• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«То, что ты сейчас чувствуешь — важно»

10 октября в Вышке состоится Mental Health Day. Один из пунктов программы — публичный разговор «Am I normal? — Разговор о том, когда нужно просить о помощи», который проведет директор Центра психологического консультирования Ирина Макарова и врач-психиатр, психотерапевт Центра изучения расстройств пищевого поведения Владислав Чупеев. 

Мы поговорили с Ириной Макаровой о том, как просить о помощи, почему о теме ментального здоровья необходимо говорить публично и как научиться прислушиваться к самому себе. 

– Почему ментальное здоровье — тема, о которой начинают говорить открыто только сейчас?

– Возможно потому что люди и общество в целом в какой-то степени доросли до этих вопросов. Эта взрослость позволила набраться смелости и открытости говорить, например: «У меня есть проблемы, связанные с моими эмоциями или с моей психикой». 

На это влияет очень много факторов. Готовность общественного мнения, открытость, появление информационного пространства, в котором люди стали готовы с одной стороны говорить, а с другой стороны — слушать, что у кого-то есть проблемы такого рода.

Также читайте

Психолог ЦПК Екатерина Соловьева о гейткиперах и о том, как помочь человеку с суицидальными мыслями

Также мне кажется, что люди стали об этом говорить более открыто еще и потому, что они все чаще позволяют самим себе чувствовать неблагополучие психического плана. Они становятся более внимательными, чувствительными. От этого возникает ощущение, что психического неблагополучия вокруг нас как будто становится больше, но, конечно же, это не так.

Это приводит к тому, что тема ментального здоровья становится топовой, обсуждаемой и в СМИ, и в соцсетях. Она откликается во многих как раз потому, что сходится с их собственными переживаниями, с их собственными чувствами.

– Почему стала возможна эта открытость?

– Мир меняется меняется в сторону индивидуализации, люди с большей смелостью готовы выражать свою точку зрения по любым вопросам, им важно не только осознать и сформулировать ее, но и найти тех, кто ее разделяет.

С одной стороны, идет процесс демократизации критических состояний, а с другой стороны у этого процесса есть сложные последствия. Очень тяжело существовать в вечном поиске: «Это я? А это я? Это общество на меня давит или я сам так чувствую? А если я сам так чувствую, то...?». 

Если у меня сейчас все в порядке и есть силы поддержать кого-то, это может спасти жизнь. 

– Почему важно говорить о ментальном здоровье открыто?

– Потому что это касается каждого человека. Мы ищем себя, хотим быть личностью, прожить свою собственную жизнь. 

Этот процесс настолько индивидуальный, что, наверное, в какой-то момент мы начинаем чувствовать, что мы теряем чувство общности, чувства социальной поддержки. Большинство проблем, связанных с ментальным здоровьем, могут привести к опасным для жизни состояниям (изолированность, одиночество, сложность найти человека, который выслушает, поддержит, поможет справиться с отчаянием), поэтому об этом стоит говорить. 

Мы говорим о ментальном здоровье не только для того, чтобы люди обратили внимание на себя, но еще и для того, чтобы они обратили внимание на кого-то рядом и спросили: «Все ли у тебя хорошо? Не хочешь ли ты об этом поговорить?». 

Так что разговор о ментальном здоровье может быть полезен с разных точек зрения. 

Конечно, мы понимаем, что нужны психологи, служба экстренной помощи, горячая линия, но это все только часть системы. Самое важное — это университетская среда, где нам не все равно, кто сидит рядом с нами в аудитории, нам не все равно, кто пьет рядом чай в столовой. 

Если мы видим, что кто-то сидит и плачет, почему бы не подойти и не спросить: «Что с тобой?». Попробуйте. Может быть это кому-то поможет справиться, поможет увидеть, что он не один. 

– Как понять, что мне необходима помощь?

– Я думаю, что несложно понять. Чаще всего люди, которые чувствуют, что с ними происходит что-то, с чем они не справляются, знают, что им нужно попросить помощи. Гораздо сложнее совершить этот шаг. 

Например, ко мне приходят студенты и говорят: «Кажется, у меня депрессия, и она у меня уже шесть лет». То есть уже шесть лет назад человек понял, что жизнь его не удовлетворяет, а скорее даже угнетает, но ему было необходимо набраться внутренней смелости и попросить о помощи. И опять же, важно, чтобы у человека была возможность обратиться за помощью.

Мы проводим день ментального здоровья как раз для того, чтобы показать, что мы все подвержены таким состояниям. Если вы думаете, что у психологов не бывает таких проблем, вы ошибаетесь. У нас есть преимущество: нам не сложно попросить о помощи. Я сама очень долго в психотерапии и если чувствую, что у меня ощущение «ежика в тумане», я знаю, насколько мне важно обратиться к специалисту. 

Хочется создать такое общественное мнение, что обратиться к психологу — это нормально. 

Это не проявление слабости и не доказательство ненормальности. Это абсолютно естественный поступок, который человек совершает с заботой о себе и своем состоянии. 

Сейчас, к сожалению, я вижу, что есть однозначный и довольно плоский вектор на то, что все в обществе должны быть успешными. Мы все должны заработать много денег, быть отличниками, не быть лузерами. В этом контексте эмоциональные провалы, которые мы ощущаем — это что-то ненормальное. 

Жизнь как зебра — сегодня у нас все хорошо, а завтра наступает серая полоса жизни. Это не плохо, ведь если ее не будет, то мы и радости от жизни не почувствуем. Надо, чтобы отношение человека к таким процессам, отношения общества и структуры — университета — изменилось. 

– Допустим, я понимаю, что помощь нужна. Но как просить о помощи, если не умеешь просить?

– В психологическом консультировании есть представление о том, что мы можем помочь человеку только в случае, когда он обратится к нам и попросит консультации или, например, какого-то встречного движения — понять, выслушать. Если человек боится сделать шаг, открыться и протянуть руку, мне сложно ему помочь. 

Но я бы предложила, возможно, другую идею. Если задать себе вопрос: «А что со мной происходит? Почему я не могу обратиться за поддержкой, если я в ней нуждаюсь?», то можно обратиться к психологу с целью самоанализа. Если я понимаю, что я очень нуждаюсь в этой помощи и я не в состоянии вытянуть саму себя, то нужно пойти к психологу и проработать конкретно этот момент. 

Ведь это справедливо не только по отношению к психологам — это ведь и отношение к другим людям, к обществу. Я не могу протянуть им руку, потому что боюсь, например, что она будет отвергнута. Ведь я сам себя оставляю в изоляции совершенно беспомощным. 

– Почему бывает стыдно просить о помощи? 

– Мне кажется, у каждого человека своя история. Это в какой-то степени следствие идеологии, которая проскальзывает и в медиа, и в бытовых разговорах — идея успешности, силы, активности, социальной независимости. Соответственно все, что противопоставлено этому, мы оцениваем критически. 

С другой стороны, когда несколько лет назад в разных городах стали активно появляться психологические кабинеты, люди относились к ним с большой настороженностью. Сейчас ситуация меняется и люди уже не так боятся обращаться за помощью.

– Как научиться прислушиваться к себе и своим состояниям?

– Мне кажется, люди слышат себя, но в силу разных установок из общественной среды, из детства, из коммуникации с родителями, услышать себя становится сложнее. Например, родители готовы выслушать от ребенка рассказы про его успехи, но их могут расстраивать — так сильно, что ребенок даже пугается — его неудачи, например, полученная двойка. Поэтому еще в дошкольном возрасте у ребенка появляется такое убеждение: «Ага, мои эмоции расстраивают родителей, что-то с ними неладное творится, значит мое переживание мне не нужно».

Я даже не говорю о том, что у всех родителей есть свой набор вредных советов по поводу того, как ребенку нужно обходиться со своей эмоциональной жизнью. «Мальчики не плачут», «Забей, это все какая-то ерунда, вот там на войне люди страдали, а ты-то что?» — мы все это слышали или слышим до сих пор. 

Естественно, когда встает вопрос о восприятии своих эмоций, встает и вопрос какого-то перевоспитания. 

Нам нужно вырастить в себе другую маму, которая будет говорить: «Конечно, то, что ты сейчас чувствуешь — важно». 

Чем хорош психолог? Он независим. Все люди, которые нас окружают — не нейтральны. Мы ведь так и выстраиваем свое окружение, чтобы мы к ним были эмоционально пристрастны и они к нам. А с психологом можно быть честным в тех чувствах, которые в нас самих вызывают много трепета — например, всегда сложно столкнуться со своей завистью. 

Я бы всем посоветовала найти этого нейтрального человека.

День ментального здоровья, который пройдет 10 октября — разовое мероприятие, или он будет организовываться регулярно?

– Центр работает уже 15 лет, и все 15 лет я пытаюсь что-то изменить. 

Я хочу, чтобы тема стала социальным, публичным явлением, чтобы люди не стеснялись, что у них есть психика, душа, эмоции — это же и отличает человека от всех остальных. 

Также читайте

Собаки-терапевты, йога и лекции о психологическом здоровье

Поэтому мне хочется, чтобы в течение года была возможность создавать площадки, на которых можно было бы поговорить. Сейчас, например, мы открываем горячую линию для студентов Вышки, чтобы у них была возможность круглосуточно в чате или по телефону получить психологическую помощь. 

Есть планы открыться на Покровке, вот-вот откроется психологический кабинет в Одинцово. Мы хотим вести работу в направлении создания доброго, душевного комьюнити, ведь это единственный путь профилактики тяжелых эмоциональных срывов. 

Я надеюсь, что и в следующем году, если мы увидим отклик, продолжить делать такой же, а может быть и немного другой формат. 

– Кому стоит прийти?

– Всем. И тем, кто только начинает что-то исследовать и понимать про свою психику и свои состояния, и тем, кто хотел бы помогать, кто видит в своем окружении людей, которым тяжело. Тому, кто может быть не задумывается еще о том, как он психически устроен, но у кого, тем не менее, есть ощущение, что в его жизни все может быть лучше.

 

Автор: Мария Еремина

Фото: Диана Артамонова

9 октября

«Вышка для своих» в Telegram