• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
14сен
Международная конференция «Глобальный бизнес и инновации в странах БРИКС» (Санкт-Петербург)
19окт
III Международная конференция исследователей высшего образования «Университеты, меняющие себя и мир»

Новости

Форсайт можно применять не только в научно-технической сфере

Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ провел очередной научный семинар «Форсайт гражданского общества: теория и практика проектирования будущего». Основной акцент обсуждения в ходе семинара был сделан на методике долгосрочного прогнозирования развития гражданского общества в нашей стране.

Форсайт как метод экспертной оценки стратегических направлений социально-экономического и инновационного развития становится все более распространенным как в научных, так и в деловых и политических кругах многих стран мира. Отчасти это происходит от того, что форсайт является не только методом прогнозирования будущего, но и активного его формирования, который успешно применялся сначала в технологических областях, а затем и в тех, которые касаются социальной жизни общества.

Основными спикерами семинара выступили известные эксперты как в методологии форсайта, так и в сфере гражданского общества в нашей стране. О методологии форсайт-исследований и инструментарии для реализации форсайт-проектов рассказал в своем докладе заведующий отделом стратегического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Сергей Шашнов. Директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Ирина Мерсиянова осветила опытприменения методологии форсайт-исследований гражданского общества в России, а директор Агентства социальной информации, ведущий научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Елена Тополева-Солдунова рассказала о том, как приблизиться к желаемому образу гражданского общества, о направлениях и конкретных мерах до 2020 и 2035 гг.

Во вступительном слове Ирина Мерсиянова напомнила, что впервые научный семинар Центра, посвященный теории и практике прогнозирования будущего, состоялся  25 февраля 2009 года. С тех пор тема не потеряла своей актуальности, а лишь набирает обороты популярности, а на фотографиях тогдашнего семинара можно увидеть и сегодняшних участников обсуждения: «С тех пор прошло уже 8 лет. Если быть точными, то за 8 лет и три дня мы успели реализовать свой форсайт-проект, большая группа экспертов, в том числе и наших сотрудников, участвовала в разработке Стратегии 2020 (над которой в общей сложности работали более 1000 экспертов), представили дорожную карту развития гражданского общества в России с показателями, по которым предполагалось отслеживать его развитие, в настоящее время развивается работа по линии сотрудничества с Центром стратегических разработок, а в прошлом году мы вернулись к форсайту как теме нашего фундаментального исследования».

Не угадывать будущее, а строить

Сергей Шашнов начал свое выступление с того, что привел несколько вариантов определений форсайта (наиболее кратко его можно сформулировать как «систематическое рассмотрение будущего и подготовка действий для его достижения») и отметил, что технология форсайта применяется уже около 30 лет по всему миру. В современных условиях, отличающихся возрастающей сложностью процессов, происходящих в обществе, исследования будущего оказываются крайне востребованными. Очень часто возникает потребность в выборе стратегических альтернатив социально-экономического развития общества, а соответственно, для выбора таких альтернатив нужна объективная оценка. Отличие форсайта от традиционного прогнозирования прежде всего состоит в том, что возможных будущих сценариев — много: важно определить, какие варианты будущего могут осуществиться, при этом нужно договориться, какие из них являются приемлемыми для стейкхолдеров, и вместе выработать последовательность мер по достижению выбранных вариантов. Будущее вариативно, важно не угадать, а спроектировать его при участии заинтересованных сторон.

Среди ключевых характеристик докладчик отметил, что методология подразумевает рассмотрение средне- и долгосрочного временного горизонта. Необходимо прислушиваться к непопулярным мнениям, а их выразители должны привлекаться на разных стадиях реализации форсайт-проекта. Для форсайт-проектирования характерны и нацеленность на получение согласованного видения, привлечение ключевых стейкхолдеров и формирование сетей участников, ориентированность на действия, интеграция в процессы управления, а также стремление к полному учету факторов и возможных вариантов развития. Важно, что результаты должны иметь надежную основу — источники информации, эксперты, лица, представляющие и использующие результаты, должны пользоваться доверием.

Будущее вариативно, важно не угадать, а спроектировать его при участии заинтересованных сторон

Процесс форсайта состоит из подготовительной и исследовательско-аналитической стадий, целью последней и является выработка конечного интеллектуального продукта (прогноза, дорожной карты, сценариев развития, аналитического доклада и др.) на основе проведения интервью, анкетирования, экспертных панелей, семинаров и использования других методов. На завершающей стадии социального участия проводится общественное обсуждение результатов форсайта, разработка на их основе стратегий развития (региона, отрасли, научно-технологического направления, организации), их распространение.

Обычно в рамках форсайт-исследований применяется комбинация различных методов, среди которых — панели экспертов, метод Дельфи (опросы экспертов в два этапа), SWOT-анализ, деревья соответствий, анализ стейкхолдеров, кросс-импакт-анализ, мозговой штурм, построение сценариев, моделирование и т.д. Чтобы учесть все возможные варианты и получить наиболее полную картину, привлекается, как правило, значительное количество экспертов. С тем, как может выглядеть последовательность методов при разработке форсайт-проекта, где основой пирамиды будет служить сканирование, то есть детальный анализ основных проблем по конкретной теме исследования, можно ознакомиться в Презентации докладчика, где также приведены примеры российских форсайт-исследований и представлена дорожная карта для гражданского общества в России. Сергей Шашнов отметил, что основные примеры исследований в нашей стране представлены в сфере научно-технологического форсайта.

Вызовы гражданского общества

Докладчик акцентировал внимание аудитории на 7 примерах проектов по оценке перспектив развития гражданского общества и выявления ключевых направлений социально-экономического развития из зарубежной практики. Вступив в дискуссию, научный сотрудник Центра Ирина Краснопольская отметила, что количество приведенных примеров наглядно говорит о том, что и в международной европейской практике форсайт-исследования, направленные на построения сценариев развития гражданского общества, не являются широко распространенной практикой.

Какие же факторы обусловили проведение форсайта в этой сфере? Прежде всего, таким массовым процессом послужило размывание границ между государством и третьим сектором, некая гибридизация процессов, изменение готовности в намерениях граждан к гражданскому участию, и возникшие недавно риски маргинализации в связи с проблемой беженцев и т.д., а для проектов в азиатской части прибавляются экологические риски. Эти вопросы послужили основой для большинства проведенных проектов.

С какими же вызовами сталкивается гражданское общество сегодня? Доверие к правительствам, экологическая ситуация, национальная и региональная стабильность, виды и типы вовлечения граждан в решение социальных проблем, технологические возможности, уровень социального неравенства и различные модели финансирования некоммерческих негосударственных организаций. Изменение положения этих переменных и ведет к изменению сценарных планов и позволяет построить разные модели будущего гражданского общества, в большей или меньшей степени благоприятных для его развития.

Так, в форсайт-проекте Всемирного экономического форума 2013 года определены те ключевые движущие силы, которые могли бы существенно изменить будущий контекст гражданского общества, и построены 4 захватывающих сценария: «Безумный Макс» предполагает развитие конфликтов, высокий уровень контроля и ограничение роли гражданского общества, «Открытое пространство», в котором возрастает роль новых технологий, «Турбулентность и дефицит доверия» — хаотичный мир с низким уровнем институционального доверия и высокой ролью неформальных связей и, наконец, «Приватизированный мир», в котором корпорации, восполняя провалы государства, начинают играть главную роль в обществе наряду с  низким уровнем финансирования стейкхолдеров гражданского общества и дефицитом доверия к правительству.  

Ядро гражданского общества в России: динамика показателей

Директор Центра Ирина Мерсиянова в своем выступлении рассказала о динамике показателей, основанной на данных Мониторинга гражданского общества, который уже более 10 лет проводит Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ при поддержке Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ.

Она напомнила участникам о такой аналитической разработке Центра, как «Социальная база гражданского общества», которая при своем рождении была сконструирована на основании 4 показателей: на готовности россиян объединяться, на их информированности об НКО, на участии россиян в деятельности НКО и на их участии в благотворительности, причем в широком смысле, как в волонтерстве, так и в денежных пожертвованиях. В 2008 году на основании материалов исследования «ГеоРейтинг», ядро социальной базы составило 8% наряду с таким же количеством аутсайдеров. В ядро вошли люди, готовые объединяться с другими людьми, вовлеченные в благотворительность, информированные о деятельности НКО и, главное, вовлеченные в деятельность НКО. Именно этот показатель постепенно в динамике урезал процент ядра социальной базы гражданского общества. По мере удаления от ядра гражданского общества, у человека оказывалось все больше шансов оказаться в его аутсайдерах. В 2017 году доля участвующих в НКО существенно выросла, что обусловило рост ядра социальной базы до 18% (см. рис. 1). Ирина Мерсиянова отметила, что исследователям еще предстоит более подробно осмыслить это явление, но согласно всего лишь неделю назад полученным данным опроса, периферия немного сократилась (с 30 до 21%), буферная зона расширилась (с 27 до 36%), несмотря на то, что сателлит ядра немного сократился, увеличилась социальная база ядра гражданского общества — к ней примкнули те, кто по крайней мере декларирует свое участие в деятельности НКО и гражданских инициатив.

 
Рис. 1

Также Ирина Мерсиянова привела несколько показателей из дорожной карты гражданского общества в России, которые демонстрируют статичность показателей на протяжении ряда лет. Так, доля россиян, которые декларируют свое участие в благотворительной деятельности за годы замеров практически не увеличилась, а вот доля тех, кто декларирует свою готовность объединяться с другими людьми для проведения каких-либо совместных действий резко выросла в 2017 году до 76%, хотя в предыдущие годы она находилась в диапазоне от 53 до 65%. Можно также констатировать, что доля россиян, которые чувствуют ответственность за то, что происходит на разных социальных дистанциях (в доме/во дворе/в городе (селе, поселке) /в стране) за годы замеров постепенно растет на протяжении уже 7 лет. Несмотря на то что доля россиян, считающих, что могут повлиять на то, что происходит на разных социальных дистанциях (в доме/во дворе/в городе (селе, поселке) /в стране) является достаточно стабильной, и по ним можно судить о том, что картина постепенно меняется в лучшую сторону.

Уровень информированности россиян об отдельных видах НКО, гражданских инициатив, по данным 2017 года, находится на уровне 79%.

Докладчик предложила обратить внимание на формулировку вопроса анкеты «В деятельности каких общественных объединений и других некоммерческих организаций, общественных гражданских инициатив Вы принимаете участие, членом каких общественных организаций Вы являетесь?» (% от опрошенных, хотя бы одна организация названа), согласно ответам на который доля россиян с активной жизненной позицией выросла в 2017 году до 28%. 

В завершение выступления Ирина Мерсиянова подчеркнула, что на основании приведенных цифр участникам семинара будет гораздо легче представить объект, состояние которого прогнозируют исследователи гражданского общества, а увеличение ядра социальной базы гражданского общества в 2017 году — явление, которое еще предстоит осмыслить.

НКО — драйверы социальных инноваций

Директор Агентства социальной информации, ведущий научный сотрудник Центра Елена Тополева-Солдунова рассказала о результатах работы экспертного сообщества, полученных в Центре стратегических разработок по анализу гражданского общества как среды для социальных инноваций. Задача состояла в том, чтобы оценить и спрогнозировать, какой вклад и при каких условиях могут внести структуры гражданского общества в социально-экономическое развитие нашей страны.

В начале выступления Елена Тополева-Солдунова отметила, что те результаты, которые она представит, на сегодняшний день нельзя соотнести с форсайт-исследованием в полной мере, поскольку нельзя сказать, что были пройдены все этапы методологии форсайта, и прежде всего из-за сжатых сроков, в отличие от разработки Стратегии 2020, многие из сценарных проектов которой нашли свое воплощение в жизни, несмотря на их казавшуюся первоначальную утопичность. Тем не менее прогнозируя возможные сценарии будущего, заметила докладчик, мы основывались и на разработках, проделанных для Стратегии 2020, а также на том огромном количестве обсуждений со стейкхолдерами, экспертных панелях и т.д., над которыми в течение года велась работа в Общественной палате РФ в рамках разработки предложений для Концепции содействия развития СОНКО.

Среди главных вызовов можно отметить архаичность социальной сферы, не отвечающей на меняющиеся и диверсифицированные общественные запросы, а также низкий уровень развития гражданской культуры в обществе. Центральной темой всех экспертных панелей являются социальные инновации, потому что с одной стороны они могут эффективно ответить на существующие вызовы социальной сферы, а с другой — являются существенным фактором для социально-экономического развития страны. Докладчик отметила вклад сотрудников Центра Ирины Мерсияновой и Ирины Краснопольской в разработку теоретического обоснования  сущности современных социальных инноваций.

А некоммерческие организации можно назвать потенциальными драйверами социальных инноваций и нового общественного диалога прежде всего потому, что они нацелены на решение социальных проблем и реальные изменения в качестве жизни людей, креативны, привлекают общественное внимание к реальным общественным проблемам, а также создают и транслируют в общество ценности солидарности, деятельного сострадания, конструктивного общественного участия, ориентированы на привлечение лучшего опыта в стране и в мире и др. Эксперты отмечают, что возникающую размытость границ сектора необходимо учитывать при составлении возможных сценариев развития будущего.

Сценарии будущего развития НКО

Эксперты предлагают новый подход, основанный на контракте власти, бизнеса и НКО. НКО берут на себя обязательства разрабатывать и претворять в жизнь инновационные и эффективные социальные технологии, практики и услуги для повышения качества жизни, реализовывать новый общественный диалог, основанный на ценностях позитивного коллективного действия, продуктивной гражданской культуры, а власть работает над созданием условий, при которых НКО станут партнерами в решении социальных проблем. Появляется новый участник диалога: бизнес, который мог бы осуществлять поддержку развития институциональной среды для сбалансированности интересов.

Экспертами были сформулированы цели и амбиции, предполагающие, что как минимум к 2024 году доля инновационных НКО составила бы 60%, доля населения, участвующая в гражданских практиках институционально — к 2024 не менее 30% и неинституционально — к 2024 — не менее — 65%, а доля населения, доверяющая НКО как институту, к 2024 г. составила бы 70%, при этом доля людей, занятых в НКО к 2024 — не менее 10–15%.

Если мы хотим иметь хоть толику уверенности, что в состоянии влиять на развитие гражданского общества, то прежде всего нам надо научиться наблюдать

Среди угроз можно особо отметить непоследовательность государственной политики в отношении НКО, которая тормозит институциональное развитие сектора, неоднородность третьего сектора и отсутствие постоянного общественного диалога. В то же время мы можем наблюдать и основания для оптимизма, подтвержденные целым рядом нормативно-правовых актов от государства, например, тенденцию на разгосударствление сектора социальных услуг, а также очевидный запрос на социальные инновации со стороны государства. Докладчик подробно остановилась на необходимых условиях для реализации потенциала НКО стать драйверами социальных инноваций, с которыми можно ознакомиться в Презентации «Как приблизиться к желаемому образу гражданского общества: о направлениях и конкретных мерах до 2020 и 2035 гг.», размещенной на сайте Центра, и существующих факторах риска.

Альтернативными сценариями могут являться: Патерналистская модель, при которой НКО контролируются и рассматриваются властью исключительно как передаточные механизмы от руководства к населению, или работают только те, кто обещает политическую лояльность, или же Конфронтационная модель, когда власть видит в независимых НКО угрозу собственной стабильности, осложняет их деятельность.

Экспертная дискуссия

Доклады вызвали живой интерес у собравшихся, среди которых были как известные эксперты, так и молодые исследователи третьего сектора; возникла плодотворная дискуссия.

Иосиф Дискин, председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов Российской Федерации, затронул проблему влияния различных факторов на успешность форсайт-проектов в социальной сфере: «С моей точки зрения, форсайт-проектирование социальной сферы, если говорить о фундаментальной методологии проблемы, — это попытка интегрировать субъективные суждения. Ни с какими объективными явлениями в данном случае мы не имеем дело, хотя бы потому что отсутствует единая конвенционально принятая теория, описывающая процессы, с которыми нам приходится иметь дело. Почему так сложно именно в социальной сфере? Потому что в ней существенно меньше степень влияния ключевых стейкхолдеров на процесс. Форсайт здесь работает при условии базового социокультурного консенсуса всех задействованных в процессе стейкхолдеров. В тот момент, когда базовые ценности общества оказываются поставленными под сомнение, возникает проблема верификации результатов. В силу этого многие критики говорят о том, что форсайт-проектирование — это способ навязанного проектирования будущего…» Одним из испытаний, с которым придется столкнуться обществу в ближайшее время, эксперт называет эпоху тотальной роботизации, когда целые профессии станут неактуальными на рынке труда. В случае выстраивания системы, в которой гражданское общество является выразителем общественных интересов, вопрос мотивации, на основании которой строится в том числе и различие между секторами, является одним из центральных, так как построение будущей картины гражданских инициатив без нравственно-этических оснований приведет к картине парадного недееспособного общества.

В развитие темы известный эксперт Нодари Хананашвили отметил: «Если мы хотим иметь хоть толику уверенности, что в состоянии влиять на развитие гражданского общества, то прежде всего нам надо научиться наблюдать. Для этого необходимо качественно и в разы увеличить объемы финансирования исследований некоммерческого сектора. Без этого невозможно построить стратегию его развития…» При каких условиях форсайт-проектирование будет успешно работать? Необходимо в целом повышать уровень проектной культуры в обществе, обучение которой необходимо начинать еще со школьной скамьи. «При возможности осуществлять контроль наши сограждане часто переходят в позицию прокурора, когда необходим восстановительный подход: вместо осуждения разобраться в том, что происходит, и предложить конструктивное решение!» По мнению эксперта, это необходимые условия, при которых будет формироваться культура позитивных изменений.

На вопрос аудитории, в каких случаях нельзя применить технологию форсайт-проектирования, ответил Сергей Шашнов: «Основные достижения были получены в сфере научно-технологического форсайта. Я согласен с тем, что возникают определенные сложности при применении данной методологии прогнозирования в социальной сфере, в сфере гражданского общества, которые связаны прежде всего с достижением консенсуса в обществе, а также с учетом мнений всех стейкхолдеров, от которых зависит как принятие решений, так и их реализация в будущем. Действительно, это сложная задача, особенно в условиях российской действительности, но не такая уж невыполнимая. Считаю, что можно применять форсайт-технологию в нашей стране и в прогнозировании гражданского общества, что, собственно говоря, мы и пытаемся делать, а о результатах судить вам».

Татьяна Богословская, специально для Портала НИУ ВШЭ