• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Отчет Марии Сатыевой о стажировке в Музее Холокоста, Вашингтон

Летом 2018 года Мария Сатыева приняла участие в 6-недельной стажировке в качестве ассистента-исследователя в Центре высших исследований Холокоста при Мемориальном музее Холокоста (Вашингтон, США)

Отчет Марии Сатыевой о стажировке в Музее Холокоста, Вашингтон

Фото: Мемориальный музей Холокоста

Впервые мне посчастливилось увидеть Вашингтон еще год назад, когда я приехала туда как турист: моя мама, однажды побывавшая в Вашингтоне, так и не смогла его забыть и очень советовала мне съездить туда хотя бы на несколько дней, что я и сделала в рамках своей поездки в Нью-Йорк (благо, Вашингтон расположен в всего 3-4 часах езды от «Большого яблока»). Тогда за несколько дней я, естественно, посмотрела лишь малую часть вашингтонских достопримечательностей, но город уже успел меня очаровать и я сказала себе, что когда-нибудь обязательно туда вернусь!


И вот спустя год я снова приезжаю из Нью-Йорка на главный вашингтонский вокзал – Union Station, уже как стажер Центра высших исследований Холокоста при Мемориальном музее Холокоста. В каком-то смысле, мне повезло: учитывая, что это не первый мой визит в Вашингтон и в целом в Америку, у меня не было «культурного шока» и я с самого начала легко смогла сориентироваться в городе и американских обычаях. С другой стороны, я восхищалась Вашингтоном как в первый раз, проходя мимо стройных рядов офисных и жилых зданий, потрясающих музеев и спешащих на работу людей в деловых костюмах.


Прогулки по вашингтонским улицам

Но этим работа, конечно, не ограничивалась: например, очень интересным опытом стала наша помощь пожилой еврейской женщине, которая, будучи несколько раз удочеренной разными людьми во время войны, уже много лет пытается восстановить свою настоящую родословную и, возможно, найти живых родственников. Нам было поручено разобрать и перевести на английский язык некоторые записи из метрических книг Царства Польского, датируемых концом 19 века. Разобрав дореволюционную скоропись, с которой могут справиться (особенно в США!) далеко не все, и узнав необходимую информацию о предках той женщины, мы на своем опыте почувствовали, какую практическую пользу могут принести наши знания и навыки. 


Разбирая метрические книги

Также замечательными оказались еженедельные семинары для стажеров Центра и презентации, подготовленные другими стажерами и «гостившими» в музее исследователями. Это была возможность узнать больше о тех аспектах войны и ее последствий, о которых я раньше даже не задумывалась: например, о возвращении австрийских евреев в послевоенную Вену; умерщвлении душевнобольных и инвалидов в Третьем Рейхе; конструировании мифа о людях, спасавших евреев, в современной Польше. Последнее особенно заинтересовало меня, потому что мне очень интересно было провести параллель между исторической памятью и культом военных героев в Польше и России, находить общие черты мифа и, наоборот, какие-то различия.

Было у меня время и на то, чтобы искать материалы для своей будущей дипломной работы. В электронной базе музея хранится бесчисленное количество источников, приобретенных музеем у различных архивов постсоветского пространства. Есть там и огромная коллекция документов из украинских архивов – а поскольку мое исследование посвящено советским женщинам на территории оккупированной Украины, материалы музея позволят мне расширить источниковую базу работы и не ограничиваться документами, найденными в архивах Москвы. Также по совету работников Центра я нашла в библиотеке музея книги по своей теме, о существовании которых даже не подозревала – благодаря этому я узнала о многих украинских авторах, занимающихся гендерной историей Украины во время Второй мировой войны (до этого я использовала только русскую и английскую историографию). Более того – в последние две недели в музее проходил семинар по работе с ITS, собравший историков со всей Восточной Европы, и украинские аспирантки, с которыми мы познакомились, пообещали при надобности лично связать меня с этими исследователями, чьи книги и статьи я обнаружила в библиотеке.


Внутри музея

В целом, все работники и стажеры как Центра, так и музея, оказались очень открытыми и приветливыми: кажется, они действительно были рады нам, а не просто улыбались из вежливости, как это принято в Америке.  Абсолютно все были готовы помочь нам, что-то подсказать: так, например, библиотекари Эллиотт, Ливиу и Винсент с удовольствием консультировали нас по поводу материалов наших исследований, Бэтси Энтони помогла нам разобраться в работе ITS за неделю до начала соответствующего семинара, а наш куратор Дэниел Ньюман быстро разбирался со всеми организационными вопросами.

Если в будние дни мы работали в музее с 9 утра до 5 вечера, то на выходных у нас была возможность продолжить знакомство с Вашингтоном или же посмотреть другие города. Мне удалось и то, и другое! Очарованная американской историей, несколько выходных подряд я словно завороженная ходила по многочисленным музеям столицы; помимо общеизвестных музеев на Национальной аллее и Национальной галереи, я нашла hidden treasures, стоящие немного в стороне от центра и часто обделенные вниманием туристов: например, Музей афроамериканцев в Гражданской войне, дом-музей президента Вудро Вильсона и Вашингтонский кафедральный собор (мало кто знает, что вместо одной из горгулий там находится голова Дарта Вейдера из «Звездных войн» - в этом узнается типичная Америка!). 


На экскурсии в Капитолии

Также мы с Василиной сходили на замечательную ночную экскурсию по вашингтонским монументам – что интересно, по грандиозным мемориалам, огромным фигурам президентов и общественных деятелей можно отлично проследить формирование исторической памяти американцев. Мне очень запомнилась история, которая здорово отражает активное участие гражданского общества в «жизни» мемориалов и значимость этих мест для народа. Когда устанавливали памятник Франклину Рузвельту, было решено, что он будет изображен таким, каким его привыкли видеть современники: гордо восседающим перед народом, без малейших признаков его недуга (напомню, что у него были парализованы ноги). Подобное изображение президента вызвало бурные обсуждения и особое негодование Американского общества инвалидов из-за недостаточной репрезентации его инвалидности – в итоге общество собрало 2 миллиона долларов и по соседству с основным мемориалом установило памятник поменьше, где уже отчетливо видна инвалидная коляска. По-моему, этот эпизод наглядно показывает активную борьбу американцев за репрезентацию разных групп людей, что сегодня можно часто наблюдать не только в самой Америке, но и, например, в интернете.
Кроме того, мы сходили на нетипичную экскурсию по кладбищу Конгресса, на котором, по сути, кипит жизнь – оказывается, местным жителям можно без поводка выгуливать по кладбищу собак – именно поэтому место, которое нам обычно кажется тихим и печальным, превращается в настоящий праздник жизни и место встреч. Многих такой подход к содержанию исторического кладбища может удивить; дело в том, что мы, воспитанные в другой культуре, не привыкли к американской традиции «празднования жизни» - celebration of life, которая фокусируется на жизни, а не на смерти. Фактически каждый день я узнавала эти и другие интересные истории о Вашингтоне и в целом о стране, которые словно помогали мне открывать для себя Америку заново, хотя я в ней оказалась далеко не впервые.

Знакомство с Америкой продолжилось, когда на двух выходных мне удалось слетать в довольно необычные места – если другие стажеры обычно предпочитали для путешествий северо-восток США (Нью-Йорк, Бостон, Филадельфию, Балтимор), то я, начитавшись художественных книг о рабстве и сегрегации в южных штатах, немедленно купила билеты в южные города страны: Новый Орлеан (штат Луизиана) и Чарльстон (Южная Каролина). Новый Орлеан поражает французской колониальной архитектурой с коваными балконами и висячими растениями, совершенно уникальной креольской кухней (фактически, это французские блюда, которые готовились колонистами из местных ингредиентов), джазовой культурой и атмосферой вечного праздника – не зря неофициальным прозвищем Нового Орлеана стало труднопереводимое «The Big Easy». Говоря об особой культуре, нельзя не вспомнить упомянутое мной выше celebration of life: в Новом Орлеане я случайно набрела на джазовые похороны – традиционное для города явление, но сегодня довольно редкое. Родственники покойного нанимают музыкантов для сопровождения похоронной процессии, потому что, согласно традиции, надо почтить память покойного весельем и порадоваться, что он теперь в лучшем мире. Чарльстон тоже в какой-то степени оказался отдельной вселенной. Это один из старейших городов страны: и из всех американских городов именно там лучше всего сохранилась историческая застройка, так что Чарльстон не совсем похож на привычную нам Америку. Зато его жилые районы, в одном из которых я остановилась, очень похожи: маленькие одноэтажные домики вдоль дороги, бесконечные машины и огромные дубы, на которые жители вешают качели.


Потрясающий Французский квартал в Новом Орлеане

Историческая улочка Чарльстона

Возвращаясь к Вашингтону, хочется сказать, что этот город показался мне невероятно уютным и удобным для жизни. Он прекрасно приспособлен для пешеходов: весь город можно обойти по хорошим тротуарам с удобными переходами и светофорами, чего не скажешь об остальной Америке. Его ритм жизни более размеренный, чем в том же Нью-Йорке, но не такой медленный, как на юге страны. Он одновременно может быть деловым, туристическим и по-настоящему «домашним». Наконец, в нем есть огромное количество мест, которые можно и нужно посмотреть, так что в Вашингтоне никогда не соскучишься. 

Полтора месяца пролетели незаметно, и в середине августа настало время покинуть Вашингтон. Уезжать очень не хотелось, все уже стало таким родным и привычным, было ощущение, что мы с Василиной живем в столице Америки целую вечность и готовы прожить еще одну. Я уезжала с надеждой, что вновь сюда вернусь, как вернулась в прошлый раз. Хочу выразить огромную благодарность Международному центру истории и социологии Второй мировой войны и её последствий за то, что эта замечательная поездка стала возможной, и Мемориальному музею Холокоста за теплый прием, моральную и материальную поддержку. Стажировка оказалась очень познавательной и вдохновила меня на будущие свершения, я познакомилась с замечательными людьми и сумела посетить множество удивительных мест!