• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Продолжаем рассказывать о московских исторических зданиях, которые занимает Высшая школа экономики. Комплекс на Шаболовке был построен в первой половине XIX века для устройства шелковой фабрики. Ее первым владельцем был француз Петр Гужон, который питался окрестными голубями и сек работниц за провинности. От советских времен фабрике достался памятник Дзержинскому и название Шпулька.

Шелковая фабрика

В 1835-1836 годах на углу Шаболовки и Ризположенского переулка (сейчас ул. Академика Петровского) были построены первые каменные корпуса фабричного назначения. Из сохранившихся до настоящего времени это стоящие рядом дома № 26, стр. 2, и № 28, стр. 3.

Ю.П. Гужон.
kovalaris.blogspot.ru

В 1840-е годы территорию с фабричными корпусами арендовал Петр Осипович Гужон. Будучи французским подданным, он жил в России, занимаясь шелкоткацким производством, увеличивая и расширяя его мощности. Поначалу Гужон снимал небольшие помещения в разных частях Москвы. Когда ему переставало хватать места, он переезжал и снимал большую площадь. Шелкоткацкая фабрика на Шаболовке была его последним и самым крупным производством. Дело пошло весьма успешно, и в 1874 году здания потребовали перестройки. Она была выполнена по проекту архитектора Генриха фон Ниссена. Трехэтажный корпус № 28, стр. 3, — единственный, не перестраивавшийся в последующее время.

О самом владельце фабрики Гужоне осталось крайне мало свидетельств. По воспоминаниям московского предпринимателя и краеведа Н.А. Найденова, Петр Осипович употреблял в пищу окрестных голубей, нрава был скупого и строгого. На его производстве работали в основном женщины, которых он сек за провинности.

Фабрика на Шаболовке к 1880-м годам по наследству перешла сыну Гужона — Юлию Петровичу. Это был предприниматель уже новой формации. Человек умный, внимательный, думающий, он не только обладал русской купеческой хитростью, но и понимал историческую специфику. Трудно перечислить, членом и пайщиком чего он состоял: Товарищества шелковой мануфактуры, Совещательной конторы железнодорожников, Биржевого комитета, Московского военно-промышленного комитета, Товарищества Московского металлического завода (ныне завод «Серп и молот») и т.д. Гужон увлекался новейшими достижениями техники, в том числе автомобилями, мечтал об издании карты автомобильных дорог России. Первые автомобильные права в России были выданы именно Юлию Гужону. В 1907 году француз Гужон был избран председателем Московского общества заводчиков и фабрикантов. На этой должности он оставался до 1917 года, когда общество, как и все остальные организации, прекратило свою работу. Жизнь Юлия Петровича окончилась трагически: он уехал в Крым в свое имение, где в 1918 году был убит членами Добровольческой армии.

В 1880 году хозяином фабрики на Шаболовке стал другой француз: Ю.П. Гужон продал владение Гектору Францевичу Симоно, незадолго до этого приехавшему в Россию. При нем шелкоткацкая фабрика стала одним из крупнейших производств в Москве.

Шелковые ткани не относятся к предметам первой необходимости, к тому же сырье для их изготовления долгое время было в России привозным. Все это способствовало периодическим кризисам в шелковом производстве. К концу XIX века стало понятно, что для их преодоления необходимо введение более усовершенствованной техники и укрупнение производства. В 1881 году два крупнейших шелкоткацких фабриканта Г.Ф. Симоно и К.О. Жиро создали на основе своих фабрик Товарищество шелковой мануфактуры. Председателем товарищества был избран Ю.П. Гужон. Их расчет оказался верен: уже на Всероссийской художественно-промышленной выставке 1882 года их бархатные, фуляровые, атласные, парчовые и другие шелковые ткани получили высшую награду.

 

В 1893 году на Шаболовке началась реорганизация и расширение производства. К 1898 году построили несколько новых корпусов и перестроили ряд старых. Архитектором был приглашен Роман Иванович Клейн, один из самых плодотворных и успешных московских зодчих того времени. Среди его работ наиболее известны Музей изящных искусств имени императора Александра III, построенный в 1896-1912 годах (сейчас ГМИИ им. Пушкина), и универсальный магазин «Мюр и Мерилиз» (сейчас ЦУМ) на Петровке. На Шаболовке Клейном были построены корпуса с современными адресами: ул. Шаболовка, д. 26, стр. 3 и 4, и перестроены д. 26, стр. 2, и д. 28, стр. 2, 4 и 9.

На территории фабрики имелись также общедоступный колодец, высокая труба котельной и деревянный курятник (в 1912 году на этом месте был построен каменный дом фабриканта Симоно — д. 26, стр. 14). Практически все здания освещались электричеством.

Трехэтажные кирпичные корпуса с высоким полуподвальным этажом типичны для фабричной застройки конца XIX века. В минимум декоративного оформления фасадов входят лучковые перемычки окон всех корпусов, горизонтальные межэтажные тяги и простенький фигурный фриз из кирпичной кладки под карнизом на некоторых фасадах.

И сегодня на территории Шаболовского комплекса НИУ ВШЭ продолжает привлекать внимание кирпичная труба. Это труба котельной, построенная в 1902 году фирмой «Бетгер и К°». Тогда она была высотой 32 м, в советское время большую ее часть разобрали. В ЦИАМе хранится любопытный документ — образец деловой переписки начала XX века:

Господам Симоно и К° в Москве

Милостивые Государи!

Препровождая при сем счет на сооружение при заводе Вашем дымовой трубы, покорнейше просим признать также действительный расход за прогул наших служащих и выдать остаток причитающейся валюты, а равно соответствующий произведенной постройке аттестат нашим представителям.

С совершенным почтением!

Бетгер и К°

На производстве случались несчастные случаи, происходившие в основном из-за невнимательности или торопливости работниц. Все они фиксировались полицией, а пострадавшим оказывалась медицинская помощь в фабричной амбулатории.

Основными работниками шелкоткацкой фабрики были женщины, которые, как правило, жили здесь же, в казармах.

В 1907 году фабрика Симоно была преобразована в акционерное общество. В следующем десятилетии на ней работало около тысячи человек, а ее капитал составлял 2 млн рублей. Вновь потребовалось расширить производство, и в 1912 году был построен еще один корпус — ул. Шаболовка, д. 26, стр. 5. Он отличается от предыдущих построек.

У этого трехэтажного корпуса огромные квадратные окна, разделенные вертикальными лопатками на всем протяжении фасадов. Это уже новый подход к производственному помещению, где на первое место выходит забота об условиях труда в светлых и просторных цехах.

 

Ул. Шаболовка, д. 25, стр. 5. Западный фасад.
Ул. Шаболовка, д. 25, стр. 5. Западный фасад.
Никита Бензорук

Особняк

Особняк Г. Симоно. Ул. Шаболовка, д. 26, стр. 14

Среди однотипных фабричных корпусов на территории фабрики выделяется двухэтажный особняк. Это дом самого Гектора Симоно, который жил в непосредственной близости от своего производства. Его постройку он также поручил архитектору Клейну. Дом-терем, спроектированный и оформленный в традициях эклектики с включением элементов модерна, был построен в 1898 году. Его затейливая планировка, черепичные крыши, разнообразные балкончики, трубы делают здание одной из интереснейших построек архитектора в этот период. До наших дней дошла также деревянная лестница тех времен.

Дом расположен на территории Шаболовского комплекса НИУ ВШЭ, но не является собственностью университета. Здание находится в катастрофическом состоянии и требует срочной реставрации. Его современный адрес: ул. Шаболовка, д. 26, стр. 14.

Артист Алексей Грибов

В адресно-справочной книге «Вся Москва» за 1927 год сказано, что по адресу: ул. Шаболовка, д. 36 (нумерация современного дома № 26 первой половины XX века), проживает Алексей Николаевич Грибов, артист МХАТа. Этот, казалось бы, неправдоподобный факт действительно имел место в биографии народного артиста СССР, всю жизнь прослужившего во МХАТе и сыгравшего множество ролей в кино.

Артист А.Н. Грибов

Родившись в бедной рабочей семье, Алексей был вынужден пойти работать в четырнадцать лет. Первым местом работы Грибова стала одна из многочисленных шелкоткацких фабрик в Москве. Несмотря на тяжелый труд и полуголодное существование, Алексей Грибов ходил в школу-клуб рабочей молодежи, где встретился со своим первым театральным учителем В.В. Барановским. Благодаря ему Грибов поступил в 3-ю студию МХАТа, но, даже будучи студентом, продолжал работать.

Шелкоткацкую фабрику национализировали, затем закрыли, а рабочих перевели на другое производство, которое также потом перенесли на новое место. В конечном счете Грибов оказался на комбинате «Красная Роза», бывшей фабрике Жиро. Вот что писал об этом производстве Лев Толстой:

Отрывок из статьи «Рабство нашего времени»

«3000 женщин стоят в продолжение 12 часов над станками, мотая, разматывая, пропуская шелковые нити для производства отвратительного вкуса шелковых материй, употребляемых преимущественно всякого рода проститутками. Все женщины эти, за редкими исключениями, пришли из деревень и уже не возвращаются в семьи, а рожают здесь иногда на пороге фабрики и становятся на работу на другой день родов или морят отсылкой в деревню своих незаконных детей или отдачей в воспитательный дом. Три тысячи женщин в каждый данный момент в продолжение известных мне 20 лет, следовательно, десятки тысяч молодых, здоровых женщин, матерей губят свои жизни и жизни своих детей для того, чтобы изготавливать бархаты и шелки для распутных женщин. То, что происходит здесь, случайно близко известно мне, но то же происходит с сотнями и тысячами, говорят, с двумя миллионами людей по всей России…»

1901 г.

Со времени поступления на работу Алексей Николаевич жил в бараках при фабрике. Так продолжалось и во время переводов с одного места на другое. К 1927 году он уже окончил студию МХАТа и поступил на службу в театр, но, очевидно, еще несколько лет продолжал жить в бараке по прежнему месту работы.

Фабрика после 1917 года

В 1918 году было учреждено Правление национализированной фабрики Симоно, а в 1920-х годах все строения фабрики были переданы в ведение Московского совета народного хозяйства. А в 1937 году здесь была организована Государственная Всесоюзная автономная шпульно-катушечная фабрика им. Дзержинского Главного управления подсобных предприятий текстильной промышленности Наркомата легкой промышленности. В этом качестве фабрика проработала до 1990-х годов.

В год основания шпульно-катушечной фабрики на ее территории возле главного корпуса был поставлен гипсовый памятник Ф.Э. Дзержинскому, именем которого она была названа. Памятник существует и сегодня.

В годы Великой Отечественной войны многие работники фабрики ушли на фронт и не вернулись. В память о погибших при входе на территорию установлена доска с их именами. После войны, в 1950-х годах, несколько основных корпусов фабрики были переоборудованы в соответствии с новыми техническими требованиями.

К 1990-м годам шпульно-катушечная продукция перестала пользоваться прежним высоким спросом. Фабрику, в народе называемую просто Шпулькой, было решено переоборудовать для производства бумажно-технологических изделий. А один из корпусов, выходящий на красную линию улицы Шаболовка, отдали факультетам Текстильного института.

В 1995 году на территории бывшей фабрики произошел крупный пожар. Пострадали практически все фабричные здания, некоторые очень серьезно. В 2005 году были попытки восстановления корпусов, но реставрация не была доведена до конца. В таком виде комплекс на Шаболовке был передан Высшей школе экономики, которая в настоящее время осуществляет его реконструкцию.

 

Здания по адресам ул. Шаболовка, д. 26 (стр. 3,4,5) находится в оперативном управлении НИУ ВШЭ с 2009 года, ул. Шаболовка, д. 28/11, стр. 2 — с 2001 г.

 

Автор текста: Анастасия Соловьева
Искусствовед, историк Москвы. Автор многотомного издания «Лица российской истории: коллекция портретов»; режиссер фильма-прогулки «От Кремля к Новодевичьему» 1997 г.; научный редактор книги о Москве «Лубянский треугольник» (А.В. Колосов, 2010 г.). Занималась изучением и описанием колоколов Москвы. Экскурсовод «Москвы, которой нет»; один из авторов сайта «Узнай Москву».