• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бакалаврская программа «История»

«Каждый день — приключение, из которого хочется почерпнуть всё самое лучшее»

Студентка Екатерина Малыгина уехала в академическую мобильность на целый год. Сейчас, спустя семестр она делится своими впечатлениями от обучения в университете Тюбингена.

«Каждый день — приключение, из которого хочется почерпнуть всё самое лучшее»

Помимо занятий в Йенском университете, в федеральной земле Тюрингия в Германии, я могла путешествовать и часто была в дороге. Именно в дороге я узнала о Тюбингене. Поскольку Тюрингия и Тюбинген созвучны, особенно по-немецки (Thüringen und Tübingen), редко кто из встречающихся мне людей, даже самих немцев, не переспрашивал, какой/-ую именно город/землю я имею в виду. Там же, в Йене, я узнала о стипендиях в Баден-Вюртемберге и как-то пошутила, что было бы забавно отправиться из Тюрингии в Тюбинген. Наконец, на пути из Фрайбурга во Франкфурт я хотела посетить уже хорошо знакомый мне, по крайне мере по имени, город. Но не получилось. Я предполагала, что смогу приехать сюда в другой раз, но не имела ни малейшего понятия, что в Баден-Вюртемберг я вернусь уже через год, на целый год и в качестве студента.  

Переезд был волнительным и трудоёмким: перед Тюбингеном мне предстояло отправиться на стажировку в Мемориальный музей Холокоста в Вашингтон, поэтому параллельно необходимо было подготовить и рассчитать сразу 2 мобильности суммарно на минимум 13 месяцев. Тяжелее было эмоционально: едва ли хватило времени на осознание и усвоение опыта и впечатлений в США, когда уже нужно было понять, как строить жизнь на новом месте. Да и какое оно, новое место? Каковы они, швабы? Узнать предстояло многое.

Тюбинген, один из университетских городов Баден-Вюртемберга, располагает к себе с первой минуты пребывания; и летом, и зимой – место совершенно чарующее. Прибыв на главный вокзал и оказавшись на привокзальной площади, передо мной развернулся целый круговорот автобусов, что я нашла удивительным для столь маленького города. Внимание привлекло то, с чем я ранее не сталкивалась ни в Германии, ни где-либо: номер автобуса сопровождается изображением! Так, у автобуса «1» красуется монохромный пиксельный котик, у 7-го – белочка, а у 6-го – ёлочка: всегда ли есть логическая связь между изображением и номером автобуса установить всё ещё не удалось. Решив не терять времени, я направилась в сторону, наверное, самого фотографируемого места в Тюбингене – мост над Неккаром (Neckarbrücke). Пёстрые фахверковые дома и церковь, отражающиеся в прозрачной воде Неккара; тюбингенцы с одной стороны реки, один как все – с мороженым, сидят плотно друг к другу на каменном ограждении, свесив ноги вниз и болтая ими; с другой стороны – тюбингенцы наслаждающиеся вечером в кафе с видом на Неккар или же просто гуляющие по зелёному-зелёному парку рядом. По самому же Неккару плывут плоскодонные лодки штохэркане (Stocherkahn), на которые недовольно посматривают лебеди и иногда нет-нет, а ухватят незадачливого пассажира. Но главное — цветы, цветы, кругом одни цветы — на мосту, на домах, на фонарях, везде, где можно. Всех цветов и форм. Тюбинген буквально цветёт! Свернув сразу налево после моста, пройдя по нескольким извилистым уличкам, удивляя швабов/немцев размером своего багажа, я всё же добралась до места своего ночлега. Так всё началось. 

Тюбинген принадлежит историческому региону Швабия, здесь ощутимы региональные особенности. «Schaffe schaffe, Häusle baue» — гласит изречение на диалекте, запечатлев трудолюбие Швабов: если у дома есть сад, он будет ухожен и там будут цвести цветы; обнаружить ветхие здания в городе будет трудно. Сами же Швабы не без гордости говорят про себя: «мы можем всё, кроме литературного немецкого», «у нас есть всё», ссылаясь на сильную индустрию региона и компании-гиганты как Bosch, Daimler, IBM Deutschland, Porsche, Mercedes. Всё аккуратно, организовано, бережливо: работа должна быть сделана хорошо, в булочной должен быть свежий хлеб, глагол должен быть на второй позиции в предложении, а на ужин — Шпецле (Spätzle). К тому, любви к природе и красоте швабам не занимать.

Тюбинген космополитичен и охотно принимает иностранцев: угощая их местными, швабскими специалитетами и сортами пива, он повествует свою многовековую историю и поверяет местные ценности. Швабский диалект вызывает ужас и трепет у изучающих немецкий язык. Однако в университетской среде, да и в городе, этого бояться совсем не стоит: обычно используется литературный язык, Hochdeutsch. А если швабский диалект всё же получится услышать, то можно насладиться его мелодичностью, но действительно едва ли что понять.

Университет Эберхарда и Карла, основанный в 1477 г., является одним из старейших университетов Европы. По состоянию на 2018 год, университет входит в десятку лучших университетов Германии. В начале каждого семестра подразделения университета проводят самые разнообразные ознакомительные курсы для новоприбывших студентов. Например, как учиться, готовить презентации, применять академические правила и нормы ведения дискуссии, как пользоваться библиотекой или как самостоятельно составить свой учебный план в системе Campus. На других мероприятиях объясняют, как можно учиться самым продуктивным образом и даже как сорганизовать уборку в квартире с соседями. Объединение студентов-историков (Fachschaft Geschichte) помогает обосноваться коллегам: нас, студентов-историков из-за рубежа, приглашают на встречи, на которых рассказывают о тонкостях обучения истории в Германии и написания домашних работ.

В университете есть Институт восточноевропейской истории и страноведения. Что такое Wyschka, и что там изучают не только экономику, там хорошо известно.  Каждый семестр Институт предлагает множество курсов по новой и новейшей истории. Семинарские курсы меняются из семестра к семестру, в зависимости от профессорского состава и других обстоятельств. Например, в Германии тема Октябрьской революции вызвала особый интерес: так, в летнем семестре 2017 предлагались курсы «Русские революции 1905-1932», «Живая история: революционная Россия в фильмах», «Юбилей русской революции в 2017-м году: репрезентация и восприятие результатов столетия», а вот в летнем семестре 2018 их уже нет, но есть семинары «Спорт в России и СССР», «Атомный Коммунизм? Ядерная техническая политика в Советском Союзе».

По-другому построена и учёба: связка лекция-семинар-практическое занятие, как во ВШЭ, встречается нечасто. Кажется, немецкий студент сойдёт с ума, если узнает, что ему за семестр предстоит пройти всю историю Старого и Нового Света XIX-XX веков: в немецком университете такое невозможно (только если студент возьмёт курсы по теме на 30 ECTS): временные рамки курса по истории всегда узкие, но изучение — углублённое.

Студенты в очереди

Немецкий университет гибок в оценке знаний студентов. Экзаменом может подразумеваться как презентация на занятии (Referat), большая письменная работа, которая обычно выполняется в послесеместровое время, когда регулярных занятий в университете нет (Hausarbeit); устный ответ (Mündliche Prüfung), письменный экзамен (Klausur) или же комбинация (на выбор) из некоторых. Обратная связь, оценка проделанной студентом работы преподавателем — не просто однозначное число. После устного экзамена или в оценке письменной работы студенту обязательно разъясняется, что он сделал правильно, и как он может улучшить свой ответ в будущем. К слову, устный экзамен не может длиться более 15 минут, а время экзамена назначается каждому индивидуально согласно желанию студента и возможностям института/факультета. Никаких мучительных ожиданий в коридоре и длительных ответов.

Программы учебного курса, знакомой по ВШЭ, в Тюбингене в открытом доступе нет, но на первой лекции даётся просторное введение в тему, после которого следует подробное описание тем лекций с датами, устанавливаются критерии и формы проверки знаний. Форму экзамена тоже можно выбрать: 15/30 минут устный (1/2 темы для 3/6 ECTS соответственно), или 4-х часовой письменный экзамен (Klausur). Причём, никаких «билетов» здесь нет. За месяц до устного экзамена (Prüfung) нужно на него зарегистрироваться и указать, на какую тему из списка вам бы хотелось поговорить на экзамене (если 3 ECTS) и ознакомиться с 4-5 книгами/статьями из рекомендованного списка литературы или выбрать что-то по этой теме на свой вкус. Ожидается, что студент посещает лекции и, в целом, знаком с материалом, потому нет нужды подвергать его пыткам в виде вытягивания «билета», тем самым заранее заставляя его/её готовить к устному экзамену всё. Так, приходя на экзамен, нужно ответить только одну тему, рассказать о прочитанной литературе, и, конечно, ответить на вопросы профессора, если они будут. По моему опыту, это скорее разговор по теме, чем её односторонний пересказ студентом. Таким образом, студент не только довольно тщательно изучает одну тему и имеет общее понятия о других, но и сохраняет душевное спокойствие, ибо приятно заниматься тем, что интересно, как и знать то, что тебя на экзамене ждёт.  Правда, к Клаузуру всё же придётся выучить всё и изложить ответ на бумаге в предельно конкретной, короткой форме. Но и на Клаузурах, как правило, студенту предлагается ответить только на один вопрос из двух-трёх на выбор и решить multiple choice тест.

Немецкий студент — свободен. Он лично ответственен за то, что изучает, какие курсы берёт и в каком темпе их проходит. Нормальная практика, что студент в 23-25 лет только заканчивает бакалавриат (берём в расчёт, что школьное образование — 12 лет, а университетское плановое — 3 года). Так же нормально после школы сделать год перерыва и поработать/побыть волонтёром в другой стране. Потому обычно студенты говорят на каком по счёте семестре они учатся, а не год обучения. У немецкого студента (почти) всегда всё упорядочено и классифицировано (Ordnung muss sein!). У него есть потрясающее умение, которое я не так часто замечала у студентов других стран — писать конспекты предельно конкретно, чётко, понятно, красивым, читабельным шрифтом: всё, что не зафиксировано, будет забыто. Правда, лекции тоже предельно ясно сконструированы.

Энергична и общественная жизнь. Студенты в Тюбингене проявляют активную гражданскую позицию. Например, в земле Баден-Вюртемберг была впервые введена плата за обучение для иностранных студентов не из стран ЕС на полных образовательных программах, которая составляет 1.500 евро в семестр. Что совсем не мало, особенно, при отсутствии стипендии. Это породило волну протестов и стикеры/плакаты об этом встречаются до сих пор. Так, гордость сменилась на самокритику в ранее упомянутой фразе об умениях Швабов: «Мы можем всё. За исключением политики высшего образования».

Регион Ройтлинген-Тюбинген отличает особая память о господстве национал-социализма в Германии. По всему городу установлены щиты с информацией о роли того или иного места в истории национал-социалистической Германии и немецкого сопротивления.   Новая Аула (Neue Aula, актовый зал университета) расположена на площади Софи и Ганса Шолль, ставшими символами ненасильственного сопротивления нацизму. Мне известен проект «Performing Memory», посвящённый памяти о Холокосте и национал-социализме в миграционном обществе Германии. Его подготовили совместно студенты Германии из Тюбингена и студенты Израиля. В центре города сохраняется «Judenstraße» — Еврейская улица.

Осознание ограниченности времени в принимающем зарубежном университете, как правило, работает на руку: непреодолимому желанию посетить все интересующие мероприятия и лекции подвластно даже время. Например, в декабре в Тюбинген приезжал историк Карл Шлёгель. Он рассказал о своей новой книге «Советский век» и любезно ответил на вопросы публики. Приезжают и наши профессора: Сергей Викторович Польской представил доклад о работе переводчиков во времена Екатерины II в Институте восточноевропейской истории. Александр Борисович Каменский и Елена Борисовна Смилянская представили доклады на международном воркшопе «Россия как европейская держава во время Просвещения».

Самое сбивающее с толку в Германии — это погода. Зима здесь наступила только в конце февраля и длилась недели 2, температура опускалась даже до -7 ночью, но потом вернулись стабильные +5-10. До этого был только один действительно снежный, зимний день – в середине декабря. В целом, зима в Германии — это что-то между октябрём и апрелем одновременно: в январе начинают петь птицы, появляются подснежники и другие цветы. Меня это, как человека, привыкшего к холодным и снежным зимам, до сих пор глубоко изумляет. Впрочем, как выяснилось, эта зима удивила немцев не менее, чем меня.

Любой переезд — это всегда немного шаг назад: приходится учить новые правила социальной игры, заново строить быт, завязывать новые знакомства, встраиваться в новые реалии, искать новые определения, овладевать языком и, last but not least, учиться искать средства к своему существованию. Так, даже рутина начинает казаться особым состоянием покоя и начинаешь её ценить, ибо успеваешь привыкнуть только к тому, что каждый день что-то происходит, что-то меняется, и, прежде всего, в голове. Однако не всегда легко поддерживать связи в родной стране — меняешься ты, меняются старые знакомые; совсем не легко расставаться с новыми друзьями (я категорически не согласна с позицией «старый друг лучше новых двух»!), как и с уже ставшими родными местами; нелегко найти себе новое место по возвращению. Однако в общей, жизненной перспективе — это огромный шаг вперёд. Это переосмысление своих взглядов, ценностей, опыта; это новые смыслы и планы, это, в конечном итоге, – целое приключение. Примечательных явлений много и это – подходящий шанс научиться их подмечать и формулировать. Я убеждена, что академическая мобильность – лучшее, что может быть в студенческой жизни.

У Вышки и университета Тюбингена нет прямого договора о студенческом обмене: прямой заявки в университет, к сожалению, подать нельзя. Мне посчастливилось. Я сердечно благодарна фонду Rotary Hilfe 1830 e.V., предоставившему мне стипендию на период обучения в университете Тюбингена. Получив уведомление о присуждении стипендии, я проходила процедуру зачисления самостоятельно, но это было бы невозможно без поддержки Г-жи Изольды Цайлер, координатора стипендиатов Ротари в университете Тюбинген; сотрудников нашего учебного офиса, любезно помогавших и помогающих мне разобраться в головоломке под названием «ИУП» (это требует времени и терпения!); и конечно, сотрудников отдела международной академической мобильности НИУ ВШЭ, оперативно решивших вопрос с получением «Письма о зачислении» и оформлением второй академической мобильности.