• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Право в цифровую эпоху»: развитие

26-27 ноября 2018 года на Международной конференции «Право в цифровую эпоху» уже в восьмой раз обсуждали актуальные проблемы IT & IP права: правотворчество, кодификацию норм в сфере информационного права, примеры законодательных нововведений.

За изменениями в праве информационных технологий и интеллектуальной собственности сложно угнаться. В 2017 году главной темой для обсуждения на майском Международном юридическом форуме в Питере — одном из крупнейших юридических мероприятий года — был блокчейн. В этом году уже переключились на LegаlTech и чат-ботов. Конференция «Право в цифровую эпоху» на базе Высшей школы экономики включала в себя всего понемногу. Перед вами анализ некоторых вопросов, которые обсуждали на мероприятии.

Правотворчество

Денис Новак, заместитель Министра юстиции России, начал свое выступление словами: «Новые вызовы на 95% ложные». Технический прогресс не поменяет кардинальным образом систему права. Старые правовые институты справляются, не надо добавлять еще главы в ГК, считает он. Погоня за закреплением всех новшеств в законе связана с проблемами:
казуистичности, когда частные вопросы преобладают над общими принципами;
зарегулированности, где каждый чих надо сверять с законодательством;
мгновенного устаревания технологий. Сейчас внедряют распределенные реестры, но не факт, что через 5 лет на смену не придёт другая эра передачи данных.

Михаил Якушев, исполнительный вице-президент по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «ВымпелКом», поддерживает идею, что незачем создавать нормы без нужды. К антипримерам он относит уже не действующий закон о блогерах, согласно которому авторов интернет-сайтов, блогов и страниц с аудиторией «свыше 3000 пользователей в сутки» обязали регистрироваться в Роскомнадзоре и соблюдать ограничения, установленные для СМИ. Михаил Якушев заявляет, что по практической необходимости предложения создать «закон о роботах» имеют такую же нулевую ценность.

Михаил Якушев с сожалением отмечает, что есть не просто бесполезные нормы, но и вредные. «Пакет Яровой негативно сказывается на ценах тарифов на связь, запрет Telegram подрывает доверие граждан к власти. Зачем государству так себя дискредитировать?» Возможно, дело в том, что у правительства нет доверия интернет-технологиям и к россиянам, говорит он.

Право – это не единственный социальный регулятор, напоминает Михаил Якушев. Законодатель должен ограничивать себя следующими пределами регулирования:
моральные нормы; информационная эпоха привела к созданию сетевого этикета (Netiquette) и «гражданства Facebook»;
технические требования, стандарты Интернета (RFC) разрабатываются без участия государств.

Часть специалистов выступают за минимальное количество изменений в законодательстве. Не все соглашаются с таким предложением, об этом следующий параграф.

Кодификация

Николай Дмитрик, консультант Национального центра цифровой экономики МГУ, заявляет, что множество изменений в регулировании информационной среды раскиданы по всему массиву нормативно-правовых актов. Это головная боль для юристов хотя бы потому, что не существует единства в терминах.

Например, в «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы» закреплено определение «информационного пространства». Во II разделе Программы «Цифровая экономика» встречаются варианты «цифровая информационная среда» и просто «цифровая среда», и они уже не разъясняются.

Какой выход? Николай Дмитрик предлагает кодифицировать инфокоммуникационное право. «Цифровой экономике – цифровой кодекс!» — заявляет он. Чтобы создать отрасль информационного права, нужно определиться с предметом, методом, системой, считает Николай Дмитрик. Пока нет однозначных ответов на эти теоретические вопросы. Самое главное, по мнению Николая Дмитрика, нет смысла выделять инфокоммуникационное право как подотрасль административного права. Государство не должно ставить узкие административные барьеры для цифровой экономики.

Следующий параграф расскажет о конкретном новшестве информационной среды — правовой песочнице.

Правовая песочница

Стартаперам тяжело жить в России. Успешный запуск не гарантирует, что бизнес останется на плаву в российских реалиях. Есть больше 10 специальных правовых режимов, среди которых ОЭЗ, СОЭЗ. Такие режимы с помощью пакета льгот создают более благополучные условия для особых предприятий, чаще всего иностранных. Однако все существующие режимы не идеальны, и к общим недостаткам специальных режимов относятся:
непродуманность льгот: законодатель включает поблажки в налогах, а потом залезает в земельное законодательство и разрешает иметь иностранным лицам землю, ещё изменяет порядок использования природных ресурсов; часто такие лоскуты из льгот оказываются ненужными и не включающими подходящие условия для бизнеса;
отчетность: для иностранных компаний ведение огромного количества отчетов непривычно и становится большой проблемой;
«придирки» государственных органов: специальным правовым режимам не доверяют, устраивают частые проверки;
судебная система; российские суды неохотно идут навстречу стартаперам.

Чтобы решить эти проблемы, создаются правовые песочницы. Антон Лебедев, заместитель директора Департамента государственного управления Минэкономразвития России, рассказал об этом новом правовом институте. По его мнению, эта мягкая «настройка» правового режима может быть регулятором для каждого стартапа. Правовая песочница предполагает более широкие возможности по сравнению со специальным правовым режимом. В ней могут играть начинающие стартаперы, а потом выходить во взрослую жизнь. Антон Лебедев замечает: «Необходимо позаботиться о том, чтобы выход из песочницы не убил стартап». Пока что в России нет действующих правовых песочниц, но Антон Лебедев предлагает построить их для проектов в области финтеха, где в роли регулятора выступит Центральный Банк.

Ниже еще более конкретный пример изменений в сфере IT&IP – проект IPChain. Для начала расскажем о том, как управлять результатами интеллектуальной деятельности.

Управление объектами интеллектуального права

Представьте, сколько людей создают фильм голливудской величины. Сценаристы, композиторы, актёры, режиссеры и так далее по списку титров на 5 минут. На выходе получаем продукт – аудивизуальное произведение.

Как управлять таким массивным объектом интеллектуального права, хотя бы разобраться с количеством авторов? Сейчас это делается с помощью ОКУП — организаций по коллективному управлению правами.

На конференции большинство критиковали систему ОКУП из-за непрозрачности, отсталости. Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности «РОСНАНО», старший научный сотрудник Международной лаборатории по IT&IP праву факультета права Вышки, заявил: «Мы наблюдаем закат коллективного управления». Он представил 2 пути решения проблемы управления:
по модели корпоративного права: мы представляем фильм или другой объект интеллектуального права как хозяйственное общество, а правообладателей — как акционеров, корпоративное соглашение распределяет доли участия в фильме;
путем заключения договора между всеми авторами: договор определяет, как распоряжаться объектом, как уведомлять о решениях правообладателей и менять их состав  этот способ фактически существует.

Большое количество правообладателей бывает не только у фильмов. После смерти автора книги возникает неопределенный круг правообладателей, то есть кредиторов по лицензионным и прочим договорам. Как исполнять многочисленные обязательства? Анатолий Семенов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, считает единственным выходом исполнение всех обязательств неопределённым кредиторам в цифровой публичный депозит.

Ассоциация IPChain предлагает революционный способ решения проблем управления объектами интеллектуальной собственности и контроле исполнения обязательств — на основе технологии блокчейн. Сергей Матвеев, Президент Федерации интеллектуальной собственности Ассоциации IPChain рассказал об этом проекте.

IPChain заменит людей на прозрачные операции в решении задач IP с помощью IT. В систему входят несколько платформ, одна из которых — первая в мире биржа интеллектуальной собственности IPEX. В проекте участвуют Роспатент, все 4 существующие ОКУП (РАО, ВОИС, РСП и УПРАВИС), и к этой системе также будет подключен Суд по интеллектуальным правам. Частично платформы планируют запустить в конце этого года.

Выводы

В праве появляются новые субъекты, пусть иногда непродуманно, как блогеры. Внедряются институты права вроде интернета вещей или правовой песочницы. Чтобы изменения работали, нужно заботиться о доверительной среде в отношениях между государством и гражданами, компаниями.

Благодарим Международную лабораторию по праву информационных технологий и интеллектуальной собственности ВШЭ за организацию площадки для продуктивных обсуждений изменений в IT&IP праве. Ждем новой встречи в следующем году!

Текст: Энже Зарипова

Фото: архив организаторов