• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Действительно частные банки Девять из десяти банков принадлежат гражданам

Ведомости. 2003. № 223. 4 декабря

...Впрочем, большинству экспертов такая ситуация не нравится. "Система, контролируемая [в конкретном банке] ограниченным кругом физлиц, менее устойчива, поскольку капитализация банков может приноситься в жертву другим интересам акционеров", - рассуждает директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков. С ним соглашается вице-президент Ситибанка Наталья Николаева...

Первый зампред Центробанка Андрей Козлов нашел ответ на один из семи главных, по его мнению, вопросов, стоящих перед российской банковской системой: кому принадлежат наши банки. Оказалось, что примерно девять из 10 контролируется гражданами. Однако на другой вопрос - как это влияет на устойчивость банков, у Козлова ответа пока нет. Зато есть у экспертов: большинство считает, что скорее отрицательно.

По данным ЦБ, на 1 октября в России было 1330 кредитных организаций. В капитале 127 из них участвуют нерезиденты, причем в 39 им принадлежит контрольный пакет. Крупнейшие в стране Сбербанк и Внешторгбанк контролируются государством, а пять из 30 крупнейших - иностранцами.
Новая команда Центробанка провозгласила курс на раскрытие владельцев банков. Без этого ЦБ, в частности, не намерен пускать банки в систему страхования вкладов.
Однако владельцы банков не спешат выходить из тени. Недавний опрос банкиров, проведенный Международной финансовой корпорацией, входящей в структуру Всемирного банка, показал, что ЦБ знает владельцев лишь 80% банков. Козлов сказал "Ведомостям", что распорядился проверить, насколько эта цифра верна.
Зато первый зампред ЦБ произвел другие подсчеты на тему "кому же принадлежат российские банки". По его данным, около 90% из них напрямую или опосредованно принадлежит физическим лицам. "Это моя личная экспертная оценка", - уточнил "Ведомостям" первый зампред ЦБ Андрей Козлов, курирующий банковский надзор.
Эксперты согласны с ним. "По крайней мере 90% банков контролируется узкими группами частных лиц", - говорит президент Росбанка Евгений Иванов.
Интерес регулятора к структуре собственности отнюдь не праздный. "От структуры собственности банков во многом зависят перспективы развития банковского сектора", - объяснил "Ведомостям" Козлов.
Внимание следует уделять не категории собственников, а их возможностям по наращиванию капитала и развитию банка, возражает банковский аналитик агентства Standard & Poor's Ирина Пенкина. Но Козлов опасается, что в особо критической ситуации частные лица не смогут помочь своим банкам значительными финансовыми ресурсами, поскольку "ресурс одного человека всегда меньше ресурса крупной компании или массовых акционеров".
Представители описанных Козловым банков не разделяют опасения первого зампреда ЦБ. Зампред совета директоров и совладелец банка "Энтузиаст" Гаджи Гаджиев уверен, что частные лица как собственники банков эффективнее корпораций. "Такие банки проводят независимую политику и заинтересованы в развитии бизнеса", - солидарен с ним Владимир Мехряков, вице-президент Уралвнешторгбанка, чьим основным владельцем является президент банка Валериан Попков. Преобладающие в России мелкие и средние банки удовлетворяют потребности своих владельцев, признает Козлов.
Впрочем, большинству экспертов такая ситуация не нравится. "Система, контролируемая [в конкретном банке] ограниченным кругом физлиц, менее устойчива, поскольку капитализация банков может приноситься в жертву другим интересам акционеров", - рассуждает директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков. С ним соглашается вице-президент Ситибанка Наталья Николаева.
Изъяны владельцев-физлиц признает даже Иванов из Росбанка, основными владельцами которого являются Владимир Потанин и Михаил Прохоров (им принадлежит холдинг "Интеррос", основной акционер Росбанка). "Собственникам удобнее управлять напрямую, поэтому необходимые для публичных компаний процедуры корпоративного управления в таких банках часто отсутствуют и вкладчик не может быть уверен, что акционеры не пожертвуют его интересом в угоду собственным целям", - говорит Иванов.В частности, поэтому Росбанк планирует после завершения слияния с группой ОВК вывести свои ценные бумаги на биржу. Впрочем, Росбанк, по классификации Козлова, не попадает в число 90% подконтрольных группе физлиц.
Именно то, что существующая структура собственности не стимулирует российские банки становиться публичными компаниями, акции которых обращаются на бирже, эксперты называют одним из ее главных недостатков. "Большинство банков принадлежит частным лицам, которым не нужны биржевые котировки своих акций, - уверен Козлов, - они привлекают капитал другим способом". Николаева из Ситибанка обращает внимание, что на Западе даже у небольших банков, как правило, достаточно широкий круг собственников. "Цель публичных компаний - повышать свою капитализацию, что способствует снижению рисков. А российское законодательство определяет целью банковского бизнеса извлечение прибыли. Однако большая доходность, как правило, сопряжена с более высокими рисками", - добавляет Солодков из ВШЭ.