• A
  • A
  • A
  • ABC
  • ABC
  • ABC
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Regular version of the site

News

Extramural School ‘Forced Labour during WWII: Analysis of Documents and Exchange of International Experiences’

From October 1 – 7th, 2015, HSE students and graduates in history participated in an extramural school headed by Professor Oleg Budnitsky on ‘Forced Labour during WWII: Analysis of Documents and International Exchange of Experience’ in Berlin, Germany.

<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Тринадцать студентов и выпускников образовательной программы &laquo;История&raquo; - стажеров-исследователей Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий, а также участников научно-учебной группы &laquo;Социальная история Второй мировой войны&raquo; приняли участие в выездной школе под руководством директора Центра профессора Олега Витальевича Будницкого &laquo;Принудительный труд в годы Второй мировой войны: анализ документов и обмен международным опытом&raquo;, проходившей в Берлине (Германия). Школа прошла при финансовой поддержке Фонда им. Ф. Эберта. Организационную поддержку мероприятию оказывали заместитель директора Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий Людмила Геннадьевна Новикова, референт по вопросам истории и гражданского общества Фонда им. Ф. Эберта Вера Сергеевна Дубина и менеджер программы Ирина Витте.</span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;"><br />&nbsp; &nbsp; &nbsp;Привлечение миллионов людей к принудительному труду во время Второй мировой войны было одним из важных признаков трудовой политики национал-социализма как в самой Германии, так и на оккупированных немцами территориях. Понятие &laquo;работник, выполняющий принудительный труд&raquo; охватывает множество групп, различающихся по характеру трудовых отношений, статусу и способу набора на работу, социальному положению, правовым основаниям занятости, а также длительности и обстоятельствам трудовых отношений. В различных странах до сих пор используются самые разные определения принудительного труда &ndash; от подневольных работ в похожих на концентрационные лагерях до принуждения к работе с выплатой небольших пособий местными биржами труда. Основными задачами выездной школы стали осмысление феномена массового использования национал-социалистами принудительного труда в военный период; знакомство с документами и памятниками, сохранившими индивидуальную и коллективную память жертв политики Третьего рейха; изучение опыта конструирования политики памяти в современной Германии и опыта организации музейного пространства как пространства памяти.<br /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Первым пунктом программы стало посещение информационно-выставочного центра &laquo;Топография террора&raquo; (нем. Topographie des Terrors), проект которого существует в Берлине с 1987 года, когда в полуразрушенных подвалах гестапо открыли выставку о преступлениях нацистов. В 2010 году для центра было построено специальное здание, расположившееся на месте бывших штаб-квартиры тайной государственной полиции &ndash; гестапо, гестаповской тюрьмы и, начиная с 1939 года, &ndash; штаб-квартиры имперской службы безопасности. Мы посетили основную экспозицию музея, занимающую внушительную площадь &ndash; 800 кв. м. Она рассказывает о центральных институтах и учреждениях СС, о полиции Третьего рейха и устройстве системы государственного насилия во время нацистского режима. Однако центральное место в экспозиции занимает не только изображение системы террора, но и рассказ о его жертвах и различных группах жертв. Кроме того, в информационно-выставочный центр входит документационный центр &laquo;Подневольный труд в период национал-социализма&raquo;, расположенный на территории сохранившейся &laquo;исторической застройки&raquo; &ndash; жилых бараков бывшего лагеря для &laquo;лиц подневольного труда Шёневайде GBI-Lager 75/76&raquo;. Возникновение и развитие этого центра тесно связаны с изменениями отношения к прошлому в немецком обществе &mdash; c денацификацией и &laquo;проработкой прошлого&raquo;, его переосмыслением (нем. Geschichtsaufarbeitung, Vergangenheitsbew&auml;ltigung). Начавшись с юридических мероприятий этот процесс стал важнейшей частью национальной и культурной самоидентификации современных немцев.<br /><br /><img id="227::163818803" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079357409/100_7357.JPG" alt="" width="700" height="525" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Продолжая наше &laquo;топографическое&raquo; исследование мы отправились на север по Вильгельмштрассе &ndash; &laquo;министерской улице&raquo;, ставшей палимпсестом общественно-политической жизни Германии двух прошлых веков. Целью нашего маршрута был расположившийся между Бранденбургскими воротами и элементами бункера бывшего руководства нацистской Германии Мемориал памяти убитых евреев Европы. Идея создания в Берлине центрального мемориала в память о Холокосте зазвучала в кругах общественности в конце 80-х годов, а после объединения Германии получила свое конкретное пространственное решение &ndash; правительство отвело территорию под строительство монумента там, где еще недавно пролегала мертвая зона пограничной полосы вдоль Берлинской стены. Спроектированное нью-йоркским архитектором Питером Айзенманом пространство из более чем 2 700 серых плит представляет собой масштабный символ безымянной человеческой трагедии. Как и другие мемориалы жертвам национал-социализма (цыганам, гомосексуалистам, жертвам программы Т-4), которые мы успели посетить, Мемориал памяти убитых евреев стал частью современной городской среды, вторгся в структуры повседневности, отражая живую память настоящего о прошлом.<br /><br /><img id="227::163820153" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079357611/100_7364.JPG" alt="" width="700" height="525" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Заключительным мероприятием первого дня стал семинар, организованный для участников школы фондом &laquo;Память, ответственность, будущее&raquo; (&laquo;Erinnerung, Verantwortung und Zukunft&raquo;, &laquo;EVZ&raquo;). Фонд был учрежден в 2000 году прежде всего для выплаты компенсаций бывшим подневольным работникам, которая завершилась в 2007 году. Темой обсуждения стали задачи, которые ставит перед собой фонд в настоящее время, а именно поддержка различных проектов, направленных на преодоление последствий принудительного труда при национал-социализме. В Европе этот процесс по-прежнему находится на различных стадиях развития. В Германии и в бывших оккупированных национал-социалистским режимом странах или их государствах-преемниках кроме того существуют и иные группы жертв политики национал-социализма, еще не нашедшие должного места в соответствующей культуре исторической памяти. Данные группы в Германии часто обозначаются понятием &laquo;забытые&raquo; жертвы национал-социализма. В ходе презентации работы фонда мы получили возможность узнать о тех конкретных действиях, которые предпринимаются в настоящее время для поддержки людей, ставших жертвами социально-экономической политики национал-социализма.</span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;"><br />&nbsp; &nbsp; &nbsp;Одним из центральных событий второго дня школы стало посещение музея &laquo;Берлин-Карлсхорст&raquo;, расположенного на историческом месте капитуляции вермахта в ночь с 8 на 9 мая 1945 года. В послевоенный период нынешнее здание музея использовалось в качестве резиденций Советской военной администрации в Германии, в 1967 году в нем был открыт советский музей капитуляции, который существовал до 1994 года. В настоящее время музей является единственным двусторонним учреждением, которое курируется одновременно Германией и Россией. В этой связи музей уникален своей концепцией презентации войны на Восточном фронте с учетом обеих точек зрения. Точки зрения в данном случае &ndash; это различные способы говорить о войне. В рамках одного музея таким образом представлены разные истории войны &ndash; политическая и социальная, коллективная и личная. В музее представлено большое количество современного интерактивного материала &ndash; фотографий, видеозаписей, инсталляций. Но также в экспозицию вошли и экспонаты бывшего советского музея капитуляции &ndash; например, диорама изображающая взятие советскими солдатами Рейхстага.<br /><br /><img id="227::163820112" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079357570/DSC_0970.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; <br /><br />&nbsp; &nbsp; &nbsp; Во второй половине дня нас ждало посещение еще одного музея, а именно берлинского Еврейского музея, посвященного почти двум тысячелетиям немецко-еврейской истории. Музей имеет впечатляющую конструкцию, выполненную в том же стиле (деконструктивизм), что и Мемориал памяти убитых евреев Европы. Музей состоит из двух зданий: старого барочного здания Коллегиенхауса (суда прусского двора, а затем &mdash; Высшего суда Берлина) и зигзагообразного нового здания архитектора Даниэля Либескинда. Видимого фасадного соединения между зданиями нет, они соединены через подземный этаж. Однако в Еврейский музей нет не только входа &ndash; его цинковый фасад с хаотическими узкими оконными прорезями-амбразурами выстроен так, что по нему невозможно понять, сколько внутри этажей и вообще есть ли они. Зайдя внутрь мы обнаружили, что и внутренне пространство музея не менее трудночитаемо по сравнению со знакомой нам классической моделью музея. Пол расположен под наклоном, а стены и переходы нарочито ассиметричны, что создает легкое головокружение и потерю ориентации. Пройдя по коридору мы попали в &laquo;Башню Холокоста&raquo; &ndash; небольшое замкнутое пустое пространство с высокими черными стенами и небольшим просветом на самом верху, затем в &laquo;Сад Изгнания&raquo;, в котором расположены 49 стел: 48 &mdash; наполненных землей Берлина, символизирующих год создания государства Израиль, и 49-я &mdash; наполненная землей, привезенной из Израиля. Имея ограниченное количество времени мы лишь мельком успели изучить открывшееся перед нами изобилие вещей и смыслов. Пожалуй, одной из наиболее характерных черт организации пространства и экспозиции музея является хаотическая сменяемость ее форм, бесконечное разнообразие способов воздействия на посетителя, развлекательная форма презентации исторического материала, изобилие видео- и аудиоперфоманса.<br /><br /><img id="227::163820494" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079357724/DSC_1005.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;"><br />&nbsp; &nbsp; &nbsp;4 октября мы отправились в город Потсдам, расположенный всего в 40 минутах езды от Берлина. Главным пунктом программы стало посещение дворца Цецилиенхоф, где в 1945 году проходила Потсдамская конференция. Нас поразила не только и не столько красота самого дворца, сколько потрясающей красоты парк, расположенный вокруг. В самом дворце мы услышали историю его создания и использования, а также получили возможность посмотреть, как выглядели помещения разных делегаций и сам зал, в котором проходила конференция. Это стало еще одним музеем-памятником, посвященным интересующей нас теме, поэтому все участники смогли ознакомиться с еще одной формой организации музейного пространства.</span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; Уже после обеда мы посетили Голландский квартал; кладбище советских солдат, а также деревню Александровку - русское поселение в Потсдаме. В качестве отдыха, но познавательного, участникам было предложено посетить дворцово-парковый ансамбль Сан-Суси, подготовив при этом доклады о тех памятниках архитектуры, которые им пришлись по душе. Мы обошли все основные дворцы: Сан-Суси, Новый и Оранжерейный дворцы, а также Фриденскирхе, где находится потрясающая венецианская мозаика. Одновременно участники семинара выступали друг перед другом с докладами, что позволило получить основную информацию по всем сооружениям.<br /><br /><img id="227::163820756" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079358982/DSC_1034.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;На пятый день школы нами была запланирована поездка в Свободный университет Берлина (Freie Universit&auml;t Berlin), в рамках которой состоялся совместный семинар со студентами, работающими над докторскими диссертациями по материалам электронного архива интервью &laquo;Принудительный труд 1939-1945&raquo;. Данный архив является устнобиографическим проектом, собравшим интервью с 590 респондентами из 26 различных стран, говорящих на 25 языках. Интервью проводились в 2005-2006 годах под эгидой Хагенского заочного университета. Избранные биографии очевидцев позволяют составить представление о многообразии судеб и жизненных путей, архив является источником уникальной информации. В докладах-презентациях студенты Свободного университета первоначально продемонстрировали основы работы с интерфейсом архива и затем на примерах из собственных работ обозначили возможные пути и методы работы с содержащейся в нем информацией. За докладами последовало тщательное обсуждение вопросов и проблем, связанных с работой с такого рода источником как интервью. Всем хотелось задать не один вопрос, прояснить множество деталей. Вопросы участников школы нередко дополняли друг друга и развивали единую линию дискуссии.<br /><br /><img id="227::163820656" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079359138/DSC_0011.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Во второй половине дня каждый из нас получил возможность непосредственного знакомства с электронным архивом и опыта аналитической работы с материалами интервью. Работая в парах мы проанализировали тексты интервью нескольких респондентов на употребление местоимений &laquo;я &ndash; мы&raquo; &ndash; частоту и сменяемость использования каждой из этих идентичностей, а также контекст ее появления в нарративе. После нескольких часов работы мы рассказали о полученных результатах и впечатлениях. Сложившаяся картина в целом шла вразрез с существующим представлением о том, что в сознании советского человека преобладала коллективная идентичность, определяющая построение нарратива об опыте военного времени. Как отметила руководитель отделения истории Института Восточной Европы Свободного университета профессор Гертруд Пикхан, студенты показали профессиональный уровень работы с текстом и высказали интересные наблюдения в ходе решения поставленной задачи.<br /><br /><img id="227::163820669" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079359151/DSC_0025.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;"><br />&nbsp; &nbsp; &nbsp;Последний день школы начался раньше, чем обычно: в 8 утра мы уже стояли у входа в Рейхстаг. Несмотря на то, что нам не удалось посмотреть оставленные советскими воинами в 1945 году надписи в Рейхстаге, мы все же поднялись в стеклянный купол &ndash; еще одно архитектурное чудо немецкой столицы, &ndash; откуда нам открылся потрясающий вид на Берлин с обзором всех основных зданий. Мы также смогли ознакомиться с непростой историей Рейхстага и погулять по крыше. Вместе с нами Рейхстаг посетил Виталий Владимирович Гельфанд, сын Владимира Гельфанда, в свое время дошедшего до Берлина и увековечившего память о событиях Второй мировой войны в своем дневнике.&nbsp;&nbsp; &nbsp;<br /><br /><img id="227::163820692" style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079359046/DSC_0106.JPG" alt="" width="700" height="465" /><br /></span></div>
<div style="text-align: justify;"><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;"><span style="font-family: terminal, monaco;">&nbsp; &nbsp; &nbsp;Финальной точкой официальной программы школы стало посещение мемориала и музея Заксенхаузен, где с 1936 по 1945 годы располагался нацистский концентрационный лагерь. Заксенхаузен был не просто одним из многих лагерей смерти, но и административным и тренировочным центром системы террора. В нём располагалась медицинская школа СС, в которой проводились опыты над заключенными. Практически весь персонал концлагерей проходил предварительную стажировку именно в Заксенхаузене. Здесь же располагалась Инспекция концентрационных лагерей, в непосредственной близости находились дома эсэсовских функционеров. Формально Заксенхаузен не являлся местом систематического уничтожения людей &ndash; здесь содержались политические враги нацистского режима и лично Гитлера, евреи, гомосексуалисты, цыгане, свидетели Иеговы и др. Однако условия пребывания и тяжелые работы (в Ораниенбурге располагался завод по производству кирпича, на котором заключенные работали в качестве &laquo;расходного материала&raquo;) неумолимо уничтожали попавших туда людей. После начала войны в лагерь стали поступать военнопленные, большинство из которых было здесь же расстреляно. По неполным подсчетам на территории лагеря за время его существования различным образом погибло свыше ста тысяч узников. Экскурсия по мемориальному комплексу с посещением бараков, в которых жили заключенные, больничного барака, тюрьмы, рва для расстрелов со стрельбищным валом, моргом и механизированной виселицей, крематория с несколькими печами и пристроенной в 1943 году газовой камерой произвела на всех неизбежно большое и тяжелое впечатление. В ходе экскурсии мы узнали об отношении немцев к разным категориям заключенных, системе наказаний &ndash; например, испытаниях обуви, для которых существовала трасса с девятью различными покрытиями: выбранные узники должны были преодолевать с различным темпом сорокакилометровые дистанции каждый день. В 1944 году гестаповцы усложнили данное испытание, вынуждая узников преодолевать дистанцию в обуви меньших размеров и с мешками весом в десять, а зачастую и двадцать-двадцать пять килограммов. Для большинства участников школы опыт посещения подобного места оказался первым, психологически непростым, но, несомненно, важным для формирования более наглядного по сравнению с книжным представления о нацистской политике.<br /><br /><img style="display: block; margin-left: auto; margin-right: auto;" src="/data/2015/10/22/1079359080/100_7452.JPG" alt="" width="700" height="525" /><br /><br /></span></span><hr /><hr /><span style="font-size: large;"><span style="font-family: terminal, monaco;"><span style="font-family: terminal, monaco;"><br /><strong>Участники школы о поездке<br /><br /><img id="227::163892951" src="/data/2015/10/22/1079168005/circle%20(6).png" alt="" width="120" height="120" /></strong></span></span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;"><br /><br /><br /><strong>Ирина Махалова, студентка 3 семестра магистратуры Университета Гумбольдта</strong><br /><br /></span></span><br /><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp;Школа, прошедшая на этот раз в Берлине, была в большей степени посвящена культуре памяти о войне в Германии. Ребята, некоторые из которых уже посещали аналогичные места памяти в России и Польше, получили возможность сравнить, как организована и поддерживается сегодня память о войне в Германии на примере Берлина. Посещение самых разных музеев и мемориалов позволило понять, как устроено музейное пространство, что немцы делают со своей памятью о войне и той виной, которую они признали. Германо-российский музей Карлсхорст совсем не похож на не так давно возведенный Еврейский Музей, представляющий собой шедевр современной архитектуры, а памятники убитым в годы Холокоста евреям совсем не похож на те, которые мы видели ранее в Польше. Таким образом, эта поездка стала расширением уже существующего опыта, дала ее участникам новые стимулы к изучению Второй мировой войны, а также заставила поставить новые вопросы, о которых мы раньше не задумывались. Живя в России в атмосфере давно уже сформировавшейся культуры памяти о Великой Отечественной войне, мы столкнулись с совершенно другими представлениями о Второй мировой войне, о трагедии еврейского народа и других категорий жертв национал-социализма. </span><br /><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp;Прошедший совместно со Свободным Университетом Берлина семинар позволил нам обменяться опытом работы с немецкими студентами, которые на основе интервью с бывшими Остарбайтерами пишут свои докторские диссертации. Мы поняли, как они работают с такого рода источниками, на что обращают внимание в первую очередь, какие вопросы всплывают при более глубоком рассмотрении вопроса о коллективной памяти. Полученный опыт участники семинара смогут в дальнейшем использовать при написании собственных работ. </span><br /><span style="font-family: terminal, monaco; font-size: large;">&nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; Особое место в программе заняло посещение бывшего концентрационного лагеря Заксенхаузен, который находится всего в часе езды от Берлина. Большая часть участников посетила подобное место впервые, и это не могло не произвести сильное впечатление, учитывая впечатляющую экспозицию музея.<br /><br /><br /><img id="227::163893846" src="/data/2015/10/22/1079169156/circle (5).png" alt="" width="120" height="120" /><br /><br /><strong>Анна Каргашина, студентка 4 курса бакалавриата Школы исторических наук</strong></span><br /><br />
<p style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="line-height: 150%; font-size: large;"><span style="font-family: terminal, monaco;">П</span><span style="font-family: terminal, monaco;"><span style="font-family: terminal, monaco;">оез</span>дка в Берлин в рамках школы &laquo;Принудительный труд в годы Второй мировой войны: анализ документов и обмен международным опытом&rdquo; дала нам, во-первых, возможность познакомиться с Берлином. Не все участники школы бывали в столице Германии ранее. Безусловно, знакомство получилось эмоциональным, своими глазами мы увидели то, о чем читали в исследованиях, документах, мемуарах и дневниках. Это и концентрационный лагерь Заксенхаузен, и дворец Цецилиенхоф, и информационно-выставочный центр &ldquo;Топография террора&rdquo;, построенный на месте разрушенного здания гестапо, и Рейхстаг, и музей Карлхорст, в котором в ночь с 8-9 мая был подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Ярким впечатлением осталось наше участие в семинаре Свободного университета Берлина. На мой взгляд, архив устных интервью, собранный участниками проекта &ldquo;Принудительный труд 1939-1945. Воспоминания и история&rdquo;, это та база данных, на основе которой может быть написана еще ни одна исследовательская работа. Берлинские студенты, работающие над докторскими диссертациями по материалам архива, поделились с нами опытом анализа устных источников, подробно рассказали о процессе сбора интервью и их верификации. Также нам было предложено самим ознакомиться с интерфейсом сайта, проработать несколько кейсов и поделиться своими мыслями с группой участников семинара. Обсуждение получилось живым и продуктивным, каждый обращал внимание на разные аспекты повествования респондентов, но, тем не менее, нам удалось провести параллели и найти много общего во всех интервью. На мой взгляд, &ldquo;обмен опытом&rdquo; действительно состоялся, мы приехали в Берлин со своим представлением о войне, со своими образами и, возможно, штампами. Пообщавшись с экскурсоводами, авторами экспозиций, аспирантами Свободного университета Берлина многие стереотипы о современном восприятии войны жителями Германии того времени и времени настоящего, как мне кажется, были разрушены. Я думаю, каждый из нас вернулся домой с новыми мыслями и идеями для будущих исследований.&nbsp;</span></span></p>
<br /><span style="font-size: large;"><img id="227::163894339" src="/data/2015/10/22/1079170705/circle (3).png" alt="" width="120" height="120" /></span><br /><br /><span style="font-size: large;"><strong><span style="font-family: terminal, monaco;">Александра Маслова, студентка 3 курса бакалавриата Школы исторических наук</span></strong></span><br /><br />
<p style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large;"><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">За эту неделю, проведенную в прекрасной компании студентов-историков и преподавателей, я получила бесценный опыт, массу впечатлений и новых исследовательских целей. Во-первых, хочется отметить посещение мемориалов жертвам национал-социализма, которые произвели на меня большое впечатление и помогли взглянуть на память о катастрофе с другого ракурса. Во-вторых, меня поразили музей Кархлсхорст и Еврейский музей. Они совершенно разные: Еврейский музей выполнен в современном стиле и представляет собой шедевр современной архитектуры, в отличие от музея Карлсхорст, которые располагается в здании, где был подписан акт о капитуляции Германии.</span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">&nbsp;Не могу не сказать о нашей поездке в Потсдам, где нам удалось посетить дом, в котором проводилась Потсдамская конференция 1945 года, и буквально прикоснуться к истории. Кроме того, в Потсдаме мы погуляли по прекрасному району Александровка, а также посетили знаменитый парк Сан-Суси, где располагается знаменитый дворец Сан-Суси, принадлежавший Фридриху Великому.<br /></span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">&nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; &nbsp; Особенно хочется отметить семинар в Свободном университете Берлина, где немецкие студенты поделились с нами опытом работы с интервью бывших Остарбайтеров на примере собственных диссертаций. Лично для меня это бесценный опыт, так как я сама занимаюсь данной тематикой. Благодаря этому семинару, мне удалось получить ответы на интересующие меня вопросы, а также узнать о новых источниках для собственного исследовательского проекта.</span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">&nbsp;Большое впечатление на меня произвела поездка в музей Заксенхаузен, где ранее находился концлагерь. Посещение этого места оказало сильнейшее эмоциональное влияние и позволило прочувствовать преступность нацистской политики.&nbsp;</span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">Хочется еще раз поблагодарить Олега Витальевича Будницкого за возможность участия в школе и за то, что он вдохновляет нас на изучение Второй мировой войны, Людмилу Геннадьевну Новикову за ее поддержку мероприятия, Ирину Махалову за то, что показала нам Берлин и его культурную жизнь, Ирину и Андреаса за прекрасную организацию и помощь!&nbsp;</span></span></p>
<br /><span style="font-size: large;"><img id="227::163894865" src="/data/2015/10/22/1079170179/circle (2).png" alt="" width="120" height="120" /></span><br /><br /><span style="font-size: large;"><strong><strong><span style="font-family: terminal, monaco;">Дарья Новожилова,&nbsp;<span style="line-height: 19.5px; text-align: justify;">студентка 3 курса бакалавриата Школы исторических наук<br /><br /></span></span></strong></strong></span>
<p style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco; font-size: large;">Свершилась долгожданная поездка в Германию! В течение недели мы &ndash; студенты и преподаватели &ndash; успели побывать не только в Берлине, но и в его окрестностях.</span></p>
<p style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco; font-size: large;">Одним из ярких впечатлений стала для меня поездка в Потсдам. По дороге в Потсдам мы остановились на &laquo;шпионском мосту&raquo;, о котором О. В. Будницкий прочел небольшую лекцию, чем ни капли нас не удивил &ndash; где бы мы ни останавливались, Олег Витальевич мог экспромтом провести об этих местах экскурсию для студентов. Затем в Потсдаме, милейшем городке неподалеку от Берлина, наша группа отправилась во дворец Цицилиенхоф, где проходила последняя из трех конференций Большой Тройки. Когда-то он принадлежал кронпринцу Вильгельму и его супруге, принцессе Цицилии, в честь которой он и получил свое название. Меня восхитила роскошь кабинетов Сталина, Черчилля и Трумэна, богатая библиотека в главном зале; внутри дворец &laquo;пропитан&raquo; двадцатым веком, а снаружи он похож на старинную усадьбу.</span></p>
<p style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large;"><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;">Окончательно же мы покорили Берлин (а он нас) в последний день пребывания, поднявшись на купол Рейхстага. С высоты открылась панорама города, и перед нами во всей красе предстали телебашня, Тиргартен, улица посольств&hellip; Берлин &ndash; это место, куда хочется вернуться!<br /><br /><br /><img id="227::163894974" src="/data/2015/10/22/1079170156/circle (4).png" alt="" width="120" height="120" /><br /><br /><strong>Алина Волошина</strong></span></span><span style="line-height: 150%; font-family: terminal, monaco;"><strong>,&nbsp;</strong></span><strong style="font-size: 13px; line-height: 19.5px;"><span style="font-family: terminal, monaco;"><span style="line-height: 19.5px;">студентка 3 курса бакалавриата Школы исторических наук</span></span></strong></p>
<br />
<p class="MsoNormal" style="line-height: 150%;"><span style="font-size: large;"><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Проходившая в Германии выездная школа стала для меня уникальным опытом. Всего за неделю мы успели посетить наиболее важные для темы нашей поездки музеи и мемориалы. В связи с тем, что я интересуюсь еврейским вопросом, наибольшее впечатление на меня произвел Еврейский музей. Концепция всего музея показалась мне довольно необычной. Благодаря архитектурным приемам, которые использовал&nbsp;</span><a href="https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D0%B4,_%D0%94%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8D%D0%BB%D1%8C" title="Либескинд, Даниэль"><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif; color: windowtext; text-decoration: none;">Даниэль Либескинд</span></a><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;"> в своем проекте, посетитель погружается в определенную атмосферу, из которой не выходит на протяжении своего нахождения в музее. Одним из наиболее эмоционально-напряженных мест в музее мне показался коридор с железными лицами с выражениями ужаса, звенящими под ногами. </span></span></p>
<p class="MsoNormal" style="line-height: 150%;"><span style="font-size: large;"><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Приятный бонус данной поездки &ndash; мы приехали в Берлин в период праздников! А именно &ndash; День падения Берлинской стены и День объединения Германии. Это было очень интересным опытом, так как мы соприкоснулись с немецким колоритом, традициями, почувствовали себя частью другой культурной среды.<br /><br /><br /><img id="227::163895122" src="/data/2015/10/22/1079170432/circle (7).png" alt="" width="120" height="120" /><br /><br /><strong>Дмитрий Котилевич,&nbsp;</strong></span><strong style="font-size: 13px; line-height: 19.5px; text-indent: 47.2px;"><span style="font-family: terminal, monaco;"><span style="line-height: 19.5px;"><strong>студент 2 курса бакалавриата Школы исторических наук</strong><br /><br /></span></span></strong></span></p>
<p class="MsoNormal" style="text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large;"><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Школа в Берлине подарила нам прекрасную возможность ознакомиться с культурой памяти о Второй мировой войне в Германии. Лично для меня эта поездка стала посылом, толчком к изучению темы принудительного труда в </span><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;" lang="EN-US">XX</span><span style="line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">веке, однако Германия &ndash; далеко не единственный участник Второй мировой войны, использовавший подневольный труд. Исследование данной проблемы актуально и для других государств: Японии, Британии, и, разумеется, стран бывшего СССР. Я очень надеюсь, что пример Германии в ближайшем будущем может помочь нам повлиять на политику памяти в своей стране.</span></span></p>
<br /><br /><br /></div>
<div id="_mcePaste" class="mcePaste" style="position: absolute; left: -10000px; top: 7823px; width: 1px; height: 1px; overflow: hidden;">
<p class="MsoNormal" style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large; line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Свершилась долгожданная поездка в Германию! В течение недели мы &ndash; студенты и преподаватели &ndash; успели побывать не только в Берлине, но и в его окрестностях. </span></p>
<p class="MsoNormal" style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large; line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Одним из ярких впечатлений стала для меня поездка в Потсдам. По дороге в Потсдам мы остановились на &laquo;шпионском мосту&raquo;, о котором О. В. Будницкий прочел небольшую лекцию, чем ни капли нас не удивил &ndash; где бы мы ни останавливались, Олег Витальевич мог экспромтом провести об этих местах экскурсию для студентов. Затем в Потсдаме, милейшем городке неподалеку от Берлина, наша группа отправилась во дворец Цицилиенхоф, где проходила последняя из трех конференций Большой Тройки. Когда-то он принадлежал кронпринцу Вильгельму и его супруге, принцессе Цицилии, в честь которой он и получил свое название. Меня восхитила роскошь кабинетов Сталина, Черчилля и Трумэна, богатая библиотека в главном зале; внутри дворец &laquo;пропитан&raquo; двадцатым веком, а снаружи он похож на старинную усадьбу.</span></p>
<p class="MsoNormal" style="text-align: justify; text-indent: 35.4pt; line-height: 150%;"><span style="font-size: large; line-height: 150%; font-family: 'Times New Roman', serif;">Окончательно же мы покорили Берлин (а он нас) в последний день пребывания, поднявшись на купол Рейхстага. С высоты открылась панорама города, и перед нами во всей красе предстали телебашня, Тиргартен, улица посольств&hellip; Берлин &ndash; это место, куда хочется вернуться!</span></p>
</div>
 

Thirteen history students and graduates who work as research assistants at The International Center for the History and Sociology of World War II and Its Consequences, as well as members of the research and study group ‘Social History of WWII’ took part in this extramural school headed by Professor Oleg Budnitsky on ‘Forced Labour during WWII: Analysis of Documents and Exchange of International Experiences’ in Berlin, Germany. The school was financially supported by the Friedrich Ebert Foundation. Liudmila Novikova, Deputy Director of the International Center for the History and Sociology of World War II and Its Consequences, Vera Dubina, Adviser on History and Civil Society at Friedrich Ebert Foundation, and Irina Vitte, manager of the programme, helped organize the event.

Forcing millions of people to work during WWII was one of the main features of Nazi labour policy both in Germany and on occupied lands. Different countries still use very varied definitions of forced labour, from forced work in concentration camps and the like, to extortion to work with small allowances being paid by a local employment offices.

The main tasks of the extramural school were to understand the phenomenon of mass forced labour by Nazis during the war; to find out more about documents and monuments that store the individual and collective memories of the victims of the Third Reich; to study the experience of memorialization policy in modern Germany and the experience of museum space organization as a memory space.


On the first day of the school, the participants visited the Topographie des Terrors exhibition centre, which is about Nazi crimes, and the Memorial to the Murdered Jews of Europe. At the end of the first day, the students took part in a seminar organized by the Foundation ‘Remembrance, Responsibility and Future’ (Erinnerung, Verantwortung und Zukunft, EVZ). They discussed the current tasks of the foundation, and specifically the support of various projects aimed at overcoming the consequences of forced labour under Nazism.

The key event of the second day of the school was a visit to the Berlin-Karlshorst museum, which is located on the historic place of Wehrmacht surrender on the night of May 8, 1945. In the afternoon, they visited the Jewish Museum in Berlin, dedicated to almost two millennia of German-Jewish history.



On October 4 the group went to Potsdam, where they saw Cecilienhof palace, which hosted the Potsdam Conference in 1945. On the fifth day of the school, the participants visited the Free University of Berlin (Freie Universität Berlin). There they took part in a joint seminar with students writing theses based on a digital interview archive ‘Forced Labour 1939 – 1945’. This archive is an oral biographical project and includes interviews with 590 respondents from 26 countries, who speak 25 languages. The guests from HSE also got the opportunity to work with the archive and analyze the interviews. According to Professor Gertrud Pickhan, head of the history department at Freie Universität Berlin Institute for East European Studies, the students demonstrated a highly professional level of work with the text and made some interesting observations as part of the solution of the task. The final event of the official programme was a visit to the Memorial and Museum Sachsenhausen, where a Nazi concentration camp functioned from 1936 – 1945.

   



 

Impressions from the School Participants



Irina Makhalova, third-semester master’s student at Humbold University

The school, which this time was held in Berlin, was mostly dedicated to the culture of war memory in Germany. Some of us have already visited similar memorial places in Russia and Poland, so we got the chance to compare how war memory is organized and maintained in Germany through the example of Berlin. Visits to various museums and memorials allowed us to understand how museum space is organized, and what Germans do with their memory about the war and the guilt they’ve acknowledged. We live in Russia in an atmosphere of a long-established tradition of memory about the Great Patriotic War, and there we faced some different perceptions of WWII, the tragedy of the Jewish people and other victims of Nazism.

The joint seminar with the Free University of Berlin allowed us to exchange experiences with German students who are writing doctoral theses on the basis of interviews with former Ostarbeiters. We saw how they work with such sources, what they pay attention to, and what questions arise when the issues of collective memory are studied more deeply. The seminar participants will be able to use this experience in their further research.




Anna Kargashina, fourth-year undergraduate student of the School of History

This trip to Germany was emotional; we saw with our own eyes things that we’d previously only read about; research, documents, memoirs, and diaries. The seminar at the Free University of Berlin impressed me a lot. The Berlin students working on their doctoral theses based on archive materials shared with us their experience of analyzing oral sources and gave us a lot of detail about the process of interviewing and interview verification. We were also given the opportunity to learn the website interface, to study several cases and share our insights with the seminar group. I believe this was a true experience exchange. We came to Berlin with our understanding of the war, our perceptions and, probably, clichés. Many stereotypes about the perception of war by contemporary Germans and the Germans of that time were destroyed, I think. 




Alexandra Maslova, third-year undergraduate student of the School of History

This week, spent in the company of history students and instructors, gave me some valuable experience, plenty of impressions and new research aims. I was particularly impressed by the seminar at the Free University of Berlin, where German students shared with us their experience of working with interviews by former Ostarbeiters. For me personally this was the most valuable experience, since I’m working on the same topic. Thanks to this seminar, I got the answers to some of my questions and learned about new sources for my research project.



Alina Voloshina, third-year undergraduate student of the School of History

The extramural school in Germany was a unique experience for me. In only one week, we managed to visit the most important museums and memorials connected with the topic of our trip. Since I’m interested in Jewish history, I was most impressed with the Jewish Museum. The concept of the museum seemed quite unusual to me. Thanks to the architectural methods used by Daniel Libeskind in his project, the visitor is immersed in a certain atmosphere, where they remain throughout their visit to the museum.

We got to know the German traditions and felt part of a different cultural environment. 



Dmitry Kotilevich, second-year undergraduate student of the School of History

The school in Berlin gave us a wonderful opportunity to get to know the culture of memory about the World War II in Germany. For me personally, this trip was an incentive to study the topic of forced labor in the 20th century, and Germany wasn’t the only WWII participant who used forced labour. The study of this problem is also important for other countries, such as Japan, Great Britain, and, of course, post-Soviet countries. I hope that Germany’s example will help us influence the policy of memorialization in our country in the near future.

Свершилась долгожданная поездка в Германию! В течение недели мы – студенты и преподаватели – успели побывать не только в Берлине, но и в его окрестностях.

Одним из ярких впечатлений стала для меня поездка в Потсдам. По дороге в Потсдам мы остановились на «шпионском мосту», о котором О. В. Будницкий прочел небольшую лекцию, чем ни капли нас не удивил – где бы мы ни останавливались, Олег Витальевич мог экспромтом провести об этих местах экскурсию для студентов. Затем в Потсдаме, милейшем городке неподалеку от Берлина, наша группа отправилась во дворец Цицилиенхоф, где проходила последняя из трех конференций Большой Тройки. Когда-то он принадлежал кронпринцу Вильгельму и его супруге, принцессе Цицилии, в честь которой он и получил свое название. Меня восхитила роскошь кабинетов Сталина, Черчилля и Трумэна, богатая библиотека в главном зале; внутри дворец «пропитан» двадцатым веком, а снаружи он похож на старинную усадьбу.

Окончательно же мы покорили Берлин (а он нас) в последний день пребывания, поднявшись на купол Рейхстага. С высоты открылась панорама города, и перед нами во всей красе предстали телебашня, Тиргартен, улица посольств… Берлин – это место, куда хочется вернуться!