• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Самое ценное, что подарила эта стажировка, – это опыт официального и неформального общения с представителями другой культуры и языка"

Летом 2019 года Владимир Комаров принял участие в 6-недельной стажировке в качестве ассистента-исследователя в Центре высших исследований Холокоста при Мемориальном музее Холокоста (Вашингтон, США).

"Самое ценное, что подарила эта стажировка, – это опыт официального и неформального общения с представителями другой культуры и языка"

Для меня это была вторая поездка в Соединенные Штаты Америки, но если в 2016 году я приезжал сюда как турист по визе B1/2 и на две недели, то теперь это уже были шесть недель, виза J-1 и позиция ассистента-исследователя в Центре Высших Исследований Холокоста. Из-за моей предыдущей поездки в США новый визит оказался для меня связан с определёнными трудностями – до последнего момента не было ясно, необходимо ли мне делать учебную визу и в итоге пришлось делать ее в последний момент, так что стажировка для меня могла бы даже не состояться. 

Впервые я побывал в Вашингтоне зимой 2016 года, и тогда он вообще не произвел на меня впечатления. Тогда он показался мне маленькой, спокойной деревней с большим числом музеев и административных зданий. Таким он мне запомнился. Честно говоря, кроме музеев, монументов, мемориалов и государственных учреждений в центре города действительно больше ничего и нет. Однако достаточно пройти минут двадцать от центра, и картина меняется. Каждый район города по-своему уникален: сохраненный в своем историческом виде Джорджтаун, ставший центром модной жизни города, соседствует с дипломатическим кварталом; U-street, когда-то бывшая сердцем контркультуры 80-х, а теперь превратившийся в спальный район, ностальгирующий по прошлому, уютно расположился по соседству с университетскими кварталами. 

К сожалению, постоянная температура на улице в районе 33-37 градусов не всегда располагала к долгим прогулкам. Одни выходные даже, по словам нашего куратора, были самыми жаркими в Вашингтоне за последние 40 лет. Впрочем, желание «увидеть побольше» пересиливало неприязнь к жаре, так что, думаю, город посмотреть все же удалось. Хотя теперь могу с уверенностью сказать, что зимой гулять комфортней – зима в Вашингтоне мягкая. Привыкать к смене часовых поясов мне даже не пришлось (наверное, сказались ежегодные перелеты Москва-Владивосток), с другой стороны, всегда легче лететь на запад, так как тогда ты просто пару дней встаешь без всякого будильника в 5 утра выспавшимся.

В Центре высших исследований Холокоста нашей задачей в первые несколько недель было изучение дел против коллаборационистов после освобождения оккупированных территорий СССР, а после аннотирование статей авторов Еврейского Антифашистского Комитета для газеты «Эйникайт». По результатам работы каждую неделю представлялся отчет о проделанной работе. Честно говоря, сложно точно сказать, какой объем работы нам предполагалось выполнить за 6 недель, но работу, которую нам дали на первую неделю, мы закончили уже через два дня, так что, можно предположить, что все планы мы перевыполняли с лихвой. По итогам Музей планирует выпустить сборник с первичными источниками для преподавания истории Холокоста в школах. Помимо этого, каждую неделю проходили семинары для стажеров с исследователями различных аспектов Холокоста. Так нам довелось посетить семинары про роль немецких врачей в кампаниях против евреев, про устройство гуманитарных организаций для помощи евреем Европы в нейтральной Швейцарии. Также на протяжении двух недель проходил международный воркшоп с исследователями из Польши, Израиля, Канады и Украины, в ходе которого представлялись проекты будущих работ, а потом проходило обсуждение. К сожалению, из-за необходимости выполнять основную работу с источниками, не было возможности посетить все доклады. 

Так как основная работа шла достаточно быстро, много времени оставалось для поиска материалов для собственных исследований в библиотеке музей. На момент первого посещения, честно говоря, я еще не определился с собственной темой, однако благодаря общению с сотрудниками музея достаточно скоро у меня возникла идея для будущего исследования. К сожалению, времени на написание полноценной статьи было недостаточно, но на собранном материале можно будет все сделать и в России. Сама библиотека предоставляет прекрасные возможности для исследователей: все коллекции музея можно найти через электронные каталоги, шкафы с книгами стоят в свободном доступе, оцифрованные материалы и микрофильмы можно посмотреть там же на компьютерах библиотеки или же свободно скопировать себе. При желании можно было отсканировать хоть всю библиотеку, для чего в зале специально стоит сканер. Если же возникали какие-то трудности с поиском, то всегда можно было обратиться к сотрудникам. В моем случае сами сотрудники не знали, где найти нужную мне информацию, однако вспомнили нескольких исследователей, которые могли что-то об этом знать и с которыми помогли связаться.

Работать в музее мы должны были с понедельника по пятницу, с 9 до 17, впрочем, честно говоря, приехать к самому началу рабочего дня мне удалось всего один раз,  хотя в свое оправдание могу сказать, что и задерживался на подольше в библиотеке я не раз. Снимать жилье в Вашингтоне летом исключительно дорого, потому более целесообразным было остановиться в одном из соседних штатов – Мэриленде или Вирджинии, - которые, впрочем, находятся километрах в 15 от центра Вашингтона и туда проведено метро. Дорога до музея занимала около часа – почти как от общежития в Одинцово до Старой Басманной. Само метро, не в пример московскому, постоянно испытывает какие-то проблемы и транспорт ходит медленно (к слову, часть одной из веток была закрыта на ремонт в период нашего пребывания, так как платформы начали разваливаться на части). В музее с пониманием отнеслись к таким транспортным трудностям, а также, учитывая постоянное «перевыполнение» плана, и к опозданиям относились лояльно. С не меньшим пониманием относились к перерывам на кофе, наш куратор даже лично проводил до ближайшего Starbucks, тем самым положив начало моей коллекции стаканов с разными вариациями моего имени (за 6 недель я успел получить стаканы с именем: Vlad, Amir, Vladamir, Valdemir, Vladimiu,Valdmir, Vlademirи, самое чудесное, Ladimaire) – построенная из этих стаканов пирамида была искренне названа одним из главных достижений центра за год).

Пять дней в неделю мы должны были трудиться на благо науки в Музее Холокоста, оставшиеся два дня, выходные, можно было посвятить самому себе и поездкам. Путешествовать по США весьма дорого, например, двухчасовой перелет до Бостона и обратно обойдется около 18 тысяч рублей. Однако спасает хороша развитая сеть автобусных маршрутов. Так, поездка на автобусе из Вашингтона в Нью-Йорк стоит около 20-30$ (1200-1800 рублей), что по местным меркам вполне приемлемо (тот же обед в McDonaldsстоит около 10$ (~ 650 рублей). За время стажировки я успел съездить в Балтимор (дважды), в Филадельфию и в Нью-Йорк. Теплые воспоминания о Нью-Йорке у меня остались еще от предыдущей поездки в США, в этот же раз я был не менее впечатлен. Омрачал только факт закрытия Музея Современного Искусства (MOMA), ради которого я так хотел снова в этот город, на реконструкцию на несколько месяцев. Также, на мой взгляд очень портит город площадь Таймс Сквер своими неиссякаемыми горами мусора (такое впечатление у меня осталось еще от зимней поездки, но летом там еще грязнее, наверное, часть мусора зимой прикрывает снег). За два дня я снова успел обойти весь остров Манхэттен с севера на юг и с запада на восток. Наверное, я бы мог рассказывать о том, насколько замечательный город очень долго, но тогда это будет рассказ о Нью-Йорке, а не о стажировке.  

 

Самое запоминающееся в Филадельфии, в которой мне довелось провести несколько 8 часов еще на пути из Москвы в Вашингтон – восьмисотметровая очередь, чтобы сфотографироваться у Колокола независимости. Под палящим солнцем. При температуре на улице 34 градуса. С моей точки зрения, город стоило посетить только «для галочки», так как на деле там делать нечего.

Неожиданное впечатление осталось от Балтимора – бывший крупный промышленный центр Восточного побережья переживает сейчас не лучшие годы. Хотя город и не включается в неофициальный «Ржавый пояс Америки», ситуация в нем схожая. Огромное число предприятий тяжелой промышленности в городе закрылось, население уезжает в тот же Нью-Йорк в поисках лучшей жизни, потому для города вполне типична картина стоящих на расстоянии пары кварталов друг от друга небоскребов с заброшенными домами. При этом местные власти активно стараются изменить облик города, сделав из него локальный исторический и культурный центр. Историческую часть города обозначили линией из расположенных на расстоянии около 5 метров друг от друга кружочков «Heritagewalk» на разных языках, в том числе и на русском, так что в Балтиморе можно порадоваться родному языку на табличке «Наследство Гуляют». Спасибо Гуглу за это. К сожалению, местные музеи пошли по пути музеев Вашингтона – рабочее время музея совпадает с рабочим временем вообще, - так что музей здесь закрываются в 16-17 часов, потому пришлось приезжать в город дважды, чтобы успеть посетить все, что хотел. Впрочем, в городе замечательная набережная – не зря его называют «Внутренний порт» - по которой просто приятно бесцельно гулять. Для меня Балтимор стал настоящим открытием. Городом, в который я бы с удовольствием еще вернулся. 

В целом, наверное, самое ценное, что подарила эта стажировка – это опыт официального и неформального общения с представителями другой культуры и языка. Некоторые формы общения меня до конца стажировки продолжали немного удивлять. Например, я так и не нашел, что ответить на фразу, которую мне говорили в кофейнях на прощание, - «хорошего вам дня, окей?» - ну вот не хочу я, чтобы день у меня был хороший и что теперь? К типичному приветствию «Привет! Как дела?», к которому практически приучают со школы я только к концу стажировки, наконец, полностью привык. В целом же, несмотря на все эти высказывания об «иной» культуре – американская культура очень близка русской, а мировосприятие людей очень схожее. 

 

Первые пять недель стажировки пролетели незаметно, последняя же, по ощущениям, – была дольше предыдущих. Основная часть работы была сделана, источники для собственного исследования найдены и откопированы. Даже как-то резко стало не хватать объемов работы, все-таки до этого за неделю приходилось просматривать десятки дел, а теперь от нас требовалось просмотреть буквально пару дел и наслаждаться последними днями в музее (почти цитата слов нашего куратора). Особо делать уже было нечего. Еще и погода начала портиться – в город пришла осень и привычное, словно московское, серое небо. Уезжать тоже не хотелось, слишком я успел привыкнуть ко всему за неполные полтора месяца и просто было лень тратить на дорогу до дома 20 часов жизни. В последний рабочий день, обсуждая с нашим супервайзером планы на будущее условились еще увидеться в музее, что я считаю вполне возможным. В прошлый раз я приезжал в США с мыслью, что мне еще очень долго не представится возможности побывать здесь. Однако прошло всего три года, и я снова смог приехать в «деревенский» Вашингтон, который мне теперь даже начал нравиться и перестал казаться таким неинтересным. 

За возможность написать этот отчет хочу выразить огромную благодарность Международному центру истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий, в особенности Будницкому Олегу Витальевичу и Новиковой Людмиле Геннадьевне, которые дали мне шанс поехать в Вашингтон. Также хотелось бы поблагодарить тех людей, которые сделали эту прекрасную стажировку таковой: Дэниела Ньюмана, курировавшего мою стажировку, рассказывавшего про места с лучшим кофе в городе и всегда предупреждавшего о появлении бесплатной еды в музее, и Наталию Лазар, за ее неоценимую помощь в моем собственном исследовании и искреннюю отзывчивость при любых возникавших вопросах.