• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«В конце концов, кто-то должен был написать инструкцию по управлению собой»

Антон Зайниев и Дарья Варламова — недавние выпускники Вышки — написали научно-популярную книгу «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города», которая оказалась невероятно актуальной: на лекцию, приуроченную к выходу книги, пришли более 250 человек. Авторы рассказали, зачем городскому жителю разбираться в своей голове, как журналистику превратить в нон-фикшн и почему биполярное расстройство кажется модным.

Между Вышкой и книгой

Антон: Я сейчас занимаюсь бизнес-аналитикой, это по сути менеджмент, но больше про IT-структуры, чем про маркетинговые коммуникации. После отделения деловой и политической журналистики (сейчас — факультет коммуникаций, медиа и дизайна — прим.) я три года работал журналистом, и поскольку в российской журналистике все сложно, я решил сменить профессиональное направление. И пошел в магистратуру изучать менеджмент.

Дарья: Я после Вышки большую часть времени работала по профессии: устроилась в газету «Известия», сейчас перешла на фриланс и занимаюсь проектом про книги для «Слона» — читаю нон-фикшн и пересказываю в формате конспекта. Параллельно учусь в Московской школе кино.

Антон: Очевидно, что любой нон-фикшн — больше про журналистику, про умение работать с экспертами, специалистами, источниками. Нам очень пригодилось то, что мы получили в Вышке, нас научили конвертировать информацию в понятные слова, которые пойдут потом не в диссертацию, а будут понятны обычному человеку. У российского нон-фикшна есть проблема: он либо не очень глубокий, либо наоборот, очень наукообразный. В прошлом году я ходил на серию лекций биологов из МГУ, чтобы почерпнуть информацию для книги. Там был очень интересный материал, но ученые не умеют его подавать — на лекциях хотелось спать. Параллельно я побывал на лекции Жени Тимоновой, которая по образованию рекламист, но очень увлекается биологией, у нее есть проект «Все как у зверей», где она рассказывает научные вещи популярно, и видно, насколько качественнее и интереснее примеры и лучше взаимодействие с аудиторией. Это впечатление дало понимание того, как нужно писать книгу и зачем.

Знания ты можешь получить и сам по себе, а хороших людей не скачаешь из интернета

Дарья: В том, что мы решились на проект с книгой, также сыграло роль вышкинское коммьюнити. Мы учились с интересными людьми, один такой человек — Елена Фоер — сейчас пишет разоблачающую книгу про народную медицину для «Альпины». С другим однокурсником мы много обсуждали психиатрию, нейробиологию, психологию, все это подогрело наш интерес к этой теме и подтолкнула к действиям.

Когда меня спрашивают: что вы вынесли из Вышки? Отвечаю: главное — это люди. Знания ты можешь получить и сам по себе, а хороших людей не скачаешь из интернета.

Почему психология

Антон: Для меня психология и психиатрия — это хобби и вместе с тем нереализованные желания. В детстве я любил биологию, у меня бабушка медик, она хотела, чтобы я стал врачом. Мне было интересно, как наши биохимические реакции в мозгу связаны с поведением. Вплотную я заинтересовался этим с подачи одного из наших однокурсников, Данияра Шекебаева, загорелся и в какой-то момент и понял, что мне есть что сказать не просто другу за чаем, а широкой аудитории, облечь это в какую-то понятную форму.

Дарья: Я много писала на тему психологии и нейробиологии для ресурса «Теории и практики», когда была там редактором, много общалась с вышкинскими психологами и даже думала идти в магистратуру к Василию Ключареву, но испугалась своего гуманитарного бэкграунда. Для меня это почти детективная история, страшно интересно — как повседневные процессы в мозгу влияют на наше поведение и мировоззрение.

Антон: Чтобы стать хорошим психотерапевтом, тебе нужно получить медицинское образование, а это 7-8 лет. Но мне нравится моя нынешняя работа, и в рамках хобби психология прекрасно находит свое место в жизни. Классное хобби — как швейцарский сыр, нельзя питаться только им, но хорошо, когда он есть.

Мы с Дашей занимаемся не исследованиями и не психиатрической практикой, а популяризацией уже существующего научного знания в области психических расстройств. Несмотря на то, что это не основное наше занятие, оно потребовало долгой вдумчивой работы, особенно тщательной именно потому, что мы, не являясь профильными специалистами, хотели изложить все максимально корректно. И, конечно, мы не беремся давать советы по лечению и никому не советуем заниматься самодиагностикой — в любой непонятной ситуации лучше пойти на прием к профессионалу.

Дарья: Мне интересно продолжать самообразование в области психологии и совместить это с творческими интересами, то есть — популяризировать науку, как, например, делает сериал «Теория большого взрыва», или написать сценарий фильма про нейронауки. Может быть, я когда-нибудь это сделаю.

«Меньше знаешь — крепче спишь» не работает

Дарья: Не копаться в себе, а именно понимать, как внутри все работает — это важно. В конце концов, кто-то должен был написать инструкцию по управлению собой. «В случае аварии выдерни кольцо и выдави стекло». Хотелось бы, чтобы выросло поколение людей, которые будут грамотно обращаться со своей психикой, предупреждать расстройства, регулировать свое поведение, лучше общаться в социуме. Если популяризировать сейчас тему исследований мозга, пусть даже в фантастическом ключе, это очень подвинет области наук, связанные с психологией, породит новые открытия и интересных ученых.

Что в книге

Дарья: В книге мы решили сделать акцент на расстройствах, которые, на первый взгляд, не делают людей психами, но люди страдают — а мы этого не замечаем. Мы выбрали восемь распространенных расстройств и написали к ним вводную главу про то, что такое абсолютная психическая норма, как «нормальность» зависит от философии, истории, культурных особенностей каждой страны. Для каждого расстройства мы выбрали историю — реального героя, носителя, на примере которого рассказали, как человек себя чувствует, с какими проблемами сталкивается, как лечится.

Мы также рассказываем, как расстройство пытались лечить раньше, разбавляем материал интересными примерами из поп-культуры, биографий знаменитостей, даем рекомендации: что нужно делать, куда идти, какого специалиста выбирать.

Антон: В начале книги есть статистика, согласно которой хоть раз в жизни с каким-то заболеванием, связанным с психикой, сталкивается каждый четвертый, а вероятнее — каждый второй. Истории, которые мы описываем, не какие-то байки из сумасшедшего дома, а наша повседневность. Мы хотели вывести проблему в формат диалога, начать об этом говорить, потому что странно молчать о том, что касается всех.

Просто дайте таблеточку

Антон: Хороших врачей не хватает везде, это проблема не только России. Но что касается уровня подготовки врачей, тот тут мы в хвосте. Нет определенных стандартов, ассоциаций психиатров, которые хотя бы раз в несколько лет сверяются с мировой практикой. У нас в психиатрии используется терминология, которая устарела века на два.

Пусть лучше будет несколько выпендрежников, чем безразличное умалчивание о проблеме

Никто не считает вопрос успешной психотерапии актуальным в стране с экономической нестабильностью, и нынешние абитуриенты медвузов не хотят развивать эту тему, хотя любая медицина двигается в первую очередь самим сообществом.

Дарья: Еще проблема в том, что сами пациенты неграмотны, все ограничивается «дайте таблеточку, чтобы полегчало». Соответственно, специалисты с устаревшими на три десятка лет методами продолжают работать в медицине, потому что никто не может сказать, что они недостаточно квалифицированны.

Как написать книгу не в стол

Дарья: Первое, что нужно сделать автору книги — написать хорошее предложение для издательства, которое убедит подписать с вами договор до того, как вы приступите к труду. В нашем случае это очень помогло и сразу придало мотивации в работе, определило язык книги и всю маркетинговую стратегию, потому что появилась ясная цель. Тема оказалась актуальной — на последней лекции в Телеграфе у нас было больше 250 человек — очевидно, что проблема насущная.

Богемный флер или болезнь

Антон: Думаю, что человек с настоящим биполярным расстройством никогда не скажет, что это модно и клево, в первую очередь потому что это болезнь. Да, мы рассказываем, что все это не только плохо, но и хорошо, и что у людей с отклонениями есть свои преимущества — они творческие. Но не стоит романтизировать болезнь, потому что это история не про обладание чем-то, а про лишения и неприятный опыт. Мы не стремились попасть в тренд, а просто делали книгу для тех, кому это интересно.

Дарья: Впечатление, что это модно, создается не потому, что люди захотели романтично болеть биполярным расстройством, а потому что обладатели этой болезни перестали стесняться об этом говорить. Раньше они думали, что фрики и ненормальные. Возможно, с этим будут перегибы, люди кинутся обсуждать все то, о чем молчали.

Есть люди, которые любят смаковать свои неврозы и делать их частью имиджа, тем самым портя впечатление о тех, кто реально страдает. Так многим начинает казаться, что люди с депрессией — это позеры, которые хотят привлечь к себе внимание. Но все равно: пусть лучше будет несколько выпендрежников, чем безразличное умалчивание о проблеме.

Планы

Дарья: Сейчас вместе с мужем я занимаюсь проектом с издательством «Самокат» про профессии будущего. Мы делаем книжку для детей, которая помогла бы их профориентировать с учетом быстрой смены трендов и технологий, чтобы они по-настоящему были готовы к успеху в цифровом будущем, а не работали юристами в загибающейся фирме, потому что все процессы уже роботизированы.

Мне нравится придумывать проекты, полезные для общества, потому что это делает жизнь осмысленнее и позволяет ощущать причастность к чему-то большему, чем твои личные интересы. При этом органичнее всего я себя чувствую именно в области распространения знаний — мне интересно закапываться в разные темы и рассказывать о сложных вещах простым языком, я знаю, что у меня это неплохо получается и что именно здесь я могу по-настоящему пригодиться.

Антон: А я сейчас я хочу отдохнуть от писательства. Это полезный, но изматывающий опыт.

Вам также может быть интересно:

Тест: Лев Толстой или «Тысячеликий герой»?

Исследователи ВШЭ изучили читательские предпочтения школьников и студентов. Они провели опрос 700 старшеклассников из 12 городов России и проанализировали 320 эссе московских студентов-гуманитариев о любимых книгах. IQ.HSE подготовил тест по результатам студенческих эссе.

В ВШЭ открылся Институт когнитивных нейронаук

Новый институт возглавил профессор ВШЭ Василий Ключарев, который до этого занимал пост руководителя департамента психологии Вышки. О том, что удалось сделать команде департамента за четыре года, чем займется новый институт и как на наших глазах меняется отношение к психологии и нейронаукам, Василий Ключарев рассказал новостной службе ВШЭ.

Сила отрицательного примера

При всей значимости друзей, семья остается для подростков главной ценностью, показали исследователи НИУ ВШЭ. При этом молодые люди часто не хотят следовать примеру своих родителей.

Список литературы: смерть и умирание в эпоху новых технологий

Социальные исследователи все чаще обращаются к вопросу о том, как меняется жизнь с масштабным наступлением новых технологий. Среди разрабатываемых вопросов нашлось особое место и теме смерти и умирания. Как социальные сети изменили ритуалы скорби? Как медицинские технологии отразились на умирании? Главный редактор журнала «Археология русской смерти» и аспирант факультета социальных наук ВШЭ Сергей Мохов составил список самых интересных работ о digital death.

Постсоветская книжная полка

Не секрет, что советская цензура практически полностью регулировала книгопечатание до 1991 года. Что же происходило с книжным рынком в России сразу после распада СССР? Как постепенно изменялась читательская культура? Спецпроект студентов программы «Филология» посвящен самым тиражируемым книгам в 2 городах-миллионниках (Москве и Петербурге) и 2 менее крупных городах (Ярославле и Пензе).

Список литературы: как экологические проблемы влияют на экономику

Две Нобелевских премии, нехватка пресной воды, демографическая бомба и другие важнейшие междисциплинарные работы.

Свобода, а не принуждение

Ощущение свободы и чувство ответственности прямо связаны друг с другом. Это впервые на экспериментальных данных с участием респондентов из России и США доказала группа ученых Международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации НИУ ВШЭ, Университета Миссури и Омского государственного университета.

Почему нам снова интересно Средневековье

В парижском издательстве Vendémiaire вышла книга профессора Школы исторических наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ Олега Воскобойникова «Во веки веков. Христианская цивилизация средневекового Запада». Накануне презентации в Париже исследователь рассказал IQ.HSE о том, почему Средневековье стало мейнстримом и может ли вера быть разумной.

Пережить культурный шок

Что помогает иностранным студентам в адаптации за рубежом.

Неизмеримая твердость характера

Что такое «грит» и почему его пора переосмыслить.