• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Брат ли он мне? // Обзор обсуждения фильма «Брат Дэян» Бакура Бакурадзе

18 октября 2017 года состоялась очередная встреча киноклуба факультета права НИУ ВШЭ и журнала THE WALL. Смотрели и обсуждали картину «Брат Дэян» Бакура Бакурадзе. Приглашёнными экспертами стал режиссёр этой ленты, кинокритик Станислав Ф. Ростоцкий и балканист Александр Пивоваренко. В роли ведущего выступил Булат Назмутдинов.

Брат ли он мне? // Обзор обсуждения фильма «Брат Дэян» Бакура Бакурадзе

Отсутствие синхронного перевода с сербского языка на русский (фильм показывался с русскими субтитрами) не отпугнуло гостей киноклуба. Наоборот, оно добавило встрече глубины, колорита. После просмотра картины Бакур Бакурадзе поделился со зрителями, что снимать фильм в Сербии исключительно на сербском языке (иногда приходилось переходить на английский) было довольно трудно. Хотя сербский язык, конечно, относится к группе славянских языков, он более верен церковнославянскому, чем русский. Кроме того, значительное влияние на сербский оказали и другие языки (к примеру, турецкий). «Звучит он грубо, произношение чем-то похоже на грузинское», – заметил режиссёр, – однако за две недели съёмок к нему привыкаешь и слышишь знакомые, схожие с русскими, слова. Хотя они и могут обладать иным значением». Если во время создания фильма «Москва» (снимавшейся, к слову, недалеко от здания факультета права – в Хохловском переулке) можно было общаться с актёрами-иностранцами на русском языке, то в работе над фильмом «Брат Дэян» это было почти невозможно.


«Брат Дэян» повествует о десятилетних скитаниях генерала Деяна Станича, скрывающегося от уголовного преследования, Гаагского трибунала. Картина созерцательна, не насыщена действиями: она об одиночестве. Хаотичные воспоминания генерала чередуются с изображением его странствий. Пейзажи сменяются бытовыми зарисовками, последние – кадрами новых дорог и убежищ: бывшего генерала прячут его соратники и друзья. Особенно примечательно телеобращение жены Станича к органам власти о признании его умершим из-за того, что о ее муже очень давно нет никаких сведений. Жена не понимает, почему срок, предписанный законом, не распространяется на её супруга. Этот момент, как и некоторые другие (например, где очевидцы увлеченно дают показания, что они «вроде бы видели генерала в тех или иных общественных местах, хотя, может, это был и не он, да похож»), позволяет прочувствовать напряженность в жизни героя и его близких, болезненность темы распада Югославии и последовавших за ним военных конфликтов для всего сербского народа.


На вопрос из зала, как к фильму относится Эмир Кустурица, Бакур ответил: «Не знаю». Скорее всего, Кустурица знаком с творчеством Бакурадзе и смотрел фильм «Брат Дэян», но комментариев фильму не дал. Режиссёр признаёт, что сербы очень ревностно относятся к собственной культуре, своей исторической трагедии, поэтому приезд российской съёмочной группы в Сербию и работа над фильмом, посвящённым балканским конфликтам, были восприняты настороженно. Во время съемок очень сложно было найти подход к актерам: многие сербы воспринимают и проговаривают наиболее важные для себя вопросы, не «напрямую», а опосредованно – через юмор, фольклор; приходилось это преодолевать. При этом ключевую роль Станича сыграл комедийный актер Марко Николич.


Следующий вопрос режиссеру задала Алина Гегамова: «Это удивительно, но сегодня (18 октября 2017 года) вышел пресс-релиз о том, что 22 ноября Трибунал по бывшей Югославии вынесет финальное решение по делу Ратко Младича, одного из лидеров боснийских сербов. И это не совсем политический или правовой вопрос…Но при просмотре фильма к герою не испытываешь никаких негативных чувств, хотя и понимаешь, что он совершил. Но что думать о таком человеке в реальной жизни? Как лично вы относитесь к Трибуналу (или “судилищу”, как его называет сам Младич)?».


Режиссёр заметил, что это сложный вопрос: «Безусловно, деяния, совершённые этим человеком ужасны, и они требуют воздаяния. Однако важен и человеческий фактор. Геринг, например, в начале своей карьеры оказывал поддержку некоторым еврейским семьям… Как оценивать эти и дальнейшие поступки одного из немецких лидеров? Можно, конечно, избавиться от всех тех, кто приносит зло людскому роду. Но желание такого избавления – это скорее человеческая слабость».


Кинокритик Станислав Ф. Ростоцкий поделился с аудиторией своими аллюзиями по поводу фильма (например, сделал отсылку к творчеству Александра Генералича и Егора Летова), а также сравнил картины Бакурадзе с работами Андрея Звягинцева. «Оба снимают фильмы о такой глубинке, которую всё больше хочется назвать не глубинкой, а глубиной». Говоря о работе «Брат Дэян», Станислав заметил, что фильм (его динамика, антураж, игра актёров) не вызывает никаких особых сомнений до того момента, когда начинаешь понимать, что его снимали люди, не принадлежащие к сербской культуре. Тем не менее, фильм они сняли гармонично. Казалось бы, картина была изначально обречена стать этнографической. Однако она не превратилась в фольклорную зарисовку. Она осталась киноработой о первоначальных вещах, о жизни.


Балканист Александр Пивоваренко, научный сотрудник Института славяноведения РАН, подчеркнул, что его Институт имеет прямую связь с судебными процессами в Гаагском Трибунале: его коллеги принимали участие в подготовке экспертных заключений для стороны защиты. Что касается кино о конфликтах в бывшей Югославии, Александр придерживается мнения, что лишь немногие фильмы претендуют на критическое осмысление исторических событий. Среди кинокартин, достойно и полно раскрывающих проблематику Балканского кризиса, можно назвать только два фильма: «Вуковар: одна история» (Югославия, 1994 г., не переведён на русский язык, нужно смотреть в оригинале) и «Спаситель» (США, 1998 г.).

По мнению Александра Пивоваренко, о деяниях, которые совершил Младич, обществу ничего не может быть известно с позиции исторической реконструкции. У Трибунала не хватит ни ресурсов, ни навыков, чтобы установить фактическую часть дела. «Трибунал дискредитировал себя как судебная инстанция. Об объективности не может быть и речи. Весь вопрос заключается в защите интересов югославских народов, а именно интересов тех людей, которые не хотят забывать и закрывать страницы своей истории», – заметил эксперт.


В продолжение обсуждения были затронуты темы формирования Югославии, определены политические основания её распада. Режиссёр фильма вместе с соавтором сценария рассказали об особенностях сюжета, объяснили, что в призме разрозненных воспоминаний главного героя показывается проблема всей нации – отсутствие целостности, проблема дезориентации. Эксперты вместе со зрителями спросили по поводу выбора названия фильма «Брат Дэян». Почему «брат»? Брат-человек? Брат-родственник? За поиском ответа режиссёр отослал зрителя к сцене расстрела мужчины, который шёл на «чужую» территорию к своему брату. Впрочем, интерпретаций названия может быть много.

Кино Бакура Бакурадзе очень интересно обсуждать: ранее в Вышке показывали его фильмы «Шультес» (2007) и «Охотник» (2012). Режиссер выстраивает очень интересный рельеф, обнажая архитектонику своих картин.

Киноклуб факультета права НИУ ВШЭ и THE WALL ждет новых зрителей. В прошлом году состоялись показы и обсуждение фильмов «Дурак» Юрия Быкова«Тряпичный союз» Михаила Местецкого«Сын» Арсения Гончукова, видео несложно найти по ссылкам. В этом году можно ждать новых встреч.

Текст: Алёна Геращенко
 Фото: Елена Дмитриева, Сергей Соловкин
                                          


Видео: Артем Шатковский