• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Владение языками
английский
Контакты
Телефон:
+7(495) 772-9590 доп. 22781
Электронная почта:
Адрес: М. Ордынка ул., д.17, стр.1, каб. 310
Время присутствия: среда 13:00 - 15:00
Расписание
Резюме (DOC, 38 Кб)
SPIN РИНЦ: 6436-5116
ORCID: 0000-0002-6734-4989
ResearcherID: L-1224-2015
Google Scholar
Руководитель
Вишнякова В. В.
Версия для печати

 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.

Солодкова Ольга Леонидовна

  • Начала работать в НИУ ВШЭ в 2011 году.
  • Научно-педагогический стаж: 42 года.

Образование, учёные степени и учёные звания

  • 2002
    Ученое звание: Доцент
  • 1988
    Кандидат исторических наук: Институт востоковедения АН СССР, специальность 07.00.03 «Всеобщая история», тема диссертации: Католические миссионеры на службе колониальной экспансии европейских стран в Южной Азии в середине ХV1- начале ХVII вв.
  • 1983

    Специалитет: Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы, специальность «История»

Дополнительное образование / Повышение квалификации / Стажировки

 Файл (PDF, 1,82 Мб)

 

Профессиональные интересы

Достижения и поощрения

  • Благодарность Школы востоковедения НИУ ВШЭ (октябрь 2018)
  • Лучший преподаватель – 2016, 2015, 2014, 2012

Учебные курсы (2020/2021 уч. год)

Учебные курсы (2018/2019 уч. год)

Учебные курсы (2017/2018 уч. год)

Учебные курсы (2016/2017 уч. год)

Учебные курсы (2015/2016 уч. год)

Выпускные квалификационные работы студентов

Полный список ВКР

Конференции

I Международная конференция "Процессы глобализации в современной Азии" (Москва). 2019

Доклад: The Use of Socio-Cultural Components as a Marker of China’s Contemporary Advertising Markets22 конгресс исторических наук в Цзинане

23-29.08.2015

Публикации17

статья "Рост христианской общины в Индии и хиндутва"

Автор 34 публикаций, из них 5 методических используемых в педагогической практике

статья "Рост христианской общины в Индии и хиндутва"

Вестник РУДН, серия всеобщая история, М., 2015, №3

Статья "Положение христианских меньшинств в Индии на примере христиан далитов" и принята к печати в «Вестник Литературного инсги•гута им. Л.М.Горького» в 2015 г.

Статья «Роль католической церкви в образовании португальской колониальной империи в Индии в первой половине XVI в.» Вестник РУДН, серия всеобщая история, М., 2012, №3

защитившиеся аспиранты

 

Селиверстова Юлия Андреевна "Образ и стиль китайской женщины в шанхайской культуре  (1920-30-е гг)" защитилась в 2013 г.

Базанова Елена Алексеевна:"Отношение КНР с арабскими странами Ближнего Востока в 1980-2010 гг." защитилась в 2011г.

Нестерова О.А., Солодкова О.Л. Регионоведение в современном вузе: опыт изучения международных коммуникативных стратегий

Аксиологический подход к изучению международных коммуникативных стратегий Советского союза в Индии (НА ОСНОВЕ работ Л.В. МИТРОХИНА)

ВОСТОК (oriens) 2020 № 5

DOI :

Аксиологический подход к изучению международных коммуникативных стратегий Советского союза в Индии

(НА ОСНОВЕ работ Л.В. МИТРОХИНА)

© 2020       О. А. НЕСТЕРОВА a), О. Л. СОЛОДКОВА b)

a)Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»,

Москва, Россия.

ORCID: 0000-0002-3706-8020;

Researcher ID: K-9489-2015 E-mail: onesterova@hse.ru

b) Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»,

Москва, Россия.

ORCID: 0000-0002-6734-4989

Researcher ID: L-1224-2015Olsolodkova@hse.ru,

 

Резюме: В статье проводится анализ основных ценностей и концептов, заложенных в основу взаимодействия России и Индии и отражающих дружеские и партнерские отношения между странами и народами. Условия, в которых формировался российско-индийский дискурс и развивались риторика дружбы и взаимопонимания, идеи братства и взаимопомощи, сходны с условиями сегодняшнего дня, когда происходит реструктуризация и обновление глобального политического и экономического пространства: в статье подчеркивается, что базовые ценности российско-индийского диалога начали формироваться в середине 1950-х гг. и продолжили развитие в 1960–1970-е гг. условиях жесткого противостояния двух мировых военно-политических и социально-экономических блоков США и СССР. На примере исследования документов из личного архива индолога-регионоведа, журналиста и исследователя Л.В. Митрохина показаны способы реализации дружественных коммуникативных сценариев с представителями различных политических и социальных групп Индии. В книге Л.В. Митрохина «Друзья Советского Союза», изданной в Бомбее в 1977 г. и переизданной в Индии в 2020 г. к 75-й годовщине Победы над фашизмом, отражены истоки зарождения и развития дружбы между народами СССР и Индии и начало формирования взаимного позитивного имиджа в массовом сознании («Индийцы и русские – братья» – «Хинди руси бхай бхай»). На основе анализа публикаций и архивных документов Л.В. Митрохина раскрыты особенности его взаимодействия с представителями государственных, политических и интеллектуальных элит Индии, творческих кругов из разных стран, которые ратовали за приоритеты мира и общечеловеческих ценностей. В статье проведен анализ содержания материалов журнала «Soviet Land» и других изданий, в которых отражалась тематика базовых ценностей дружбы и взаимодействия Индии и СССР.

Ключевые слова: глобальный кризис, посткризисное глобальное пространство взаимодействия, международные коммуникативные стратегии, ценности, Индия, СССР, Л.В. Митрохин.

 

AXIOLOGICAL APPROACH TO STUDIES OF THE INTERNATIONAL COMMUNICATIVE STRATEGIES OF THE SOVIET UNION IN INDIA

(BASED ON WORKS OF L.V. MITROKHIN)

© 2020       Olga A. NESTEROVAa); Olga L. SOLODKOVA b)

  1. National Research University Higher School of Economics; Moscow, Russia.

ORCID: 0000-0002-3706-8020;

Researcher ID: K-9489-2015 E-mail: onesterova@hse.ru

 

  1. ) National Research University Higher School of Economics; Moscow, Russia.

ORCID: 0000-0002-6734-4989

Researcher ID: L-1224-2015; Olsolodkova@hse.ru

 

 

Abstract: The article analyzes the core values and concepts in the base of the interaction between Russia and India and reflects friendly and partnering relations between countries and peoples. The conditions under which the Russian-Indian discourse was formed and the rhetoric of friendship and mutual understanding, are similar to the conditions of today, when the restructuring and updating of the global political and economic space takes place. The article emphasizes that the basic values of the Russian-Indian dialogue were formed in the mid-50s and continued to develop in the 1960s and 1970s, during conditions of tough confrontation between the USA and the USSR. This article, on the example of researching documents from the personal archive of an indologist- L.V. Mitrokhin, shows how to implement friendly communicative scenarios with representatives of various political and social groups in India. In the book of L.V. Mitrokhin “Friends of the Soviet Union”, reprinted in India in 2020 on the 75th anniversary of the Victory over fascism, the origins and development of friendship between the peoples of the USSR and India and the beginning of the formation of a mutual positive image in the mass consciousness are shown. On the basis of the the analysis of publications and archive documents L.V. Mitrokhin revealed the features of his interaction with representatives of the state, political and intellectual elites of India, who advocated the priorities of peace and universal values. The article analyzes the content of the materials of the magazine “Soviet Land” and other publications, which reflected the theme of the basic values of friendship and interaction between India and the USSR.

 

Key words: global crisis, post-crisis global space of interaction, international communication strategies, values, India, USSR, L.V. Mitrokhin.

 

В периоды мировых кризисных и посткризисных ситуаций XX в. глобальное информационно-коммуникативное пространство включало различные системы обновленного взаимодействия между странами и регионами, доминирующие ценности которых проявлялись в соответствующей внешнеполитической риторике и строились на отрицании докризисных системообразующих идеологических принципов. Новые ценностные ориентиры и концепты формировались непосредственно в периоды потрясений, какие бы формы они ни принимали: война, революция, финансово-экономический коллапс, природная катастрофа. В настоящее время актуальным является изучение коммуникативных стратегий и внешнеполитических ценностей XX в., которые оказывали позитивное влияние на международные процессы. Целью данной статьи является выявление ценностных доминант взаимодействия СССР и Индии, которые не утратили своего значения и в XXI в.

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ, ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ СОВЕТСКО-ИНДИЙСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В 1960-1970-х ГГ.

Взаимодействие СССР и Индии в 60-70-е гг. XX в. характеризовалось особыми дискурсивными практиками. Аксиологические концепты и коммуникативные стратегии, выработанные аппаратом внешнеполитической пропаганды СССР, до сих пор в модернизированном виде применяются обеими сторонами. Советские идеи мирного сосуществования, взаимопомощи и дружбы народов продолжают находить отклик и поддержку в практике дипломатического, экономического, политического, информационного, научного и иных форм взаимодействия с Индией.

Семидесятилетний опыт межгосударственного общения и межкультурной коммуникации основан на прочном фундаменте взаимного интереса и симпатии. Коммуникативные стратегии дружбы в отношениях между Дели и Москвой в настоящее время выведены на уровень стратегического партнерства. В январе 2020 г. в Дели на международной научной конференции «Ганга–Волга. Диалог цивилизаций», состоявшейся по инициативе Министерства иностранных дел Индии, ведущие ученые, представители государственных структур и дипломатических кругов, обсуждая перспективы дальнейшего сотрудничества, неизменно подчеркивали важность сохранения базовых ценностей для развития инноваций, создания совместных экономических проектов, расширения торговли (в частности, использование речных транспортных систем и создание Международного транспортного коридора Север–Юг (INSTC)). Эти планы возвращают нас к опыту создания в годы Великой отечественной войны транспортного коридора (Индия–Иран–СССР) для поставок оружия и продовольствия. Конференция привлекла внимание СМИ и общественности, которая спустя месяц приветствовала переизданную в честь 75-й годовщины Победы книгу «Друзья Советского Союза» [Mitrokhin, 2020] известного российского индолога Леонида Васильевича Митрохина (1934–2002). Впервые опубликованная в Бомбее [Mitrokhin, 1977] почти четверть века назад, книга, основанная на документах фондов Национального архива Индии и материалах периодической печати 1941–1945 гг., обладает большой ценностью для индийцев, пробуждая историческую память о событиях Второй мировой войны и демонстрируя вклад Индии в победу над фашизмом. По восточно-персидскому маршруту (из Индии через Белуджистан в Восточный Иран) транспортировались большие партии джута, резины, меди, олова и ртути. Рекордными темпами (по 3 мили в день) 30 тысяч индийских мужчин и женщин, используя только кирки и лопаты, построили дорогу, протянувшуюся через четыре высокогорных горных перевала, чтобы помочь братским народам в их борьбе против фашизма. Сквозь типографский шрифт книжных страниц проступают яркие судьбы и характеры простых людей: мужественные индийцы, сопровождавшие и охранявшие бесценные грузы, смело вступавшие в бой с немецкими диверсантами. Сегодня их потомки воспринимают книгу «Друзья Советского Союза» как свидетельство дружбы и солидарности – основных ценностей, объединявших два народа в годы военных испытаний.

Концепт «дружба» в биполярной системе координат («друг–враг», «свой–чужой»), характерной для международной коммуникации XX в., во всех языках мира имеет позитивную коннотацию, предполагает равнозначные двусторонние действия (взаимо-понимание, взаимо-помощь, со- трудничество) и обозначает широкое ценностно-смысловое поле, обусловливающее не только внешний тип дискурса (его номинальное обозначение, официальную риторику и т.д.), но и формирующее мировоззренческие установки позитивного взаимного восприятия («образ друга»), благоприятный имидж как на уровне государственных институций, так и в обществе в целом.

Концепт «дружба» начал формироваться в советско-индийском политическом дискурсе после Бандунгской конференции (апрель 1955 г.) и целенаправленно внедряться в общественное сознание: 21 июня 1955 г. премьер-министр Индии Дж. Неру выступил с речью о дружбе и сотрудничестве на митинге в Москве перед 80-тысячной аудиторией, а затем 18 ноября 1955 г. в Дели более миллиона индийцев восторженно приветствовали Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева в качестве друга Индии. Именно в 50-60-е гг. сложились благоприятные предпосылки для подписания в августе 1971 г. Договора о мире, дружбе и сотрудничестве между странами, и в полной мере аксиология коммуникативной стратегии «дружба» раскрылась в 60–70-е гг. Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева в ноябре 1973 г. встречали с восторгом и беспрецедентным размахом: «Влиятельная газета “The Times of India” отмечала, что “вся нация приветствует г-на Брежнева как верного и испытанного друга”» [Монин, 1980, с. 46].

Ученые рассматривали этот феномен как результат реализации стратегий международного взаимодействия [Karup, 1983; Mackintosh, 1963; Menon, 1963; Mosley, 1960] и исследовали инструменты и технологии внешнеполитической пропаганды [Силина, 2011]. Динамика политических, экономических и культурных отношений Индии и СССР в 60-е–70-е гг. XX в. изучалась в общем контексте целенаправленного развития советской политики в странах Азии [Budhraj, 1973; Imam, 1975; Karup, 1983]. Выявлялась роль ценностных доминант как существенных характеристик процесса эволюции внешней политики СССР и Индии. С.И. Лунёв обращает внимание на параллелизм и схожесть ментальных и ценностно-культурных установок, на «многонациональный и многоконфессиональный состав обеих стран» [Лунёв, 2017, с. 50].

Процесс формирования образа друга (и даже брата: «Индийцы и русские – братья» – «Хинди руси бхай бхай») был уникальным явлением в истории международных отношений XX в. Концепт «дружба» присутствовал не только в официальных документах и публичных текстах, но стал частью межкультурной коммуникации, межличностного и профессионально-делового общения. Реализация дружественных коммуникативных стратегий со стороны СССР осуществлялась с помощью СМИ, целенаправленно ориентированных на зарубежные страны и транслирующих политические и ценностные пропагандистские установки.

Коммуникативные стратегии дружбы в ходе взаимодействия СССР и Индии в посткризисный период (после окончания Второй мировой войны) развивались в период глобального геополитического «передела», когда фундаментом ценностной иерархии военно-политического дискурса США и СССР были «оценка мира как “биполярного” и подход “кто не с нами, тот против нас”» [Лунёв, 2017, с. 26]. Не присоединившейся к военным блокам Индии предстояло сделать выбор в условиях двусторонней агрессивной контрпропаганды, нацеленной на дискредитацию «другого» не только в пределах подконтрольного информационно-политического пространства, но и в других странах. Реализуя собственные экономические и политические интересы в регионе Южной Азии, США и СССР разрабатывали инструментарий влияния, а также внимательно наблюдали за действиями друг друга.

Согласно отчету ЦРУ от 1985 г., опубликованному в журнале «The Economic Times» в 2017 г. и вызвавшего бурную реакция в индийских СМИ [Soviets paid Congress, 2017], СССР предпринимал беспрецедентные по размеру финансовых и интеллектуальных затрат меры для расширения своего политического влияния в регионе Южной Азии, в частности, «организовывал и субсидировал в Индии политическую деятельность по меньшей мере дюжины различных передовых организаций, включая Индо-Советское культурное общество, местный филиал Всемирного совета мира и организацию профессиональных журналистов» [Soviets paid Congress, 2017]. В отчете подчеркивалась высокая эффективность советской контрпропаганды, поставившей «Соединенные Штаты в ситуацию, когда они были вынуждены защищать свои дипломатические и коммерческие позиции в Индии», затрачивая много времени и усилий на опровержение советских статей в индийской прессе. Утверждалось, что некоторые ведущие газеты Индии, такие как «The Times of India», «The Hindustan Times», «The Statesman» и «The Hindu», не перепроверяя и не ставя под сомнение источники информации, зачастую становились рупором советской пропаганды. Со ссылкой на перебежчиков из СССР отмечалось, что «Советы используют от 40 до 50 журналистов в год для размещения материалов, направленных на поддержку правительства Индии и отличающихся антиамериканской направленностью» [Soviets paid Congress, 2017].

Советский Союз создавал специальные информационные центры, перед которыми была поставлена задача формирования позитивного образа СССР (образа друга) в стране (регионе) пребывания. Поскольку информационно-коммуникативное международное пространство 60–70-е гг. XX в. кардинально отличалось от современного по технологическим и структурным параметрам, информация, которая могла бы стать доступной для массовой аудитории, распространялась с помощью печатной продукции (газет, брошюр, журналов, книг), а также кино и радио. Во второй половине XX в. образ друга и концепт «дружба» были достаточно широко представлены на вербальном и визуальном уровнях в различных сферах: от экономики и политики до культуры и образования. После 1971 г. результаты социологических опросов подтвердили эффективность советско-индийского сотрудничества под лозунгом «дружбы великих народов» [Монин, 1980, с. 51].

Формированию позитивного отношения к Советскому Союзу всех слоев общества способствовало использование художественной литературы в качестве инструмента «мягкой силы», основанной на культивировании ценностей культуры. Целевой аудиторией часто выступали дети, которые пронесли яркие воспоминания о русских книгах через всю жизнь. Ценностные доминанты семантического поля концепта «дружба», усиленные позитивным эмоциональным фоном, становились частью позитивного образа друга и закреплялись в коллективной памяти народа, оставляя благоприятное впечатление на долгие годы. Об эффективности использования лингвистических стратегий влияния (распространения литературы в адаптированных переводах на многочисленные языки народов Индии) говорил лауреат премии «Sahitya Akademi» поэт Субодха Саркара, вспоминая «океан русской литературы на бенгальском», который позволил ему в юности ознакомиться с историей и культурой России [Данилкин, 2018].

В рамках внешнеполитической пропаганды СССР осознание важности языка при трансляции научных знаний, представлений об образе жизни и мировоззренческих приоритетах сыграло большую роль в конструировании нового информационно-коммуникативного пространства через систему образования и просвещения. В 1974–1976 гг. русский язык становится в Индии вторым по популярности после английского и преподается в более чем 50-ти индийских университетах и научных учреждениях в рамках образовательных программ и курсов [Russian…, 1976]. Растущий интерес к освоению русского языка отмечали многие исследователи [Chand, 1978].

В целях пропаганды и создания привлекательного имиджа в журнале «Soviet Land» преувеличивались реальные успехи СССР в экономике и социальном развитии. Позиционируя себя как друга, СССР выстраивал такую коммуникативную систему, в идеологии которой ключевые ценностные понятия не воспринимались бы стороной-реципиентом в качестве ложных или двусмысленных. Идеологический аппарат КПСС обращал большое внимание на изучение менталитета индийских государственных, политических и экономических элит, с целью эффективного использования вербальных и визуальных маркеров в различных контекстах для трансляции доминирующих ценностей и передачи информации. Например, тщательно разрабатывалась система аргументации (обоснование целей и мотивов) официально декларируемой и фактически осуществляемой дружеской экономической помощи. Одной из установок для пропагандистов в СМИ являлся тезис: «В Советском Союзе нет класса или группы людей, способных нажиться на сотрудничестве с Индией; при этом в материалах не изображать из себя бессребреников, что здесь плохо понимается, или благодетелей, что вызывает раздражение (курсив наш – О.Н., О.С.)» [Аналитическая справка, 1984, с. 6]. Партийные отделы пропаганды и контрпропаганды в СССР внимательно изучали реакцию местных СМИ, официальных лиц и массовой аудитории на различные факты советско-индийского взаимодействия, и разрабатывали рекомендации. Во время визита первого заместителя Председателя Совета Министров СССР И.В. Архипова в апреле 1983 г. было опубликовано свыше 16 тысяч статей, комментариев и других информационных материалов на английском и национальных языках «с положительными оценками развития двустороннего сотрудничества» [Аналитическая справка, 1984, с. 1].

Эмоционально окрашенный «образ друга» выражал главную интенцию: мы (СССР) хотим реальной дружбы и взаимовыгодного сотрудничества; мы строим новый мир, преодолевая трудности, и искренне готовы помогать своим друзьям, развивать молодую государственность в Индии. Этот посыл находит яркое выражение в статьях, опубликованных в одной из центральных газет Индии «The Hindustan Times» о сотрудничестве в сфере производства бокситов и о строительстве алюминиевого завода в штате Андхра Прадеш [Nair, 1984, p. 23]. Журнал «Soviet Land» размещает репортажи о строительстве сталелитейных комбинатов в Бокаро и в Бхилаи, а также о возведении дамбы Тери (высокогорной гидроэлектростанции). В публикуемых материалах СССР не претендовал на роль «большого брата» или «сильного покровителя»: акцент ставился на равноправной дружбе и взаимной выгоде.

Использование в международном политическом дискурсе концептов, вокруг которых было сформировано однозначно позитивное оценочное поле (друг, брат, помощь и т.д.), постепенно становилось не только частью системы идеологического влияния, но и одним из принципов регионоведческой методологии и коммуникативной практики, в которую с обеих сторон были включены дипломаты, деятели культуры, ученые, журналисты.

Ценностные доминанты исследовательской и публицистической деятельности индолога Л.В. Митрохина

Целенаправленная внешнеполитическая пропаганда усилилась с апреля 1961 г., когда было создано Агентство печати «Новости». В числе сотрудников Главной редакции Азии АПН и отделений Информцентра в Индии образ друга в информационном пространстве 60-70-х гг. создавал и журналист-индолог Л.В. Митрохин, работавший в Дели советником по контрпропаганде Посольства СССР и заместителем заведующего Информцентра АПН в 1964–1969 гг. и 1974–1979 гг. Он принадлежал к той когорте высокопрофессиональных советских журналистов, результаты деятельности которых причиняли много хлопот американским специалистам по внешнеполитической контрпропаганде.

Творческое наследие Л.В. Митрохина включает 14 книг (сборники архивных документов с комментариями, труды научно-популярного и культурно-просветительского характера, а также общественно-политической направленности, три из которых были изданы на восьми иностранных языках) и 62 статьи; в его архиве содержится свыше тысячи листов переписки с индийскими друзьями и коллегами, более ста информационно-публицистических источников (в том числе микрофильмов, слайдов, фотографий и т.д.), рукописи сценариев документальных и научно-популярных фильмов. Архивные документы Л.В. Митрохина, а также собранные в его личной библиотеке подшивки газет и журналов того времени, брошюры, книги других авторов, изданные как на русском, так и на многих языках Индии, высвечивают основные стратегические направления внешнеполитической пропаганды СССР и выявляют основные тематико-семантические поля концепта «дружба» – доминирующей ценности советско-индийских отношений.

Стратегически важной была деятельность по освещению вопросов культуры и межкультурного взаимодействия в книгах и брошюрах, в журнале «Soviet Land», где в 1974 – 1979 гг. Л.В. Митрохин, будучи выпускающим редактором, акцентировал внимание на социокультурном развитии СССР и успешности индо-советской межкультурной коммуникации, в которой ключевым выступало слово «Friend» [Mitrokhin, 1972; Mitrokhin, 1977]. Л.В. Митрохин рассматривал дружбу не только как элемент политической риторики, но, прежде всего, как ценностный концепт межличностной коммуникации и культурных стратегий, основанных на его личном интересе к языкам, истории и культуре Индии.

На страницах журнала «Soviet Land» раскрывалось богатое культурное наследие народов СССР и Индии, которое в качестве «мягкой силы» формировало содержание, ценностную основу и эмоциональный фон межкультурного диалога. Журнал изобиловал примерами сохранения культурных ценностей. Колоритные и выразительные иллюстрации способствовали визуализации образа друга – образа простого труженика, жизненные проблемы, радости и стремления которого были понятны и близки индийским читателям. Статьи из серии «Наш среднеазиатский дневник» Л.В. Митрохина и Девендры Каушика посвящены описанию жизни простого человека: они повествуют о буднях советских колхозников в Таджикистане, о смешанных браках, о программах изучения языка хинди в республике [Mitrokhin, Kaushik, 1974 (1)]; о выступлении популярного индийского дуэта игры на ситаре совместно с народным артистом Советского Союза Батыром Закировым [Mitrokhin, Kaushik, 1974 (3)]; о судьбе простого парня из таджикского кишлака Бободжане Гафурове, ставшего академиком и возглавившим Институт востоковедения АН СССР [Mitrokhin, 1974]; о введении в строй завода про производству паровых двигателей [Mitrokhin, Kaushik, 1974 (4)]; о деятельности Советско-Индийского общества по культурным связям [Mitrokhin, Kaushik, 1974 (2)]. В этих статьях, с одной стороны, подчеркивается общность индийской и среднеазиатской культур, сходство их ценностных основ и идеалов, этико-эстетических традиций, а с другой – демонстрируются социальные достижения СССР, открывшие широкие возможности для самореализации человека, независимо от его социального статуса, национальности и материального положения. Особенности целевой аудитории учитывались в полной мере: образы и сюжеты, выражающие идею дружбы, были понятны и близки и колхозникам из Средней Азии, и простым индийским читателям.

Тематика, способы подачи и интерпретации информационных и публицистических материалов, ориентированных на представителей интеллектуальных кругов Индии, были другими: освещались актуальные общемировые и региональные проблемы, волновавшие представителей политических и культурных элит обеих стран. Примером тому является публикация переписки Николая Рериха и Рабиндраната Тагора [Mitrokhin, 1991 (3)], в которой известные деятели культуры обсуждают угрозу фашизма и способы сохранения мира. Связанный узами дружбы с семьей Николая Рериха, Л.В. Митрохин, получив доступ к переписке Е.И. Рерих с президентом США Франклином Делано Рузвельтом 1934–1936 гг., тщательно изучил и прокомментировал письма, полные патетики и иносказательности, проникнутые заботой о судьбах человечества и мыслями о сохранении мира перед надвигающейся Второй мировой войной [Mitrokhin, 1982].

Для СССР и Индии борьба с международным империализмом и с последствиями колониализма была в равной степени важна и оправдана сходством социально-политического и исторического опыта. Тема социальной несправедливости и народного страдания, одинаково понимаемая обеими сторонами, явилась эмоциональной и ценностной базой для формирования дружественных коммуникативных практик. Многочисленные сопоставления, аналогии и сравнения в области историко-культурного, политического и экономического развития, которые нашли свое отражение в публикациях как в России, так и в Индии (и которые мы обнаруживаем в документах архива Л.В. Митрохина) можно рассматривать как один из наиболее часто встречающихся приемов создания образа друга в рамках советско-индийской коммуникации того периода.

Ценностно-идеологическая система координат биполярного послевоенного мира не допускала «пустот» нейтрального отношения к происходящим глобальным событиям и предполагала наличие неизбежной дихотомии: «мы–они», «свои–чужие», «друг–враг». В становлении дружественной коммуникации между СССР и Индия сыграл существенную роль второй полюс этой дихотомии: наличие (обнаружение) общего врага способствовало сближению и взаимопониманию обеих стран.

Руководство национального архива Индии предоставило Л.В. Митрохину возможность исследовать шесть томов агентурных донесений английской разведки о так называемом «большевистском вторжении», о том, что движение Сатьяграха, возглавляемое Ганди, «активно поддерживалось извне» [Mitrokhin, Raykov, 1974, p. 8], а вовсе не являлось реакцией на закон Роялетта, рост цен и увеличение налогового гнета. Л.В. Митрохин пишет статью о трагедии в Амритсаре [Mitrokhin, Raykov, 1974]. Изучив малоизвестные документы, свидетельствующие о попытках Великобритании вмешаться в ситуацию в Советском Туркестане в 1917–1918 гг., журналист опубликовал статьи о действиях англичан в Средней Азии, Иране [Mitrokhin, Raykov, 1987] и Афганистане [Mitrokhin, Raykov, 1986], выявив их стремление изолировать эти страны от коммунистической идеологии. Следующим шагом была публикация уникальных документов о расстреле 26-ти бакинских комиссаров [Mitrokhin, Raykov, 1985]. Источниковедческий анализ деятельности британской разведки позволил Л.В. Митрохину наглядно показать, каким образом и с помощью каких действий экспедиция Н.К. Рериха в Тибет была поставлена британскими эмиссарами на грань гибели [Mitrokhin, 1982 (1); Mitrokhin, 1982 (2)]. Образ общего врага (британского империализма), благодаря исследованиям, документально подтверждающим враждебные и деструктивные действия, укоренился в общественном сознании и выступил объединяющим и сближающим фактором.

Несмотря на то, что с середины XX в. пропагандистское противостояние между двумя мировыми державами США и СССР усиливалось, а выбор средств информационного воздействия не всегда соотносился с высокими нормами нравственности и идеалами справедливости (само понятие «пропаганда» все чаще отождествлялось с психологической войной и манипулированием массовым сознанием), Л.В. Митрохин придерживался в своей деятельности принципов объективности и, судя по архивным записям и публикациям, главным нравственным и ценностным приоритетом считал работу с первоисточниками и поиск неопровержимых доказательств для реконструкции исторических событий.

Носителями базовых политических и международных ценностей для массовой аудитории Индии 60–70-е гг. XX в. выступали лидеры взаимодействующих государств. Как правило, в зеркале средств массовой информации и в различных пропагандистских материалах эти люди идеализировались и воспринимались как символы сотрудничества и дружбы. Яркие и впечатляющие образы государственных деятелей, героев национально-освободительного движения, борцов с английским колониализмом – явление международного дискурса, выражающее новые ценности и идеалы глобального развития. Каждая памятная дата становилась поводом для создания нового номера журнала (например, специализированный выпуск к 100-летию со дня рождения Джавахарлала Неру [Mitrokhin, 1989]). На русском языке в Москве и на английском в Дели вышла в свет коллективная монография [Джавахарлал Неру, 1989]. Публикации в советской прессе подкреплялись статьями в индийских газетах [Mitrokhin, 1995].

В 70-е годы ХX в. (начало разрядки международной напряженности) журнал «Soviet Land» пропагандировал идеи дружбы и мирного сосуществования. В Индии с воодушевлением восприняли миролюбивые заявления советских лидеров. В архиве Л.В. Митрохина находится письмо (сентябрь 1974 г.) от поэта Нияза Хайдера с традиционным поэтическим приветствием на языке урду в честь визита Л.И. Брежнева в Индию, где автор выражает восторженные представления о мире, основанном на ценностях и идеалах дружбы:

«Не сложно сделать мир собранием друзей,

В котором только счастье и достаток,

В бокале плещет, не кончается вино

В том мире, где свободно и тепло,

Залито светом, цветом и покоем!»

                                                                                                 [Letter, 1974].

Важной миссией советских журналистов-международников было внедрение в массовое сознание постулатов марксистско-ленинской идеологии и освещение деятельности организаций и лидеров мирового коммунистического и национально-освободительного движения. Л.В. Митрохин изучал истоки этого движения в Индии, обращая особое внимание на связи с Коминтерном. Работая в архивах, встречаясь с такими известными политическими деятелями, как Раджа Махендра Пратап и Хариндранатх Чаттопадхаи, он заинтересовался широким кругом контактов индийских националистов с Коминтерном и с коммунистической партией Советского Союза. И Раджа Махендра Пратап, и Хариндранатх Чаттопадхаи имели тесные связи с партией «Гадар», созданной в США выходцами из крестьян и военных Пенджаба. Остро нуждаясь в идеологической и материальной поддержке, партия развивала контакты с Коминтерном и Советской Россией. Л.В. Митрохин писал: «Члены партии достаточно быстро поняли, на кого они могут полагаться в своей борьбе за новый порядок» и поменяли лозунги и требования [Mitrokhin, Raykov, 1973, c. 45]. Встречи Л.В. Митрохина с Раджой Махендрой Пратапом, одним из немногих индийцев, встречавшемся с В.И Лениным, вылились в многолетнюю и плодотворную дружбу [Mitrokhin, 1968] и именно его деятельности как друга СССР Л.В. Митрохин посвятил целую главу «Индия открывает СССР» в своей книге «Индия: вступая в век ХХI» [Митрохин, 1987]. О своих визитах в СССР и опыте совместной антифашистской деятельности в интервью Л.В. Митрохину для газеты «National Herald» с воодушевлением рассказывал лидер НОД Хариндранатх Чаттопадхаи [Митрохин, 1977].

Продуманная внешнеполитическая риторика СССР, позволявшая налаживать дружественную коммуникацию с представителями различных партий, движений и организаций, избегая вмешательства в их внутренние взаимоотношения и разногласия, была достаточно эффективной в развивающихся странах, которые воспринимали СССР как своего союзника в борьбе за освобождение от колониального гнета. Практика поддержания и сохранения дружеских связей с лидерами национально-освободительного движения, многие из которых в дальнейшем вошли в правящую партийную верхушку государств, освободившихся от колониальной зависимости, продолжалась десятилетиями.

В условиях нарастания современного глобального экономического кризиса обостряются противоречия между странами, и они будут усиливаться пропорционально потерям человеческих и финансово-экономических ресурсов. Это находит отражение во внешнеполитической риторике лидеров мирового сообщества. Грядущие перемены связаны с системными трансформациями мирового экономического и политического пространства и перегруппировкой доминирующих сил. Обратившись к опыту российско-индийского взаимодействия в XX и XXI в., на примере изучения творчества индолога Л.В. Митрохина, деятельность которого отражает основные коммуникативные сценарии, применяемые СССР в области развития международных отношений, в частности, в регионе Южной Азии, мы попытались раскрыть важность развития конструктивного диалога, ценностей сотрудничества и взаимопонимания для формирования новых посткризисных дискурсивных пространств. Взаимодействие России и Индии – стран, существенно различающихся уровнем политического и экономического развития, социальной системой и культурным кодом, – демонстрирует действенность и универсальность диалога в системе базовых ценностей, выражающих жизненно важные интересы человечества.

Список литературы / References

Аналитическая справка. О советско-индийском экономическом, торговом и научно-техническом сотрудничестве. АПН. № 604/д от 20.01.1984. Личный архив Л.В. Митрохина [Analytical Information. About Soviet-Indian Economic, Trade and Scientific and Technical cooperation. APN. No. 604/d, 20.01.1984. Personal Archive of Mitrokhin L.V. (in Russian)].

Данилкин Л. Наследство из Калькутты. Россия участвует в главной книжной ярмарке Индии. Российская газета. № 7494 (31) [Электронный ресурс]. [Danilkin L. Legacy from Calcutta. Russia Participates in India's Main Book Fair. Rossiyskaya gazeta. No. 7494 (31) (in Russian)]. Available at: https://rg.ru/2018/02/12/na-knizhnoj-vystavke-v-indii-delegacii-iz-rf-udelili-osoboe-vnimanie.html

Джавахарлал Неру. Воспоминания и исследования. Под ред. Комарова Э.Н. и Митрохина Л.В., там же статья Митрохина Л.В. «Роль Неру в становлении советско-индийских отношений». М.: Наука, 1989. [Jawaharlal Nehru. Reminiscences. Eds: Komarov, E.N., Mitrokhin L.V. New Delhi, Sterling Publishers. 204 p. Russian Edition: Komarov, E.N., Mitrokhin, L.V. (Eds.) (1989). Dzhavakharlal Neru. Vospominaniya i issledovaniya [Memoirs and Research]. Мoscow: Nauka Publ., 1989. 204 p. (in Russian)].

Лунёв С. И. Советско-индийские отношения (1955–1971): Рождение дружбы // Вестник МГИМО-Университета. 2017. № 2(53). С. 24–51. DOI 10.24833/2071-8160-2017-2-53-24-51 [Lounev, S.I. Soviet-Indian Relations (1955–1971): The Birth of a Friendship. MGIMO Review of International Relations. 2017. No. 2(53), pp. 24–51 (in Russian)].

Митрохин ЛВ. Индия: вступая в век ХХI. М., Политиздат, 1987, 477 с. [Mitrokhin, L.V. Indiya: vstupaya v vek ХХI [India: Entering a New ХХI century]. Мoscow: Politizdat, 1987. 477 p. (in Russian)].

Монин С. М. Советско-индийские отношения в 70-х годах. Вопросы истории, 1980. № 2. С. 40–51. [Monin, S.M. Sovetsko-indiyskie otnosheniya v 70-kh godakh [The Soviet-Indian Relations in the 1970th]. Voprosy istorii. 1980. No. 2, pp. 40–51 (in Russian)].

Силина Л.В. Внешнеполитическая пропаганда в СССР в 1945–1985 гг. (по материалам отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)–КПСС). М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. [Silina, L.V. Soviet International Propaganda in the USSR in 1945–1985th]. Мoscow: Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya Publ., 2011. 208 p. (in Russian)].

Budhraj, V.S. Soviet Russia and the Hindustan Sub-Continent. Bombay, 1973, 296 p.

Chand A. Bibliography of Indo-Soviet Relations 1947–77. A book of readings with selected abstracts. New Delhi. Sterling Publishers PVT LTD, 1978, 152 p.

Imam, Zafar Ideology and Reality in Soviet Policy in Asia: Indo-Soviet Relations 1947–60. Delhi, 1975, 260 p.

Karup, K.D. Soviet Strategy in South Asia, New Delhi, 1983, 315 p.

Letter from Niaz Hyder to Mitrokhin L., 18.09.1974. Personal Archive of Mitrokhin L.V.

Mackintosh, J.M. Strategy and Tactics of Soviet Foreign Policy. London: Oxford University Press, 1963, 332 p.

Menon, K.P.S. The flying Troika. London: Oxford University Press, 1963, 330  p.

Mitrokhin L. An evening with Raja Mahendra Pratap. Soviet Land. 1968. No. 8. Pp.19–23.

Mitrokhin L. Lenin: A Friend of the Eastern Peoples. Soviet Review, 18 April, 1972. Pp. 32–34.

Mitrokhin L.  Bobojan Gafurov – leading soviet orientalist. Soviet Land, New Delhi, 1974. No.10. Pp.23–25.

Mitrokhin L. Harindranatth Chattopadhayaya – the poet of man. National Herald, May 22. 1977. Pp. 23–25.

Mitrokhin L. (1) Crime in the Himalayas. Soviet Land. 1982. No. 14. Pp. 16–19;

Mitrokhin L. (2) Crime in the Himalayas. Soviet Land. 1982. No. 16. Pp. 25–26.

Mitrokhin L. Letters from Helen Roerich [to President] D. D. Roosevelt. Soviet life. 1982. Pp.18–21.

Mitrokhin L. Jawaharlal Nehru, India and the Spanish War. Soviet Land. 1989. No. 11. Pp. 52–53.

Mitrokhin L. Nikolai Roerich and Rabindranath Tagore (history of correspondence). Soviet Land, New Delhi. 1991. No.6. Pp. 29–31.

Mitrokhin L. Russia remembers Nehru. National Herald, New Delhi, 19.11.1995.

Mitrokhin, L.V. Friends of the Soviet Union. India’s Solidarity with the USSR during the Second World War in 1941–1945. Bombay. 1977. 276 p.

Mitrokhin, L.V. Friends of the Soviet Union. India’s Solidarity with the USSR during the Second World War in 1941–1945. Chennai. 2020. 276 p.

Mitrokhin L. Kaushik D. (1) “From Our Central Asian Travel Diary”: The hindi-speaking peasants in the Hissar valley. Soviet Land. New Delhi. 1974. No. 5. Pp. 30–34.

Mitrokhin L. Kaushik D. (2) Friendship house in Alma-Ata. Soviet Land. New Delhi. 1974. No.11. Pp. 32–34.

Mitrokhin L. Kaushik D. (3) Sitar-e-Moxabbat. Soviet Land. New Delhi. 1974. No.5. Pp.32–34.

Mitrokhin L. Kaushik D. (4) Visit to Alma-Ata heavy engineering plant. Soviet Land. New Delhi. 1974. No.9. Pp. 22–25.

Mitrokhin L. Raykov A. Impact of October revolution on the “Ghadar” party. Soviet review. 1973. No. 26. Pp.43–51.

Mitrokhin L. Raykov A.  Recalling the grim tragedy of Amritsar. Soviet Land. 1974, no. 7, pp. 8–10.

Mitrokhin L. Raykov A. The collapse of operation “Malmiss”. Soviet Land. 1985. No. 21. Pp. 18–20.

Mitrokhin L. Raykov A. The failure of operation “Dansterforce”. Soviet Land. 1986. No. 22. Pp. 16–19.

Mitrokhin L. Raykov A. Miscalculation of British spy Bailey. Soviet Land. 1987. No. 20. Pp. 25–27.

Mosley P.E. Kremlin and World Politics. New York: Vintage Books. 1960. 568 p.

Nair S.V. Soviet help for Indian metallurgy. The Hindustan Times. 1984. February, 8. P. 23.

Russian – Second Most Popular Foreign Language in India. Sajit, November, 1976, p.16.

Soviets paid Congress, CPI, CPI-M members even in Rajiv Gandhi era: CIA. The Economic Times. 30.01.2017. https://economictimes.indiatimes.com/news/politics-and-nation/soviets-paid-congress-cpi-cpi-m-members-even-in-rajiv-gandhi-era-cia/articleshow/56874849.cms?utm_source=contentofinterest&utm_medium=text&utm_campaign=cppst (accessed: 04.09.2020).

 

Информация об авторах / Information about the authors

Нестерова Ольга Александровна, доктор философских наук, профессор департамента зарубежного регионоведения, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия.

Солодкова Ольга Леонидовна, кандидат исторических наук, доцент департамента зарубежного регионоведения, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия.

Olga A. Nesterova, Professor: School of International Regional Studies, National Research University Higher School of Economics; Moscow, Russia.

Olga L. Solodkova, Associate Professor: School of International Regional Studies, National Research University Higher School of Economics; Moscow, Russia.

В 2021 г. планируется переиздание книги Л.В. Митрохина «Друзья Советского Союза» на тамильском языке.

Партия «Гадар» («бунт» – в переводе с урду) выступала за свержение колониального режима в Индии.

«Коммуникативные стратегии в Индо-советских отношениях в 60-х – 70-х годах ХХ века (на примере деятельности лауреата премии Неру Митрохина Л. В.)»

УДК 327.57

Olga A. Nesterova

National Research University – Higher School of Economics

Moscow, Russian Federation

Olga l. Solodkova

National Research University – Higher School of Economics

Moscow, Russian Federation

 

Коммуникативные стратегии в индо-советских отношениях в 60-х – 70-х годах ХХ века (на примере деятельности лауреата премии Неру           Митрохина Л.В.)

 

Аннотация: В статье представлены результаты изучения коммуникативной стратегии «Дружба», ко­торая была заложена в основу сотрудничества Индии и России, стабильно и плодотворно развивавшегося на протяжении последних 70-ти лет. Исследуя период 60-70-х гг. XX в., когда формировались и активно развивались основные формы сотрудничества между странами в области экономики, политики и культуры, авторы рассматривают процесс формирования в общественном сознании позитивного и устойчивого образа Друга как уникальное явление не только в рамках индо-советских взаимодействий, но и в целом – в истории международных отношений XX в. Концепт «дружба» был широко представлен в официальных документах Индии и СССР и стал частью межкультурной коммуникации, проявляясь в межличностном и профессионально-деловом общении. На основе изучения библиографии индо-советских отношений за тридцатилетний период (с 1947 по 1977 г.), авторы выявили тематические доминанты и жанровое разнообразие журналистских и научных публикаций; осуществили попытку их классификации. В статье подчеркивается большая роль СМИ в развитии индо-советских отношений и формировании имиджей двух стран во взаимном восприятии. Авторы исследуют уникальный феномен внедрения в картину мира взаимодействующих народов основных идей и концептов официальной пропаганды через творчество журналистов и их личные коммуникативные практики. На примере деятельности советского индолога Л. В. Митрохина, лауреата Международной премии им. Дж. Неру (1985 г.), более десяти лет проработавшего в Индии и хорошо знавшего и любившего ее языки и культуры, авторы статьи изучают особенности коммуникативного опыта публициста и исследователя и его методы реализации стратегии «Дружба» не только в газетно-журнальных и научных публикациях, но и в сфере межличностного общения.

Ключевые слова: концепция дружбы, международная журналистика, коммуникативные стратегии, образ Индии, Л.В. Митрохин, журналист-востоковед, пропаганда.

В данной научной работе использованы результаты проекта «Коммуникативные стратегии и практики российско-индийского взаимодействия второй половины XX века», выполненного в рамках программы исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ в 2019 году. This work/article is an output of a research project “Friendly communication strategies in Indo-Soviet relations in the second part of the 20th century”, implemented as part of the Individual Research Program of the School of World economy and International Affairs at National Research University – Higher School of Economics.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ИЗМЕНЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ В СОВРЕМЕННОЙ ИНДИИ

История современного индийского государства насчитывает чуть более 70 лет и это небольшой срок, в сравнении с историей индийской цивилизации, насчитывающей несколько тысячелетий и заслуженно относящейся к одной из древнейших в мире. Республика Индия – это молодое государство, где продолжается процесс формирования политической и государственных систем управления и современного социума, и одновременно сохраняются и живут уходящие в глубь веков религиозные и культурные традиции. Бхаратия Джаната парти (далее БДП), захватившая лидерство на политической арене Индии последние двадцать лет, ставит перед собой грандиозные задачи по модернизации страны и превращение ее в третью экономику мира, что требует мобилизации и единства всего индийского общества. Как отмечают российские политологи Поцелуев С.П. и Цибенко С.Н «Национальная мобилизация – это не стихийный социальный процесс, а организованное политическое движение, основные условия которого – первичная сеть принадлежности к различным сообществам (протонациональные привязанности), идентификация символического противника (врага) нации, а также определение характера нации как идеала мобилизуемой массы.»[ Поцелуев С.П., Цибенко С.Н., 2019, C.23] Для реализации задачи по достижению национального единства и мобилизации индийского общества, правящие элиты в Индии стремятся утвердить определённые интерпретации исторических событий как доминирующие, используют методы управления, которые можно характеризовать как  «историческую политику».

Историческая политика используется во всех странах мира, отличаясь только степенью глубины. Историческая память народов корректируется, исходя из современных тенденций развития общества, меняется мифология, другие акторы становятся примером для подражания, корректируется оценка исторических событий, соотносясь с нормами современной морали. На политической арене Индии ХХ1 века появились новые силы, произошла смена лидера, для которого формирование коллективной памяти, становится особенно актуальным. В современной Индии, с ее лингвистическим и культурным разнообразием, для популяризации своих идей и планов, реализация которых требует больших усилий и поддержки населения, правящие элиты страны используют историю и историческую политику как арену борьбы с политическим противником. Как отмечает профессор Вяземский Е.Е.: «Политическое управление ... в мировой практике рассматривается в русле «исторической политики». Под «исторической политикой» в международной практике понимаются интерпретации истории, избранные по политическим мотивам, и попытки убедить общественность в правильности такой интерпретации.»[Вяземский Е.Е., 2011, C.92] В современной Индии история становится полем политических баталий между двумя крупнейшими политическими партиями: Бхаратия Джаната Парти и Индийским Национальным Конгрессом (далее ИНК). С приходом к власти в Индии БДП, главного антагониста и соперника ИНКа на парламентских выборах, правящими структурами стала проводиться историческая политика, с использованием новых практик по регулированию коллективной памяти. Новым политическим лидерам было необходимо создать для себя комфортные интерпретации спорных исторических событий, когда сторонники правящей партии выглядели бы более привлекательно в глазах общества. Чаще всего эти интерпретации связаны с утверждением положений новой идеологии, с активными попытками сделать эти положения доминирующими в массовом сознании. По мнению российского политолога Ачкасова В.А. «политическое использование прошлого в дискурсе властных элит необходимо для решения конкретных актуальных задач, но оно всегда подчинено логике легитимации проводимого элитами политического курса.»[ Ачкасов В.А., 2018, C.19] Для современной Индии, где к власти пришла новая политическая сила, ориентированная на принципиально иные исторические скрепы,  такая политика является абсолютно необходимой.

       Задача по мобилизации нации, стоящая перед правительством Нарендры Моди, реализуется правящими элитами, как организованное политическое националистическое движение с определенной идеологической программой. Это движение проповедует индуистский национализм, и опирается на внушительную поддержку индийского общества. В качестве основы такой идеологии предпринимается попытка использовать «Хиндутву», основная цель которой, создать особую индуистскую идентичность, первичная принадлежность к которой связана прежде всего не с конкретными божествами, а только с нацией. Такой примат нации придает огромную гибкость индусского националистическому движению и «религиозная вера начинает играть значительную роль только в случае, когда это требуют стратегии мобилизации» [ Khan S., Svensson T, Jogdand A., Liu J., 2017, C.498] отмечают немецкие политологи С. Хан, Т. Свенсон, А. Джордан и Д. Лью. Необходимость адаптировать социальных устои и общественную мысль к современным условиям и задачам, которые стоят перед обществом, стимулирует процессы, которые в определенном смысле можно назвать реформацией индуизма. Истоки этого процесса лежат в  трансформации индийской религиозной мысли 40-50-х годов ХХ века, когда стала формироваться концепция индусской  нации, причем ее наиболее радикальная часть – хиндутва, индусский коммунализм или возрожденчество. Этот процесс религиозного объединения совпал с процессом образования индийской нации по западному образцу.

            Британское правление в Индии, по мнению российского индолога Смирнова М.Г., имело особую политику «распределения сфер влияния между различными группами индийского общества. Так индусы составляли в своем большинстве низший чиновничий аппарат в Британской колонии, а мусульмане, вторая по численности религиозная община в Индии, в силу своих военных способностей…, составляли прослойку «лендлордов», а также низший состав колониальных войск.» [Смирнов М.Г., 2004, C.98] Великобритания всегда играла на противоречиях крупнейших религиозных общин своей колониальной империи, пытаясь раздробить и ослабить национально-освободительное движение. Помимо общего для всех социальных групп индийского движения за освобождение от колониального ига, распространялся религиозный национализм, как индусский, так и мусульманский. «После получения Индией независимости ведущие позиции в политике и экономике заняли индусы как наследники британского аппарата управления. Именно они захватили инициативу в освободительном движении, а, следовательно, позднее оказались на ключевых постах в государстве. Поэтому изначально было заложено противостояние между индусами и мусульманами в подходе к идее национального государства (раздел Индии на Индию и два Пакистана), которое впоследствии углубилось.» [Смирнов М.Г., 2004, C.98]

Индийский Национальный Конгресс, под руководством семьи Неру-Ганди опирался прежде всего на светские идеалы национального единства. Первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, выступавший за светское государство и терпимость к мусульманам, считал, что «называть индийскую культуру индуистской – это полное заблуждение».[Nerhu J.,1946, C.582] Эта точка зрения была главенствующей в период создания индийской государственности, но помимо светских идей национального единства в Индии активно распространялся религиозный национализм, причем по обе стороны индо-мусульманского разрыва.

Теория индуистского религиозного национализма или индуистской национальной государственности, которая продолжает служить руководством для индуистских националистических движений, была сформулирована Винаяком Дамадаром Саваркаром еще в 30 годы ХХ века в его идеологическом манифесте « Хиндутва : кто такой индуист»? [Savarkar, V.D.,1928] и в книге «Мы, или наша нация» [Golwalkar, M. S.,1939], написанной Мадхавом Садашивом Голвалкаром. Эти работы стали руководством для деятельности националистических индуистских организаций таких, как «Раштрия сваямсевак сангх» «Rashtriya Swayamsevak Sangh» (далее РСС). Эта организация принадлежит к группе индуистских националистических организаций «Сангх паривар».

            Помимо создания теории индуистского государства Винаяк Саваркар одновременно являлся одним из основоположников концепции двух наций, причем второй нацией, противостоящей «индуистской», являлась «мусульманская нация», а не западноевропейская. Этот раскол в движении за независимость привел к чудовищным последствиям, когда менее чем через полгода после того, как Индия завоевала независимость от британцев, Махандас Карамчандра Ганди был убит, членом РСС Натхурамом Годзе. Индуистские националистические организации после убийства Ганди на несколько десятилетий ушли в тень, однако продолжили свою деятельность. Создание светского государства ослабило, но не уничтожило индуистский религиозный национализм, а с приходом к власти БДП в стране начался процесс его возрождения. «Сангх паривар», РСС сумели расширить свое влияние, нарастить численность своих членов и кратно увеличить число своих сторонников. Нарендра Моди и руководство БДП ставит перед собой задачу сформировать новую национальную идентичность в соответствии со своими религиозными взглядами, полагая, что Индии прежде всего является нацией индусов. Секуляризм объявляется западным конструктом, подвергается критике и осмеянию. В этом контексте, разработка идей Хиндутвы – индусскости, становится основой для поиска общенациональной идеи, попыткой отделить истинно индийское от наносного, найти новых героев, которые бы стали примером и вдохновляли для решения современных задач. Нарендра Моди и правящая Бхаратия Джаната Парти, используя административные и финансовые ресурсы государства стремятся утвердить определенные интерпретации исторических событий, как доминирующие.

Основные идеи хиндутвы, «индусскость», национальная идентификация тесно связаны с образом жизни и культурой, рожденной на индийской почве. Доисламское и доколониальное индуистское прошлое идеализируется, приобретает ореол благостного и истинного. Его достижения широко пропагандируется в СМИ, на телевидении, в интернете, в университетах и школах. Обращение к исторической памяти свободной от исламского и западного влияния становится для индийцев отражением национальных амбиций и поиском своего места в современном мире.

В январе 2018 года агентство Рейтер сообщило, что по поручению Нарендры Моди был создан специальный комитет из 14 ученых историков и членов правительства, основной задачей которого, по словам его председателя К.Н. Дикшита, должен стать отчет, который поможет правительству переписать некоторые аспекты древней истории. Он также добавил, что «необходимо подтвердить, что индийская цивилизация насчитывает многие тысячи лет. Это поможет подкрепить два основных положения:   реальность событий, описанных в индуистских текстах, и то, что сегодняшние индуисты являются потомками и наследниками тех времен.»[ Jain R., Lassenter T. 2018] Министр культуры Махеш Шарма, подтвердил в интервью, что работа группы является частью более крупных планов по пересмотру истории Индии, [ Jain R., Lassenter T. 2018] и выразил надежду, что выводы исторического комитета найдут свое отражение в школьных учебниках и академических исследованиях. Как отметил Пракаш Джавадекар, министр по развитию человеческих ресурсов: «Наше правительство - первое, у которого хватило смелости поставить под сомнение существующую версию истории, которую преподают в школах и колледжах».

[ Jain R., Lassenter T. 2018] Один из руководителей РСС, глава отдела исторических исследований Балмукунд Панди заявил, что «пришло время восстановить былую славу Индии, признав, что древние индуистские тексты - это факт, а не миф», а индийцы, «должны принять свою общую родословную как часть Бхарат Мата, или Матери Индии».

[ Jain R., Lassenter T. 2018]. Эти заявления свидетельствуют о стремлении скорректировать ряд устоявшихся, подтвержденных исторической наукой знаний, сформировать новое представление о великом индуистском прошлом. Попытки изменить традиционное историческое знание, подогнать его под желаемый результат связаны обычно с кризисами идентичности. «При этом пережитая и передаваемая из поколения в поколение история служила и служит сегодня, всего лишь, «сырьем» для конструирования «подлинной» истории нации, формирования «образа древности» столь важного для любого национального самосознания.[Ачкасов В.А.,2018, C.20] Индуистским националистам и высокопоставленным деятелям БДП, важно доказать  исключительность индийской цивилизации,  автохтонность ее населения, исключить идею ее возникновения в результате массовой миграции. Они считают, что история Индии делится на три периода: индуистский, мусульманский и колониальный, что является серьезным изменением в подходе к периодизации индийской истории. Индуистский период (до прихода мусульманских и колониальных завоевателей) становится золотым веком индийской истории и начинает активно приукрашиваться. Для последователей «Хиндутвы» история становится ключом к чувству национальной идентичности, принадлежности к достижениям великого прошлого, основанием для великих свершений завтрашнего дня. Усилия по продвижению идеи о великой индуистской нации находят отклик у широких слоев населения Индии, что позволило БДП в 2019 году получить большинство на выборах 2 раза подряд (56,7% от общего числа голосовавших), при этом усиливая напряженность между индуистским большинством и мусульманским меньшинством.

           Новая правящая элита нуждается также в популярном и харизматичном лидере недавнего прошлого, связанного с борьбой с британским господством. Найти такую фигуру непросто. Большинство великих борцов Индии с колониальным режимом были членами ИНКа, а представители БДП стали  главенствующей силой на политической арене Индии не так давно, что вынуждает их либо «приватизировать» лидеров прошлого, либо попытаться заменить их альтернативными историческими героями. Примером такой «приватизации» является создание культа Валлабхаи Сардара Пателя (1875 – 1950), заместителя премьер-министра Индии, министра внутренних дел, министра информации и радиовещания, а также министра по делам княжеств. Отвечавший в правительстве Неру за объединение княжеств, Патель настоял на роспуске палаты князей, после чего работал напрямую с каждым княжеством в отдельности, вынуждая их либо объединиться с соседями, либо образовать отдельные провинции. Он действовал решительно и быстро, жестко, по отношению к несговорчивым, не останавливался перед насилием для достижения результата. Его действия привели к интеграции 562 княжеств в Индийский Союз. Яркая личность, умение быстро принимать решения, успешные действия, направленные на объединение страны, сделали Валлабхаи Сардара Пателя основным кандидатом на роль альтернативного лидера национально-освободительного движения. Патель всегда был известной и уважаемой политической фигурой, претендовавшей на пост премьер-министра в первом правительстве независимой Индии, рано ушедшей из политики по состоянию здоровья. Патель был одним из создателей Конституции Индии и за свои заслуги перед страной был удостоен звания Сардар (лидер, вождь). Он работал вместе с Неру, у них были разногласия по ряду вопросов, но никогда не был его антагонистом. Однако для лидеров БДП, его достижения по объединению страны и отсутствие симпатий к социализму в противовес Неру, сделали его основным претендентом на «нового» альтернативного героя прошлого, который отвечает тем задачам, которые стоят перед страной в настоящее время. С приходом к власти БДП, жизни и деятельности Валлабхаи Сардара Пателя стали уделять огромное внимание, его популярность начала резко расти. Бхаратия Джаната Парти, отодвинув Индийский Национальный Конгресс от власти, сумела предложить индийскому социуму «нового» героя, «приватизировав» его из рядов лидеров ИНКа. Премьер-министр Нарендра Моди, отмечая 144 годовщину со дня рождения своего земляка из Гуджарата, написал в twitter, что «Жизнь Сардара Пателя стала путем беспредельной храбрости, преданности делу и служения Родине. Он настоящий архитектор современной Индии» [Modi N., 2014]. День рождения Пателя является государственным праздником и отмечается как Раштрия Экта Дивас, День национальной интеграции. Не случайно, что именно образ Валлабхаи Сардара Пателя был использован для монумента Единства – самой высокой статуи в мире.

Исторически сложилось, что Индийский Национальный Конгресс, более пятидесяти лет, стоявший у руля молодой индийской государственности, выступает основным противником БДП на выборах, и лидеры БДП вынуждены искать ошибки в деятельности своих оппонентов не только в настоящем, но и в прошлом, покушаясь на авторитет исторических лидеров ИНКа. В прессе активно дискутируются ошибки и просчеты первых руководителей страны. Если Махатма Ганди фактически продолжает оставаться официальным лицом вне критики, то первые руководители страны, такие как Джавахарлал Неру и Индира Ганди, Раджив Ганди, правительство Манмохан Сингха подвергаются ей все чаще и чаще. Критика лидеров и руководителей ИНКа, жизнь и деятельность которых пришлась на первые годы существования индийского государства, идет постоянным рефреном в прессе и далеко не всегда этот процесс сопровождается реальной дискуссией. Хотя ИНК остается крупнейшей политической партией Индии, ее положение усложняется тем, что правление политической династии Неру - Ганди постепенно подходит к концу. Рахул Ганди подал в отставку, признав свою ответственность за унизительное поражение ИНКа на парламентских выборах в 2019 году, где партия показала худший результат за историю голосований, получив лишь 44 места в парламенте. В семье Неру-Ганди нет сейчас перспективных претендентов на руководство в ИНКе и перед партией стоит сложная проблема поиска новых лидеров.

           На фоне политического ослабления ИНКа, лидер БДП Нарендра Моди заявляет о намерениях построить «новую Индию» без Индийского Национального Конгресса.

Это непростая задача, даже ослабленный ИНК – это партия, стоявшая у руля страны почти 50 лет, и большинство ее лидеров являются отцами основателями индийской государственности и героями борьбы национально-освободительного движения.

Именно с их деятельностью связаны основные достижения Республики Индии в первые годы независимости. Это вынуждает БДП более активно критиковать лидеров ИНКа и

предпринимать попытки, направленные на ослабление их авторитета, и найти, в противовес им, другие привлекательные исторические фигуры. Причем правительство Моди и его команда оказываются в достаточно сложной ситуации, поскольку им приходится бороться с уже сложившейся исторической мифологией.

Коллективная память индийского социума во многом держится на памяти о героической борьбе против колониализма, на памяти становления молодого индийской государственности, и первых шагах независимой Индии, во главе которой на протяжении нескольких десятилетий стояла семья Неру-Ганди. БДП, находящаяся у власти второй срок подряд, пытается внести изменения в коллективную память, оставить свой устойчивый след в массовом сознании. Каждая памятная дата, затрагивающая вопросы формирования индийской государственности, становится поводом для широкого обсуждения в прессе. Памятные даты, связанные с разделом колониальной Индии на два доминиона, с годовщиной китайско-индийского конфликта 1960-1962 гг. – все эти болезненные события становятся поводом для широкого обсуждения в СМИ.

Особенно жарко в проправительственной прессе обсуждаются события, оставившие тяжелый след в памяти социума, а их последствия можно оценить неоднозначно. В качестве примера можно привести острую критику  позиции Джавахарлала Неру  и его  ‘Forward Policy’«Политика продвижения вперед», в результате которой Индия и Китай пришли к вооруженному конфликту.[ Venu G. N. 2020] Прошло почти 60 лет, а болезненное военное поражение Индии до сих пор вызывает много вопросов. Неурегулированность границ между Индией и Тибетом привела в острому вооруженному противостоянию между социалистическим Китаем и недавно созданной республикой Индия. Спор разгорелся из-за двух пограничных участков: в северо-восточной части Кашмира (Аксайчин, сравнительно небольшой – 518 км2) и второго участка (более значительного – около 700 км длинной) в штате Аруначал Прадеш. В ходе вооруженного конфликта индийские потери составили почти 6,5 тысяч человек, фактически полностью была разгромлена 4 пехотная дивизия, сложилась линия так называемого фактического контроля. Индийцы до сих пор включают Аксайчин в карты, как часть исторической области Ладакх.  Военная катастрофа, которая произошла в ноябре 1962 года, вызывает крайне болезненную реакцию в индийском сообществе и не удивительно, что традиционные соперники ИНКа регулярно к ней возвращаются. Основная причина катастрофического поражения Индии в этом конфликте видится им прежде всего в недальновидной внешней политике Джавахарла Неру.

           Не последнюю роль в дискуссиях играет то, что материалы об этих событиях, содержащиеся в отчете двух крупных индийских военачальников Хендерсона Брукса и Преминдра Сингха Бхагата «Henderson Brooks-Bhagat report» остаются засекреченными уже более полувека. Правительства, сформированные ИНКом, и правительства, сформированные БДП, так и не решились его опубликовать, считая, что содержащаяся в нем информация будет слишком болезненной для индийского общества.

            Однако австралийский журналист Невилл Максвелл в марте 2014 года разместил первый том «Henderson Brooks-Bhagat report» на своем сайте, и выпустил книгу, посвященную Индо-Китайской войне 1960-1962 гг., которая базировалась на документах первого тома знаменитого отчета.[ Maxwell N., 2014] Дискуссия во многом базируется на материалах, опубликованных Максвеллом, и на достаточно противоречивых мемуарах бригадного генерала Далви [Dalvi, J. P., 1968], участника событий 1962 года. Обе книги были запрещены в Индии сразу после публикации.

            Несмотря на отсутствие широкой и подтвержденной документальной базы, в индийской прессе продолжается активная полемика на тему причин Индо-Китайского вооруженного конфликта, ошибок политического и военного руководства того времени, действий и назначений, сделанных Джавахарлалом Неру. В частности, используется аргумент, что из-за непонимания Неру реальной ситуации в регионе, индийцы сами спровоцировали конфликт с китайцами и не последнюю роль в этом сыграла «Политика продвижения вперед». Штаб армии в Дели в ноябре 1961 года приказал восточному и западному командованию создать большое количество новых форпостов и начать их патрулирование на спорных территориях, что спровоцировало китайцев на ответные меры и привело к горячей фазе войны. Жесткой критике подвергается назначение Бриджа Мохана Кауля, не имевшего боевого опыта, командовать 4 пехотной дивизией, которая была полностью разгромлена в 1962 г.  в ходе военной операции китайцев, и на которого перекладывается ответственность за просчеты индийского военного командования.

Неру также традиционно обвиняют в идеалистической вере в принципы мирного сосуществования «панча шила» и в непонимании сложившейся в горах реальной ситуации. Хотя, судя по опубликованным страницам дневника посла Индии в Китае Дж. Партасарати, премьер-министр Индии крайне настороженно относился к Китаю и считал, что Пекин «сознательно встал на анти-индийскую позицию"[Pubby M. 2010] и обвинять его в идеализме достаточно сложно. В нашу задачу не входит оценка аргументации сторон, можно только констатировать, что обсуждения в прессе проходят не столько с целью выяснить истину, сколько направлены на ослабление имиджа Неру, пытаясь переложить на него ответственность, что проблема границ в регионе так и не была решена, а Индия с КНР с завидной регулярностью оказываются на грани нового вооруженного конфликта.

Ярким примером использования методов исторической политики становится создание монументов и объектов религиозного поклонения, которые проходят под патронатом правящей Бхаратии Джаната парти. По мнению профессора Европейского университета в Санкт Петербурге. А.И. Миллера речь может идти о коммеморации – «то есть о сооружении памятников и музеев, об отмечании на государственном или местном уровне, как особо значимых, определенных событий прошлого, об акцентировании внимания на одних сюжетах истории и замалчивании или маргинализации других»

[ Миллер А.И., 2009, C.7]  В современной Индии, коммеморация наглядно проявляется в строительстве мемориалов и памятников колоссальных размеров. Строительство монументальных скульптур требует огромных затрат и невозможно без государственной помощи, решение о том, кто достоин быть увековечен носит обычно политический характер и сильную пропагандистскую составляющую.  Монументальная скульптура обращена к массовому зрителю и приобретает особое значение во времена общественного подъема, призвана выражать в себе актуальные идеи, стоящие перед страной. В этом контексте даже названия этих огромных памятных комплексов Индии говорят сами за себя: статуя Единства, статуя Равенства, статуя Веры. Эти монументы одновременно становятся символами единства, равенства и веры, так необходимых для мобилизации нации.

          Символом единства стала и, даже видна из космоса, скульптура Валлабхаи Сардара Пателя. Фигура, высотой 183 метра (вместе с постаментом 240 м), была открыта в октябре 2018 года. Строительство памятника Пателю, курировалось БДП, как с использованием административных и финансовых ресурсов государства, так и организуя сбор средств и пожертвований частных лиц. Руководство страны проводило широкую кампанию в прессе в поддержку строительства памятника Пателю, внесшего большой вклад в образование современного индийского государства, и, объединившего индийские княжества под руководством Индийского Союза. «Единство в разнообразии является основой нашей идентичности»[ Modi N., 2019], заявил премьер-министр Моди на открытии памятника Пателю, осыпая его лепестками цветов, как бы подтверждая, что скульптура является материальным свидетельством успешного исторического прошлого, ставшего основой для формирования современной национальной идентичности, материальным подтверждением победившего единства индийской нации. В этом контексте, события прошлого, связанные с деятельностью Сардара Пателя, приобретают вневременной характер, приобретают политический смысл в настоящем, становятся частью «истории нации», а огромный мемориал Пателя выступает как материализация «нового» отца нации, сумевшего достичь значимых успехов в объединении страны.

         Не менее важной в планах по строительству монументальных скульптур является Статуя равенства. В Мумбаи, штат Махараштра, планируется построить статую Бхимрао Амбедкару - одному из главных авторов индийской конституции и борцу за права неприкасаемых. Скульптура превысит высоту 137, 3 метра. Еще одним символом межкастового равенства стал монумент индуистскому вайшнавскому теологу, проповеднику и философу Раманудже в Хайдерабаде (66 метров - самым высокая в мире фигура сидящего человека). Считается, что живший в 11 веке Рамануджа выказывал необычный для той эпохи либеральный взгляд на касты.

       Символами религиозного возрождения являются скульптуры индуистских божеств, строительство которых разворачивается по всей стране. Не ограничившись постройкой 37 метровой фигуры Шивы в Карнатике, в городе Натхдвара, в северо-западном штате Раджастхан строится Статуя Веры. Новая скульптура Шивы, держащего ритуальный трезубец, без постамента составит 106 метров. Недалеко от мифической Айодхьи уже построен грандиозный бюст Адийоги Шивы, ставший самым высоким в мире бюстом из металла - 34 метра высотой.

         В штате Уттар-Прадеш в городе Файзабад (Айодхья), идет строительство статуи Рамы, седьмой аватары бога Вишну, культ которого характерен для последователей  вайшнавизма. Планируется, что статуя будет высотой 221 метр. Преподаватель университета в Киле Шалини Шарма отмечает, что «Рама был бы королем только небольшого королевства, не более чем сноской в ​​истории, если бы он был исторической фигурой», но как мифологическая фигура, и аватара Вишну, он «тем не менее стал воплощением долга и добродетели.»[ Sharma S., 2019] Не имеет решающего значения кому посвящены эти огромные скульптурные комплексы, реальным историческим фигурам или мифологическим персонажам индийской истории. Монументальная скульптура огромного размера, возвышающаяся высоко над землей, превращает свой персонаж в образ, в миф, а обыденное сознание, сотканное из мифов, формирует для себя новую реальность. «Миф завладевает внутренним миром человека, программирует его и управляет человеком, помещая его в особую мифологическую реальность. ... Вместо критического восприятия исторического материала происходит эмоциональное вживание в миф» [Стариков А.Г., 2009, C.235] Возникает чувство сопричастности к этим героям, как к реальным, так и мифическим.

        Важную смысловую нагрузку несет в себе строящийся мемориал Чхатрапати-Шиваджи, национального героя Индии, заложенный недалеко от Мумбаи. Этот грандиозный памятник посвящен великому герою Индии, борцу против империи Великих Моголов и мусульманского владычества. Для будущей самой высокой конной скульптуры в мире насыпали искусственный остров, ее высота превысит 212 метров. Факт, что монумент, был заложен в декабре 2016 года премьер-министром Нарендрой Моди, является знаковым. Памятник великому герою, успешно боровшемуся с империей Великих Моголов, символизирует победу над тысячелетним мусульманским господством, победу индуизма над исламом.

         Каждый из этих огромных монументов несет в себе определенный смысл. Формируется новый пантеон героев. Мифологические герои из Рамаяны, великие боги, борцы за единство страны, борцы за равенство в вере, борцы против мусульманских завоевателей вырастают как огромный лес новых защитников и героев по всей Индии.

Огромные фигуры героев и богов, праздники им посвященные, служат связующим звеном между прошлым и будущим, рождают чувство сопричастности к великой истории, как реальной, так и мифической. Чувство принадлежности в великой цивилизации, родства с великими героями объединяет и мобилизует современный социум для решения амбициозных задач, которые ставит перед индийским народом Нарендра Моди и БДП.

             Правительство БДП, не только решают социально-экономические задачи, стоящие перед страной, но и пытаются использовать свои победы на двух парламентских выборах подряд, поддержать свою популярность, активно использует историческую политику. Правящая элита страны предпринимает серьезные усилия для изменения историческую памяти социума. История становится ареной борьбы с политическими противниками. В проправительственных СМИ, завязываются дискуссии и обсуждаются исторические события, вызывающие особую рефлексию в современном индийском сообществе. Идет процесс переоценки вклада лидеров национально-освободительного движения в создание современного индийского государства, вносятся изменения в учебники истории. Меняется мифология, на первый план выходят новые исторические акторы. От того, как долго БДП удастся сохранять политическое лидерство в стране, и ,сможет ли ИНК восстановить свою популярность и влияние, будет зависеть как глубоко эти изменения закрепятся в исторической памяти индийского социума.          

 

Данная работа подготовлена при грантовой поддержке факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ в 2020 году.

 

Список литературы и источников

 

  1. Ачкасов В.А Национальная идентичность как исторический нарратив // Политика и правовое государство, 2018, 10- С.19-26

 

  1. Вяземский Е.Е. «Историческая политика государства, историческая память и содержание школьного курса истории России» //Проблемы современного образования, 2011, 6, С.89-97
  2. Курныкин О.Ю. Политика памяти в Индии и формирование имиджа страны//Дневник Алтайской школы политических исследований Барнаул, N35, 2019, C 129-134
  3. Миллер А.И. Россия: власть и история//, 3-4, 2009 .6-24
  4. Поцелуев С.П., Цибенко С.Н. Феномен национальной мобилизации: уточнение концепта//Ars Administrandi (Искусство управления) 2019, Т.11, No1, С.1-23
  5. Смирнов М. Г. Идеология хиндутвы и ее двойственность // Вестник Чел.ГУ. 2004. No1. С.97-110 URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ideologiya-hindutvy-i-ee-dvoystvennost (дата обращения: 14.09.2020)
  6. Стариков А.Г. Мифотворчество как метод формирования массового сознания Вестник ДГТУ, Гуманитарные науки 2009. Т9. No4(43) С.234-245

 

  1. Черешнева, М.С. Лед и пламень: Патель и Неру. Роль учеников Ганди в становлении независимой Индии / М.С. Черешнева // Научные ведомости Бел.ГУ. Сер. История. Политология. - 2018. - Т.45, №4.-С. 660-664.
  2. Dalvi, John P. (1968). Himalayan blunder; the curtain-raiser to the Sino-Indian war of 1962 (1st ed.). Bombay, India: Thacker. (506 pages)
  3. Jain R., Lassenter T. By rewriting history, Hindu nationalists aim to assert their dominance over India//Reuters, Filed March 6, 2018 https://www.reuters.com/article/us-india-modi-culture-specialreport-idUSKCN1GI170 (accessed: 11.10.2020).

 

  1. Khan S., Svensson T., Jogdand A., Liu J.Lessons From the Past for the Future: The Definition and Mobilisation of Hindu Nationhood by the Hindu Nationalist Movement of India Journal of Social and Political Psychology 2017, Vol. 5(2), 477–511

 

  1. Pubby M. Don't believe in Hindi-Chini bhai-bhai, Nehru told envoy, The Indian Express: New Delhi, 22. 01. 2010 http://archive.indianexpress.com/news/dont-believe-in-hindichini-bhaibhai-nehru-told-envoy/570332/ (accessed: 04.10.2020).

 

  1. Maxwell N.‘China's Borders: Settlements and Conflicts: Selected Papers’, Newcastle upon Tyne: Cambridge Scholars Publishing, 2014. xiv+289 pp.

 

  1. Modi N. Sardar Patel is architect of modern India: twitter Updated: Oct 31, 2014, 11:36 IST https://twitter.com/narendramodi/status/528000953987780608 (accessed: 04.09.2020).

 

  1. Nerhu J. The discovery of India Oxford University press, Delhi, New York, (1946) p.582

 

 

  1. Shancar J. P. ‘Why It Is ImperativeThat Indians Come to Know What Happened in 1962’, The Wire 05/Jun/2020 https://thewire.in/security/china-india-1962-war-henderson-brooks-bhagat-report дата обращения 7.09 2020
  2. Sharma S. India: how some Hindu nationalists are rewriting caste history in the name of decolonization , The Conversation, May 9, 2019 https://translate.google.com/translate?hl=ru&sl=en&u=https://theconversation.com/india-how-some-hindu-nationalists-are-rewriting-caste-history-in-the-name-of-decolonisation-114133&prev=search&pto=aue (accessed: 06.10.2020).

 

  1. ‘Unity in diversity is our identity’, says PM Modi on Patel’s 144th birth anniversary Hidnustan Times, New Delhi,https://www.hindustantimes.com/india-news/pm-modi-pays-tribute-to-sardar-patel-at-statue-of-unity-in-gujarat/story-TWCXfQKgt2mXBoMQk6p09K.html  (accessed: 08.10.2020).

 

  1. Venu Gopal Narayanan How Nehru’s ‘Forward Policy’ Worked And Its Lessons Look From The Vantage Point Of 2020 //Swarajya Jun 9, 2020 https://swarajyamag.com/ideas/how-nehrus-forward-policy-and-its-lessons-look-from-the-vantage-point-of-2020 (accessed: 08.10.2020).

 

 

 

 

 
 

 

Опыт работы

с 2007 г.- НИУ ВШЭ


Карьера

Поступила на работу в качестве ассистента на кафедру всеобщей истории УДН им.П.Лумумбы в 1988 году.

1999 - 2011 – доцент кафедры Всеобщей истории факультета гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов. Несколько лет являлась членом ученого совета социальных и гуманитарных наук РУДН. 

Читала следующие лекционные курсы:

История  Древнего Востока

История  средневековой Азии

Культура восточных цивилизаций

Генезис восточных цивилизаций

История бизнеса в странах Востока

История социально-экономического развития стран Азии

История нового и новейшего времени стран Азии

 Стаж педагогической работы в вузах составляет 25 лет. Совокупный стаж научно-педагогической работы составляет 22 года.

Расписание занятий на сегодня

Полное расписание

Семинар «Внешняя социально-гуманитарная политика Индии»

В рамках регулярного научного семинара факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ «Международная социально-гуманитарная политика в контексте мировых трансформаций» 8 октября 2020 г. состоялась дискуссия по проблемам политики Индии в рассматриваемой области.

Диалог о партнерстве после пандемии - Россия и Индия

09 июля 2020 года прошла видеоконференция с участием Его Превосходительств г-на Д. Б. Венкатеша Вармы, посла Индии в России, и Его Превосходительства г-на Николая Кудашева, посла России в Индии. 
В мероприятии приняли участие 76 человек: представители правящей партии Индии, ведущие индийские ученые и российские специалисты. От российской стороны выступили руководитель центра Индийских исследований (ИВАН РФ) Шаумян Татьяна Львовна и руководитель секции Южной Азии департамента зарубежного регионоведения Солодкова Ольга Леонидовна (НИУ ВШЭ). Состоялся обмен мнений на тему влияния пандемии короновируса на развитие политических, экономических и культурных связей России и республики Индии.

Участие доцента департамента зарубежного регионоведения О.Л. Солодковой в первой совместной российско-индийской конференции «Ганга-Волга. Диалог цивилизаций»

С 23 по 26 января по инициативе Министерства иностранных дел Индии состоялась первая совместная российско-индийская конференция «Ганга-Волга. Диалог цивилизаций», которая прошла при помощи Dr. Syama Prasad Mookerjee Research Foundation.

«Восточно-западный диалог» в Школе Востоковедения

20 декабря 2019 года в рамках одного из основных научных направлений Школы Востоковедения «Восточно-западный диалог: культурное, религиозное и социальное измерения» прошел Круглый стол «Коммуникативные стратегии Запада и перцепция западной культуры в Азии в новое и новейшее время».

Круглый стол «Асимметрическая Глобализация, Антиглобализация, Альт-Глобализация»

Департамент зарубежного регионоведения НИУ ВШЭ совместно со Школой востоковедения провели круглый стол по теме «Асимметрическая Глобализация, Антиглобализация, Альт-Глобализация», где ключевым спикером выступил господин Даян Джаятиллека, доктор политических наук, Чрезвычайный и Полномочный Посол Демократической Социалистической Республики Шри Ланка в Российской Федерации.

Доцент Департамента Зарубежного Регионоведения НИУ ВШЭ, Ольга Леонидовна Солодкова о политических новостях Индии: "Индийцы выросли из идей Махатмы Ганди"

В интервью телеканалу "МИР 24" Ольга Леонидовна Солодкова руководитель секции исследований Южной Азии прокомментирола последние события в Индии.

HSE Launches India Corner at the School of Asian Studies

On March 19, 2019, HSE hosted a launch ceremony for its new India Corner, which is housed in the School of Asian Studies and will serve as an open space for dialogue and collaboration with regard to Russia-India relations. The Corner will host cultural and scientific events related to the modern development of India, as well as open business seminars between Russia and India.

Юбилей Ольги Леонидовны Солодковой

17 июля юбилей Ольги Солодковой, доцента Школы востоковедения.