• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостиНаукаВышел новый перевод трудов Карла Шмитта, подготовленный профессором ВШЭ

Вышел новый перевод трудов Карла Шмитта, подготовленный профессором ВШЭ

В феврале 2016 года в издательстве «Наука» (Санкт-Петербург) опубликован сборник работ политического философа и юриста Карла Шмитта «Понятие политического». О том, чем интересны взгляды немецкого ученого и почему важно их изучать, рассказывает переводчик и редактор издания профессор ВШЭ Александр Филиппов.

 

Александр Филиппов 

Название всей книге дала работа «Понятие политического», вышедшая впервые в 1927 году. Потом она разрослась, превратилась в брошюру, и её последнее прижизненное издание, с примечаниями, предисловием, добавлениями и послесловием вышло в 1963 году. Именно оно и вошло в сборник, впервые в полном виде на русском языке. В этом сравнительно небольшом труде сосредоточено множество идей, оказавших влияние на развитие современной политико-философской мысли во всем мире. Кроме того, в книгу включено много других важных сочинений Шмитта в новых или улучшенных переводах. Я написал к ней большое послесловие, в котором постарался соединить рассказ о жизни Шмитта с анализом его творчества. Я не первый раз пишу о нем, но здесь много нового, ранее не использованного материала.

От случайного интереса к делу всей жизни

Впервые я обратил внимание на творчество Карла Шмитта еще в конце 1980-х в связи с полемикой между немецким социологом Никласом Луманом и представителями среднего поколения Франкфуртской школы. В частности, Юрген Хабермас упрекал Лумана в том, что тот воспроизводит в некоторых случаях аргументацию Карла Шмитта. Я заинтересовался этим, оказалось, что у нас о нем нет никаких работ, я начал читать его оригинальные произведения, статьи зарубежные авторов, и все это, как видим, растянулось более чем на 25 лет. Из случайного интереса Шмитт стал одной из центральных фигур в моих научных изысканиях. И чем больше я им занимаюсь, тем больше он меня интересует.

В начале 1990-х я сделал первую попытку издавать вместе с коллегами новый журнал «Вопросы социологии» и в первом номере, который вышел в 1992 году, опубликовал то самое «Понятие политического», но только в сильно сокращенном виде. Этот журнал теперь библиографическая редкость.

В начале 2000-х годов мне удалось выпустить книгу переводов важных сочинений Шмитта (в основном их сделал недавно скончавшийся Юрий Коринец), в том числе брошюры «Политическая теология». Это как будто приоткрыло шлюзы, оказалось, что он весьма востребованный автор. Сейчас книг Шмитта в России издано немало, среди них классические труды «Политический романтизм», «Диктатура» и другие. Пожалуй, из его важнейших сочинений не издана только одна книга — «Учение о конституции» (хотя частично она публиковалась Издательским домом ВШЭ в составе одного из сборников в переводе Олега Кильдюшова).

Не надо злоупотреблять формулами

Устойчивая формула «Карл Шмитт — нацистский теоретик», которую нужно всегда держать в голове, справедлива лишь до известной степени. Ее не надо бояться, но и не надо ею злоупотреблять. Шмитт действительно был на стороне нацистов, позицию профессора Берлинского университета он получил именно благодаря нацистам. Он написал довольно много сочинений, которые служили политико-юридическому обоснованием режима Третьего рейха в первые годы его существования. Но вместе с тем Шмитт не был нацистским теоретиком до нацизма, а научное имя он все же сделал до прихода Гитлера к власти. Научные сочинения, которые вошли в только что вышедшую книгу, относятся по большей части к периодам с 1922 по 1932 годы.

Эти работы и сделали Шмитта всемирно известным теоретиком и до сих пор вызывают огромный интерес. В них он выступает, безусловно, как очень радикальный (мы сейчас бы назвали радикально-консервативный или радикально-правый) теоретик. Что в них интересно?

В первую очередь то, что он предлагает принципиальную и до сих пор не потерявшую своего значения философско-политическую критику либеральной политической философии и парламентаризма.

Это, конечно, не окончательный расчет с либерализмом, но это один из самых сильных ударов по традиционной либеральной политической философии, который и тогда был воспринят серьезно, и сейчас должен восприниматься всерьез. Кстати, Шмитт сегодня более популярен среди левых, чем среди правых, его критику либерализма и парламентаризма берут на вооружение левые теоретики. Шмитт считал, что либерализм и демократия — не одно и то же, так что соревнование партий и парламентские процедуры могут не выражать волю народа.

Второе, и это очень важно — Шмитт заложил основы некоторых политико-философских и политико-правовых направлений, которые продолжают развиваться и сегодня. Например, он вводит в широкий научный оборот понятие «политическая теология». О ней много спорили, потом был большой перерыв, когда казалось, что с ней покончено, а теперь к ней снова привлечено внимание, в том числе и помимо сочинений Шмитта.

Его попытки ответить на вопрос, в чем главный источник права, привели к возникновению политико-правовой концепции децизионизма. Это слово происходит от латинского «decisio» («решение») и означает приоритет политического решения по сравнению с любыми нормами и процедурами. Юристы часто бывали склонны преувеличивать значение действующего законодательства. Шмитта интересовали ситуации, когда оно ставится под вопрос: при диктатуре, революции, основании нового государства. Здесь часто нельзя опереться на действующую норму, норма создается политическим решением. Но это не произвол, попирающий право, а высший источник права. Отсюда — интерес Шмитта к правовому статусу чрезвычайного положения и знаменитая формула суверенитета: «Суверенен тот, кто может объявить чрезвычайное положение». Позже он пересмотрел свою точку зрения на децизионизм, но его идеи продолжали оказывать влияние и, в частности, Луман предложил другую его трактовку, у которой есть свои сторонники.

Легальность и легитимность

И еще одна важнейшая тема научного и публицистического творчества Шмитта — связь легальности и легитимности. Мы сделали новый перевод его работы с одноименным названием «Легальность и легитимность». Она принципиально важна для понимания всех обществ, которые находятся в переходном состоянии. Шмитт писал ее в 1932 году, накануне трагического перелома в немецкой истории. Он показал, что ситуация, при которой мощные политические силы не могут преодолеть бюрократические преграды и получить то представительство и власть, которые отвечали бы их подлинному значению, чревата кризисом. При выборной демократии может получиться так, что управленцы, бюрократы получают дополнительные, по сравнению с оппозицией, шансы поддержать ту партию, которая уже стоит у власти и способствовала их назначению. Суды, полиция, муниципальные власти — все это так называемая «премия за легальность», которую получила правящая партия, которая умеет использовать победу на выборах и большинство в парламенте, чтобы провести нужные себе законы, в том числе конституционные, меняющие весь расклад жизни в стране. Если потом они лишатся доверия, это не помешает им оставаться у власти. Собственно, так и произошло, когда к власти пришли нацисты.

Я намеренно не останавливаюсь здесь на центральной работе сборника — «Понятие политического». Достаточно лишь упомянуть о главной дихотомии, которую ввел в оборот Шмитт: «друг/враг» как критерий политического — это столь же известная идея, сколь и многосмысленная. При всей очевидности это различение спорно, и чтобы понять, о чем тут речь, надо приложить серьезные интеллектуальные усилия. Прошу поверить мне на слово: они того стоят.

Беседовала Людмила Мезенцева

Вам также может быть интересно:

Студенты формируют свои взгляды

Заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ Леонид Поляков рассказывает о своей методике преподавания европейской политической философии от древних греков до наших дней.

Что такое политическая философия?

1 октября состоялся семинар «Что такое политическая философия?», на котором с докладом выступил Борис Капустин, профессор Йельского университета (США), главный редактор журнала «Политическая теория». Публикуем видеозапись.