• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Мы даем возможность выбора»

Декан факультета социологии ГУ-ВШЭ Александр Чепуренко рассказывает о том, каким абитуриентам будет интересно учиться на факультете, какая учеба их ждет и какую они потом смогут найти работу.

— Александр Юльевич, в преддверии приемной кампании как бы вы представили абитуриентам факультет социологии?

— Факультет социологии, конечно, менее понятен, чем, скажем, факультет экономики или менеджмента. Представление о социологии в школе получить трудно, и во многом оно формируется наблюдениями за уличными опросами или участием в них. Скорее всего, первое, что приходит на ум многим абитуриентам при слове «социолог» — что это человек, который подходит на улице и задает разные вопросы. Но на деле это, конечно, не так. Социология выполняет очень важную функцию фундаментального знания в отношении целого ряда профессий, которые связаны с изучением принципов функционирования общества, общественного мнения, коммуникаций между людьми и так далее, — такую же функцию, как, скажем, теоретическая физика выполняет для целого ряда инженерных специальностей.

Конечно, существует и такая специальная профессия — социолог. Но профессиональными социологами, то есть людьми, которые изучают общество, интерпретируют происходящие в нем процессы и изменения, становятся единицы. Подавляющее большинство выпускников нашего факультета, вооруженное теоретическими знаниями и целым набором исследовательских методов, с помощью которых анализируется потребление, мода, реклама, СМИ и тому подобное, работает потом в сфере изучения рынков или потребительского поведения, в сфере связей с общественностью, в PR-компаниях, в рекламных агентствах, некоторые занимаются управлением персоналом, уходят на госслужбу или в масс-медиа...

То есть мы не столько учим одной профессии, сколько даем возможность выбора в широком профессиональном пространстве.

— На ваш взгляд, каким абитуриентам подходит факультет социологии?

— Я считаю, что наш факультет хорош для тех, кто с интересом откликается на публикации, книги, фильмы, посвященные тому, как и чем живет сегодняшнее общество, пусть даже они понимают, что посвятить этому всю жизнь, заниматься этим как академическим ремеслом они не хотели бы.

— Чем обучение на факультете социологии в Вышке отличается от обучения социологии в других вузах?

— Первое отличие связано с тем, что большая часть преподавателей нашего факультета, — это люди, которые помимо преподавания, ведут интенсивную научную работу, будь то в области фундаментальных или прикладных исследований. Поэтому, приходя в аудиторию, они не пересказывают студентам учебники, а делятся с ними результатами своих поисков, ошибками и сомнениями, новыми данными. Сама аура преподавания у нас несколько иная, она ориентирована на совместные открытия, а не на изложение раз и навсегда затверженных истин.

Второе — это наличие у нас базовых кафедр ведущих социологических компаний. У нас четыре базовые кафедры - Фонда «Общественное мнение», Левада-Центра, ГФК-Русь и ВЦИОМа. Обучение на этих кафедрах помогает студенту, не порывая связей с вузом, «повариться» в прикладных проектах и понять, интересует ли его это, каких навыков ему не хватает. А ведь это очень важно понять, пока ты еще не покинул вуз.

Третье отличие связано с тем, что у нас есть научно-учебные лаборатории, в которых студенты совместно с преподавателями участвуют в долгосрочных исследовательских проектах. Синтез обучения и исследования встречается в технических вузах, а вот в вузах социального профиля мне другие такие примеры неизвестны.

Мы отличаемся и тем, что средний возраст преподавателя на нашем факультете примерно на поколение меньше, чем средний возраст преподавателя на других факультетах социологии.

— Но ведь большое количество молодых преподавателей означает, что это люди либо без степени, либо недавно ее получившие. И, наверное, многие могут рассматривать это как минус...

— На факультете социологии это скорее плюс по целому ряду причин. Ведь в России социологическая традиция была надолго прервана, и первое, да и второе поколение советских социологов были самоучками, пришедшими из других дисциплинарных полей. Наши же более молодые преподаватели — это уже получившие профильную подготовку социологи.

Кроме того, меньшая разница в возрасте между преподавателем и студентами снимает многие формальные барьеры. Студенты учатся в условиях не жесткой иерархической структуры, где надо кланяться и благодарить, а в атмосфере, способствующей дискуссиям, совместному творчеству с преподавателями.

Мы сейчас ведем набор новых преподавателей на международном рынке труда и получили достаточно много заявок. Весной пройдет отбор, по результатам которого со следующего года у нас будет работать два-три специалиста, получивших социологическое образование и поработавших в западных университетах. С их приходом увеличится количество курсов, преподаваемых на английском языке.

— Получается, всем студентам необходимо владеть английским языком?

— Конечно. И это еще одно наше конкурентное преимущество. У нас плотно изучают английский язык, и защита проекта дипломной работы на английском языке является у нас обязательной. Следовательно, наши выпускники гарантированно владеют профессиональной лексикой, что дает им возможность продолжать обучение на Западе или работать в транснациональных кампаниях.

— Существуют ли на факультете программы международных обменов для студентов?

— Да, у нас есть такие программы с университетами Кельна, Йены и с университетом Париж-Запад. Студенты старших курсов имеют возможность провести в этих университетах семестр, а с Парижем мы заканчиваем создание программы двух дипломов для магистратуры. Пока такие смельчаки — это единичные случаи, но в ближайшие три-четыре года ситуация будет меняться: у нас есть намерения развить сотрудничество с целым рядом других университетов, и работа в этом направлении ведется.

— Расскажите, пожалуйста, об образовательных программах, которые существуют на факультете.

— С 2009 года факультет ведет обучение только по программам бакалавриата и магистратуры. Что касается бакалавриата, обучение построено таким образом, что первые три года все студенты изучают один и тот же ядерный набор дисциплин и постепенно формируют представление о том, что их больше интересует. Помогает им в этом большое количество курсов по выбору, которые появляются на третьем курсе. В конце третьего курса студенты распределяются на одну из трех специализаций. Это социальная теория и социальное прикладное знание, экономическая социология, прикладные методы социологических исследований. Предметы по специализации на четвертом курсе занимают порядка 60 процентов учебного плана. Количество дисциплин по выбору по сравнению с третьим курсом возрастает. Я бы сказал, что у нас студент на четвертом курсе попадает в образовательный супермаркет, где ему, кроме нескольких обязательный курсов, можно выбрать все, что он считает интересным и полезным для себя.

Магистратура на нашем факультете — это быстро растущий блок, программы постоянно меняются и дополняются. И здесь уже не существует никаких общих шаблонов. Выбирая магистерскую программу, студент, тем самым, выбирает два-три базовых курса, которые он обязан прослушать. А  остальной учебный план он формирует себе сам. В том числе — и из числа курсов, читаемых в магистерских программах на других факультетах Вышки.

— Как вы представляете себе идеального первокурсника?

— Я бы хотел, чтобы к нам приходили люди, которые выбрали для себя два лозунга. «Я знаю, что я ничего не знаю» и «Подвергай все сомнению». Такой первокурсник будет стремиться к новым знаниям и сможет свободно и критически мыслить, ориентируясь в различных направлениях социальной теории.

— А реальные первокурсники сильно отличаются от идеальных? Многие опасались, что по результатам ЕГЭ в вуз придут слабые студенты...

— У нас тоже были такие опасения. Я с большим напряжением следил за приемной кампанией прошлого года. Но теперь уже можно говорить, что нынешние первокурсники оказались, в общем, не слабее своих предшественников. Это показывает и процент отчислений — он практически не изменился по сравнению с прошлыми годами.

В некоторых отношениях эти ребята даже выгодно отличаются от тех, кто поступал раньше, не по ЕГЭ. Они не так «придавлены авторитетом» Вышки, у них нет суеверного трепета, ведь они подавали документы во многие вузы и могли пойти учиться куда угодно. Поэтому они не робеют, задают вопросы, ведут себя независимо. Это хорошо, так как держит и преподавателей в тонусе.

— А какими вы хотите видеть своих выпускников?

— Выпускников я хотел бы видеть такими, какие они сейчас. У нас хорошие выпускники — именно такие, какие могут быть в сегодняшней России и в нынешней Вышке. Возможно, я только хотел бы, чтобы чуть больше их оставалось в академическом сообществе — все условия для этого в Вышке уже созданы, а с ростом числа национальных исследовательских университетов спрос на высококвалифицированных социологов возрастет и за ее пределами.

— Какие возможности дает факультет своим выпускникам?

— Для целеустремленных студентов и факультет, и Вышка в целом дают многое. В том числе, это возможность завязать полезные связи, ведь у нас преподают ведущие специалисты в своих профессиях. Кроме этого, Вышка — важная площадка, где постоянно проходят конференции, презентации, семинары. Достаточно посмотреть ленту анонсов на портале — нет и дня, чтобы у нас не проходило какое-нибудь интересное мероприятие. Ни в одном другом вузе нет такого количества самых разнообразных мероприятий — научных, культурных, политических, и все они открыты для студентов.

— А что касается трудоустройства, помогает ли в этом факультет своим выпускникам?

— Проблем с трудоустройством у наших выпускников не было, нет и не будет. В этом нам помогает Попечительский совет, в котором собраны представители многих известнейших российских компаний, представляющих все основные отрасли экономики. И с кризисом ничего не изменилось. В прошлом году мы предприняли целый ряд упреждающих мер: изучили рынок, подготовили обзоры для студентов, провели тренинги по трудоустройству. Но очень скоро поняли, что дополнительных мер не требуется.

Кто-то устраивается на работу в компании, открывшие у нас базовые кафедры. А когда весной идет преддипломная практика, то заявок от фирм мы получаем больше, чем можем направить к ним студентов практиковаться. Студенты чаще всего сами выбирают место практики. Как правило, там и остаются работать.

— Наверное, многие работают уже во время учебы?

— Да, к сожалению, работают. К сожалению — потому что это не может не отражаться на возможности вкладывать все силы в учебу. Если на третьем курсе работает всего процентов пятнадцать, то на четвертом работающих студентов уже около 40 процентов, а в магистратуре работает больше 65 процентов студентов. Но принципиально важно, что наши студенты, если и работают, то работают по своей будущей специальности, а не на подхвате в торговле и бытовом обслуживании.

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Тест: что вы знаете о российских фамилиях

Изучение фамилий дает более глубокое понимание процессов рождаемости, миграции и этнического самоопределения. Научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Валерий Юмагузин на данных телефонных справочников населенных пунктов за 2019 год выяснил, как меняется набор фамилий и о чем он говорит. IQ.HSE подготовил тест по мотивам исследования.

Каким университет подходит к конференции: взгляд на факультет социальных наук

20 марта состоится конференция работников и обучающихся ВШЭ. На ней будет рассмотрена программа развития университета и состоятся выборы нового состава Ученого совета. Предыдущая подобная конференция прошла пять лет назад, в 2014 году. Вышка с тех пор изменилась очень сильно. Новостная служба попросила руководителей некоторых подразделений и направлений деятельности университета рассказать о главном, что произошло за это время в их сфере.

Жить одиноко

Около четверти россиян старшего поколения живет в одиночестве. От чего зависит и насколько высок уровень их благополучия, изучили на данных RLMS-HSE за почти четверть века. 

Миллениалы

«Советский человек» уходит в прошлое. Двигателем социальных перемен стали люди, вступившие в самостоятельную жизнь в 1990–2000-е. Самое молодое взрослое поколение — миллениалы. Они формируют и ускоряют тренды, но «взрослеть» при этом не спешат. О парадоксах молодых и поколенческой разнице в современной России новое исследование профессора НИУ ВШЭ Вадима Радаева.

Еда на выброс

Рациональное поведение — не единственное, что сдерживает россиян от выбрасывания купленных продуктов питания. Отношение к утилизации еды сформировали социокультурные установки, в том числе гастрономическая травма, пережитая во времена голода и дефицита. Национальные особенности, транслируемые через поколения, изучили исследователи ВШЭ.

Неравенство возможностей

Большинство россиян уверены, что для достижения их жизненных целей лучше подходят столичные мегаполисы. При этом почти 50% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают, что достигли меньше желаемого, а свыше половины горожан в провинции уверены, что добились всего или многого. Светлана Мареева выяснила, почему провинциалы чувствуют себя успешнее, чем жители столиц.

Карьеристы и патриоты

Что узнали социологи ВШЭ, работая «под прикрытием» в радикальных молодежных движениях.

Рабочие в прошлом

Люди рабочих специальностей после распада СССР оказались невидимой группой общества. Их идентичность сегодня строится во многом на памяти о советском прошлом, у них растет чувство социального неравенства. К таким выводам пришли ученые ВШЭ в ходе полевого исследования, проведенного в бывшем соцгороде Уралмаш, расположенном на территории Екатеринбурга.

Иллюзорный идеал старения

В современном мире становится модной концепция успешного старения. Она предполагает, что человек в зрелом возрасте как можно дольше сохраняет активность, здоровье и привлекательный внешний вид. Особые требования в этом плане социум предъявляет к женщинам. Перешагнув 50-летний рубеж, они нередко оказываются в поисках своей новой идентичности. Это демонстрируют результаты анализа, основанного на данных качественных интервью с москвичками среднего возраста.

Люди без памяти

Что делает с современным человеком культ скорости.