• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Корееведение: «речь об абсолютно новой форме партнерства»

В этом учебном году на отделении востоковедения Высшей школы экономики началось обучение по направлению «Корееведение». О новой программе рассказывает заведующий этим отделением Алексей Маслов.

― Алексей Александрович, на отделении востоковедения ВШЭ начались занятия по новому направлению — корееведению. В чем специфика этого направления?

― Корееведение — интересное направление, а учитывая развитие взаимодействия между Россией и Кореей — и весьма перспективное. Причем, надо понять, что речь идет о Корее не только как о стране, а как о культурно-историческим регионе, куда входит и Южная и Северная Корея. Я бы назвал три фактора, объясняющих интерес к этому региону. Первый фактор — близость Кореи к России, все-таки у нас общая граница с Северной Кореей. И проблема объединения двух Корей — это, в том числе, и политическая проблема России. Потому что этот важный исторический процесс идет у наших границ, нужны специалисты, которые готовы участвовать в нем или, по крайней мере, способные давать его адекватную оценку. Поскольку процесс не самый простой (в нем участвуют еще и Китай, и США), мы должны иметь специалистов, которые разбираются в восточной специфике проведения таких переговоров. И это, поверьте, не то же самое, что обсуждать объединение в Европе.

Второй фактор — развитие экономических отношений с Южной Кореей. Сегодня объемы торговли с этой страной такие же, как, например, с Индией, и составляют около двадцати миллиардов долларов. Если вы вспомните количество корейских товаров, которые продаются у нас (от мониторов до автомобилей), то поймете, насколько это значимо для России. И кроме того, создается много совместных предприятий с корейскими фирмами, и интересно, как этот процесс будет идти дальше.

Есть еще один фактор. Для большинства людей Дальний Восток находится под сенью китайской и японской культур. Но многие забывают, что корейская культура не уступает им по древности и разнообразию. Более того, Япония как государство и как этнос складывалась под воздействием корейского влияния. Одними из первых поселенцев в Японии были выходцы с территории Кореи, — и это еще до того, как возникли японцы как отдельный этнос. Поэтому есть колоссальный интерес к корейской культуре в целом, начиная от сохранения корейского шаманизма и буддийских традиций до таких достижений, как восточная медицина в ее корейском исполнении.

Мы многое знаем о восточной культуре, скажем, в китайской интерпретации, например, о том, что обычно именуется китайской или тибетской медициной, или японской чайной церемонией, — это все очень хорошо продается не только в финансовом, но и в имиджевом плане. Но вот, например, су джок терапия, которая сегодня широко известна в России, или практика боевого искусства хапкидо — это идет из Кореи. Я полагаю, что Корея только учится подавать свою культуру на внешнем рынке.

― Какова востребованность на рынке труда специалистов по Корее?

― Мы, востоковеды, не формируем рынок, а лишь реагируем на него. Например, есть крайне популярное японское направление, но потребность в специалистах с японским языком сегодня не столь велика, во многом из-за того, что в Японии многие говорят по-английски. Потребность в китайских специалистах велика, и значителен приток студентов на китайское направление. А вот, несмотря на высокую потребность в специалистах по Корее, прием студентов на это направление крайне мал.

― И в чем специфика подготовки вышкинских корееведов?

― В России есть лишь несколько центров, которые готовят корееведов, — на Дальнем Востоке, в Москве и Петербурге. Мы решили не повторяться, а пойти более прогрессивным путем. Особенность нашего корееведения в том, что программа осуществляется совместно с несколькими крупнейшими корейскими университетами. Наш главный партнер — Сеульский национальный университет, пожалуй, университет номер один на корейском образовательном пространстве.

Речь идет об абсолютно новой форме партнерства, когда профессора Сеульского университета на постоянной основе в онлайновом режиме читают лекции нашим студентам. Кстати, организовать это было очень непросто. Мы почти месяц отрабатывали в онлайновом режиме с корейской стороной то, как все это будет выглядеть. И уже сегодня наши студенты слушают еженедельно курсы в исполнении профессоров Сеульского университета, которые читают лекции по введению в корееведение.

У нас на отделении востоковедения читается большой курс «Введение в востоковедение», который разбит на региональные части. Это очень интересный курс, включающий все от краткой истории до методов изучения Востока и национальных традиций, культуры и быта. По сути, это введение в культуру корейского народа. На 2-3 курсах предполагаются занятия по истории, экономике. Кроме этого, корейские профессора читают курсы в «прямом» режиме на английском языке. Поэтому одно из требований для кореистов — свободное владение английским.

Вторая особенность программы в том, что у нас появляется заметно больше возможностей для стажировок в Корее. Активно к этому вопросу подключился Корейский фонд, который располагается в Посольстве Южной Кореи. Корейский фонд долго выбирал партнеров для апробации новой, инновационной программы E-classes. Изначально планировалось, что она будет реализована только в России, а потом решили распространить ее на весь мир. И если это будет удачно, то такая программа пойдет во многих странах СНГ и Западной Европы.

Мы в известной степени выиграли необъявленное состязание на приоритетный старт этой программы, показали, как мы можем работать, насколько четко определяем цели. И самое главное — мы поставили перед корейской стороной целый ряд требований по качеству подготовки и преподавания. Корейцы сразу же откликнулись на наши запросы, и мы теперь имеем общие стандарты качества подготовки, знаем, как проверяются знания студентов, какие экзамены и эссе они должны сдавать. В тестировании студентов принимают участие не только наши преподаватели, но и корейские. Это еще один важный момент совместной подготовки.

Третье обстоятельство — мы очень активно работаем с корейскими организациями, представленными в России. Это коммерческие фирмы, различные фонды, потому что в известной степени они могут выступить работодателями для наших студентов. Например, мы начали работать с корейской общиной в России, с корейскими школами Москвы и Петербурга, ведем переговоры с компанией «Hyundai», рядом других фирм, которые предъявляют повышенные требования к уровню подготовки, говорят о том, каких специалистов они хотели бы получить. К сожалению, нередко у нас в стране готовятся востоковеды абстрактного характера, которые не очень понимают, куда они потом могут пойти на работу. Мы же спрашиваем у работодателей, кого они хотят видеть, какими практическими навыками должен обладать наш выпускник.

― Несмотря на процессы глобализации, различия между Востоком и Западом остаются, учитывается ли этот фактор в подготовке будущих корееведов?

― Мы готовим людей, которые могут решать экономические, политические и культурные проблемы в российско-корейских отношениях. Поэтому и набор дисциплин в своем роде уникальный. В программу включены вопросы не только истории российско-корейских отношений, но также и этнопсихологии корейского народа, этнических стереотипов, стереотипов поведения на переговорах, вопросы политической культуры, взаимоотношений власти и народа, экономического развития, культурно-исторического наследия Кореи и прочее.

― Каково отношение к запуску новой программы в профессиональной среде востоковедов? И насколько велик интерес со стороны студентов?

― К великому счастью, российские корееведы хорошо отреагировали на запуск этой программы. Иногда у коллег возникает зависть или ревность, а в данном случае мы получили полную поддержку и консультации специалистов. Все преподаватели, которые преподают корейский язык, имеют ученые степени не ниже кандидата филологических наук, это довольно редко бывает в преподавании языков, и к тому же указывает на высокий уровень подготовки.

Программа новая для Вышки, и сначала студенты отнеслись к ней с настороженностью, многие первоначально пришли изучать китайский или японский языки. Теперь, поняв, что корееведение очень интересное направление, студенты перешли на эту программу, сформировалась группа из 15 человек. Онлайновые лекции начались с того, что корейский ансамбль, совершив ритуальный танец под бой в барабаны, который раздавался, кажется по всему Покровскому бульвару, очистил наш двор и здание «от злых духов», и теперь мы в этом плане защищены от нечисти. Если все пойдет по намеченному пути, программа будет расширена, не менее 25 процентов материала будет читаться дистанционно. Сейчас практически решено, что в следующем году мы начнем подготовку востоковедов в Петербургском филиале, и те лекции, которые читаются нашим московским студентам, будут одновременно транслироваться и на Петербург.

― Насколько остро, на ваш взгляд, стоит сегодня вопрос объединения Кореи, и какие последствия оно может иметь для российско-корейских отношений?

― В Корее идут споры о дальнейшем развитии общества, жить рядом с таким гигантом, как Китай, с такой экономически развитой державой, как Япония, — это серьезный вызов. А вопрос объединения Кореи требует огромных средств. Нам же интересно принять участие в тех экономических, политических и во многом идеологических спорах, которые идут в корейском обществе. У России есть много шансов сыграть положительную роль не только в самом процессе мирного объединения Корей, но и извлечь политическую и экономическую выгоду из этих процессов. Но здесь нужно не только политическое решение, не только разовые действия, но продуманная долгосрочная стратегия, учитывающая множество составляющих — от общего расклада политических сил в регионе до национальных традиций и психологии. А для этого нам нужно большое количество профессиональных специалистов по Корее нового поколения — именно их подготовкой мы занимаемся на отделении востоковедения ВШЭ.

― Ваш прогноз: объединение состоится?

― Конечно. Это, на мой взгляд, историческая неизбежность. Правда, объединение, как кажется, будет не быстрым и чрезвычайно болезненным, потому что Южной Корее трудно в одиночку выдержать столь существенную финансовую нагрузку. Возникнет много проблем, например, переподготовка кадров на территории Северной Кореи, адаптация населения к новым социально-экономическим условиям жизни. Южная Корея получит население, которое, не умеет работать в Интернете, которое не знакомо со многими современными трендами. Надо будет восстанавливать хозяйство Северной Кореи. Помочь может Китай, и он уже активно это делает, получая взамен большой рынок сбыта. Это может делать Россия, но готова ли она взять на себя такую ответственность?

Второй вопрос — насколько адекватными ситуации могут быть поступки лидеров Северной Кореи перед объединением, насколько они вообще готовы к реальному объединению страны. Главное — уменьшить социально-экономическую нагрузку на население и политическую — в целом на весь регион, избежать неожиданностей и резких, непродуманных шагов. Тем более, избежать любых форм политического шантажа или военных действий. И сейчас мы изучаем ситуацию, анализируем, насколько лидеры Северной Кореи готовы к конструктивным переговорам.

Сегодня мы имеем успешно развивающуюся Южную Корею и изолированную Северную. Несмотря на разительные различия в уровнях развития, и та, и другая стабильны в рамках своих моделей. Если они объединятся, то может возникнуть большая дестабилизированная территория у наших границ. И этот вопрос тоже надо решать заранее. И последнее. После Второй мировой войны в Азии остались нерешенными многие проблемы. Помимо разделенной Кореи, это и споры вокруг островов в Южно-Китайском море, и вопрос юрисдикции Тайваня. Может быть, именно поэтому Китай так ратует за объединение Кореи… Такое развитие событий может подтолкнуть целый ряд слияний, и процесс может пойти лавинообразно. А неконтролируемое объединение — это не всегда хорошо.

 

Людмила Мезенцева, Андрей Щербаков Новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

В Школе востоковедения НИУ ВШЭ отметили Международный день арабского языка

В честь праздника клуб «Пальмира» провел вечер арабской поэзии: будущие востоковеды читали произведения любимых авторов – и собственные переводы стихотворений. А выпускницы Школы востоковедения, выигравшие грант на обучение в университете Катара, рассказали, кому они рекомендуют заниматься арабским.

«У меня сегодня счастливый день, потому что я слышу персидский язык»

В Институте классического Востока и античности факультета гуманитарных наук открылся кабинет иранистики и персидского языка. В этот же день было подписано соглашение о сотрудничестве между Высшей школы экономики и Культурным представительством при посольстве исламской республики Иран.

Впервые лицеист принял участие во Всемирном конкурсе китайского языка

Одиннадцатиклассник Лицея НИУ ВШЭ Дмитрий Щеглов выступил на международном конкурсе китаистов, который проходил в Чжэнчжоу с 17 октября по 3 ноября. Он вошел в десятку финалистов из стран Европы.

Зачем Китай «опоясывает» мир

Как Китай выстраивает новую глобальную экономику? Какое место в ней отводится России? Об этом и многом другом руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов рассказал слушателям лекций в рамках проекта «Университет, открытый городу: Вышка в Парке Горького».

«День востоковеда перевернул мою жизнь»

Восточные настольные игры, каллиграфия и оригами, предсказание судьбы по китайской Книге Перемен и выступление традиционного японского театра кабуки — все это ожидало гостей Oriental Crazy Day, прошедшего в Вышке в рамках Дня открытых дверей образовательной программы «Востоковедение». День востоковеда ежегодно организуют студенты и преподаватели Школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики.

Два призовых места на Первом общероссийском конкурсе арабского языка заняли студентки ВШЭ

13 декабря в Москве прошел Первый общероссийский конкурс арабского языка, организованный при поддержке посольства Катара в России. Три призера — две студентки ВШЭ и студент МГИМО — получили именные премии на годичную стажировку в Катарском университете, куда они и отправятся в следующем году.

На каких языках говорили древние народы Ближнего Востока?

Какие тайны хранят в себе древние языки и о чем говорят современные полевые исследования, рассказал главный научный сотрудник Института классического Востока и античности ВШЭ Леонид Коган на третьей лекции цикла «Путешествие на Восток: языки и литература» в рамках проекта «Университет, открытый городу: Вышка на ВДНХ».

Преподаватели Вышки прочтут цикл лекций о Востоке

10 апреля в  рамках проекта ВШЭ «Университет, открытый городу» стартует новый цикл открытых лекций «Люди Востока в их материальной и духовной культуре». Он пройдет в Музее Рерихов, а лекторами станут преподаватели Института классического Востока и античности ВШЭ.

Вышка будет готовить специалистов по языкам, словесности и истории Востока и античности

В 2018 году состоится первый набор на три программы бакалавриата Института классического Востока и античности, который открылся в Вышке. О том, чему будут учить на программах, какие открытия совершают востоковеды ИКВИА прямо сейчас и почему античники и восточники так ценятся, рассказал новостной службе директор института Илья Смирнов.

Тест: панда-дипломатия или золотой лотос

Что вы знаете о современном Китае.