• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Надо превратиться из потребителя идей в производителя исследований»

Уже больше года научным руководителем международной научно-учебной Лаборатории институционального анализа экономических реформ ВШЭ является профессор Университета Джорджа Мэйсона (США) Джон Най. В свой очередной приезд в Москву профессор Най рассказал порталу Вышки о том, как организована работа лаборатории и какие сотрудники ей нужны, а также о проводимых ею исследованиях и новых учебных курсах, ближайший из которых будет запущен в мае.

— Профессор Най, как началось ваше сотрудничество с Высшей школой экономики?

— Я уже был вовлечен в различные проекты, связанные с ВШЭ, и был знаком с некоторыми сотрудниками университета благодаря конференциям и летней школе RSSIA, которую проводила Лаборатория институционального анализа. Если не ошибаюсь, я стал первым зарубежным участником RSSIA, проводившейся в 2009 году в Конобеево. Через год я участвовал в семинаре по институциональной экономике Института Рональда Коуза — он проходил в Москве, его помогала организовать Мария Юдкевич. В то время я находился в отпуске и читал лекции в Москве в рамках программы обмена между ВШЭ и Университетом Джорджа Мэйсона. Пока я был здесь, мы обсуждали идею приглашения зарубежных исследователей в качестве руководителей лабораторий ВШЭ. К тому же, тогда в Вышке запускались некоторые проекты в области экономики образования. Я сказал, что мне эта тема интересна, у меня есть идеи для исследований, и мы начали работу.

— В чем конкретно заключается ваша роль как научного руководителя лаборатории?

— У меня несколько ролей. Здесь я помогаю направлять исследования в определенное русло, в качестве научного руководителя наблюдаю за тем, что входит в план того или иного опроса, какие вопросы необходимо задавать. Я напрямую участвую в подготовке публикаций на основе наших исследований. Когда я приезжаю в Москву (а здесь я провожу примерно девять недель в году), я встречаюсь с сотрудниками лаборатории, и мы обсуждаем текущие проекты. На таких встречах я даю советы и рекомендации относительно проведения исследований. Помимо этого, я провожу лекции, читаю курсы и участвую в конференциях и летних семинарах, которые проводит наша лаборатория.

Скажем, этим летом, с мая по конец июня, я буду читать новый курс «Вопросы теории институтов и экономической истории» (Topics in Institutions and Economic History). Он представляет собой сочетание традиционных семинарских занятий и курса по подготовке презентаций исследования в PowerPoint. На семинаре мы будем делать обычные вещи: читать и обсуждать статьи и научные работы. Но каждую неделю я буду выбирать несколько студентов, которые должны будут подготовить короткую, 15-минутную PowerPoint-презентацию определенной статьи.

На мой взгляд, важность обладания презентационными навыками весьма недооценивается в научной среде. Они исключительно важны для получения работы, для представления исследовательских результатов — и, тем не менее, им практически никогда не учат. В некоторых университетах преподаются технические курсы по презентациям, но они не «заточены» под специфические нужды экономики и социальных наук. Я хочу помочь студентам не просто изучить материал курса, но и научить их тому, насколько важна презентация для восприятия этого материала. Приведу такой пример. Если два студента друг за другом сделают презентации одного и того же доклада, в большинстве случаев у аудитории возникнет разное представление об изложенном материале. Умение фокусировать дискуссию — это ровно то, что вам необходимо, например, когда вы выступаете на международных конференциях или представляете свою работу в другом университете.

— Принято говорить о различиях российского и западного подходов к исследованиям и преподаванию. Как в этом смысле вам удается выстраивать отношения с российскими коллегами и студентами?

— Некоторый процесс «притирания» друг к другу еще идет. Одна из трудностей связана, например, с тем, что люди, приходящие в лабораторию в качестве ассистентов, очень часто планируют работать над теми проектами, которые уже ведутся. Это неплохо. Но в США мы делаем две вещи: от ассистентов ожидается, что они будут помогать в работе над профессорскими проектами, но, кроме этого, мы ожидаем от них создания их собственных проектов. Часто аспиранты самостоятельно должны найти тему исследования, а затем убедить старших коллег в том, что она представляет интерес для серьезной разработки. Надо, чтобы студенты приходили к нам с независимыми идеями. Это не значит, что каждая из этих идей будет принята, но смысл в том, что перечень исследовательских тем в лаборатории не предопределен.

Сейчас мы проводим много исследований, связанных с образованием, но мы можем легко переключиться на такие проблемы, как исторические изменения, социальный капитал, значение питания и другие. Характеристикой многих хороших институтов по всему миру является их гибкость, мы надеемся, что в работе нашей лаборатории это качество будет проявляться все сильнее. К сожалению — и это проблема, — многие российские студенты слишком стеснительны, в том смысле, что они не решаются обсуждать свою работу, сами выступать с критикой и воспринимать критику в свой адрес. Они должны понять, что если профессор критикует их идеи, это не значит, что он зол на них. В то же время они должны не бояться спрашивать профессоров о том, что им в их работах непонятно, не опасаясь, что профессора это может расстроить.

Думаю, один из важнейших переходов, который должны осуществить студенты, — это движение от просто студента к коллеге. Интересно, что во многих университетах на церемониях вручения дипломов выпускникам бакалавриата и магистратуры профессора говорят своим бывшим ученикам: «Поздравляю!». Но когда дипломы получают выпускники PhD-программ, к словам поздравления профессора обычно добавляют: «Добро пожаловать в сообщество ученых!». Самое главное для аспиранта, на мой взгляд, превратиться из потребителя идей в производителя исследований.

— Над какими проектами сейчас работает лаборатория?

— ВШЭ имеет богатую традицию проведения исследований, так что, когда я начал работать здесь, уже было запущено исследование успеваемости студентов. Там изучается два вопроса. Первый касается выбора вуза — исследование охватывает студентов самых разных регионов России, и его целью является выяснение того, как введение ЕГЭ влияет на выбор вуза. Я не занимаюсь напрямую этим исследованием, но выступаю в качестве советника. Меня больше интересует другая тема. Мы провели большое исследование, охватывающие около 900 студентов ВШЭ, в котором, с одной стороны, изучали такие базовые вещи, как ЕГЭ, успеваемость студентов в старшей школе, характеристики семьи, их специальность, принадлежность к тому или иному факультету, их оценки. Однако в дополнение к этому я решил добавить вопросы о биологических характеристиках студентов. Дело в том, что все больше экономистов интересуются проблемой того, в какой степени человеческий капитал связан с такими вещами, как питание или генетика. В своем исследовании мы останавливаемся на значении роста, веса и роли перинатального тестостерона. В биологии существует большая литература об измерении длины пальцев — хорошо известно, что соотношение длины указательного и безымянного пальцев (2D:4D) связано с количеством тестостерона, который вы получали в утробе матери. А этот показатель, в свою очередь, коррелирует с определенными типами поведения — агрессивностью, мужественностью, готовностью пойти на риск и так далее. Мы же хотим установить, насколько эти биологические различия студентов влияют на их успеваемость в университете.

Интересно, что похожее исследование мы проводим еще и в кампусе ВШЭ в Нижнем Новгороде. Кроме того, параллельное исследование проходит в Университете Филиппинской школы экономики в Маниле. То есть исследование носит не только многострановый, но и мультикультурный характер, а результаты при этом получаются очень похожие. Вдобавок, в Нижнем Новгороде и Маниле мы проводим более детальное исследование личности, психологи называют это Big 5 Personality Traits («пять главных черт характера»). Мы задаем вопросы о доверии и его восприятии — считают ли опрашиваемые большинство людей заслуживающими доверия или нет, склонны ли они одалживать деньги, склонны ли они разговаривать с незнакомцам и прочее. Исследования по экспериментальной экономике показывают, что во многих экономических играх люди с высокими университетскими оценками и хорошим образованием склонны чаще проявлять доверие к другим, чем люди с низкими оценками и низкой способностью к обучению. Результаты, получаемые нами в Нижнем Новгороде и Маниле схожи, и мы рассчитываем углубить это исследование.

— Вы планируете вернуться в Москву на несколько недель в мае и июне. Могут ли студенты в это время пройти стажировку под вашим началом?

— Думаю, да. С этим не должно возникнуть особых сложностей. Если у меня есть свободное время, я всегда готов общаться неформально с людьми, которые хотели бы обсудить свои идеи. В конце концов, я здесь в качестве одного из сотрудников ВШЭ, и мои двери открыты для всех коллег и студентов, которые хотели бы меня о чем-то спросить или посоветоваться.

— А какими качествами и знаниями должны обладать студенты, которые хотели бы получить место в вашей лаборатории?

— В нашем коллективе люди с разным накопленным опытом — не только экономисты, но и социологи и психологи. Что касается экономистов, то мы, безусловно, ожидаем, что они в свое время прослушали базовые экономические курсы, а еще лучше — если они разбираются в прикладной эконометрике, в частности, знакомы с методом инструментальных переменных и другими вполне стандартными для эконометрики вещами. Но даже люди, не владеющие эконометрическими знаниями, но имеющие навыки работы, например, с географическими информационными системами (GIS) и другие навыки, могут быть востребованными нашей лабораторией. Наши нужды меняются, так что приходите — возможно, у нас найдется для вас место.

Мне бы также хотелось привлечь студентов, которым интересны исторические вопросы. Я планирую изучить то, как исторические события, имевшие место 100-150 лет назад в России или Европе, по сей день оказывают влияние на институты, социальный капитал, поведение, региональные различия по всей стране. Я надеюсь, что студенты, особенно те, кто обладает хорошей количественной эконометрической базой, увлекутся этой идеей и помогут ее развить.

— Каковы ваши планы на ближайший академический год?

— Мы продолжим работу над теми образовательными проектами, о которых я говорил, но расширим поле исследований. Интересно было бы взглянуть на то, как характеристики семьи, биологические индикаторы, академические способности влияют не только на успеваемость, но и на дальнейшее поведение на рынке труда. Мы продолжим работу по изучению эффектов сообучения в вузе. Попробуем взглянуть на проблемы, связанные с миграцией и демографией.

Часто в работе мы ограничены источниками данных, которыми располагаем. Но поскольку я работаю с различными международными командами в США и на Филиппинах, у нас появится возможность провести интересные параллели с их данными. Например, я исследую историю налогов в винной индустрии в Европе, на Филиппинах занимаюсь темой выборов, в США с коллегами провожу исследования и эксперименты по проблеме доверия, у нас есть также работы по коррупции. Разработку многих из этих тем я в какой-то форме могу вести и в России.

— Спустя год после того, как вы возглавили лабораторию, что вы можете сказать о полученном здесь опыте? Довольны ли вы тем, как складывается ваше сотрудничество с Вышкой?

— Это вполне положительный опыт. Да, по-прежнему существует некоторый языковой барьер, бюрократизм — приходится беспокоиться о большом количестве бумаг. И все же я впечатлен тем, какие усилия прилагает Вышка, чтобы нам проще работалось как в плане преодоления технических ограничений, так и в плане урегулирования различных требований юридического характера. Я также впечатлен увеличением активности ВШЭ, которое выражается, в частности, в росте числа иностранных ученых, приезжающих в университет. Я знаю, что и студенты Вышки чаще, чем прежде, принимаются на обучение в зарубежные университеты, а программы обменов стали более интенсивными. Вышка очень быстро достигает прогресса на пути интеграции в международное сообщество высшего образования. Что же касается лично меня, то я многое здесь узнаю, занимаюсь интересной работой и рад, что у меня есть возможность сотрудничать с таким количеством активных и талантливых исследователей.

 

Олег Серегин, Новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

20

заявок от ученых из Бельгии, Великобритании, Дании, Германии, Испании, Италии, Канады, Норвегии, США, Эстонии и Японии принято на конкурс проектов по созданию международных лабораторий Вышки.

В Вышке открылась Международная лаборатория региональной истории России

Новая Международная лаборатория региональной истории России НИУ ВШЭ займется изучением социально-политической истории российских регионов с ХVIII века до современности.

«Зеркальная симметрия была открыта физиками, но очень быстро привлекла внимание математиков»

Среди недавно открытых в Вышке международных лабораторий — Международная лаборатория зеркальной симметрии и автоморфных форм. Научный руководитель лаборатории Людмил Кацарков и кураторы двух научных направлений лаборатории Валерий Гриценко и Виктор Пржиялковский рассказали о том, почему она имеет все шансы стать уникальной междисциплинарной структурой по изучению зеркальной симметрии, автоморфных форм и теории чисел.

«Алгоритм машинного обучения умеет находить закономерности в данных, которые не видит человек»

В декабре 2016 года в Вышке были открыты пять новых международных лабораторий, в том числе Международная лаборатория глубинного обучения и байесовских методов. Предмет  ее исследований — комбинированные нейробайесовские модели, объединяющие достоинства двух наиболее успешных в настоящее время парадигм машинного обучения — нейросетевой и байесовской.

В ВШЭ начинают работу новые международные лаборатории

Ученый совет ВШЭ 23 декабря одобрил создание четырех лабораторий: русско-европейского интеллектуального диалога, исследований населения и здоровья, глубинного обучения и байесовских методов, суперкомпьютерного атомистического моделирования и многомасштабного анализа.

Открывается конкурс на замещение должностей профессорско-преподавательского состава

НИУ ВШЭ проводит конкурс на замещение 330 должностей профессорско-преподавательского состава (ППС) по кафедрам, департаментам и факультетам в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Перми. С 2014 года набор новых преподавателей и продление контрактов действующих преподавателей проходит по схеме, применяемой в международном рекрутинге — лучшие профессора по направлениям отбирают кандидатов, оценивая результаты их предшествующей работы — в первую очередь качество научных публикаций.

Новые международные лаборатории в Санкт-Петербурге займутся исследованиями экономики здоровья и теории игр

26 июня Ученый совет Вышки одобрил открытие двух новых международных лабораторий. В структуре Санкт-Петербургской школы экономики и менеджмента ВШЭ появятся лаборатория экономики, управления и политики в области здоровья, а также лаборатория теории игр и принятия решений. Их научными руководителями станут известные зарубежные ученые.

«Создана большая сеть международного сотрудничества»

В 2014 году 23 международные лаборатории Вышки задействовали в своих изысканиях 520 сотрудников, подготовили 427 статей и 450 докладов для внешних научных конференций. В свежем, 102-м, выпуске информационного бюллетеня ВШЭ «Окна роста» представлены итоги работы этих подразделений в целом, а ведущие ученые самых первых и успешных лабораторий Федор Богомолов и Рональд Инглхарт рассказывают о работе своих коллективов.

Подводим итоги конкурса ППС

В Высшей школе экономики завершился «летний» конкурс профессорско-преподавательского состава. Напомним, впервые он проходил по новой схеме. Первый проректор ВШЭ Вадим Радаев подводит наиболее важные итоги.

378

человек были названы лучшими преподавателями ВШЭ в Москве по итогам голосования студентов. 273 человека из них — это преподаватели, работающие на полную ставку, и 105 — совместители.