• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Соцподдержка во время пандемии: гражданам не хватает защиты

Соцподдержка во время пандемии: гражданам не хватает защиты

© iStock

В нынешнем году из-за пандемии коронавируса денежную помощь в мире получили 1,3 млрд человек, в отдельных странах – почти все жители. Общий объем мер соцподдержки может составить 8,7% мирового ВВП. В России большинство граждан одобряют действия властей по борьбе с коронавирусом, но считают, что масштабы помощи должны быть больше. Об этом рассказали эксперты в ходе семинара «Социальная защита как часть антикризисных пакетов в условиях пандемии коронавируса в мире и в России».

Институт социальной политики НИУ ВШЭ (ИСП) совместно с Всемирным банком провел семинар «Социальная защита как часть антикризисных пакетов в условиях пандемии коронавируса в мире и в России». Открывая мероприятие, проректор Вышки, директор ИСП Лилия Овчарова отметила, что это первый семинар, вошедший в программу Научного центра мирового уровня по междисциплинарным исследованиям человеческого капитала.

Лилия Овчарова
© Высшая школа экономики

НИУ ВШЭ, РАНХиГС, МГИМО и Институт этнологии и антропологии РАН в августе этого года выиграли конкурс по созданию научных центров мирового уровня в рамках нацпроекта «Наука». Впервые центр будет создан по направлению гуманитарных и социальных наук. НЦМУ «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала» предполагает работу по семи ключевым направлениям, намечено создать 14 крупных объектов научной инфраструктуры, в том числе баз данных, систему их интеллектуального анализа, оцифровать шесть уникальных музейных и архивных коллекций. Кроме того, в ходе создания и развития НЦМУ планируется создать 38 новых образовательных программ по различным социально-гуманитарным специальностям.

Модератор семинара, заместитель директора ИСП Оксана Синявская отметила, что в разгар пандемии ярче, чем в период кризиса 2008-2009 гг., проявилась роль государств как кризисных управляющих. В последние месяцы обозначилась роль социальной политики как макроэкономического стабилизатора, поскольку она не только защищает людей, но и спасает экономику за счет увеличения бюджетных расходов.

Ведущий специалист Всемирного банка по вопросам практики социальной поддержки Уго Джентилини рассказал, что денежную помощь в мире получили 1,3 млрд человек, в отдельных странах – почти все жители. При этом общий объем соцпомощи за период спада по расчетам экспертов банка вырос вдвое, в нынешнем году он может составить 8,7% мирового ВВП.

Меры социальной поддержки играют все большую роль и становятся разнообразнее: это страхование, помощь старшему поколению, денежные выплаты, программы школьного питания, помощь в дистанционной оплате счетов за коммунальные услуги и субсидирование программ профессиональной переподготовки. Новые программы призваны расширить их применение на новые группы населения. В период пандемии возникали сложности при оказании помощи работникам, занятым в неформальном секторе, так как эти люди часто оказывались вне госреестров.

Сейчас идет осмысление большого массива новых данных, изучение ошибок и узких мест. Это поможет понять, как в будущем управлять программами социальной помощи, следует ли упрощать и как расширять меры поддержки. По мнению эксперта ВБ, необходимо создать системы раннего предупреждения об угрозах бедности, которые позволят заранее запускать и расширять меры поддержки.

Оксана Синявская подчеркнула, что пандемия стала уникальным вызовом системам соцзащиты. Явные угрозы здоровью и жизни сочетались с рисками бедности и негативных социальных последствий из-за противоэпидемических мер. Главными мерами реагирования стали развертывание и переориентация системы здравоохранения на борьбу с эпидемией и предложения различных механизмов для сохранения занятости, а также доходов людей, потерявших работу.

В странах, вводивших изоляцию, возникли проблемы с переходом на дистанционное обучение и увеличением расходов и времени на домашнее питание. Прекращение работы или переход на удаленку отдельных секторов экономики вызвали нарушения баланса личного и профессионального времени и пространства, особенно в семьях, где родители работали и одновременно присматривали за детьми, а пожилые люди столкнулись с сокращением доступа к социальной помощи. Это, отметила Оксана Синявская, стало вызовом для систем соцобслуживания и долговременного ухода.

Выявились и другие риски, с которыми государства справлялись хуже: домашнее насилие, ухудшение психологического самочувствия и усиление возрастных и гендерных стереотипов. Также проявилось неравенство в возможностях поддержания качества жизни в условиях самоизоляции

Российское правительство  отреагировало антикризисным планом, в котором снижение процентов по кредитам, отсрочка процентных платежей сочетались с помощью наиболее пострадавшим отраслям и пострадавшим слоям населения. В частности, были повышены пособия по безработице и, с некоторым лагом, началось субсидирование заработной платы, хотя и в ограниченных по сравнению с Европой масштабах. В поддержке населения упор был сделан на помощь семьям с детьми с учетом и без учета нуждаемости. К этой категории относится и объявленное 17 декабря президентом Владимиром Путиным решение о единовременной выплате 5 тыс. руб. семьям с детьми до 7 лет.

В большинстве субъектов РФ федеральные меры поддержки сочетались с региональными: компенсациями снижения зарплат из-за простоя, расширением поддержки семей с детьми (выдача продуктовых наборов, освобождение от платы за детсады и др.), выдачей натуральной помощи пожилым людям, поддержкой секторов, неохваченных федеральными программами.

Меры поддержки Оксана Синявская считает в целом адекватными и соответствующими уровню развития экономики. Максимальный эффект государственная помощь дала для семей с детьми – благодаря ей уровень бедности по сравнению с «доковидным» периодом почти не изменился, без нее он мог вырасти на 8 п.п. до 24%. В целом, по расчетам экспертов ИСП, рост уровня бедности благодаря действиям властей удалось компенсировать на 3,2 п.п., а уровня безработицы – на 1 п.п.

Однако, отметила замдиректора ИСП, помощь семьям с детьми носила единовременный или кратковременный характер, часть этих мер были спланированы еще до пандемии. К началу второй волны прямая монетарная помощь прекратилась, несмотря на рост заболеваемости, новых мер поддержки почти нет.

Получателям помощи нужно было доказывать факт занятости, из-за чего за бортом осталось большое число самозанятых и неформально занятых. В целом, поддержка ориентировалась на преодоление кратковременного форс-мажора и на группы, которых было легче достичь. В условиях второй и, возможно, третьей волн следует задуматься о новых инструментах и механизмах социальной политики и при этом не забывать, что сохранятся прежние проблемы: сокращение привычной занятости и старение населения. 

Оксана Синявская полагает, что необходимо выстраивать социальную политику исходя из трансформации занятости, понимания, что универсальные программы эффективнее, чем отдельные маленькие программы. Нужны меры, которые поддержат баланс труда и личного времени, возможно, нужны больничные для ухода за детьми, отправленными на дистанционное обучение или карантин.

Директор Центра анализа доходов и уровня жизни населения (ЦАДУЖ) ВШЭ Алина Пишняк, основываясь на результатах трех опросов, рассказала об отношении россиян к противоэпидемическим мерам и мерам поддержки. Об ухудшении своего материального положения сообщили 35% опрошенных, причем в крупных городах эта доля выше – 37%, в Москве – 45%. Государственная помощь оказалась наиболее действенной для жителей села и малых городов, где 19% и 16% заявили, что их положение улучшилось, а об ухудшении сообщили 31% и 32% опрошенных.

Факторами риска снижения и потери доходов респонденты назвали работу в сфере услуг и развлечений, неформальную занятость. Алина Пишняк отметила, что главными пострадавшим общество признало мелкий бизнес и индивидуальных предпринимателей. Факторами защищенности были названы официальная занятость, работа в крупных компаниях и IT-сфере, где увеличилось число заказов и клиентов.

Интереснее отношение к противоэпидемическим мерам: 65% полностью и в основном одобряют действия государства по борьбе с коронавирусом, однако при этом многие недовольны карантинными ограничениями, в частности, штрафами и тем, что государство, вводя обязательное ношение масок и перчаток, не обеспечивает ими население бесплатно. Это, полагает Алина Пишняк, отражает инфантилизм значительной части населения.

Данные опроса также показывают, что по сравнению с прежним периодом в 1,5 раза – с 27 до 40% – выросла доля респондентов, считающих, что государство должно обеспечить нормальный уровень жизни тем, кто столкнулся с трудностями. Такие изменения в настроениях – следствие того, что в тяжелой ситуации оказались группы населения, раньше надеявшиеся на свои силы.

Запрос на разные виды помощи высказали около 70% респондентов. Наиболее массовым типом помощи стали выплаты на детей, которая оценивается как наиболее эффективная. Все остальные меры поддержки представляются труднодоступными, поэтому за ними часто не обращаются

Опрос также показал, что россияне считают правильным увеличить возраст детей для получения пособий до 18 лет. По их мнению, пособие по безработице оказалось сложно оформить, выплаты приходили нерегулярно, а их размер (от 4500 до 12 000 рублей) позволял лишь погасить коммунальные платежи и компенсировать часть расходов на еду.

Пандемия, считает Алина Пишняк, усилила недоверие к власти, а официальные данные о заболеваемости и опасности эпидемии подвергаются сомнению. У населения создалось ощущение, что власти действовали непоследовательно, а меры помощи оказались недостаточными на фоне других стран, в частности в Европы и США.

Участник дискуссии, заведующая лабораторией исследований уровня жизни и социальной защиты РАНХиГС Елена Гришина обратила внимание, что часть социальных групп выпала из системы социальной поддержки или получили ее в недостаточном объеме (неформально занятые, работники потерявшие часть зарплаты, семьи с детьми старшего возраста и молодежь, имевшая высокие риски снижения доходов). Опрос РАНХиГС показал, что доля респондентов, считающих действия государства достаточными, снизилась с 38 до 26% с мая по декабрь. При этом, востребованность мер поддержки остается высокой.

Пандемия высветила, что в России нет хорошей системы учета нуждаемости и системы, обеспечивающей равенство доступа к социальной помощи. Впрочем, эти узкие места были известны и ранее. Кроме того, в стране слабо сработали механизмы помощи работникам через работодателей, в частности, кредиты.

Обещанная президентом единовременная выплата семьям с детьми до 7 лет облегчит положение части семей, но проблема в том, что речь опять идет о единовременной выплате, отметила также Елена Гришина.

Подводя итоги семинара, Оксана Синявская подчеркнула, что по мере продолжения пандемии власти предпочли не вводить ограничительные меры, чтобы не допустить закрытия предприятий и отдельных секторов экономики. Но при этом не применяются и новые меры социальной поддержки, поскольку недооценивается их значение для динамики социально-экономических показателей. Она полагает, что это несколько близорукое решение, исходящее из бюджетных интересов, но не ориентирующееся на стратегические вызовы занятости и поддержки потребления, что влияет и на формирование доверия населения к государству. Такая ситуация создает недовольство населения, которое ощущает себя брошенным.