• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"Агенты модернизации" — моя главная научная работа

Проректор ГУ-ВШЭ Андрей Яковлев стал лауреатом премии "Золотая Вышка" в номинации "Достижение в науке".

Андрей Яковлев
Андрей Яковлев

Проректор ГУ-ВШЭ Андрей Яковлев стал лауреатом премии "Золотая Вышка" в номинации "Достижение в науке".

— Андрей Александрович, поздравляем с присуждением премии "Золотая Вышка"! Ожидали, что награда достанется именно вам?

— Конечно, это не стало полной неожиданностью, поскольку я был в числе трех номинантов. Но о конечном выборе коллегии ординарных профессоров узнал только непосредственно в МДМ на церемонии награждения. Для меня это было, безусловно, очень приятно — поскольку я действительно вложил много сил в книгу "Агенты модернизации". Это на сегодняшний день моя главная научная работа, подводящая итоги моих исследовательских проектов за последние 10 лет. И я надеюсь, что сам факт присуждения "Золотой Вышки" будет стимулировать интерес к этой книге.

— Коллеги высоко оценили проведенный вами в книге "Агенты модернизации" анализ поведения экономических субъектов в ходе реформ 1990—2000-х гг. Как кратко можно было бы сформулировать сделанные вами выводы?

— Первый вывод: проводя реформы и создавая новые институты, важно учитывать спрос на эти институты со стороны экономических субъектов. Если этот спрос игнорируется (как это, к сожалению, достаточно часто происходило в 1990-е годы), мы получаем извращенные институты — банки, которые вместо кредитования экономики выполняют функции расчетных центров внутри бизнес-групп, а также занимаются "обналичкой", страховые компании, которые вместо страхования жизни и имущества зарабатывают основные доходы на организации "серых" зарплатных схем, и т.д.

Второй вывод: в любых, даже самых неадекватных условиях действия экономических субъектов в основе своей являются рациональными. Соответственно, не "нравящееся" нам поведение предприятий — такое, как накопление неплатежей, бартер, уход от налогов или нарушения прав акционеров — крайне опасно объяснять идеологическими мотивами или же моральной ущербностью бизнеса (в логике весьма распространенных рассуждений о вороватых "красных директорах" и алчных "новых русских"). Бизнес играет по тем правилам, которые предлагает ему общество.

Третий вывод: нет (и не бывает) "независимого правительства", которое бы стояло над экономическими субъектами и руководствовалось исключительно высшими соображениями общественного блага. Любое правительство состоит из людей, которые отражают интересы различных социальных групп. Соответственно, если мы хотим, чтобы общество и экономика изменялись в определенном, заданном направлении, в первую очередь необходимо понять, кто (какие социальные группы) и почему могут быть заинтересованы в таком развитии событий. Ответив на этот вопрос, мы сможем определить социальную базу для новых экономических и общественных институтов. И, одновременно, признавая тот факт, что любое правительство подвержено влиянию лоббистских групп, мы выходим на проблему обеспечения эффективного контроля за деятельностью правительства со стороны общества.

Яковлев А.А. "Агенты модернизации"Эти выводы я попытался обосновать на четырех больших "кейсах" — бартер и неплатежи 1990-х годов, экономика "черного нала", эволюция корпоративного управления и развитие "челночной торговли". Также отдельно я рассмотрел изменение взаимоотношений между бизнесом и властью — от "семибанкирщины" 1996 года до дела ЮКОСа и последовавших за ним событий.

— Сейчас над чем работаете?

— Во многом это продолжение тематики книги. С коллегами из Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ и Института экономических исследований Университета Хитоцубаши в Токио мы завершаем сейчас работу по проекту "Корпоративное управление и интеграционные процессы в России". Мы уже опубликовали ряд статей по мотивам этого проекта. В ближайшем будущем в Издательском доме ГУ-ВШЭ выйдет коллективная монография, основанная на материалах этого проекта. Одновременно только что мы получили подтверждение об одобрении нашей новой заявки на книгу от издательства Palgrave — одного из ведущих британских издательств, выпускающих литературу по проблемам переходных и развивающихся экономик. Я надеюсь, что до осени 2008 года мы завершим работу над этой рукописью и наша монография будет издана в Palgrave в начале 2009 года.

Другой важный для меня и моих коллег проект — книга, основанная на материалах проведенного совместно со Всемирным банком опроса 1000 предприятий обрабатывающей промышленности и посвященная проблемам конкурентоспособности российской экономики. Я надеюсь, что эта книга появится к апрельской конференции ГУ-ВШЭ 2008 года.

Наконец, еще один проект, начатый в этом году, — это анализ механизмов взаимодействия государства и бизнеса в России на материалах двух обследований предприятий в 2000 и 2007 годах. Этот проект мы делаем вместе с профессором Тимоти Фраем из Колумбийского университета. В августе мы подготовили первое, краткое описание результатов этого проекта, а сейчас планируем более глубокий анализ собранных данных — с тем, чтобы к концу будущего года подготовить одну или несколько статей, которые могут быть опубликованы в международных реферируемых журналах. Под это взаимодействие мы с Тимоти Фраем только что получили небольшой грант от IRIS-центра при Мэрилендском университете.

— В каком направлении сейчас развивается тот раздел экономической науки, которым вы занимаетесь?

— С формальной точки зрения темы, которые я упомянул, относятся к достаточно разным направлениям экономических исследований. Вместе с тем, с точки зрения метода, их объединяет то, что все они основываются на анализе эмпирических данных. И в содержательном плане их можно отнести к Comparative Economics — направлению, в рамках которого анализируется развитие институтов в странах с переходной экономикой и в развивающихся странах. Если говорить о тенденциях развития этого научного направления, то, наверное, можно отметить произошедший в последние годы переход от нормативных работ (преимущественно предписывающих правительствам в переходных и развивающихся экономиках, как и что они должны сделать, опираясь на принципы "Вашингтонского консенсуса") к позитивным исследованиям, которые ставят своей целью сбор и анализ эмпирических данных — с тем, чтобы на основе их анализа понять реальные экономические процессы в этих странах. Одновременно применительно к российским научным работам я говорил бы о тенденции к повышению их качества, движении к единым стандартам, которые соотносятся с международными стандартами качества научных исследований. Вместе с тем этот процесс в разной степени затрагивает разных российских коллег, и российская научная среда (в сфере экономических исследований) остается очень неоднородной.

— Какие-то научные публикации произвели на вас наиболее сильное впечатление в последнее время?

— Мне представляются важными работы гарвардского профессора Дэни Родрика, посвященные "промышленной политике XXI века" для стран со средним и низким уровнем развития. В этих работах нет специального обсуждения российских сюжетов, но они интересны с точки зрения поиска нового взгляда на наши проблемы и реалии. Кстати, профессор Родрик в конце января по приглашению МЭРТ и ЦСР приедет в Москву, и мы планируем организовать его публичную лекцию в ВШЭ. Из российских работ я выделил бы коллективную монографию А.Белоусова и его коллег "Российское экономическое чудо: сделаем сами", а также книги "Коалиции для будущего", подготовленной Л.Григорьевым, А.Аузаном, Л.Тамбовцевым и другими коллегами в рамках проекта РИО-центра "Стратегии развития России в 2008—2016 годах".

Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Ссылки: