• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Даже если я слышала разговоры о том, что точные науки не для женщин, то воспринимала их как отсталость»

@Высшая школа экономики

Сегодня в научной и образовательной среде нередко можно столкнуться с гендерной дискриминацией. По данным исследователей Вышки, у женщин, работающих в университетах, меньше научных публикаций, ниже зарплаты, и они реже занимают руководящие должности.

В преддверии Международного женского дня мы поговорили на эту тему с успешными представительницами науки и образования факультета математики и факультета компьютерных наук.

Тамара Вознесенская
Первый заместитель декана факультета компьютерных наук НИУ ВШЭ

– Тамара Васильевна, расскажите о своей работе и научных интересах. Как объяснить гуманитарию то, чем вы занимаетесь?

– Как у заместителя декана и академического руководителя у меня очень много административной работы. На науку, честно говоря, сейчас времени не остается. Мое знакомство с исследовательской деятельностью началось в лаборатории вычислительных комплексов ВМиК МГУ, где я увлеклась имитационным моделированием и с тех пор моделирую все – от бортового вычислительного комплекса летательного аппарата в дипломной работе до самоорганизующихся команд в научной среде в настоящее время. 

Я бы не стала противопоставлять гуманитариев и технарей. Физико-математический снобизм существует, но его нужно искоренять, в том числе и в себе. Умные люди из любых областей знания могут объяснить друг другу все.

–  Как вы считаете, существует ли дискриминация женщин в науке? Сталкивались ли вы с пренебрежительным отношением, когда учились и выбирали профессию?

– Картина, очевидно, отличается по странам и регионам. В Вышке такого точно нет. Я не встречалась с тем, чтобы по-разному оценивали научные результаты в зависимости от пола. 

Мне повезло, в школе у меня были примеры старшеклассниц, добившихся серьезных успехов в олимпиадах по математике или в шахматах. Кстати, таких же выдающихся старшеклассников припомнить не могу. Даже если я и слышала от представителей старшего поколения разговоры о том, что точные науки не для женщин, то воспринимала это как отсталость. При выборе профессии я думала только о том, чего я хочу, что мне интересно, и ничто постороннее мне не мешало.

–  Сложно ли совмещать работу и личную жизнь/хобби?

– Да, всем сейчас не хватает часов в сутках, и это не зависит от пола. Домашние, которые подходят поздно вечером с вопросом: «Ты сейчас не очень занята? Можно тебя отвлечь?» – не редкость. Бывает, встречаюсь с друзьями за счет сна. Но в Вышке интересно жить, и удовлетворение от такой работы компенсирует все трудности. 

– Много ли в вашей сфере  начинающих специалистов женского пола? Поменялось ли у молодых женщин отношение к профессии?

– Со времен моего студенчества, когда на ВМиК МГУ училось порядка 40% девушек, ситуация существенно изменилась. Сегодня на ФКН девушки составляют только 20%, среди преподавателей женщин и того меньше – 11%. По данным сообщества Girls who code гендерный дисбаланс в компьютерных науках только увеличивается. В 1995 году здесь было 37% женщин, в 2017 – 24%, а прогноз на 2027 год составляет 22%.

Интересно было бы понять, куда сейчас идут девушки, которые раньше шли в ИТ, и почему они не идут в ИТ. Этим и многими другими вопросами мы уже не первый год задаемся на ежегодных ИТ-девичниках – мероприятиях ФКН, сочетающих в себе формат лекций про гендерные стереотипы и карьеру со свободным общением. 

За пять лет проведения девичников мы подняли огромное количество важных тем: обсуждали, есть ли различия между мужской и женской карьерой в сфере ИТ, делились своими историями выбора профессии, знакомили слушателей с исследованиями о взаимосвязи гендерного равенства в компании и ее экономической эффективности, говорили об изменении роли женщины в аграрном, индустриальном и постиндустриальном обществе. А в прошлом году мы стали частью кампании «Worldwide Conversation on Women’s Higher Education and Equality in the Workplace» Лондонского университета, посвященной 150-летию введения экзаменов для женщин в вузе.

IT-девичник
IT-девичник

В ходе таких встреч мы отметили, что представительницы более старшего поколения, которые застали советские времена, меньше ощущали гендерное неравенство как в детстве, так и в дальнейшем. В академической среде признание получают именно те исследователи, которые вкладывают больше усилий в свою работу, – наши спикеры не замечали дискриминации женщин в науке. Возможно потому, что они были из Вышки.

Западные компании уделяют особое внимание политике diversity и inclusion. Такой стиль управления позволяет не упускать хорошие кадры, смотреть на задачи с разных углов и лучше понимать заказчика. Работая с людьми различного происхождения, с различными бэкграундом и стилем работы, компания получает более полное представление о своих задачах. Разнообразие точек зрения помогает найти наилучшее решение.

В целом сегодня заметна тенденция резкого уменьшения количества женщин по мере продвижения по карьерной лестнице и наличие гендерных стереотипов в современных ИТ-компаниях. Разговор на эту тему мы продолжим на ближайшей встрече, на которую приглашаем всех коллег.

В этом году ИТ-девичник пройдет 18 апреля в Культурном центре. Чтобы получить информацию о начале регистрации, необходимо заполнить анкету.

В неформальной обстановке представители ведущих компаний поделятся своими карьерными историями. Важным нововведением станет международный блок: например, спикер из Нидерландов выступит с темой «Women in Cyber Security», а коллега из Финляндии расскажет о взаимосвязи небольшого количества женщин в области STEM и малого количества ролевых моделей-женщин в школах и дома.

Кроме того, к нам в гости придет playback-театр, и актеры в реальном времени разыграют на сцене истории спикеров.

Валентина Кириченко
Доцент факультета математики НИУ ВШЭ

–  Валентина Алексеевна, расскажите о своей работе и научных интересах. Как объяснить гуманитарию то, чем вы занимаетесь?

– Я занимаюсь алгебраической геометрией. Это такая область математики, в которой геометрические идеи и образы используются для решения чисто алгебраических, на первый взгляд, задач. И наоборот, красивые, но сложные геометрические задачи решаются с помощью алгебры. 

В школе алгебра и геометрия обычно преподаются как два разных предмета, но на самом деле они очень тесно связаны. Например, простое геометрическое наблюдение, что прямая пересекает окружность на плоскости не более чем в двух точках, отражает известный со школы алгебраический факт, что квадратное уравнение имеет не более двух решений. Если взять более сложные задачи о взаимном расположении прямых и окружностей, то одними геометрическими наблюдениями не обойтись. Например, сколько прямых пересекают четыре данные прямые в пространстве? Или сколько окружностей в пространстве пересекают шесть прямых? Вряд ли получится ответить на эти вопросы, совсем не пользуясь алгеброй. 

–  Как вы считаете, существует ли дискриминация женщин в науке? Встречались ли вы с пренебрежительным отношением, когда учились и выбирали профессию?

– На этот счет есть разные мнения: некоторые женщины-математики не сталкивались с дискриминацией ни в каком виде, а некоторые сталкивались с явной дискриминацией, например, при приеме на работу. Из личных историй, которые я слышала или читала, довольно сложно сделать какие-то глобальные выводы. Очень многое зависит от восприятия. Скажем, научный руководитель недоволен прогрессом аспиранта и довольно жестко высказывает свое мнение. Для одного эта критика может быть конструктивна (надо просто больше работать, и все получится), а для другого – разрушительна (у меня вообще нет нужных способностей, нужно бросать математику). 

У женщин в таких ситуациях есть дополнительный повод для сомнений (меня не воспринимают всерьез, потому что я женщина). С другой стороны, сомнения в выборе профессии одолевают практически всех молодых математиков, независимо от пола. Сложно оценить, дается ли этот выбор женщинам тяжелее, чем мужчинам. 

Лично я не встречалась с негативным отношением в этом вопросе. У меня были замечательные учителя в школе, они с уважением относились ко всем, кто хотел заниматься математикой. К концу школы я уже твердо собиралась стать математиком. И в университете, и в аспирантуре я ходила на курсы самых разных профессоров, и везде ко мне относились внимательно, можно сказать, как к младшему коллеге.

IT-девичник
IT-девичник

–  Сложно ли совмещать работу и личную жизнь/хобби?

–  Математика – это важная часть моей жизни, но конечно, бывают периоды, когда большая часть времени уходит не на нее. Тут надо трезво оценивать свои возможности, скажем, одновременно писать статьи и растить ребенка сложно. По моей публикационной активности легко вычислить, когда родились мои дети. В среднем, примерно три года уходит на то, чтобы вернуться на «доматеринский» уровень работоспособности. Я считаю, что это нормально, хотя в «спринтерских забегах» это может сказаться на результатах. Но обычно занятия математикой – это долгосрочный проект, и тут (как и с младенцами) правильнее оценивать результаты не за последний год-два, а лет за пять.

–  Много ли в вашей сфере начинающих исследователей–женщин? Поменялось ли у молодых женщин отношение к профессии?

Я не вела статистику, но если судить по конференциям в моей области, то кажется, что молодых женщин-математиков становится больше. И о своих математических результатах они рассказывают с энтузиазмом – видно, что им нравится то, что они делают. 

С другой стороны, если смотреть на студентов и аспирантов матфака, то кажется, что в прежние годы было больше гендерного баланса – раньше не бросалось в глаза, что в аудитории на семинаре почти нет женщин. Но, возможно, это издержки высокого конкурса, когда количество абитуриентов уже не позволяет провести сколько-нибудь разумный отбор, и все решают какие-то незначительные отличия в олимпиадных результатах.

Беседу вела Юлия Гиацинтова

Также читайте

Статистика от Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ

6 марта

«Вышка для своих» в Telegram