• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

15 книг о советской повседневности и не только, изданные за последние семь лет, которые стоит прочитать. Выбор студентов IV курса "Культурологии" НИУ ВШЭ.

После пройденного модуля по курсу «Культуры повседневности» студенты и студентки школы Культурологии решили закрепить свои знания и предпочтения списком книг об эпохе СССР. Книги затрагивают совершенно разные аспекты того времени: образование, кулинарию, культуру тела – в общем, повседневность. Молодые люди написали небольшие рецензии по прочтенным произведениям, с которыми теперь предлагают познакомиться всех интересующихся историей Советского Союза.

И. Глущенко, «Общепит. Микоян и советская кухня» – М.: ГУ-ВШЭ, 2010, 2-е изд. 2015.

Книга исследователя советской повседневности Ирины Глущенко предлагает новый взгляд на советскую кухню – через биографию партийного деятеля, чье имя для современников является, скорее, нарицательным, Анастаса Микояна. Автор обращает внимание на то, как возникали советские стандарты и как под влиянием различных политических механизмов они, трансформируясь, перешли в то, что сейчас считается советским эталоном качества.

Книга снабжена эксклюзивными материалами, семейными фотографиями и мемуарами родственников Микояна, по которым прослеживается его вклад в развитие общепита и создание «кулинарной библии». (А. Фимина)

И.Б. Орлов, «Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления» – М.: ГУ-ВШЭ, 2010.

Анализ повседневной жизни людей является важным для исследования причин и мотивов поведения тех или иных индивидов в определенных обстоятельствах и жизненных ситуациях. Вся жизнь советского человека складывалась из барачно-коммунального жилья, стояния в очередях, получения талонов и тому подобного – именно в таких повседневных обыденных делах обычно не замечают скрывающуюся уникальность, но стоит только сфокусировать свое внимание на единичных практиках, как становятся заметны тонкие дифференциации. Так, историк И. Орлов в своей книге старается осветить моменты, связанные с формированием повседневных практик, которые по своей сути и являются отражением культуры советской повседневности, складывающейся на протяжении долгих лет.

Каждый человек является частью меняющегося набора взаимосвязей, а понимание повседневности строится из понимания групповых и индивидуальных реакций отдельных людей на современные правила и законы, поэтому одна из основных задач исследователя повседневности — внимание к тому, что выражает дух времени: это и этнология, и интервью, и периодические издания, и фольклорные элементы, являющиеся частью устной истории. Прибегая к таким источникам, И. Орлов раскрывает более полно специфику своей работы, затрагивая основные аспекты культуры советской повседневности в контексте быстро развивающихся и меняющихся сфер жизни страны: это и особенности создания образов в литературе и искусстве, и взаимоотношения членов семьи и молодого поколения друг с другом, и работы карточной системы, и алкогольной политики, и отдыха граждан и жилья в коммунальной квартире, в которой воспроизводилась повседневность. (Л. Новоселова)

А. Сальникова, «История елочной игрушки, или Как наряжали советскую елку» – М.: НЛО, 2011.

В книге историка Аллы Сальниковой елочная игрушка рассматривается как объект праздничной повседневности. Причем праздника демократичного, который был максимально детским, однако, формировался в соответствии со «взрослыми» представлениями о полезности и необходимости такого ритуала. Елочная игрушка на протяжении своего существования всячески переосмыслялась: была символом немецкого Рождества, подавлялась во времена «культуры один», наделялась воспитательными, «советскими» элементами во времена «культуры два». Исследовательница выстраивает исторический контекст, в котором елочная игрушка и елка являются не просто символами праздника, но и артефактами, хранящим память о семье и доме, поэтому к ним выстраивалось особое нежное и трепетное отношение. Несмотря на довольно эмоциональное и чувственное переживание, эти атрибуты Рождества и Нового года несли в себе больше – они формировали образовательно-воспитательную политику и стандарты. Это были не просто милые новогодние игрушки, они несли в себе сложную семантическую систему норм, канонов и практик. (В. Овсянникова)

А. Рожков, «В кругу сверстников. Жизненный мир молодого человека в Советской России 1920-х годов» – М.: Новое литературное обозрение, 2014.

Довольно ироничен тот факт, что в «канонической», взращенной школьными учебниками истории раннего СССР – молодого, только начинающего свой путь государства – изучение самой молодежи остается сферой нишевой, интересной быть может узкому кругу исследователей.

Книга историка Александра Рожкова – это попытка структурировать и встроить в общий исторический нарратив сюжет, к которому обращаются редко и «по случаю», но который, тем не менее, необходим для понимания раннесоветской идентичности со всеми ее внутренними противоречиями и конфликтами. На обширном историческом материале автор показывает зачастую полярные аспекты повседневности молодых людей – школьников, студентов и красноармейцев: от пьянок в общежитиях до студенческих чисток, от спортивных практик до казарменных будней. В стремлении показать быт молодых людей, их отношения друг с другом, со взрослыми, с государством автор наследует традиции культурной антропологии, фокусируясь главным образом на «человеческой истории» – биографиях обычных людей, их образе мыслей и особенностях мировоззрения, не генерализируя и гомогенизируя опыт советской молодежи. (С. Роговская)