• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Грамотное управление интеллектуальными правами поможет в достижении количественно измеримых бизнес-целей»

«Грамотное управление интеллектуальными правами поможет в достижении количественно измеримых бизнес-целей»

© iStock

Стартовал набор на курс повышения квалификации «Прикладные вопросы управления интеллектуальными правами в инновационных проектах», реализуемый кафедрой менеджмента инноваций НИУ ВШЭ. Курс рассчитан на руководителей, которые хотят использовать управление интеллектуальными правами как конкурентное преимущество своих компаний. Занятия начнутся в феврале 2022 года. Об особенностях курса рассказывает его автор Алина Акиншина.

 

Алина Акиншина
Фото из личного архива

Алина Акиншина — генеральный директор компании «Онлайн патент», зарегистрированный патентный поверенный РФ, член правления Клуба директоров по науке и инновациям. Она выпускница Вышки — окончила магистерскую программу «Управление исследованиями, разработками и инновациями в компании», причем как одна из лучших студенток получила грант на оплату обучения от Российской венчурной компании. Сейчас сочетает работу в бизнесе с преподаванием. Ее компания «Онлайн патент» выступает сетевым партнером курса повышения квалификации.

— Алина Владимировна, в какой мере управление интеллектуальными правами востребовано в России? В чем его важность и необходимость для бизнеса?

— Периодически приходится слышать, что управление интеллектуальными правами в нашей стране — это хорошо, но совсем непонятно, кому и зачем нужно. Такое отношение порой приводит к карго-культу, когда компания получает патенты просто для того, чтобы они были, и менеджмент к этому относится снисходительно, не уделяет особого внимания.

Мы считаем, что это ошибочный подход, и в рамках курса повышения квалификации в Высшей школе экономики хотим показать, как грамотное управление интеллектуальными правами влияет на успех бизнеса, что патенты и прочие, казалось бы, «бумажки» нужны для достижения понятных, четких и количественно измеримых бизнес-целей. При этом их роль не стоит абсолютизировать — это просто еще один фактор конкурентоспособности предприятия наряду с прямыми продажами, маркетингом и так далее.

Тот, кто поймет, как этот инструмент работает, и начнет его использование раньше других игроков рынка, получит объективные преимущества.

— Есть ли примеры, когда результаты работы этого инструмента действительно были впечатляющими?

— Конечно, и мы их будем подробно рассматривать в рамках нашего курса.

Один из хрестоматийных примеров начала прошлого века — корпорация NCR (National Cash Register), ныне крупнейший производитель кассового оборудования для ритейла. В течение двадцати лет она была практически абсолютным монополистом на рынке США, занимая более 90% рынка в сегменте кассовых аппаратов. В качестве инструмента продаж и занятия конкурентных позиций на рынке компания использовала в том числе достаточно агрессивное управление интеллектуальными правами.

В тот период NCR была единственной компанией на рынке кассовых аппаратов, располагавшей масштабным патентным портфелем — в совокупности свыше 800 патентов. Когда кто-то из конкурентов выводил на рынок новый кассовый аппарат, NCR изготавливала его реплику и через своих региональных представителей предлагала ее клиентам по цене на 30–40% ниже. Если клиент не соглашался и все-таки покупал устройство конкурентов, к нему вновь приходили представители NCR и объясняли, что в нем нарушаются патентные права NCR и ему как потребителю придется отвечать по всей строгости закона.

Помешать происходящему было невозможно: никто, кроме NCR, не патентовался, и очень немногие потребители не сдавались и покупали кассовые аппараты в других компаниях. Рынок этих компаний находился под постоянным давлением, ведь NCR проводила такую политику не только для стимулирования продаж, но и для консолидации рынка путем приобретения компаний, выполнявших собственные технологические разработки. Одну такую компанию, оценивавшую себя в миллион долларов, после судебных исков, связанных с нарушением прав, NCR приобрела всего за 12 тысяч.

— Пример показательный, но с тех пор прошло сто лет. Как обстоят дела сейчас? Можно ли вести бизнес на тех же принципах в современных условиях с учетом требований национальных регуляторов?

— Антимонопольное законодательство позволяет бороться с недобросовестной конкуренцией, но никак не может ограничивать законное право патентообладателя на защиту своих исключительных прав, охраняемых патентами.

Один из современных кейсов — опыт японской компании Yamaha, производителя водных скутеров. Здесь идея заключалась не в том, чтобы консолидировать рынок путем покупки компаний — на падающем рынке это не имело смысла, — а чтобы осуществлять управление ценовой политикой всех участников рынка, заставив их заключить с Yamaha лицензионные соглашения.

Итак, середина 1990-х годов — пик продаж водных скутеров, на рынке четыре игрока, но уже к 2000 году продажи сократились вдвое. Участники рынка готовятся к жесткой ценовой войне. И тут на сцену выходит Yamaha — крупнейший патентообладатель в сегменте: у нее более 1 тысячи патентов, а у остальных — порядка 150. Железное правило: если у одного игрока на рынке портфель патентных прав значительно больше, он получает несопоставимое преимущество в конкурентной борьбе с использованием патентов. Yamaha обвинила других участников рынка в нарушении своих патентных прав и под угрозой прекращения производства с выплатой существенной компенсации потребовала покупки пакетных лицензий на ее условиях с 5-процентной выплатой за единицу проданной продукции.

Благодаря значительному количеству потенциально нарушаемых патентов (от 10 до 52 в каждой претензии) Yamaha удалось добиться заключения таких соглашений со всеми игроками рынка. Ситуация разбиралась в антимонопольных органах, освещалась в СМИ и профессиональных изданиях, но претензии Yamaha были признаны законными.

— То есть слоган для тех, кто учится на вашем курсе в Вышке, — «Будь как NCR! Будь как Yamaha!».

— Становиться столь жестким игроком необязательно. Но чтобы успешно конкурировать на современном технологическом рынке, нужно адекватно использовать инструментарий интеллектуальной собственности. Если этого не делать, то компания однозначно проиграет даже абсолютно средним, спокойным игрокам, которые просто работают с этим инструментарием должным образом.

— Ваш курс посвящен управлению интеллектуальными правами в инновационных проектах. Означает ли это, что полученные знания пригодятся только в строго определенных контекстах или же только работникам отдельных отраслей?

— Интеллектуальная составляющая сейчас затрагивает практически все отрасли. Даже в сырьевых, добывающих компаниях есть огромный пласт интеллектуальных прав, связанных c цифровизацией и технологиями, относящимися к ESG (environment, social, governance). Нефть, газ или золото запатентовать, конечно, нельзя, а вот, например, способы управления продуктивностью месторождений — можно.

Алина Акиншина
Фото из личного архива

Эффект от нашего курса будет особенно заметен в технологических, R&D- и других проектах, предполагающих разработку новых технологий или вывод на рынок новых продуктов, — такие проекты по умолчанию имеют вшитую интеллектуальную собственность. Для ситуаций простого масштабирования операционного бизнеса (например, развертывания нового производства на основе существующих технологий) ценность нематериальных активов, как правило, не является очень существенной.

Можно сказать, что полезность курса в конкретный момент времени зависит в меньшей степени от отрасли и в большей — от стадии, на которой находится предприятие. В компаниях, находящихся на инвестиционной стадии, осуществляющих капитальные вложения в новые разработки, управление интеллектуальными правами, как правило, более востребовано, чем в компаниях, которые в настоящий момент сосредоточены на оптимизации операционных процессов и не инвестируют в новые разработки.

— Как столь большой масштаб задач, которые можно решить благодаря вашему курсу, соотносится с его небольшой продолжительностью? Это ведь не магистратура и даже не профпереподготовка, а краткосрочное повышение квалификации.

— Объема часов вполне достаточно, чтобы дать слушателям необходимую управленческую рамку для организации дальнейшей работы по управлению интеллектуальными правами в компании.

Дело в том, что наша основная аудитория — это не вчерашние школьники, и не вчерашние студенты, и в большинстве случаев не рядовые специалисты, а руководители групп, проектов, программ развития — средний менеджмент, отвечающий за создание, вывод на рынок инновационных технологий и продуктов, за руководство инновационными и R&D-проектами. Заведомо не предполагается, что они будут персонально вести работу по оформлению патентных заявок или проведению патентных поисков, в их зоне ответственности находится в первую очередь организация процессов.

Наши выпускники смогут организовать дальнейшую работу по управлению интеллектуальными правами с использованием необходимых внутренних и внешних ресурсов. Как правило, необходимую поддержку в этой работе могут оказать специализированные группы в составе инновационных подразделений компаний или юридические департаменты. Частый сценарий — привлечение консалтинговых компаний, патентных поверенных. Наша задача — научить слушателей принципам организации работы, помочь сформировать процессную модель управления интеллектуальной собственностью, соответствующую задачам реализуемых ими проектов и целям компании.

— Расскажите подробнее о структуре курса. Из каких разделов он состоит?

— Курс предполагает работу слушателей над сквозным учебным проектом по управлению интеллектуальной собственностью. Предпочтительно, если этот проект будет основан на реальной практической деятельности слушателей. Каждый раздел курса посвящен определенному аспекту работы над проектом и предусматривает домашнее задание, помогающее применить полученные знания.

Курс начинается с вводной лекции: мы рассказываем об основных стратегических подходах к управлению интеллектуальными правами в современной экономической системе, о прикладных кейсах, о нетривиальных способах использования интеллектуальных прав. Цель лекции — помочь слушателям сориентироваться в том, какие направления использования, например, патентных прав могли бы быть характерны для реализуемых ими проектов, и понять, какой сквозной рабочий проект стоит выбрать, чтобы глубже проработать такие возможности.

На втором занятии мы выравниваем аудиторию — важно, чтобы все придерживались общей терминологии и однозначно интерпретировали базовые процессы и понятия, связанные с охраной и защитой интеллектуальных прав. В качестве домашнего задания слушатели разбирают портфель интеллектуальных прав своей компании, делают базовый SWOT-анализ. Нередко бывает так, что этот портфель фактически пуст, и обучение — отличная возможность понять, как скорректировать эту пока еще типичную для российского рынка ситуацию.

На следующих занятиях мы детально разбираем, кому какие права принадлежат в случае создания объектов интеллектуальной собственности силами работников, подрядчиков или в рамках совместных исследовательских проектов. Разбираемся в международных аспектах проблемы, что особенно актуально для компаний, оперирующих на рынках ближнего и дальнего зарубежья; выясняем, каковы механизмы распространения правовой охраны на новые территории.

Далее анализируем возможные сценарии использования интеллектуальных прав в реальной деятельности компании, разбираем подходы к оценке рисков, которые связаны с нарушением прав третьих лиц, меры ответственности в случае нарушений. Последние два занятия посвящены проблемам распределения интеллектуальных прав при работе с партнерами, а также вопросам определения стоимости объектов интеллектуальной собственности.

— Кто преподает на курсе?

— Ключевые преподаватели курса — это три патентных поверенных, у каждого своя специализация. Я веду блок занятий, относящихся в первую очередь к управлению интеллектуальной собственностью, и это в большей степени менеджерский взгляд на проблему.

Александра Пелих, руководитель судебно-претензионного отдела «Онлайн патент», отвечает за ту часть программы, которая касается судебной практики, защиты исключительных прав и возможных конфликтов в правовом поле.

Михаил Пасынок, руководитель направления химии и фармации «Онлайн патент» с большим опытом работы в международных проектах, расскажет об особенностях патентной работы, патентной чистоте и различных сценариях использования патентных прав.

— В чем заключаются конкурентные преимущества вашего курса, его отличия от других?

— На образовательном рынке сейчас есть множество очень хороших курсов, посвященных интеллектуальной собственности, но они ориентированы в основном на практикующих юристов. Это профессиональные курсы, направленные на разъяснение правовых механизмов, особенностей актуальной судебной практики и т.д. Но для того, чтобы правовые департаменты могли полноценно реализовывать свой потенциал, у компании должна быть соответствующая стратегия в сфере управления интеллектуальной собственностью.

Именно поэтому наша программа ориентирована в первую очередь на тех менеджеров, которые принимают решения, связанные с управлением интеллектуальными правами в пределах своей зоны ответственности. Осознавая те конкурентные преимущества, которые может получить компания благодаря управлению интеллектуальными правами, слушатели курса получают возможность более эффективно распоряжаться доступными им возможностями.

Ведь многое из того, о чем мы рассказываем, можно сделать с помощью имеющихся ресурсов, просто руководители не всегда знают, с чем обратиться, например, к коллегам в правовой департамент. Окончив наш курс, они будут хорошо понимать, как работать с интеллектуальной собственностью, как она влияет на управление конкурентоспособностью и стимулирование сбыта и как использовать имеющиеся в компании процедуры, чтобы обеспечить необходимую правовую охрану и защиту интеллектуальных прав.

Подробнее узнать о курсе повышения квалификации «Прикладные вопросы управления интеллектуальными правами в инновационных проектах», оставить заявку на обучение можно здесь.