• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Слушатель Программы Екатерина Голубкина рассказала о психоаналитическом коучинге, лидерстве и жизни

Слушатель Программы Екатерина Голубкина рассказала о психоаналитическом коучинге, лидерстве и жизни

Екатерина Голубкина - Executive коуч, бизнес-консультант (HR & организационное развитие), член Ассоциации психоаналитического коучинга и бизнес-консультирования, экс-HR директор семейного фонда Рубена Варданяна, экс-руководитель департамента внутренних коммуникаций и управления результатом («Вымпелком», ТМ Билайн). Объединив в своей консультационной деятельности огромный корпоративный опыт и любовь к психологии, она являет собой пример коуча нового времени. Её клиенты - серьёзные, влиятельные бизнесмены, ищущие внутренней гармонии и понимающие, что успех - не в том, как правильно заработать деньги, а в том, чтобы прийти к себе, найти своё истинное призвание. Катя и сама прошла длинный путь прежде, чем нашла своё любимое дело - «психоаналитический коучинг», поэтому наше интервью - это ещё и рассказ о становлении Личности и о тех радостях, которые приходят, когда следуешь своему сердцу.


 «Я буду разговаривать с людьми за деньги»

- C чего начался твой профессиональный путь?


- Мне было семнадцать, я училась на первом курсе «Станкина», и не понимала, что я там делаю. Мне хотелось работать, самой зарабатывать деньги, а не брать их у папы. Однажды после института – это был 1992 год – я стояла на остановке, думала, как и где искать работу, а рядом беседовали два иностранца. Как позже выяснилось, отец и сын. Сначала они говорили о чем-то своём, а потом стали обсуждать мой внешний вид, думая, что я их не понимаю. Когда у них начался спор, я с улыбкой его разрешила, после чего старший из них сказал: «Ты знаешь английский? А тебе работа нужна?» И вот, спустя несколько дней, я уже работала в офисе, и осталась там на четыре года. У нас был и видео-бизнес, и строительство коттеджей по новой технологии, и много всего разнообразного и интересного, – 90-е годы, катастрофические скорости, разноплановый круг общения и дел. Я быстро поняла, что «Станкин» – не мой путь и бросила институт. Родители были в шоке, и в качестве компромисса я поступила в Московский государственный университет культуры, на факультет «менеджмент в социальной сфере». Училась на вечернем и продолжала работать. Потом перешла в крупную компьютерную компанию, позже – в юридическую, затем ушла в HR. Лет с двадцати я как бы в шутку говорила: «Я буду разговаривать с людьми за деньги». Мне всегда люди что-то рассказывали, причем даже то, что и не собирались. И я подумала: мне нравится слушать и давать советы, людям нравится со мной говорить, надо это как-то монетизировать. Я ляпнула это и забыла, уйдя с головой в работу. А когда у меня в 2014-м году случился «корпоративный крах», я стала вспоминать, о чем же я мечтала? И вспомнила о «разговоре за деньги». Только теперь это не звучало так уж смешно. Так я пошла учиться в Вышку психоаналитическому коучингу, на магистерскую программу Манфреда Кейтс де Вриза и Андрея Владимировича Россохина.


- Ты говоришь, что для тебя было важно зарабатывание денег, а потом что-то происходит, и ты решаешь углубиться в тему психологии. Это произошло под влиянием какого-то события?

- Я не скажу, что сейчас зарабатывание денег неактуально. Просто раньше был вопрос не про деньги сами по себе, а про независимость от чего-то. Например, от мнения родителей. Деньги – свобода, возможность иметь то, что хочется. Причем количество денег должно быть таким, чтобы ты не чувствовал их наличие или отсутствие. У меня есть ощущение, сколько я стою, и оно меня не подводит. И ещё для меня очень важна система взаимоотношений: я всегда уходила из компании, в которой происходило какое-то свинство по отношению к людям. 

- То есть у тебя развито чувство справедливости?
- Чувство высшей справедливости (улыбается). Оно даже гипертрофировано, я бы сказала. Каждый получает то, что заслуживает. 



«Ты никогда не будешь ни к чему полностью готов. Надо просто начинать делать прямо сейчас»

- И всё-таки когда произошел тот момент, когда ты решила расстаться со сферой HR и уйти в коучинг и психологию?


- Ну, во-первых, на факультет психологии я пыталась поступить много лет назад, но не вышло. Тогда я начала активно заниматься психологией самостоятельно, много читала, много наблюдала за людьми, делала свои выводы. Психология по сути всё время была со мной. Настал момент, когда я поняла, что больше не хочу быть внутри «корпоративного мира». Я забралась почти на самый верх и увидела, сколько там цинизма. После выхода из него, захотелось прийти в себя, отдохнуть, заняться дочерью, признать, что я больше никому ничего не должна. Мне кажется, я только недавно обрела спокойствие и избавилась от чувства вины. В этой гонке за статусом и деньгами я не видела истинной цели. И на то, чтобы вспомнить, о чем мечтала, потребовалось время. А дальше - Вселенная всегда отзывается на наши желания.


- Очень многие люди боятся уходить в свободное плавание. Ведь это же так непросто – нету «папы»-начальника, который обеспечит стабильность. Как ты сама рискнула? Ты шла за душой или что?


- С одной стороны, было физическое ощущение, что не можешь  заставить себя что-либо сделать. Просто невозможно стало делать все то, что было привычным раньше. С другой стороны, у меня был период, когда мне просто хотелось проснуться утром, собраться и пойти в кино, или сидеть и читать полдня в книжном магазине, или встретиться с кем-то из друзей. Я чувствовала, что это очень важно. А потом захотелось двигаться дальше, и я пошла учиться.

Поначалу мне казалось, что у меня мало знаний, чтобы начать работать с людьми в формате психоаналитического коучинга. А когда усилием воли заставила себя начать это делать, поняла, что надо было раньше начинать. Потому что ты никогда не будешь ни к чему полностью готов. Надо просто начинать делать прямо сейчас. Для меня на данном этапе очень важно – перестать дергаться по поводу того, что будет завтра. Потому что важно только то, что есть сегодня. Я долго жила в «завтра», не видя, что происходит со мной в «сегодня». 


Я из «семьи простых советских инженеров», мой путь прошел, к примеру, через работу в пространстве Рубена Варданяна. И для меня это колоссальный профессиональный и личный рост, и это одно из моих достижений. Теперь я чаще стараюсь себя хвалить. Например, как-то я села и стала подсчитывать, сколько уже провела  сессий и консультаций за полгода работы в новой професии - получились приличные показатели. А между тем, меня терзало ощущение, что я никуда не двигаюсь. Это как в корпоративном мире: сотрудник рассказывает руководителю о проделанной работе. Так и здесь: ты себе и руководитель, и сотрудник одновременно, и нужно рассказывать самому себе, каковы твои результаты. Пока ты находишься неосознанно «в процессе», не отслеживая его со стороны, то сложнее оценить ситуацию. А ещё важно перестать что-то кому-то доказывать (например, маме с папой или очередному руководителю). На это тоже нужна определенная смелость. Довольно сложно бывает объяснить даже самым близким, что ты не можешь поступить иначе, что это всё равно, что перестать дышать. 


«Люди ищут смыслы»


- Расскажи, почему ты выбрала такое любопытное сочетание: коучинг и психоанализ?


- Это направление называется «психоаналитический коучинг и бизнес-консультирование», и это, конечно, не психоанализ и не коучинг в чистом виде. У меня нет потребности заниматься клиническим консультированием – скорее, это попытка обрести больше инструментов, чтобы узнать, что стоит за тем, что говорит тебе человек. С точки зрения того, как лучше, безопаснее и правильнее развернуть ситуацию в нужное русло. Здесь есть возможность занырнуть более глубоко, в бессознательное, но при этом остаться на "человеческом" уровне, понятном любому. 



- Приведи какой-нибудь пример из практики, чтобы лучше понять, как это работает в бизнес-сфере?


- Допустим, приходит клиент, говорит: «Не могу взаимодействовать с большим количеством людей на работе. Всё время не успеваю, сроки валю. Устал до невозможности. Постоянная критика. Не знаю, что делать. Помогите структурировать приоритеты». Что можно сделать в формате коучинга:  проговорить ситуацию, составить план действий, нарисовать «колесо баланса» и так далее. Но ситуацию можно рассмотреть и с более глубокой, психоаналитической, точки зрения. В диалоге понять, на что похожа его проблема, что она ему напоминает. В безопасном формате. И вдруг выясняется, что это напоминает критику мамы, семейные перипетии, когда родители разводились, а ты не понимал, куда себя девать, и у тебя были чувства, которыми никто не интересовался. И вот так всё потихоньку раскладывается, разворачивается, соединяется, появляются другие смыслы.



- Таким образом, ты больше обращаешься к ядру личности, а не столько к каким-то профессиональным вопросам?


- Конечно. И я не верю в деление на профессиональное и личное. Потому что какую бы роль на себя ни примерял человек, он везде один и тот же. Система взаимоотношений в семье ничем не отличается от системы взаимоотношений на работе. Пример. У меня на семинаре сидит большой директор. Мы говорим про разные формы признания результата. Я проигрываю форматы, подхожу к участникам и официально произношу: «Пётр Петрович, благодарю за Вашу работу», затем – грамота, все похлопали, занавес. Подхожу к другому и говорю: «Спасибо тебе большое, что ты осталась вчера со мной. Если бы не ты, я бы завалила проект. Я тебе очень благодарна!» И директор, наблюдая за процессом, говорит: «Я сегодня вечером жене скажу «спасибо». Она мне каждый вечер готовит ужин, и он такой вкусный!» Какие-то простые совершенно вещи очень важны. Нет деления на профессиональное и личное. Это, скорее, понимание, откуда в профессиональной сфере появляются вещи, которые тебя выматывают, тормозят. Это осмысление событий.


- В результате, что получает человек после такой сессии?


- Осмысление. Люди ищут смыслы. Он приходят за ними и на коучинг, и на терапию, и на тренинги. Все это про лучшее понимание себя, своей жизни.




«Нужно иметь внутри хаос, чтобы родить танцующую звезду»

- Что дает это осмысление?


- По-разному. От запроса зависит. Если тебе нужно принять решение, то надо проанализировать, что происходит и что делать. Увидеть то, что не увидел наедине с собой. Это эффект «случайного попутчика» – когда незнакомому человеку рассказываешь что-то и находишь для себя новый смысл, или проживаешь что-то заново и отпускаешь. Психоаналитический коучинг – это безопасное пространство для понимания себя. Потому что решиться на классический психоанализ не каждый может – длительный и сложный процесс. Бизнес-коучинг – безопасный формат для быстрого достижения результата. А психоаналитический коучинг – возможность понять, а того ли результата я хочу, понять себя лучше, а также осознать, что и почему мешает мне прийти туда, куда я хочу. Когда у человека происходят одни и те же события, как в замкнутом круге, то не получится просто взять и привести его из точки А в точку Б. Психоаналитический коучинг – формат, который помогает осмыслить, почему это с тобой происходит. Ты видишь глубже, чем то, что лежит на поверхности, –  нырнул, а потом вынырнул. В современном бизнесе с точки зрения лидерства происходит просто катастрофа. То, что предлагается на классических тренингах, в консультировании, уже не работает. И бизнес это тоже понимает, но боится перемен. 


- А что нужно современному бизнесу, на твой взгляд?


- Смыслы. Я недавно рассуждала про одиночество лидера (ссылка на статью: http://coaching-org.ru/kouch-on-layn/ekaterina-golubkina-ob-odinochestve/) и о том, как работается руководителю компании в текущих реалиях. Это же человек, который окружен кучей стрессов. У него – сотрудники, акционеры, семья, друзья, и все они от него что-то хотят и ждут. А есть ещё он сам, со своими ожиданиями и желаниями, конфликтами. Лидер одинок, находясь на «верхушке лестницы», в скопище своих нерешенных конфликтов, и это может привести компанию к невеселым последствиям. От того, что живет внутри лидера, в сильной степени зависит и жизнь компании – «нужно иметь внутри хаос, чтобы родить танцующую звезду». Компания – это живой организм. Это не просто объект с определенным брендом и набором ценностей. Там живые люди. И пока это осознание не дойдет до голов лидеров, с точки зрения бизнеса кардинальных изменений не произойдет.


- Какие люди к тебе чаще всего приходят? Что их объединяет?

- И собственники бизнеса, и топ-менеджеры, и среднее звено. Самая пульсирующая тема – самоидентификация. Человеку хочется понять, кто он, «из чего сделан». Он, вроде, и успешен, но испытывает тревогу. Много звучит тема психологического отделения от родителей, способности самостоятельно действовать и чувствовать. 



«Я раздаю «ключи»


- Какую роль для себя ты определяешь в этом процессе? 


- Я собеседник, иду рядом с человеком. В какой-то момент мне надо просто слушать. В какой-то момент – спросить. Или интерпретировать. Моя задача – помочь лучше что-то осознать. Я просто разговариваю. И я рекомендую просто быть искренними. Мне понравилась метафора из книги Макса Фрая, где герой раздавал «ключи». Так что я выбрала себе именно такую метафору – «раздавать ключи».



- А бывает, что человек не берет ключ?

- Бывает. Бывает настолько страшно сделать шаг и увидеть что-то новое, что-то по-другому понять, увидеть про себя нечто, что раньше было скрыто. Но все достижения человека, «ключи» – они только его. Я не хранитель сакрального знания, я просто помогаю. Иногда я устаю, как-то эмоционально в своем пространстве реагирую. Но в целом, все, что сейчас происходит в моей работе, идет в копилку профессионального опыта. Удовлетворение – от того, что ко мне приходят люди, что у меня есть возможность быть им полезной.

 - Это наверняка взаимопомогающий процесс, когда  не только клиент у тебя учится, но и ты учишься у клиента. Верно?


- Я бы скорее сказала, что это взращивание профессионализма с каждым новым человеком. Приходит понимание: что и как надо или не надо делать. Второе – это личное развитие. Когда ты работаешь с другими людьми, очень важно следить за экологичностью своих чувств и эмоций: проходить супервизии, работать с терапевтом или аналитиком. 


- Какими качествами должен обладать человек твоей профессии? 


- Интуицией, эмпатией, способностью проживать с другим человеком его проблему, а также смелость, чтобы идти в самые гущи внутреннего мира человека. Да и в себя с такой же смелостью заглядывать надо уметь. Очень важно знать про себя, ведь от взаимодействия с тобой зависят чувства другого человека. А ещё любопытство, причем здоровое, когда интересно исследовать с человеком что-то. Доброта и порядочность важны, когда на первом плане – «не навреди». Ну и опыт очень важен - не переживший шторм, не способен его предсказать и помочь в нем выжить.


- Что тебе важно сделать в ближайшее время?


- Стараюсь не загадывать наперед. Я сейчас нахожусь в своей мечте, проживаю ее сегодня, получаю образование психолога, «говорю с людьми за деньги». А потом будет новая мечта (смеется).


- Ты применяешь профессиональные навыки для своей будничной жизни и для жизни близких людей?


- Нет. Я не работаю в коучинге со знакомыми людьми. Важно, чтобы был чистый лист. Я применяю навыки только в работе, иначе может наступить «клиника» (улыбается).



«Смысл – в самом процессе жизни. Когда ты с каждым шагом чувствуешь, что реализуешься»


- Можно ли сказать, что, чтобы изменить свою реальность, нужно постоянно отслеживать себя, отмечать «то» или «не то», каждую секунду слушать нутро?


- То, о чем ты говоришь, это про то, что я делала предыдущие двадцать лет своей жизни – постоянно отслеживала себя, планировала все свои шаги, оптимизировала, просчитывала. Многие важные переосмысления происходят, когда ты фактически теряешь всё. В моем случае на физическом уровне лишений не было, но на эмоциональном уровне – будто я потеряла всё. И мне нужно было по-новому понять, где я. Научиться заново ходить. Я выясняла, что я люблю, что я чувствую по отношению к своему ребенку, например. И гармония наступает не когда сверяешься с самим собой, а когда делаешь то, что хочется, не задумываясь. Когда нет лишних телодвижений. Если  ты начинаешь задумываться, тогда, вероятно, ты делаешь что-то не то. Счастье всегда с тобой. Всё, что происходит, это только твоё. Многие из нас забывают, что такое жить. 


- Есть ли у тебя какой-то рецепт для выхода из кризиса?


- Зависит от вида кризиса. На мой взгляд, кризис – это когда исчезает смысл. Когда ты не понимаешь, кто ты, где ты, зачем ты. И я видела это со стороны у очень известных, богатых, успешных людей, у которых при этом не было ощущения, для чего они живут. Понимание было, а ощущения не было. Рациональное и эмоциональное рассинхронизированы. Это страшная картина. Дикое одиночество. Мне кажется, человек, который любит – работу, человека, Бога – у него всегда есть смысл. Точка опоры – в этой любви, в высшем смысле этого слова. Как только любовь пропадает, ни деньги, ни успех не могут это заменить. 


- А в твоей жизни что есть самое важное, к чему ты испытываешь любовь? В чем черпаешь вдохновение?


- Я не играю по чужим правилам, делаю то, что мне видится нужным и важным. И это дает энергию и вдохновение не в чем-то одном, а во всех точках пересечения и взаимодействия. Такой взаимообогащающий процесс: ты кому-то нужен, тебе кто-то интересен, ты делаешь то, что тебе нравится и что умеешь делать хорошо, и при этом получаешь ответную реакцию. Смысл в самом процессе жизни, когда с каждым шагом чувствуешь, что реализуешься. Что все не зря и не напрасно. Мой собственный критерий успеха – я могу позволить себе роскошь взаимодействовать с теми людьми, с кем мне хочется. И не иметь дела с лицемерами, подлецами, понторезами. Я люблю людей и получаю кайф от отношений и общения с ними.



- Какой бы ты хотела запомниться этому миру?
- Дерзкой, счастливой, рыжей...



Источник: http://www.gayanat.ru/2015/09/blog-post_70.html