О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Екатерина Михайлова в 2019 году окончила в Вышке программу «Политология» и убеждена, что знания, которые она получила, релевантны современным бизнес-задачам. Сейчас она занимает позицию Head of Strategic Development в компании Changellenge. В интервью она рассказала, чем в Вышке занимаются политологи, что делают эйчары, если сомневаются в кандидате, и какие soft skills нужны для успешного прохождения собеседования.

Почему для поступления вы выбрали «Политологию»?

Я оканчивала школу в Подольске, это был лицей с экономическим уклоном. Выбирая между физматом, химбио и экономическим классом, я отдала предпочтение последнему. С восьмого класса мне нравились обществознание и гуманитарные науки, потом стало интересно то, как проходят внутренние процессы в нашей стране. Поэтому выбора, быть технарем или гуманитарием, у меня не стояло. Ближе к одиннадцатому классу возник вопрос, куда поступать. У меня всегда было понимание, что это должен быть топовый университет Москвы.

Про Вышку мне рассказала классный руководитель, учительница по экономике, она сориентировала: «Я тебя знаю, тебе точно сюда». С Вышкой у меня произошла любовь с первого взгляда, когда мы пришли подавать документы. В тот момент абитуриенту можно было выбрать пять вузов. В МГУ мне никогда не хотелось, казалось, что это очень консервативное образование, также помню, что мы ездили в Финансовую академию, в РУДН и РГГУ как запасной вариант. В Вышку мы пришли на Мясницкую, в тот момент внутри что-то щелкнуло, и когда я уже выходила со сдачи документов, то понимала, что вариант у меня только один. Электронная очередь после пятичасовой живой в РАНХиГС — это было что-то чудесное, и в целом Мясницкая зацепила своей атмосферой.

Автор: Даниил Прокофьев / НИУ ВШЭ

Почему политология? У меня всегда было отношение к высшему образованию как к чему-то, что должно быть действительно интересно. Не хочется просиживать время на парах четыре года и получать за это галочки. Несмотря на то что мои родители фармацевты и всю жизнь работают по профессии, в нашей семье не было распространенных убеждений вроде того, что нужно идти учиться ради того, чтобы «образование пригодилось». Никто из нас не думал об университете с точки зрения карьеры, скорее от учебы хотелось получить ответ на вопрос, как все устроено в мире и как вообще жить эту жизнь. Из всего, что можно было выбрать, мне реально очень понравилась политология, потому что мне казалось, что это образование живо и актуально, оно может дать максимально классную базу с точки зрения миропонимания и формирования мировоззрения в целом. Там и философия, и политическая теория, и социология, во мне это откликнулось. На дне открытых дверей я была впечатлена выступлением Андрея Юрьевича Мельвиля, а преподаватели честно пытались донести до абитуриентов то, во что верили. Это было клево. Мои ожидания от образования в полной мере оправдались, и реальность даже превзошла их за четыре года.

Чем интересна оказалась программа на деле?

Мои впечатления от учебы менялись год от года. Первые два курса были диким челленджем. Со мной учились ребята, которые поступали по олимпиадам, окончили лицей Вышки, поэтому были более прокачаны, чем среднестатистический школьник, и соревноваться с ними было сложно. До сих пор помню слова Михаила Григорьевича Миронюка, который был на тот момент научным руководителем программы. 31 августа, в первый день сборов перед началом учебы, он сказал: «Если вы понимаете, что вам легко, значит, вы сделали неправильный выбор». Все четыре года я пыталась пронести эти слова сквозь тернии домашек, пар и бесконечных терминов политической науки.

Что очень радовало, так это отношение к первакам со стороны преподавателей. Первое, что мы услышали на парах: «Коллеги, добрый день». И ты уже сразу совсем по-другому себя воспринимаешь и стараешься соответствовать этому.

Ощущение, что ты на равных с экспертами высшего уровня, условно, но дает совершенно другое отношение к знаниям, которые тебе предстоит перенять

Еще один важный момент, который вдохновлял, — это реальная свобода и помощь в формировании критического мышления, что ощущалось везде. Тебе никто не навязывал мнений, тебе не говорили, как правильно, как неправильно, тебе давали вводные и инструменты анализа, а выводы полагалось делать самим. Все эти особенности Вышки и конкретно программы стали самыми главными для меня по жизни.

Как можно оценить программу с точки зрения прикладных знаний?

Если говорить про мой бэкграунд, то у меня очень интересный опыт: я на третьем курсе была кандидатом в муниципальные депутаты, что пересекалось с моим интересом к политике. Политология — это не политика, но попробовать понять, как работает то, о чем нам говорят на парах по политтехнологиям, было очень интересно. Помогали этому и всякие стажировки — в политическом консалтинге и исследовательских проектах с зарубежными вузами.

Поскольку это гуманитарная программа, то упор делается на soft skills, что делает тебя конкурентным кандидатом на рынке труда. Умение собирать информацию и ее анализировать, критическое мышление, работа с источниками — если ты не научился этому за первые два модуля, ты потом просто не выживешь в потоке задач. Важнейший навык студентов-политологов — умение защищать свою точку зрения и выражать свои мысли. За счет того, что это гуманитарная наука, она тебя постоянно приводит к тому, чтобы иметь хорошо подвязанный язык, что очень важно и в карьере.

Не менее важно уметь постоянно преодолевать сложности, что вообще характерно для системы воспитания студента в Вышке. Тебе беспрестанно нужно учиться чему-то новому, уметь справляться с миллионом дедлайнов на одной неделе, учиться структурировать и преодолевать себя — это неотъемлемая часть твоей жизни.

Автор: Даниил Прокофьев / НИУ ВШЭ

С точки зрения hard skills: извне кажется, что «Политология» как программа бакалавриата сугубо гуманитарная, на самом деле это не так. На момент моей учебы у студентов было разделение на два профиля — политический менеджмент и политический анализ. Так, со второго курса у нас шли достаточно тяжелые курсы математики, теории вероятностей, матстатистики, программирования на Python. Все это было завязано на качественном и количественном ресерче, последний в плане методов просто невероятно прокачался. Это, как я вижу сейчас, необходимо для бизнес-анализа тем, кто в компании занимается исследованиями — социологическими, маркетинговыми и так далее. Умение выделить и собрать данные по методологии, понять, что такое репрезентативные данные, — это то, что мне сейчас наиболее релевантно как специалисту, поскольку я отвечаю за стратегическое развитие бизнеса. Более того, я сейчас делаю проекты по созданию бренда работодателя для компаний, мы формируем в том числе и EVP (ценностное предложение работодателя), что требует как исследовательских навыков, так и креатива. Исследование, как правило, строится чисто на социологической базе, которую мне заложили еще на «Политологии».

Были ли первые карьерные пробы связаны с образованием?

Со второго курса я пошла работать, сначала в исследовательский проект, его делал выпускник программы, который уехал на PhD в американский вуз. Я была в нем стажером-исследователем. Что интересно, это был именно социологический ресерч. После я поработала в политическом консалтинге, а также занималась исследовательскими проектами в Агентстве стратегических инициатив. На третьем курсе я еще писала статьи как журналист для вышкинского медиа. В общем, если коротко, то пробовала все, что мне было интересно, и пыталась нащупать, где та сфера, куда хочу дальше двигаться.

Вскоре я нашла стажировку в компании «Рено» в рекрутмент-направлении, с тех пор ушла в эйчар. Я пришла в Changellenge на третьем курсе, до недавнего времени здесь занималась именно HR-задачами. С одной стороны, я очень много сделала с точки зрения HR-аналитики, что по сути является исследовательской методологией и работой с данными. С другой стороны, поскольку у меня был опыт качественных исследований, я проводила глубинные интервью и вела фокус-группы с сотрудниками, что мне помогло сделать несколько важных внутренних проектов для нашей компании (например, создать новые ценности и запустить внутреннее корпоративное медиа) и сильно продвинуться в профессиональном плане.

То есть в эйчар попадают не только социологи, но и политологи?

Конечно. Например, мы сейчас нанимаем к нам в команду ресечеров, из профилей кандидатов у нас есть два приоритетных направления. Первое — это социология Вышки, а второе — политология Вышки, потому что там сильная база с точки зрения аналитики.

Как вы оказались в Changellenge и что это за компания?

Моя одногруппница начала там работать чуть раньше меня и позвала в компанию. Она работала в маркетинге, я на тот момент работала в «Рено», это была крутая стажировка, но она подходила к концу. Я уже понимала, в чем мой интерес, но при этом точно знала, что не хочу идти в корпорацию. Поэтому я с радостью пошла в Changellenge как эйчар-стажер, став правой рукой нашего эйчар-лидера.

Автор: Даниил Прокофьев / НИУ ВШЭ

Миссия Changellenge — формировать сотрудников и работодателей нового поколения. Для студенческого комьюнити наше самое известное направление — это развитие талантов и кейс-чемпионаты (например Changellenge >> Cup Moscow или Changellenge >> Cup Russia). Кстати, вышкинцы очень часто принимают в них участие и занимают топ-места. Еще одно направление — Graduates, там мы делаем проекты, связанные с рекрутментом: стажировки, лидерские программы, программы найма, One Day Offers и так далее. Для наших компаний-партнеров мы ведем работу от создания креативной концепции программ, их позиционирования и маркетинга и до момента оффера для сотрудника или финального этапа отбора. Наши партнеры, как правило, крупные компании из разных индустрий — от IT и телекома до нефтегаза и фармы. Третье направление работы Changellenge — это employer branding, который включает создание EVP, внутренних коммуникаций, формулирование ценностей — словом, все то, что завязано на развитие корпоративной культуры.

Я пришла в компанию чуть больше четырех лет назад, за два года доросла до позиции Head of HR, а с начала 2022 года являюсь Head of Strategic Development — отвечаю за стратегическое развитие компании и ее эффективность. У меня в подчинении сейчас Head of HR и команда Operations. Мой карьерный трек немного сместился в сторону бизнес-стратегии, операционного управления, повышения эффективности бизнеса.

Насколько нынешняя позиция отличается от HR-направления по задачам?

Когда я возглавляла эйчар-направление, у меня была полная ответственность за менеджмент моей команды, мы занимались далеко не только рекрутментом. Мы работали на клиентских проектах, где выстраивали подходы к найму для разных компаний, вели контроль качества и формировали систему взаимоотношения с кандидатами. Также я взяла на себя развитие корпоративной культуры и внутренних коммуникаций Changellenge. Один из любимых проектов — когда мы переделали наши корпоративные ценности и запустили свое внутреннее корпоративное медиа.

Также мы как HR-команда наращивали свою экспертизу в эйчар-аналитике. Это трекинг показателей мотивации, демотивации, eNPS, текучесть — словом, все классические метрики, которые есть в эйчар. Сейчас я делаю примерно то же самое, но с большим фокусом на развитие бизнеса через эффективность и процессы, поскольку позиция у меня чуть выше и шире, чем просто одна функция эйчар.

Автор: Даниил Прокофьев / НИУ ВШЭ

В данный момент у меня в подчинении находятся две функции: я отвечаю за стратегию не только эйчар-департамента, но и всей компании, а также за организационную трансформацию — это организационная структура, повышение эффективности бизнеса, изучение того, как работают бизнес-процессы, где можно их перестроить, оптимизировать и упростить. Из того, что перетекло из позиции Head of HR в Head of Strategic Development, так это история про наем. Параллельно с нашим СЕО Андреем Алясовым я принимаю решения по финальным кандидатам, понимаю, кто нам подходит, а кто нет, поскольку с точки зрения культурного совпадения важно, чтобы команда состояла из тех ребят, кто разделяет наши ценности.

Есть ли какие-то трудности в этическом смысле в вашей работе? Все-таки люди.

Большинство ребят, которые приходят ко мне на собеседование, уже, как правило, прошли несколько этапов отбора: первичный скрининг, телефонное интервью, собеседование с нанимающим менеджером и эйчар-менеджером, а также выполнили тестовое задание. После этого происходит финальное интервью со мной. Затем ко мне приходят кандидаты на финальный этап, где я уже по факту принимаю сложное ответственное решение, подходят они или нет.

Что важно при найме? Чтобы у кандидата были правильные hard skills, чтобы он мог закрыть бизнес-потребность, а также чтобы у него был полный мэтч по ценностям, чтобы человек мог встроиться в корпоративную культуру.

С другой стороны, это история про культурную встройку в команду. Отказать по hard skills проще, поскольку это более оцифрованная история и ты можешь сказать, где кандидат сделал тестовое задание недостаточно хорошо. А вот отказы по софтам куда тяжелее. Потому что ты понимаешь, что человеку будет сложно в коллективе, например он просто не подходит нам по типу коммуникации. Здесь очень важно дать кандидату обратную связь, реально объяснить ему, в чем он может на будущее прокачаться, но при этом не обидеть и сделать так, чтобы твое высказывание было объективным.

В коммуникации с кандидатами мне помогает четко выстроенная методология отбора. Как правило, все компетенции, которые мы смотрим, проходят тройную проверку: в телефонном интервью, на собеседовании и на финальном этапе. К концу отбора я имею какие-то гипотезы по кандидату, которые могу подтвердить или опровергнуть, и я могу быть уверенной, что мы приняли верное решение. Также у меня есть принцип, который хорошо помогает, — не заканчивать собеседование до тех пор, пока четко не поймешь свое решение. Лучше я пообщаюсь с кандидатом два-три часа, чем сделаю сомнительный вывод.

Как актуальные социальные и политические тренды влияют на работу в компании, в частности в HR и стратегии?

В последнее время было очень интересно наблюдать за тем, как меняется рынок найма. В частности, как идет отток кандидатов IT из России и как формируется новая потребность в них. В начале весны компании заняли выжидательную позицию, фокус переместился извне внутрь, на рост и на удержание своей команды, которая уже работает. У нас было много задач по корпоративной культуре, по трансформации коммуникаций внутри компаний.

У кандидатов появился фокус на стабильность, есть запрос на четкое понимание, насколько работодатель выполняет свои обещания, насколько он стабилен и может обеспечить сотруднику в компании спокойное существование. До этого у кандидатов были запросы больше на инновационные проекты и суперинтересные задачи. В новых реалиях мотивация уступила место практичности.

Автор: Даниил Прокофьев / НИУ ВШЭ

Внутри Changellenge мы тоже сместили акцент на то, чтобы немного перестроить бизнес, сделать его более адаптивным и гибким. Это помогло пройти сложный период, мы быстро пересобрались командой, переориентировались на антикризисную стратегию, эффективно ее закрыли и пришли к выводу, что по факту переходим на новую организационную структуру, которая позволит нам качественнее фокусироваться на своих продуктах. Это очень интересный процесс.

Вам не хотелось бы свой опыт облечь в обучающую обертку и помочь университетам специалистами-практиками из индустрии?

Не думаю, что университеты испытывают дефицит в прикладных кадрах. Когда я училась, уже был сделан большой акцент на практиков, можно было брать прикладные курсы и формировать фокус обучения самому. Например, я брала курс по политическому маркетингу, и когда по работе в какой-то момент дошла до задач, связанных с маркетингом, то поняла, что это был крайне полезный и прикладной материал, реально работающий и в бизнесе. Универсальные инструменты, которые нам давали на «Политологии», применимы в разных аспектах работы.

Я несколько раз приходила в Вышку к студентам программы и в другие университеты и читала лекции, вела семинары, воркшопы по резюме, по поиску работы и построению карьеры. Это здорово, что тема находит отклик у ребят, они нацелены на развитие и работают над качеством своей репрезентации. Сейчас я формирую свое понимание, чем можно поделиться со студентами с точки зрения стратегического развития бизнеса и операционных процессов, надеюсь скоро пригодиться им в новом качестве.

Через меня как через эйчара проходило много людей с разных направлений, из разных университетов, и ребята с «Политологии» входят в мой личный топ по soft skills и цельному мировоззрению. На «Политологию» мало кто попадает случайно, как правило, это осознанный выбор, что уже делает человека потенциально ценным для хорошего работодателя. Поэтому советую всем, кто задумывается о своей карьере, понять, в чем может быть их осознанный интерес, и отталкиваться дальше именно от него.