• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
11
Июль

Первый курс (2020-2021) на экскурсиях в ГМИИ им. А.С. Пушкина

В ноябре 2020 года, как раз накануне закрытия музея, некоторые студенты первого курса по уже сложившейся в Школе востоковедения традиции посетили экспозиции ГМИИ им. А.С. Пушкина, посвященные древнему Ближнему Востоку

В этом году поход в ГМИИ был уделом немногих, так как буквально после первых двух походов все музеи Москвы оказались закрытыми до января 2021 года. В организации и проведении экскурсий Анне Алексеевне Рогожиной помогал учебный ассистент Антон Клюев. Ниже приводятся (с незначительными сокращениями) отрывки из нескольких лучших работ, написанных первокурсниками по итогам изучения коллекций древнего Ближнего Востока. Неофициальное «первое место» среди работ, посвященных коллекции ГМИИ, было присуждено работе Мосиной Ксении (группа А-3), в числе других были особо отмечены работы Сенотрусова Виталия, Ивочкина Ивана и Щеглова Дмитрия (группа К-5), Котова Михаила (Я-1), Бурцевой Ольги (Р-2), Пинаевой Варвары и Овчинниковой Елизаветы (А-3).

Также в числе лучших эссе и рефератов были отмечены работы Сизовой Арины (Р-1), Сабитовой Далилы (А-1), Герасимова Даниила и Бурховецкой Яны (Я-3).

Мосина Ксения, А-3. Задачи из «Математического папируса»

Предметы быта являются одними из ценнейших и наиболее интересных источников информации о жителях той или иной эпохи. Данные предметы могут дать разнообразнейшую информацию о развитии общества, о науке, о религии или обыденных ритуалах людей того времени. В Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина хранится огромное количество экспонатов, относящихся к предметам быта или предметам каждодневной жизни, датируемых временами Древнего Египта и Древней Месопотамии.

 

В первую очередь осмотрим так называемый «математический папирус». Данный экспонат датируется 18-17 вв. до н.э. относится к 13 династии, Среднему Царству, представляет собою длинный папирус с двадцатью пятью задачами, записанными толстыми линями черной краской, которые визуально отделены друг от друга, в том числе на папирусе мы можем видеть рисунок четырехугольной фигуры и числа. Важно отметить, что в основном египетские задачи возникали из практики: вычисление требуемого количества зерна или кирпичей. Математике не обучались крестьяне или простые люди, обычно это были дворцовые писцы, обучение которых проходило на подобных задачах, ведь в их работу входила обязанность подсчета материалов или расстояний. Как таковые задачи обычно не имели методов решения, сформулированных правил или формул, египтяне уделяли время самому решению, что мы и увидим в дальнейших примерах.[1] Данный папирус не является научным трактатом, скорее практическим руководством, созданным для учебных целей, и рассчитанным на ученика, который только начал обучение.[2] Одними из самых интересных задач в данном папирусе являются задачи №10 и №14. Задача №14 представляет собою одно из высших достижений древнеегипетской математики: решенную задачу на вычисление объема усеченной пирамиды, но исследователи не смогли эмпирическим путем установить то правило или формулу, по которым она бы решалась, поэтому были предприняты попытки провести реконструкцию вывода исследователями В. Струве в 1930, О. Нейгэбауэра в 1937 и А. Е. Раик в 1967. Но к сожалению, никто не смог дать точное решение путем логического доказательства данной задачи.[3] Сама же задача № 14 звучит так: «Если тебе называют усеченную пирамиду 6 локтей в высоту, 4 — в нижней стороне, 2 — в верхней стороне, вычисляй с 4. Возводя их в квадрат, получаешь 16. Удвой 4, получаешь 8. Вычисляй с 2, возводя их в квадрат, получаешь 4. Сложи эти 16 с этими 8 и с этими 4. Получается 28. Вычисли 1/3 от 6. Получается 2. Вычисли 28 2 раза. Получается 56. Смотри! Он есть 56. Ты нашел правильно».[4]

В задаче № 10 также, по мнению В. Струве, опубликовавшего свою интерпретацию перевода задачи Б.А. Тураева в 1930 году, вычисляется площадь полусферы, в которой полусфера это – «корзина с устье в диаметре 4½». Из текста задачи В. Струве вычленяет знания египтян о том, что «поверхность полусфера два раза больше площади круга рассматриваемого шара, получающегося от сечения сферы плоскостью, проходящей через ее центр».[5] Сама задача звучит так: «Форма вычисления корзины, если тебе называют корзину с устьем диаметра 4½. О, дай мне знать ее поверхность! Сосчитай 1/9 от 9, потому что корзина есть половина яйца. Получается 1. Посчитай остаток за 8. Сосчитай 1/9 от 8. Получится 2/3 + 1/6 + 1/18. Получается 7+1/9. Теперь 7+1/9 сосчитай 4½ раза. Получается 32. Смотри: это и есть поверхность. Ты правильно нашел»[6]. Сам В. Струве не считал свое толкование единственным верным, так как иероглиф «корзина» вызывал вопросы, но специалисты пришли к выводу, что скорее всего это специальный математический термин. При любом толковании задачи № 10 специалисты утверждают, что она связана с числом , приближенное значение которого в Египте вычислялось по формуле: 4 * (8/9)2 ≈ 3,16[7]. Данная задача перевернула в свое время все традиционные представления о древнеегипетской математике, как о математике эмпирической, так как получить ответ на нее путем опыта нельзя, т. е. В. Струве совершил открытие.[8]


[1] В.В. Прасолов «История математики. Часть первая», издательство МЦНМО, Москва 2018, стр 8-9.

[2] М.Я. Выгодский «Арифметика и алгебра в древнем мире», издательство Наука, Москва 1967,  стр 11.

[3] Виленкин Н.Я «О вычислении объема усеченной пирамиды в древнем Египте» выпуск 28, издательство Наука, Москва, 1985, стр 123-124.

[4] Цитируется по Стучевский И.А «Научная мысль в Древнем Египте // Культура Древнего Египта», издательство Наука, Москва, 1976, стр 249-250.

[5] Цитируется по М. Я. Иоселева, под общей редакцией Д.А. Ольдерогге «Страны народа востока», выпуск 8, издательство Наука, Москва 1969, стр 28.

[6] Цитируется по В.В. Прасолов «История математики. Часть первая», стр 12.

[7] В.В. Прасолов «История математики. Часть первая, стр 12-13.

[8] М. Я. Иоселева, под общей редакцией Д.А. Ольдерогге «Страны народа востока», стр 28.

Пахота Карина, К-1. Пектораль

Мумии, тайны гробниц, зооморфные боги, священные животные и насекомые – с этим у меня ассоциируется Древний Египет. И всё это гармонично совместила в себе пектораль, один из артефактов ГМИИ им. А.С. Пушкина.

 

Пектораль – нагрудное украшение, распространенное в Древнем Египте, в основном, среди богатых людей и фараонов. Помимо эстетической, пекторали были наделены также защитной функцией и считались оберегом от «злых духов, болезней и природных катаклизмов»[9]. Более того, пекторали были неотъемлемым элементом похоронных ритуалов – их клали в гробницы либо отдельно от мумии, помещая в ларец, либо вместе с мумией, располагая пектораль на её груди. На пекторалях, размещаемых на груди мумии, часто в области сердца был изображен скарабей, который должен был обеспечить мумифицированному умершему благоприятные показания во время «последнего суда».

Вера в такую способность скарабея объяснялась тем, что издавна этого жука почитали в Египте как священное насекомое из-за его привычки катать навозные шарики. Египтяне верили, что таким образом скарабей олицетворяет перемещение Солнца по небу. Помимо этого, египтяне считали жука-скарабея самозарождающимся и называли его Хепри («сам возникающий») – «этот эпитет прилагался к самовозникающему из первобытного хаоса богу Солнца»[10]. Амулеты с изображением скарабея применялись во многих ритуалах, а сам жук упоминается в ряде произведениях Древнего Египта – например, в «Книге Мертвых» («Укрась скарабея из нефрита золотом, и помести его в хат человека, и соверши для него церемонию отверзания уст»[11]).

Определенный смысл несли на пекторалях не только изображения (священных животных, богов или специальных символов), но и надписи. Одной из наиболее известных пекторалей, обнаруженных археологами на данный момент, является та, что принадлежала фараону Аменемхету III. Надпись на ней гласит: «Владыка небес, Бог благой, Владыка двух земель (а именно, Верхнего и Нижнего Египта), Владыка всех земель»[12].

Материал, из которого была изготовлена пектораль, также имел большое значение. Так, например, синий лазурит являлся символом жизни и её зарождения, а сине-голубая бирюза обозначала возрождение. Тем не менее, наиболее распространенным материалом для пекторалей и других украшений был фаянс в силу своей дешевизны и доступности. Цветное покрытие могло быть практически любого цвета, но обычно зависело от замысла, который автор вкладывал в изделие, а также остальных цветов композиции. Пекторали членов царской семьи изготавливали из золота, которое считалось «плотью богов», серебра, признаваемого «костями богов»[13], природного сплава этих металлов, называемого «электрум», и драгоценных камней.

Фотография с сайта ГМИИ им. А.С. Пушкина


[9] Описание артефакта на сайте ГМИИ им. А.С. Пушкина: https://www.pushkinmuseum.art/data/fonds/ancient_east/1_1_a/1_1_a_4832/index.php?lang=ru .

[10] Кацнельсон И.С. Культура Древнего Египта. М.: Издательство «Наука», Главный институт восточной литературы, Москва, 1976. С. 190.

[11] Чегодаев М.А. Перевод древнеегипетской «Книги Мертвых» с комментариями. С. 10.

[12] Примерный перевод с сайта: https://wiki2.org/en/Pectoral_(Ancient_Egypt)#cite_ref-7 .

[13] Информация взята из описания артефакта на сайте ГМИИ им. А.С . Пушкина.

Пинаева Варвара, А-3. Рельефы с изображением крылатого духа

В Месопотамии в течение длительного времени существовала традиция украшения дворцовых стен фигурными композициями и узорами[14]. До Новоассирийского периода такие орнаменты были либо нанесены непосредственно на штукатурку стен, либо сложены из кирпичей, отлитых в рельеф. При Ашшурнасирпале II (царь Ассирии, 883-859 до н.э.[15]) появилась новая форма архитектурного убранства: рельефная резьба по огромным известняковым плитам. Благодаря своей привлекательности, она стала важным элементом дворцового убранства на протяжении всего периода Новоассирийской империи.[16]

Ашшурнасирпал перенес столицу в Кальху (Нимруд). Как часть преобразования города в королевскую столицу, он заказал огромный новый дворец, который стал его резиденцией. Стены дворца были украшены рельефными скульптурами, изображающими военный, охотничьи и религиозные сцены. Поперек рельефа шла клинописная надпись, рассказывавшая о победах Ашшурнасирпала и об основании новой столицы и нового дворца. Эта надпись известна как царская «стандартная надпись» Ашшурнасирпала, который называется так, потому что повторяется с незначительными вариациями на каждом рельефе.[17]

Один из таких рельефов - рельеф с изображением крылатого духа в позе благословления[18], который охранял одну из дверей в королевский тронный зал. На нем изображен четырехкрылый защитный дух в трехрогой шапке и с булавой в руках. Он обращен влево; вероятнее всего это акт поклонения или благословления. Как и на других рельефах, поперек него идет клинописная надпись – царская надпись Ашшурнасирпала.[19]

Еще один такой рельеф - рельеф с изображением крылатого духа с жертвенной козой и веткой в руках[20], который также охранял одну из дверей в королевский тронный зал. На рельефе изображен крылатый дух, который держит в руках пальмовую ветвь и жертвенную козу. Поперек рельефа также идет клинописная царская надпись.[21]

На обоих рельефах можно заметить схожие черты, так как модели у мастеров этого времена кажутся как бы приведенными к единому типу: обычно две или три части обнаженного тела выступают из-под одежды, обыкновенно это руки или ноги. Они прекрасно обработаны и переданы с большим знанием анатомии, но и с большой утрировкой. Кроме того, фигуры чрезвычайно неподвижны и переданы в характерном для Древнего Востока условном соединении (плечи и глаза — прямо, ноги и голова — в профиль). Вся выразительность сосредоточена в позах и жестах изображенных.[22] Показателем того, что перед нами дух, а не человек, являются крылья. Таким образом, сравнив два данных рельефа, мы можем увидеть характерные черты ассирийских изображений. Кроме того, стоит отметить, что оба рельефа, изображающие защитных духов, находились у дверей в тронный зал, т.е. одной из функций рельефов с религиозным содержанием является защита царя.


[14] См. Приложение 2.

[15] Ашшурнацирапал II // Большая российская энциклопедия URL: https://bigenc.ru/world_history/text/1843570.

[16] Vaughn E. Crawford, Prudence O. Harper, Holly Pittman Assyrian Reliefs and Ivories in the Metropolitan Museum of Art: Palace Reliefs of Assurnasirpal II and Ivory Carvings from Nimrud. P. 16.

[17] The Standard Inscription of Assurnasirpal II // Nimrud: Materialities of Assyrian Knowledge Production URL: http://oracc.museum.upenn.edu/nimrud/livesofobjects/standardinscription/ ( обращения : 05.12.2020).

[18] См . Приложение 2.

[19] Wall panel; relief (Museum number: 124530) // The British Museum URL: https://www.britishmuseum.org/collection/object/W_1851-0902-504 (дата обращения: 05.12.2020).

[20] См . Приложение 3.

[21] Wall panel; relief (Museum number: 124560) // The British Museum URL: https://www.britishmuseum.org/collection/object/W_1849-0502-1 (дата обращения : 05.12.2020).

[22] Ассирия // Лосева И.М. Искусство Древней Месопотамии. М.: Издательство государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, 1946.  С. 76.

Ивочкин Иван, К-5. «Древо жизни» на слепках с ассирийских рельефов

Отдельный интерес представляет само древо жизни[23]: строго говоря, оно тоже всегда изображается примерно одинаково в Ассирийских рельефах (существует три основные версии изображения данного древа жизни), однако изображение «диска с крыльями» - характерно именно для этого рельефа с деревом, а не для деревьев вообще (также стоит отметить что данный «диск с крыльями» (англ. winged disk) в данном случае представляет из себя сочетание круга и условных «крыльев, с перьями», образующих этот диск. В его центре находится Ашшур (как сам бог, Ашшур был первый в Пантеоне жителей Ассирии, в этому утверждении можно исходить из того факта, что в письме Ассархаддона[24] богу Ашшуру он стоит на первом месте в перечисляемом автором Пантеоне; более того, в «Анналах» Ашшурбанапала[25] бог значится как прародитель Ашшурбанапала (царя Ассирии), также в перечислении пантеона стоит на первом месте), как бог войны, сопровождавший данного правителя (Ашшурнацирапала II), жизнеописание которого пестрит военными подвигами, что также подтверждается как историей, так и соседствующими с данным слепком рельефами, изображающими осаду города[26] и военные походы Ашшурнацирапала II. В источниках также утверждается о необходимости изображения Ашшура здесь как показателя преемственности «власти от Бога[27] (но в случае политеизма в Месопотамии – одного из божеств), проще говоря: Ашшурнацирапал II, помещая такой рельеф в свой тронный зал в Кальху (там был найден данный рельеф, помещён в Британский музей, а в Пушкинском находится его слепок), подтверждал свой статус перед Богом Ашшуром[28], приближая себя в глазах приходящий именно к Богу, что заставляло бы его «гостей» воспринимать его выше, что было бы вызвано как раз наличием этого символа царской власти. Из этого можно сделать вывод, что изображения Ашшура «сверху» – констатация факта преемственности (англ. vice-regent) Ашшурнацирапала II к нему, а древо жизни, известное по другим его применениям именно как символ царской власти – органичное дополнение к нему.

Также необходимо отметить и традиционные элементы изображения «древа жизни»[29]: гранат (на данном рельефе его нет, но он характерен для «древ» вообще), корона (верхнее окончание ствола), пальметты (слева и справа по несколько штук, маленькие, похожи на цветы), узел (узловой пункт, в случае данного рельефа – выполнен в центре ствола, хотя есть варианты и с повторяющимся узловым пунктом), венок (опоясывающая ствол волнистая линия), ствол (находится в самом центре древа жизни, стоит на основании), основание (волнистые переплетающиеся линии внизу, на котором «стоит» древо жизни), фрукты (характерны для других древ, в этом древе не присутствуют). Однако самого понимая конкретных функций изображения древа жизни историческая наука не даёт, так как всё ещё существуют примеры, опровергающие официальную концепцию о «символе царской власти»[30].


[23] Simo Parpola The Assyrian Tree of Life: Tracing the Origins of Jewish Monotheism and Greek Philosophy Journal of Near Eastern Studies, Vol. 52, No. 3 (Jul., 1993), pp. 161-208 С . 161 – 162.

[24] Вигасин А.А. Хрестоматия по истории Древнего Востока Москва, 1997 С. 179.

[25] Там же. С. 182.

[26] Сайт ГМИИ им. Пушкина:

https://www.pushkinmuseum.art/data/fonds/ancient_east/sl_1_2/sl_7/index.php?lang=ru .

[27] Гуляев В.И. Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории. М.: Алетейя, 2004 г. С. 377.

[28] Simo Parpola The Assyrian Tree of Life: Tracing the Origins of Jewish Monotheism and Greek Philosophy Journal of Near Eastern Studies, Vol. 52, No. 3 (Jul., 1993), pp. 161-208 С . 165 – 167.

[29] Ibidem. P. 162.

[30] Ibidem. Pp. 167 – 169.

Котов Михаил, Я-1. Фрагмент Текста пирамиды царя Пепи I

За этим, на первый взгляд, неприметным фрагментом стоит своя история, занимающая далеко не последнее место в изучении Древнего Египта.  Перед нами часть Текстов пирамид царя Пепи I (ок. 2335 - 2285 гг. до н. э.) из VI династии. Надпись выполнена иероглифическим письмом на известняке; в некоторых местах можно увидеть остатки краски, которой, вероятно, когда-то были расцвечены иероглифы, хотя сразу приметить её без подсказки таблички рядом довольно сложно. Во фрагменте встречаются семь картушей - продолговатых овалов, подчёркнутых линией снизу и содержащих в себе имя царя. Сопоставив иероглифы в картушах с предложенной Дж. Алленом системой транслитерации, получаем Pjpj - соответственно имя Пепи.

Данный фрагмент является только частью Текстов пирамид, покрывающих стены некрополя в Саккаре. Именно там воздвигали свои пирамидальные комплексы некоторые фараоны V и VI династии, в  том числе отец Пепи I  -  Тети II, он сам и его внук Пепи II.[31] Первые исследования пирамиды Пепи I относятся к 1830-м годам, когда ей заинтересовался британский египтолог Джон Ша Перринг. Но только в 1881 году уже французский исследователь Гастон Масперо смог попасть в подземную часть пирамиды, где он впервые и обнаружил Тексты пирамид. Они занимали внутренние стены, однако на момент обнаружения были серьёзно повреждены: французские исследователи потратили годы на реконструкции надписей, некоторые пробелы удалось устранить лишь с применением компьютерных технологий. Тем не менее изучение комплекса и его текстов продолжается и по сей день: так за это время были обнаружены малые пирамиды, которые также содержат надписи на стенах и где захоронены жены царя. [32]

p>Тексты пирамид являются древнейшими памятниками египетской литературы и носят религиозный, а также обрядовый характер, выполняя роль некоторых заклинаний, обеспечивающих фараону загробную жизнь. Так, в представлении египтян каждый человек состоял из трёх частей: тела, Ка и Ба. Ба присущ человеку - египтолог Джеймс Питер Аллен сопоставляет его с известным нам понятием “душа”. Ка в свою очередь представляет собой источник жизненной силы, то что различает живых и мёртвых. После смерти Ка отделяется от тела, Тексты же должны были обеспечить его воссоединение с Ба.[33] Впервые такие заклинания стали появляться именно в Саккаре. Наряду с пирамидой Пепи I, надписи также встречаются во многих захоронениях: помимо вышеупомянутых Тети II и Пепи II, их можно встретить у Униса, Анхнесмериры II (второй супруги Пепи I), Меренры I (старшего сына Пепи I), жен Пепи II, а также других фараонов и их близких. Со временем подобные тексты стали перемещаться в гробницы, а после на саркофаги, ящики для каноп и стелы. Каждый новый этап делал содержание всё более доступным для широких масс. Впоследствии на основе Текстов пирамид и Текстов саркофагов в период Нового царства создана Книга мёртвых.[34]

В данном ключе будет интересно обратиться к так называемой “Надписи Уни” - каменной плите, обнаруженной в некрополе Абидоса. В этом тексте можно проследить становление вельможи на протяжении царствования Тети II, Пепи I и Меренра I. Если при первом царе он начинает свой путь с надзирателя житницы и  хентиуше, то во время правления Пепи I он занимает должность херихеба (“жреца-чтеца”), игравшего непосредственную роль в ритуальных церемониях, зачитывая заклинания, причем зачастую эти церемонии были тесно связаны с культом загробного мира. Здесь начинается сближение Уни с царём, вельможа буквально говорит о даровании ему “звания друга”.[35] Еще больше укрепляется его положение при Меренре I - благосклонность фараона позволяет занять должность судьи в Нехене. Взбираясь выше по карьерной лестнице, Уни решается обратиться к царю с неожиданным прошением: “Испросил я у его величества… саркофаг белого камня из Туры”. Меренра не только исполняет это прошение, но также обеспечивает своего слугу ложной дверью и плитами для жертвоприношений. Беспрецедентность данного случая отмечается самим Уни - он пишет о том, что подобное  никогда не совершалось для слуги, связывая милость фараона со своей близостью к правителю (“я был угоден…, я был приятен сердцу его величества”).[36] Можно предположить, что в данном случае мы имеем дело с примером постепенного распространения доступа в загробный мир не только для фараона и его семьи, но и для его приближённых, что достаточно примечательно.


[31] Verner M., The pyramids / M. Verner - New York : Grove Press, 2001. P. 340-341.

[32] Там же. P. 351-352, 354.

[33] James P. A., The Ancient Egyptian Pyramid Texts / P. A. Allen, P. D. Manuelian - Atlanta : Society of Biblical Lit, 2005. P. 7.

[34] Ibidem.

[35] Хрестоматия по истории Древнего Востока. - М. : Издательская фирма “Восточная литература” РАН, 1997. С. 18.

[36] Там же. С.19.

Бурцева Ольга, Р-2. Описание цилиндрической печати

…У трона высокая спинка, а по бокам изображены два перекрестных льва. Многие древние народы любили ассоциировать себя с этими животными, и жители Междуречья не стали исключением.[37] Рядом с богиней горящий факел, а под ногами небольшая подставка. Можно предположить, что именно так выглядели тронные помещения аккадских царей. У самой “Царицы Небес” небес одеяние в пол и множество длинных кос. Подобный облик не редкость для изображений староаккадского периода.[38] То, что это именно Иштар, подтверждает наличие характерной символики. Луна и солнце — прямые отсылки к небу, шесть булав за спиной, по три с каждой стороны, — знаки того, что перед нами покровительница войны, а рогатая тиара напоминают об ее образе Небесной коровы.[39] Теоретически, “факел” также может оказаться характерным для Иштар оружием — трезубцем.[40]

Эта богиня могла как-то ассоциироваться у людей с силой законов или справедливости. Недаром в собственном своде законов сам Хаммурапи подчеркивал, что “деяния [его] нравятся богине Иштар”[41].

На аудиенцию к богине пришло двое мужчин. У обоих длинные бороды и одеяния. У того, что находится правее, оголено одно плечо, и он является богом. Такой вывод мы делаем исходя из его головного убора — это еще одна божественная тиара. Однако она отлична от тиары Иштар, которая куда меньше вытянута вверх. Этим богом может оказаться Ану — еще один верховный покровитель неба.[42]

Сюжет “божественной аудиенции” далеко не самый ранний. Изначально на печатях изображались лишь сражения и охота. Намного позже аккадцы стали отходить от постоянных картин войны.[43] К этому моменту настоящая лазурь начинала исчезать и заменяться дешевыми аналогами.[44] Так что можно смело сказать, что перед нами памятник синтеза более ранней моды на этот минерал и поздних религиозных сюжетов. Возможно, именно поэтому изображена именно богиня войны (как дань традициям).


[37] Конвей Динна Дж. "Мифологические существа народов мира".

[38] М.Н. Мерцалова “Костюм разных времен и народов”.

[39] Афанасьева В. К., Дьяконов И. М. "Иштар. Мифы народов мира".

[40] Андрей Леонов "Трезубец: от Посейдона до Чингисхана".

[41] А.А.Вигасин “Хрестоматия по истории Древнего Востока”, с. 128.

[42] В. М. Макаревич, И. И. Соколова "Всемирная история: энциклопедия";  В. К. Афанасьева "Ан";  В.В.Емельянов “Ритуал Древней Месопотамии”.

[43] Дж. Д. Ниджхоун "Политика, религия и цилиндрические печати: исследование месопотамской символики во втором тысячелетии до нашей эры". Эликай Дехно Сорайя Алиашраф "К проблеме связей Ирана и Средней Азии в Бронзовом веке на примере изображений на печатях и оттисков на керамике".

[44] Роберт Б. Мейсон - тезисы по материалам и производствам на древнем и средневековом Ближнем Востоке, П.Р.С.Мури "Древние месопотамские материалы и отрасли: археологические свидетельства", Оксфорд, 1994.