• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Программа «Корпоративный юрист» помогает не теряться в проблемах и самостоятельно их решать

Андрей Кузнецов, выпускник магистерской программы ВШЭ «Корпоративный юрист»
© Михаил Дмитриев/ Высшая школа экономики

Андрей Кузнецов окончил бакалавриат и магистратуру в США, но потом, имея русские корни, решил вернуться в Россию. Здесь он стал студентом магистерской программы ВШЭ «Корпоративный юрист». Специально для новостной службы Вышки Андрей рассказал, зачем ему понадобилась российская магистратура после американских дипломов и как знания, полученные на программе, пригождаются в реальной жизни.

Из России в США и обратно

В 1995 году, когда я окончил пятый класс школы в Москве, родители переехали в США, так что дальнейшее образование я получал там. Окончил бакалавриат Liberal Arts (политология и экономика), а потом решил идти по юридической стезе. Сначала получил степень доктора, затем магистра юриспруденции — в США на программу Juris Doctor (J.D.) можно поступить только после бакалавриата, причем бакалавриата по юриспруденции не существует. Стал нью-йоркским адвокатом, стажировался во Всемирном банке, работал в США и в Европе в разных компаниях.

Работая в юридической фирме Freshfields Bruckhaus Deringer LLP, я участвовал в проектах с Россией и странами СНГ — знание русского языка, да и вообще российских реалий очень пригодилось. Для западных стран отношения с Россией по-прежнему актуальны, так что велик спрос на специалистов, которые не просто изучили российское право, но и жили в России.

В связи с этим лет шесть-семь назад, когда я работал в Вашингтоне, у меня возникла идея вернуться в Россию. И вскоре подвернулась позиция в московском офисе компании T.D. Williamson — это лидер и первопроходец в области решений для трубопроводных систем, в первую очередь нефтегазовых (врезка и перекрытие трубопроводов под давлением, внутритрубная диагностика и проч.). Возможно, кто-то, приезжая с Запада, воспринял бы такое назначение как ссылку, но я к нему был готов. Так я снова оказался в Москве — в компании «ТДВ Евразия», где мне предстояло сформировать юридическую функцию.

«Курс молодого бойца»

Планируя переезд в Россию, я понимал, что моих представлений о ее юридической системе не хватит для полноценной работы. Поэтому еще до назначения в московский офис начал подбирать магистерскую программу в российском вузе. Нужен был «курс молодого бойца» о российском правопорядке.

О программе «Корпоративный юрист» НИУ ВШЭ я узнал благодаря приятелю американцу, который уже окончил другую магистерскую программу на факультете права Вышки и был доволен своим опытом

И я решил пойти по уже проложенному пути. На всякий случай бегло просмотрел сайты магистерских программ других вузов, но программа «Корпоративный юрист» моим целям соответствовала в больше степени, она мне показалась доступной и открытой. Да и сама Вышка к тому времени уже была известным в мире вузом с отличной репутацией.

Чтобы поступить, нужно было пройти собеседование. По скайпу его провела академический руководитель программы Светлана Чеховская — в основном она проверяла, знаю ли я гражданское право. А я подготовился обстоятельно: нашел в интернете учебник гражданского права Евгения Суханова, проштудировал его, и, по-моему, мои знания ее впечатлили.

Так что, переехав в Россию, я приступил одновременно к учебе и к работе. В Вышку меня зачислили на бюджетное место за счет гранта, выделенного государством на обучение студентов, поступающих из-за рубежа.

Чему и как учили

Ядро программы «Корпоративный юрист», как и следует из ее названия, — корпоративное право. При этом рассматриваются многие другие вопросы, касающиеся договорного и энергетического права, интеллектуальной собственности, банкротства, банковского права, правовой защиты конкуренции, вопросы, затрагивающие коммерческую и предпринимательскую деятельность.

Доля лекций в традиционном формате была небольшой. По некоторым предметам, например, корпоративному праву, который вела Светлана Чеховская, практически все занятия проходили в форме коллоквиумов, мы постоянно обсуждали актуальные темы. 

За два года выполнили множество заданий, и это была хорошая закалка: любые проблемы, с которыми можно столкнуться на работе, с ней уже не страшны

Из всех курсов больше всего запомнились «Общие проблемы договорного права», его вел Роман Бевзенко. Курс был яркий, интересный, поучительный и злободневный, нам объясняли, как грамотно квалифицировать то или иное явление, понимать его политико-правовые аспекты, какие разделы Гражданского кодекса и какие разъяснения судов при этом применять. Например, вопрос о том, чем является залог: обязательственным отношением или вещным правом, — со стороны кажется схоластическим, но от того, как ответит на него судья, в какую «ячейку» положит дело, во многом зависит его исход.

Еще можно выделить курс Оксаны Олейник «Энергетическое право» — помню, мы долго обсуждали, что такое электрическая энергия с правовой точки зрения: вещь, услуга, результат или правовое явление sui generis (предмет особого рода), не поддающееся классификации в рамках действующих правовых институтов.

Курс Антона Селивановского был посвящен правовому регулированию рынка ценных бумаг — он увлекательно рассказывал о структурировании сложных многоступенчатых сделок с разными ценными бумагами, даже диаграммы рисовал. Полезные курсы были об интеллектуальном праве, о медиации (досудебном урегулировании споров, когда важна не только юриспруденция, но и психология).

«Венец» учебы — защита магистерской диссертации: нужно глубоко погрузиться в тему, сформулировать идею, перелопатить и систематизировать огромное количество материалов. Моя диссертация была посвящена проблемам арбитрабельности (возможности рассмотрения в третейском суде или в международном коммерческом арбитраже) корпоративных споров в России, научным руководителем стала Любовь Прокудина. Как правило, научные руководители избегают редакторской работы, а она мне очень помогла и как научный редактор, поскольку я давно не писал на русском языке.

Андрей Кузнецов, выпускник магистерской программы ВШЭ «Корпоративный юрист»
© Михаил Дмитриев/ Высшая школа экономики

Что пригодилось

В компания «ТДВ Евразия» работают около шестидесяти сотрудников, и я здесь единственный юрист. Основной блок моей работы — договорно-правовой. Это экспертиза, составление и согласование договоров (техническое обслуживание, поставка, услуги, строительный подряд и проч.), которые компания постоянно заключает с заказчиками (Газпром, Роснефть, Новатэк, Сибур, ExxonMobil, ВP, Total и др.) и контрагентами, например, по вопросам аренды и лизинга техники. Компания долгое время налаживала локализацию производства в связи с импортозамещением — мы искали местных производителей, выстраивали производственные цепочки.

Приступив к работе, поначалу я чувствовал себя не очень уверенно. Уверенность приходила постепенно, во многом благодаря учебе

Таких ситуаций, когда на занятии нам рассказали о каком-то лайфхаке, а на следующий день я применял его в работе, пожалуй, не было. Эффект от учебы растянут во времени. Магистерская программа помогает не теряться в проблемах и самостоятельно их решать. Например, знания российского корпоративного права пригодились для решения вопросов в связи со сменой генерального директора, назначением временно исполняющего его обязанности, внесением изменений в устав компании — я знал, что нужно делать, какие источники, разделы законодательства посмотреть.

В компании я также отвечаю за урегулирование споров на досудебной стадии — разбираю и направляю претензии, веду переговоры. Если избежать суда невозможно, руковожу деятельностью внешних судебных юристов. Был случай, когда на трубопроводе произошла нештатная ситуация: мы считали, что по вине заказчика, а заказчик — что по нашей вине. В результате удалось решить проблему без суда, и наша компания получила частичную компенсацию, хотя был риск многомиллионных убытков и долгих тяжб. И здесь мне помогла учеба в Вышке, ведь мы часто анализировали примеры судебной практики, и на них я ссылался при переговорах.

Во время учебы мы выполняли много письменных заданий, исследуя новые правовые вопросы, и ответы должны быть максимально конкретны, содержать алгоритмы дальнейших действий с акцентом на практические стороны проблемы. Навык поиска таких алгоритмов очень пригодился. Однажды на объекте, где работали наши сотрудники, произошла авария, погибли несколько человек из другой компании. Тут же последовали проверки надзорных органов, и я смог объяснить нашим сотрудникам, как себя вести, как отвечать на вопросы, какой должна быть аргументация в случае предъявления нам претензий, хотя в моей практике такая ситуация случилась впервые. Наша компания не имела отношения к той аварии, удалось это доказать, так что обошлось без последствий.

Советы абитуриентам

Программа «Корпоративный юрист» предназначена для активных людей — тех, кто ставит перед собой амбициозные цели и хочет войти в юридическую элиту Москвы. Можно почерпнуть много знаний и навыков, но для этого нужно не только ваше желание, но и сила воли. Чтобы получить диплом, придется прикладывать усилия, попросту говоря — вкалывать. Мне, наверное, было чуть сложнее, чем студентам с полученным в России бакалаврским юридическим образованием, не всегда удавалось получать хорошие оценки, хотя три мои предыдущие степени были с отличием.

Программа рассчитана на работающих людей — построена так, что учебу можно совмещать с работой. В рабочие дни занятия проходят во второй половине дня, в субботу — с утра до вечера, это самый тяжелый день. Почти все студенты имеют хотя бы небольшой опыт работы, продолжают работать в компаниях на полную ставку, и это норма сегодняшней жизни. Полностью посвятить себя учебе в магистратуре можно было бы только в более совершенном мире.

Чтобы успешно учиться, полезно (хотя необязательно) владеть английским, потому что российская юридическая наука учитывает то, что происходит в западных странах, пытается адаптировать зарубежные подходы и институты в своем правовом поле. Для диссертации, посвященной в том числе сравнительно-правовым аспектам, я использовал англоязычные источники, и это была хорошая фора.

Общаясь с другими студентами программы, а также с ее преподавателями и выпускниками, вы приобретете деловые связи, которые пригодятся юристу в любой стране, а в России с ее нестабильной правовой средой — особенно

А еще вас ждет живое человеческое общение, что не менее важно. У нас была небольшая группа — приятный коллектив, один из однокурсников стал моим близким другом. Были те, кто благодаря учебе познакомились и создали семью. Мы и сейчас не прекращаем виртуальное общение, в мае запланирована очередная очная встреча выпускников разных лет — как обычно, поделиться новостями карьеры, личностного развития и семейной жизни.

Что касается моего дальнейшего профессионального развития, то я собираюсь продолжать работу в качестве штатного юриста компании, специализируясь на международном праве в сфере предпринимательства. В идеале не хотелось бы терять связи с Россией, хотя в ближайшее время меня должны перевести в американский офис. Надеюсь, будущее сложится так, что знания, полученные в России и о России, мне пригодятся, и мои пути с Россией снова пересекутся.

Вам также может быть интересно:

На программе «Корпоративный юрист» готовят специалистов, которых не заменят роботы

О многих магистерских программах в Вышке говорят, что они «практикоориентированные». Но что это значит на самом деле? Какой практике учатся студенты, и как это помогает им в трудоустройстве и дальнейшей карьере, разбираемся на примере программы «Корпоративный юрист».