• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Руководитель образовательной программы «Журналистика» Светлана Шомова выпустила новую книгу про архетипы в политической коммуникации

В Издательском доме Высшей школы экономики вышла книга академического руководителя образовательной программы «Журналистика», профессора НИУ ВШЭ, доктора политических наук Светланы Шомовой. Она называется «От мистерии до стрит-арта. Очерки об архетипах культуры в политической коммуникации». Для чего журналистам читать эту книгу и почему какие-то ее фрагменты устарели раньше, нежели она вышла из печати, — рассказывает автор.

Если говорить коротко, о чем ваша книга?

Если совсем коротко, то книга «От мистерии до стрит-арта. Очерки об архетипах культуры в политической коммуникации» о том, как в стратегиях современной политической коммуникации «проявляются», подобно рисунку на переводной картинке,  древние коды  человеческой культуры. Довольно часто то, что кажется нам рядовой — или даже примитивной — политической PR-акцией, оказывается на деле вполне эффективным средством воздействия на аудиторию, потому что в основе своей имеет тот или иной архетипический сюжет, эксплуатирует инвариантные образы, запреты, метафоры... Моей задачей было обнаружить «точки пульсации» архетипов в современной политике, и по ходу исследования (а оно длилось не один год) выяснилось, что они даже более многочисленны, чем я могла предположить.

Но в политике все меняется очень быстро. Если книга писалась так долго, успевает ли она за этими переменами?

Да, я начинала писать ее четыре-пять лет назад. И мне кажется, что, с одной стороны, книгу можно дописывать хоть каждый день (наша жизнь и публичная политика в России то и дело подкидывают фабулы, достойные описания в архетипических терминах), а с другой — некоторые ее фрагменты, к сожалению, устарели еще до того, как рукопись увидела свет. Сегодня на повестке дня, в первую очередь, не тенденции карнавализации политики, не забавные архетипы маски или тотемного дара, а более серьезные и печальные вещи. Я бы сказала, что сюжеты, связанные с публичным сожжением еды или «распятым мальчиком», навевают куда более трагические ассоциации, нежели реалии российской политики пятилетней давности. Архетипы войны, архетипы тени — вот что сегодня стало бы, пожалуй, главным содержанием такого исследования. Однако свою задачу — «зафиксировать» некоторые технологии политической коммуникации последних лет — книга, мне кажется, выполнила; она показывает, каким образом происходит влияние на подсознание аудитории, как приводятся в движение скрытые пружины человеческого поведения. 

Похоже, в центре вашей новой работы — теория и практика политики. А нужно ли ее читать журналистам?

Не открою секрета, если скажу, что сегодня практически вся политика существует постольку, поскольку она представлена в медиа. Процессы медиатизации политики хорошо описаны, и о любом политическом лидере мы знаем ровно то, что нам показали по телевизору или рассказали в интернете…Именно журналистам (в том числе и студентам), мне кажется, особенно важно понимать медийные механизмы политической коммуникации, чтобы уметь ими разумно пользоваться, с одной стороны, и адекватно осмысливать то, что транслируют медиа, — с другой.

Помимо этого, умение читать «внутренние коды культуры», зашифрованные в политике, может стать своего рода ментальным противоядием от некритического восприятия политической реальности. Скажем, что переняли акции движения «Наши» у древних мистерий и чем они на них похожи? Почему политические лидеры так любят заводить личные зверинцы в своих резиденциях или дарить друг другу животных? Как «проговаривается» политик, используя метафоры болезни и смерти? Понимание всех этих вещей помогает уверенней чувствовать себя в мире политических символов, ритуалов и архетипов. 

На учебных парах вы обсуждаете со студентами какие-то аспекты своего исследования? 

Специально и напрямую нет, опосредованно — конечно, да. Например, одна из глав книги посвящена интернет-мему, который способен очень интересно работать с ведущими архетипами образа политика: «достраивать» их, дезавуировать, подменять... О необходимости осознания того, что именно происходит в Интернет-пространстве с политической коммуникацией, мы говорим со студентами-журналистами или участниками нашего майнора в рамках курса по медиаграмотности, когда касаемся необходимости отличать журналистскую информацию от паблисити и пропаганды, от непроверенных данных, от различных видов медийных коммуникаций. О традиционных технологиях создания имиджа политика я рассказываю в курсе по выбору «История рекламы»… Ну, и так далее.

А есть ли исследовательские работы студентов, по теме связанные с книгой?

Да. У меня есть магистры, которые пишут диссертации на «смежные» темы, — например, касающиеся игровых коммуникаций на политическую тематику в сети Интернет или мобильных приложениях. А одна из моих любимых аспиранток Юлия Черненко (кстати, выпускница нашего бакалавриата и магистратуры) сейчас работает над диссертацией про сторителлинг и «блуждающие сюжеты» в политике — то, чего я коснулась в одной из глав книги только пунктиром, едва-едва, она положила в основу большого исследования. И получается очень интересно! Надежда, что твои ученики пойдут дальше тебя и сделают больше, — один из самых дорогих «бонусов» нашей профессии.

Милена Рублева
третий курс образовательной программы «Журналистика»