О проекте
«Ровесники Вышки»

2022 год — юбилейный для Высшей школы экономики, которой исполняется 30 лет. Здесь работают и учатся немало ее ровесников, родившихся, как и Вышка, в 1992 году. 30-летние выпускники НИУ ВШЭ заняты сейчас во всех сферах нашей жизни — от бизнеса и финтеха до IT и современного искусства. Чем живут и за что любят свой университет, они расскажут в новом проекте редакции портала «Ровесники Вышки».

Сергей Шестаков оканчивает магистратуру на кафедре менеджмента инноваций, а полученные знания применяет сразу в двух вузах — Московском государственном университете геодезии и картографии (МИИГАиК) и Сеченовском университете. О важности инноваций и о том, почему все без исключения студенты должны задуматься о создании своего стартапа, он рассказал в проекте «Ровесники Вышки».

В 2012 году вы окончили МИСиС по специальности «нанотехнологии». Почему спустя несколько лет решили поступать на кафедру менеджмента инноваций?

Саму магистерскую программу «Управление исследованиями, разработками и инновациями в компании» мне посоветовал товарищ. А пойти учиться я решил потому, что долго занимался работой в направлениях, связанных с предпринимательством и развитием инноваций. Потом понял, что у меня достаточно практического опыта, но хочется систематизировать знания. В рамках нашей программы студентов учат многим вещам — от запуска стартапов до построения инновационной экосистемы внутри предприятия. Поначалу, когда на первых семинарах мы с преподавателем спорили о промышленных революциях, я относился к учебе скептически. Но скепсис сменился увлеченностью, когда я стал узнавать больше о разных аспектах развития инноваций. В Вышке практико-ориентированное обучение. Программа существенно расширила мой инструментарий для развития инновационных проектов. Сейчас я работаю в МИИГАиК. В нем мы строим инновационную экосистему в том понимании, которое есть в мире и отчасти приходит в Россию. А в Сеченовском университете я помогаю с развитием акселерационных программ. Базу системных знаний для этого мне дала Вышка.

Почему вы пошли работать в МИИГАиК?

Этот университет сейчас нуждается в трансформации. После развала СССР многие университеты, которые не начали трансформацию, приходят в упадок, потому что образовательные программы надо модернизировать, управление исследованиями нужно выстраивать, исходя из постоянных коммуникаций с реальным сектором экономики, инновационные экосистемы тоже далеко не везде есть.

Из-за того, что МИИГАиК — университет маленький, всего 3100 студентов, есть возможность и внедрять изменения довольно быстро, и видеть результаты, и вовлекать коллектив. Сейчас университет вошел в программу государственной поддержки и развития университетов «Приоритет-2030» — в статусе кандидата (из-за того, что не хватает количества студентов). Но у него есть уникальная отраслевая специфика. В программе развития университета МИИГАиК позиционируется как центр компетенций в области пространственных данных. Он умеет делать то, что не умеет никто в стране, все-таки 243 года специализируется на геодезии и картографии.

Я пришел изначально на позицию директора по молодежной политике. Это все, что связано с воспитательной работой: молодежная наука, центр карьеры и трудоустройства, внеучебное профессиональное развитие и культурно-творческое направление. А с февраля я стал еще и руководителем проектного офиса программы развития вуза.

Мы готовим программу того, как университет будет выглядеть к 2030 году. В данный момент решаем, будет он предпринимательским или инженерно-прикладным.

Предпринимательский занимается коммерциализацией собственных разработок, а инженерно-прикладной ориентируется на конкретные задачи рынка. Ответив на этот вопрос, мы сможем понять, какие инструменты нам нужно развивать. Я склоняюсь больше к предпринимательскому университету, потому что запрос на геосервисы сейчас, например, в стране очень большой. Мы можем наполнить рынок своими стартапами и проектами в этой области. Поэтому в планах — создание стартап-студии, публикация открытых данных и развитие новых направлений, связанных с IT-компетенциями, дополнительные курсы для упаковки проектов плюс акселерационные программы. Этим всем занимаюсь я.

В России сейчас есть предпринимательские университеты?

Нет, полноценного университета «третьего поколения», где к образовательной и научно-исследовательской миссиям добавляется коммерциализация знаний, в России пока нет. Таких университетов в мире, наверное, порядка двадцати. В частности, Стэнфорд, MIT. В других странах они тоже появляются, потому что это следующий этап развития университетов, связанный с вызовами времени. Время диктует, что университеты больше не могут просто заниматься разработками, они должны их внедрять в реальный сектор экономики, в общество. Для этого нужны другие инструменты.

Даже гуманитарные университеты должны вести такую деятельность?

Они — прежде всего! Мне очень не хватает инновационной активности гуманитарных вузов. В XXI веке, на мой взгляд, нельзя проводить черту между технарями и гуманитариями. Невозможно заниматься технологическим развитием, не взаимодействуя с другими людьми, не работая в команде, не занимаясь управлением по мере карьерного роста. В нынешнем индустриальном мире нет и гуманитария в классическом понимании — происходит глубокая интеграция сквозных технологий во все сферы.

Университет 3.0 учит студентов, как интегрировать их компетенции в реальный сектор экономики. Простой пример: однажды ребята, которые учатся на историков, со всей страны приехали в МГУ, и мы обсуждали, как им развивать проектную деятельность. Сначала я их спросил: «А зачем вообще нужны историки?» Они рассердились: «Как же так, человек, не знающий историю, не имеет будущего!» Тогда я задал вопрос, куда они пойдут работать. Они сказали, что с работой грустно. А потом мы начали анализировать те компетенции, которые они получают. Историки умеют анализировать исторические события и их интерпретировать. На основе анализа событий можно смотреть не только в прошлое, но и в будущее. Форсайт-технологии очень востребованны. Все компании, которые задумываются о своем будущем, нуждаются в прогностических данных. В результате ребята запустили форсайт-клубы в своих университетах, и где раньше занимались просто историей, теперь стали говорить и про будущее.

Фото: Высшая школа экономики

А если человек хочет заниматься исключительно эпохой Петра I и не строить на основании этих данных никаких прогнозов?

Это его выбор. Я не настаиваю на том, чтобы всех затягивать в инновации. Просто есть запрос государства на развитие технологий. Ценность каждого человека в нашей стране растет. По статистике позапрошлого года, к 2024 году на одного работающего придется два неработающих: один ребенок, один пенсионер. Один должен работать за троих. Используя старые технологии, нельзя добиться такой эффективности. Нужно повышать в целом цифровой и технологический уровень развития страны. Мы проседаем по этому направлению. Сейчас в России примерно 3% населения — это предприниматели. Нужно нарастить эту цифру хотя бы до 10–20%. Этим должны заниматься вузы.

Как у вас получается совмещать учебу и две работы?

Поскольку программа в Вышке очень прикладная, задания, которые нам дают, я могу решать в свое рабочее время. Например, я уже приближаюсь к выпускной квалификационной работе (ВКР). В обоих университетах я хочу развить направление «ВКР как стартап», когда вместо научной работы защищаются стартапы. Такой подход дает университетам возможность начать формировать предпринимательскую культуру. Для того чтобы понять, как это делается, я в рамках Вышки пишу свою ВКР как стартап. Просто описываю свою деятельность по коммерциализации технологий.

Например, я веду курс по предпринимательству у аспирантов МИИГАиК. Там есть африканцы, они говорят, что им не хватает технологий по дистанционному зондированию Земли и по созданию национальных геодезических сетей. Мы с ними разрабатываем проекты, как технологии, которым они обучаются в нашей стране, применить там. А в Сеченовском университете девушка хочет разработать российский дерматоскоп. Мало того что я познакомился с этим словом, так я еще и начал разбираться, как лицензируется медицинское приборостроение.

Как понять, что предложенная идея адекватна?

Все проверяет рынок. На первых этапах я всем говорю: «Кто ваш клиент? Идите к нему и спрашивайте, нужно это или нет». Пока не спросишь рынок, создавать что-то не нужно. После этого мы изучаем, можем ли мы реализовать эту идею и как. Дальше считаем экономику и только после этого приступаем к разработке.

Какие у вас карьерные планы после МИИГАиК?

Я планирую еще несколько лет заниматься развитием университета, затем выйти в развитие портфелей компаний. Если венчурный фонд покупает доли стартапов, то я планирую получать их, не вкладывая деньги, а за счет предложения компетенций — своих и команды. Первая компетенция — это траектория развития инноваций: ее построение, сопровождение стартапов до вырастания в бизнес. Вторая — работа с государством. Будучи студентом МИСиС, я создал Российскую ассоциацию студентов по науке и образованию (РАСНО) и представлял мнение научной молодежи в различных инстанциях. Входил в экспертный совет Министерства образования и науки, Госдумы, Рособрнадзора.

РАСНО закрылась в 2018 году (хотя несколько региональных отделений продолжают работу до сих пор), поскольку поддержки от государства по развитию такого сообщества не нашлось. Хотя на протяжении шести лет мы делали, мне кажется, довольно много: организовали большое движение «За честный ЕГЭ», когда студенты ходили наблюдателями на экзамены, составили методику для университетов по студенческим научным обществам, внесли предложение в закон по внутренней оценке качества образования, в том числе за счет сил студентов. Это до сих пор работает. А организации, которая бы на федеральном уровне объединяла научную молодежь, с тех пор так и не появилось.

Фото: Высшая школа экономики

Если бы вас позвали в Вышку заниматься развитием инновационной экосистемы, что бы вы сделали?

Я планирую после окончания магистратуры пойти на соискательство, чтобы защитить кандидатскую работу по развитию инновационных экосистем в университетах. С научным руководителем мы предварительно договорились, что она готова меня сопровождать до кандидатской. Мне было бы интересно преподавать на нашей кафедре. Но идти в Вышку развивать инновационную экосистему — для этого я в себе не чувствую пока достаточно сил. Высшая школа экономики — университет большой и очень компетентный. Например, Бизнес-инкубатор Вышки в 2019 году признали лучшим студенческим бизнес-инкубатором в мире. Образовательный процесс организован на высочайшем уровне. Центр трансфера технологий работает. Все элементы экосистемы уже есть. Много надо изучить и сделать для того, чтобы понять, что действительно можно улучшить.

Кто в вашем понимании человек Вышки?

Разносторонний специалист. У него точно есть свой взгляд на все, что происходит. Он в разных областях образован. И имеет прикладные навыки, необходимые для осуществления своей деятельности.

Вы общаетесь со своими однокурсниками?

Да. Я пошел в магистратуру не сразу после бакалавриата, а в 28 лет. Думал, что буду старше своих однокурсников, но средний возраст по группе 30–31 год. Это такая программа, на нее берут людей с опытом. Большая часть моих одногруппников уже работает и имеет солидный опыт. Помимо образовательного процесса, подразумевающего совместные групповые проекты, несколько одногруппников делают свои стартапы, познакомившись на программе.

Чего бы пожелали Вышке в юбилей?

ВШЭ за последние семь лет очень изменилась. Это похоже на жизнь человека: в 22 года он оканчивает университет и до 30 лет выбирает свою основную деятельность и накапливает профессиональный опыт. Так же и Вышка: за 7–8 лет существенно выросла, присоединяя другие институты и развивая новые направления, которых в стране практически нет. Из экономического университета она стала классическим. Есть и математики, и физики, и экономисты, журналисты, биологи, нейрофизиологи, дизайнеры, урбанисты. Чего пожелать университету, который во многих направлениях лидирует? В ближайшие 10 лет сохранить темпы развития, которые Вышка набрала за последние годы. И добиться целей, поставленных на международной арене. И еще хочется пожелать, конечно, талантливых, ярких, амбициозных студентов.