мне кажется, что это отчасти сформировало меня как личность. В Гарварде как раз своего рода социальный подход к спорту, и я согласен с тем, что когда люди (и в моем случае — дети) попадают в спортивную среду с ранних лет, особенно в командную, это сильно влияет на становление характера, на развитие, социальные качества, именно поэтому мы в «Чемпионике» говорим родителям, что мы — не исключительно профессиональная футбольная школа, но мы также прививаем детям любовь к спорту с ранних лет, такой у нас посыл и концепция.

Если сравнивать ВШЭ и Гарвард, каково отношение к спорту в этих университетах?

На программе МВА, где я учился в Гарварде, все были такие амбициозные, и может быть поэтому все активно занимались спортом, ведь это влияет и на бизнес в какой-то мере. Я играл в сквош, в футбол, там есть возможности почти для любого вида спорта, и эта культура активно поддерживается, там хорошие спортивные сооружения и посещение бесплатное. В общем, отличие от Вышки не большое, просто у нас пока нет культуры социального воспитания через командный спорт. Это очень объединяющая вещь, и в Гарварде на это делается большой акцент как на качество, формирующее сообщество студентов и выпускников.

Я спорт люблю, это часть моей жизни, и мне кажется, что это отчасти сформировало меня как личность

Чем вы отличаетесь от обычных футбольных школ?

То, что мы делаем, может со стороны казаться не профессиональным, но наша методика направлена в первую очередь на то, чтобы научить ребенка чувствовать мяч, и мы делаем это более эффективно. Мы считаем, что муштра и дисциплинированность, давление на ребенка, привычные в обычных школах футбола,  не всегда эффективный метод обучения. Можно делать обучение приятным.

Исторически советская и российская футбольные школы больше направлены на физическую подготовку — хорошо играет в футбол тот, кто крупнее, кто быстрее бегает. В немецкой и испанской школе подход немного другой, они с 3-4 лет дают ребенку мяч, у каждого ребенка он свой собственный, он с ним ходит, трогает, привыкает его чувствовать. И это чувство мяча дает ему в дальнейшем фору с точки зрения обводки соперника и технических показателей. Испанские и бразильские футболисты намного более техничные, чем российские, потому что в России фокус на физику, на бег, а мы стараемся развивать детей по более современному подходу, чтобы было больше техники.

 

275 000 

детей из 33 штатов США занимаются в школе футбола Soccer Shots

Источник

 

Методику на основе лучших практик, которые есть в США, мы позаимствовали у нашего партнера Soccer Shots. Начинали с ней, после получили доступ к немецкой методике, которую пропагандирует Немецкий футбольный союз, и дополнили наработками наших тренеров, которые частично подстраивали методики под нужды российских клиентов с их спецификой. Так получилась методика — сборная солянка американской, немецкой и российской локальной. К российским клиентам нужен особый подход, и есть какие-то вещи, типа культурных кодов, которые у нас не работают. Например, у американских коллег на тренировке было упражнение «Ограбление банка»: мячики в центре, дети по кругу, по сигналу тренера дети бегут в центр, забирают мячики и несут обратно в свои «домики». Когда мы с этим занятием пришли в государственный сад, заведующая посмотрела и пришла в ужас: они учат детей грабить банки! После этого методику было решено адаптировать.

Как вы разработали бизнес-план и пошли с ним к инвестору? Успешно, кстати говоря.

У нас первые два года не было инвестора — всю историю я финансировал из собственных сбережений. Бизнес-модель со временем менялась, и до сих пор дорабатывается, совершенствуется. Мы сначала арендовали площадки, а через год запустили франшизу, а это совсем другая бизнес-модель, и сейчас мы активнее занимаемся в спортивных залах, нашли некоторые подходы к госсектору. Изменилась и главная задача, сейчас мы строим свои футбольные центры — уже есть два, в Туле и Брянске. Как бизнес мы развиваемся, растем, тестируем разные направления, что-то получается, что-то нет. В декабре 2014 года мы привлекли первые средства от инвесторов, чтобы запустить направление франшизы, потому что мы видели в нем большой потенциал и возможность дать таким же заряженным этой идеей предпринимателям в других городах импульс.

На удивление, у инвесторов был большой спрос на нашу идею, поэтому мы даже выбирали инвесторов из пяти, выбрали двоих, в том числе и фонд Петра Жукова, выпускника НИУ ВШЭ, Endemic Capital — с ними было комфортно.

Есть один тип бизнеса — с франшизой, есть другой — аренда залов и проведение занятий. Почему вы сразу не начали с первого?

Бизнес, где ты своими силами проводишь занятия, требует меньше финансовых затрат на запуск, но в то же время нужно обладать хорошими управленческими навыками, чтобы не остановиться на 20 точках, а сделать 50 или 100. С точки зрения франшизы — это что-то более долгосрочное, требующее больших инвестиций в маркетинг, чтобы завоевать доверие тех, кто может приобрести франшизу. Но долгосрочная перспектива — это интересная бизнес-модель, потому что основной костяк выстроен, и дополнительные инвестиции в развитие проекта будут менее существенными, чем на первом этапе. Задача с франшизой — чтобы все франчайзи были довольны, и тогда мы на новые средства сможем выстроить продукт еще лучшего качества, что приведет к притоку новых франчайзи. Это такой замкнутый цикл франшиз, который направлен на репутацию, он более затратный.

Если работать в режиме школы в Москве и Петербурге — это более быстрый выход на окупаемость, но здесь важно выстроить систему так, чтобы можно было быстро расширить и увеличить масштаб бизнеса. В первую очередь качественно подбирать и обучать людей. Например, у нас сейчас в Москве 10 тренеров, которые все прошли обучение нашей методике. Хороший тренер — это самый редкий ресурс на спортивном рынке, и чтобы увеличить бизнес, нужно воспитать людей, что требует времени.

У нас есть молодой тренер, который работал продавцом в магазине, но все время мечтал тренировать

Каких вложений потребовала франшиза?

Около 10 млн. рублей — но бывает намного меньше, просто мы планировали за короткий срок прийти с готовым продуктом и командой на рынок.

Ваши франчайзи обучают у вас тренеров или ищут их сами?

Мы, как управляющая компания, помогаем обучить тренера по нашей специальной программе, чтобы он мог полноценно вести тренировки в любом городе России. Процесс обоюдный — мы вместе с франчайзи участвуем в отборе, обучении, контроле кандидатов после того, как тренер начнет работать, следим за повышением квалификации, качеством тренировок. У нас есть программа «Тайный покупатель», когда на занятие приходит наш «агент» с ребенком и оценивает качество тренировки, что позволяет нам делать их лучше, развивать.

Фото: Михаил Дмитриев

Как вы взаимодействуете с футбольными брендами, с взрослыми командами, как привлекаете к пиару?

Мы в первую очередь сотрудничаем с академией «Спартак», у нас соглашение, что они берут в академию лучших ребят из нашей сети. При этом «Спартак» поддерживает нас информационно, организует различные мероприятия, экскурсии на стадион. С «Зенитом» в Петербурге похожая история. Мы стараемся делать то, что интересно и родителям, и детям, показываем авторитеты, чтобы дети через восхищение и интерес могли полюбить футбол душой. Это дух «Чемпионики».

С дошкольниками обычно работают женщины, а у вас — мужчины. Мало того, что они профессиональные футболисты, но еще и педагоги. Кажется, найти таких людей вообще невозможно.

 

219

центров «Чемпионика» открыты в России.

Источник

 

Можно подробнее узнать про вашу методику? Как я понимаю, это основной продукт вашего бизнеса.

Да, требование к кандидату в тренеры — педагогическое либо физкультурное образование и опыт работы с дошкольниками, помимо игры на профессиональном уровне. Поэтому мы и открыли академию, где доводим тренера до нужного уровня. В футбол играют все, а быть тренером — это призвание. У нас есть молодой тренер, который работал продавцом в магазине, все время мечтал тренировать, но в детско-юношескую школу попасть сложно, платят там не много, а мы как раз даем возможность заниматься любимым делом за достойную зарплату, быть частью большого проекта. Сейчас он прекрасно ладит с детьми, и это наш большой вклад — дать возможность и детям, и взрослым реализовать свою мечту.

За Вышку все еще играете?

В футбол — уже нет, но с выпускниками общаюсь регулярно и в каком-то смысле мы все выигрываем. Среди моих друзей и коллег много вышкинцев, мы поддерживаем отношения. Иногда требуется помощь друзей, вот мы хотели привлечь сильного маркетолога — и мне порекомендовали человека из Вышки, он работает в «Пепси» и очень нам помог. Дружеская сеть взаимопомощи вышкинцев работает, и хотелось бы, чтобы она стала неким университетским сообществом со знаком качества. В Гарварде на это делают большую ставку, там продвинутая база данных выпускников, и отзывчивость людей там намного больше, потому что общая alma mater — это сила, и ты понимаешь, почему платишь большие деньги за образование.

Как футбол влияет на жизнь, что он дает человеку?

До поступления в Вышку у меня было пять тренировок в неделю, а это постоянная работа в команде — там есть и конфликты, ты учишься их решать, в каких-то случаях приходится жертвовать личными интересами, так как тебе нужно не подвести команду. Футбол — не индивидуальный вид спорта, где все зависит только от тебя. Он важен с точки зрения характера, дисциплины, сплоченности, тактики в критические моменты. И если помнить о том, что в здоровом теле — здоровых дух, спорт — это немаловажный аспект и в бизнесе. Все люди, с кем я общаюсь по работе, активно занимаются спортом и хорошо выглядят, сегодня это часть твоего социального статуса: быть спортивным — значит быть успешным. Это хорошая тенденция, и мы являемся ее частью.

Все материалы рубрики