• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Каким будет мир в 2017 году?

18 сентября в Государственном университете - Высшей школе экономики на Покровском бульваре состоялось открытие "нового сезона" заседаний Клуба мировой политической экономики. С докладом на тему "Мир в 2017 году" выступил президент клуба, один из наиболее известных в России политологов, декан факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ Сергей Караганов. Естественно, выступление эксперта такой величины не могло не вызвать повышенного интереса как в экспертном сообществе, так и у студентов Вышки. Аудитория, в которой проходил мастер-класс, была переполнена. Бессменному модератору дискуссий и первому вице-президенту клуба Сергею Кортунову даже пришлось извиняться перед собравшимися и оправдываться, что для проведения лекции Караганова была выбрана самая большая аудитория из всех возможных. Впрочем, теснота и нехватка кислорода, похоже, не сильно мешали пришедшим на заседание клуба получать интеллектуальное удовольствие.

О том, что мир изменился, что настала новая эпоха, вовсе не похожая на то, к чему все привыкли в XX веке, начали активно говорить после падения башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Однако вряд ли кто-то до недавнего времени мог внятно сформулировать, в чем суть этой новой эпохи, каковы ее характерные черты. Все эти разговоры сводились к гаданию на кофейной гуще. С уверенностью можно было утверждать лишь одно: представления о США как сверхдержаве поколебались. Не рухнули, как башни-близнецы, но были поставлены под сомнение. Потом был Афганистан и Ирак, рост цен на нефть, ливано-израильский конфликт, завершившийся фактическим поражением (если не военным, то дипломатическим) Израиля, лишенного традиционной поддержки из-за океана. Были социальные возмущения в Европе и нежелание ряда европейских стран ратифицировать Конституцию ЕС. Наконец, произошел целый ряд экономических сдвигов в мировой экономике, в результате которых, с одной стороны, на авансцену вышел Китай, а с другой - уровень глобальной финансовой нестабильности резко вырос. Чуть ли не главным вопросом для большинства развитых мировых держав стало обеспечение энергетической безопасности и получение контроля над энергоресурсами. Сегодня размышления о новой эпохе уже не кажутся столь праздными, накопилось достаточно фактов, дающих обширную базу для глубокого анализа и получения хоть сколько-нибудь определенных выводов. Именно ответу на вопрос "Каким будет новый мир?" и была посвящена лекция Сергея Караганова.

Авторитарный капитализм


"Первая лекция в этом сезоне перекликается с одной из моих лекций прошлого года, когда на вопрос "Будет ли холодная война?" мы отвечали "Нет, не будет!". Сегодня ответ, на мой взгляд, не столь очевиден", — начал Караганов свое выступление. Он сосредоточил внимание в своей лекции именно на сдвигах, произошедших в международных отношениях, не забыв при этом дать объяснение и их причинам. Главная причина, по мнению докладчика, заключается в том, что сегодня окончательно несостоятельным стало представление о США как о сверхдержаве. Внешняя политика США последних лет подорвала веру в демократию, в американскую soft power. Но удар при этом пришелся не только по США, но и по всем странам-носителям этой демократии.

"Вторая причина, — это провал "проекта "Европа", — сказал Караганов. — Идея федерализации Европы не проходит. Европейское население этого не хочет. А хочет оно защиты. В результате центрами антиглобализма в Европе станут те страны, которые сильнее всего страдают от глобализации". Еще один фактор, способствующий установлению новой парадигмы международных отношений, - это энергетический рынок. Если раньше энергоресурсы контролировались частным бизнесом, крупнейшими транснациональными корпорациями, то сегодня они в значительной степени перешли в руки государств. Наиболее энергозависимые развитые демократические страны при этом остались не у дел.

В выигрыше же оказались те страны, которые, разочаровавшись в демократии, выбрали авторитарно-капиталистический путь развития. Именно в их руках сосредоточились энергоресурсы. Это касается и России. Причем авторитарно-капиталистическая модель оказалась более эффективной в управлении ресурсами, чем слабая демократия.

К чему же привели все эти изменения в мировой политике и экономике, если говорить о России и ее отношениях с Западом? "Новая эпоха - это бесконечные обвинения России в отступлении от демократии, чуть ли не в империализме. Но главная ее характеристика - это падение уровня доверия между Россией и Западом. Мы не верим, и нам не верят", — сказал Сергей Караганов. В этих условиях Россия очень жестко стала отстаивать свои интересы. Первым примером такого жесткого поведения Москвы Караганов считает ситуацию в Косово. Россия обозначила там свою позицию, и это было большой дипломатической победой, поскольку при любом развитии событий Россия выигрывала. "Сейчас Москва не уступает ни в чем, даже там, где дипломатически можно было бы уступить", — сказал Караганов. Формального отказа от сотрудничества с ЕС при этом не происходит. Но если еще несколько лет назад некий альянс с Европой был возможен, то сейчас этого не может быть.

Все относительно


Причина проста. Россия в последние годы демонстрирует безусловную силу и успешность. Этому способствуют и цены на нефть, и то, что мы являемся во многом безальтернативным поставщиком энергоресурсов для многих стран. Кроме того, по мнению Караганова, можно говорить о том, что Россия одержала убедительную победу над терроризмом, чем не могут похвастаться ни США, завязшие в Ираке, ни Европа, участвующая в авантюрах американцев и не способная справиться со своими внутренними проблемами. В Чечне Москва добилась гораздо больших результатов. "В настоящий момент в России пресечены любые сепаратистские настроения, какой ценой - это другой вопрос. Эту цену нам предстоит еще долго платить. Но любой местный лидер сейчас понимает, что если он сегодня попробует уйти в сепаратизм, то завтра над ним будут бомбардировщики", — заметил президент Клуба мировой политической экономики.

В результате Россия не готова сотрудничать с Западом в качестве младшего и слабого партнера, Москву устраивает только положение сильного, а для этого еще не достаточен потенциал. Будет ли он в какой-то перспективе, сейчас непонятно. Но такая позиция России вызывает существенное противодействие на Западе. Европа оказывает постоянное давление на Россию. "Но это давление не наступающего, а обороняющегося", - отметил Сергей Караганов. Запад сегодня опасается России, и поводов для опасения много. Есть опасения, что Москва будет использовать поставки энергоресурсов в своих политических интересах. Это опасение небезосновательно, учитывая общемировую тенденцию к сосредоточению энергоресурсов в руках авторитарно-капиталистических режимов. Есть опасение альянса России и Китая. В этом отношении усиление Китая на руку России, поскольку, чем сильнее Китай, тем опасней для Запада такой альянс.

Тем не менее, главную опасность такого положения Сергей Караганов видит в том, что усиление России и ее позиций на мировой арене относительно. Россия сильна только на фоне неудач западных демократий, но они могут и восстановиться. Будет ли тогда эффективна российская полуавторитарная модель - непонятно. Уже сейчас видно, как Запад отвечает Москве. "Размещение американской ПРО в Европе - это явная провокация. Затаскивание Украины в НАТО - еще одна существенная опасность", — подытожил свое выступление Караганов.

Таким образом, он обрисовал общие черты новой эпохи в международных отношениях, указал на то, что "холодная война" уже не кажется невозможной, но вопросов в связи с новой мировой политической и экономической конфигурацией гораздо больше, чем ответов. Поиск ответов на эти вопросы, по мнению Караганова, это и есть задача экспертного сообщества на ближайшую перспективу.

Десять, двадцать, сорок лет?


Выступавшие после Караганова эксперты практически единодушно соглашались с представленными им построениями. Если споры и возникали, то больше по частным вопросам, а не по представленной докладчиком конфигурации мироустройства. Так, известный российский политический деятель, политолог, директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Арбатов в своем кратком выступлении предпочел уделить главное внимание вопросу, является ли авторитарный капитализм альтернативой либерализму или это только переходная стадия к демократическому капитализму? Он считает, что это именно стадия.

"Конечно, есть пример Китая, который растет быстрыми темпами без всякой демократии, но переход от аграрной модели к индустриальной там еще не завершился. Авторитарный режим позволяет осуществлять этот переход, а вот для построения постиндустриальной, инновационной модели потребуется демократия, поскольку в рамках авторитарного режима нет защиты прав собственности, в том числе, и интеллектуальной", — сказал он. В качестве примера Алексей Арбатов привел Индию, которая демонстрирует быстрые темпы роста и при этом является демократической страной. Если господин Арбатов прав, то России для перехода к инновационной модели роста тоже потребуется сменить политический режим. Однако Алексею Арбатову возразил сам Сергей Караганов. Он указал на то, что, во-первых, отнести Индию к демократическим странам можно лишь с большой натяжкой, во-вторых, авторитарные режимы часто умеют защищать права собственности гораздо эффективней, чем демократические. В современном мире авторитарные режимы оказываются более эффективными. "Я тоже надеюсь, что в результате все страны станут демократическими, но вопрос в том, как быстро это произойдет - десять, двадцать, сорок лет?" — задал Караганов вопрос аудитории.

"Я смотрю, Михаил Геннадьевич Делягин, как обычно, добросовестно сделал домашнее задание, зачеркнул все в докладе Караганова и написал собственный, — не без ехидства заметил Сергей Кортунов, который на правах ведущего предоставлял слово выступающим по предварительной записи. — Было бы несправедливо не дать ему выступить". Все уже ждали очередного долгого и пышного выступления в стиле политэкономического барокко, но директор Института проблем глобализации господин Делягин на сей раз не оправдал ожиданий слушателей.


"Каждый раз, когда я слушаю Караганова, чувствую себя студентом, - признался Михаил Геннадьевич. - Поэтому не буду выступать с докладом, а задам несколько вопросов", — сказал он и не обманул. Не является ли кризис в отношениях с Западом не только кризисом двусторонних отношений и проблемой Запада, но и результатом внутреннего разложения в России, поскольку разрушение внутреннего консенсуса ведет к повышению агрессивности системы, но не к повышению ее эффективности? Возможно, мы победили терроризм, хотя это тоже подлежит сомнению, но не является ли спорным утверждение о том, что мы победили национальные движения, ведь национальное движение в Чечне прекрасно существует, только теперь на одобренном государством партийном уровне? На чем основывается уверенность, что демократия восстановит свою силу? Пример Китая показывает, что этот недемократический режим, в отличие от нашего, эффективен и способен решать встающие перед ним задачи. И, наконец, изменения, которые происходят в мире в последние годы, все-таки скорее краткосрочны, так почему же тогда идет речь о восстановлении демократии на горизонте 30-40 лет?

Сергей Караганов ответил, что целью его выступления как раз и является возбуждение дискуссии по этому поводу. Готовых ответов на вопросы, восстановится ли демократия, выйдут ли Европа и США из кризиса, у него нет.

Главное, без истерики!


Собравшиеся на заседание Клуба мировой политической экономики эксперты обсуждали и другие вопросы. Что все же обеспечило усиление позиций России: только нефть или все же еще и проводимая политика? Стоит ли дружить с Китаем и Венесуэлой и идти на конфронтацию с Западом? Каковы хронологические рамки наступления новой эпохи? Насколько все же эффективен авторитарный капитализм? Однако в целом с моделью, предложенной Карагановым, все соглашались.Завершая заседание, Сергей Караганов не преминул пожурить за это собравшихся: "Вот все со мной соглашаются, и это мне не нравится, потому что я вовсе не уверен, что прав". Тем не менее, рискнем предположить, что идеи, высказанные Сергеем Карагановым на первом заседании клуба в новом сезоне, зададут вектор будущих обсуждений на достаточно длительный период. Тема, в которой пока больше вопросов, чем ответов, более чем актуальна, поскольку, кроме опасности "холодной войны" с Западом, есть опасность возникновения и вооруженных конфликтов. Караганов сказал, что намеренно не поднимал этот вопрос, дабы не нагнетать истерию, но опасность реальна, и это надо учитывать. Конечно, речь не идет о мировой войне, но локальные конфликты возможны. Если это так, то в них могут быть затронуты и интересы России, и, не дай Бог, страна может оказаться непосредственным участником одного из силовых сценариев. Следовательно, экспертный анализ происходящего более чем актуален.

Дмитрий Европин,обозреватель Экспертного канала ВШЭ-OPEC

Вам также может быть интересно:

«Мировая экономика»: взгляд выпускника, преподавателя и эксперта

Окончив факультет мировой экономики и мировой политики, Виктория Павлюшина осталась преподавать. Сейчас она совмещает эту деятельность с работой в Аналитическом центре при Правительстве РФ. Что дала ей учеба, каких ошибок в преподавании она старается избегать и чем выгодно отличаются выпускники Вышки от остальных, она рассказала в интервью новостной службе.

На международном форуме обсудили законодательные аспекты развития мировой экономики

4–5 июня в Москве состоялся международный форум «Развитие парламентаризма», в подготовке которого приняли участие эксперты ВШЭ. Экспертно-аналитическое сопровождение обеспечили сразу несколько исследовательских подразделений университета.

Германия: новая ответственность и старые опасения

В Высшей школе экономики с лекцией «Берлин и Москва в новой Евразии. Субъективные впечатления от современной германской политики» выступил известный политолог, журналист-международник, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Федор Лукьянов.

Посол Австралии в России Пол Майлер: «Мы оставляем дверь открытой»

15-16 ноября в австралийском Брисбене состоится очередной саммит G20. На встрече со студентами ВШЭ посол Австралии в России Пол Майлер рассказал о перспективах развития мировой экономики и о том, как могут быть нормализованы отношения Запада и России.

Профессор Джон Локленд рассказал о причинах противоречий между Востоком и Западом

16 сентября состоялась лекция профессора Джона Локленда «Россия и Запад: философские и политические причины противоречий и конфликтов». Эта лекция — первая из международного цикла «Время России», организованного Фондом развития гражданского общества совместно с НИУ ВШЭ.

Продовольствие стало оружием

Способность обеспечить продовольствием себя и возможность поставлять излишки на экспорт становится фактором влияния государств на мировую экономику и политику, полагает помощник декана по международной деятельности факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алина Савельева. В докладе «Роль продовольственного потенциала в современной мировой экономике», представленном на XV Международной апрельской научной конференции в НИУ ВШЭ, автор рассматривает механизмы работы «продовольственного оружия».

Мировую экономику ждут изменения

Трансформация финансовой архитектуры, демографические проблемы, мировая энергетика и изменения климата — эти и другие проблемы рассмотрены в монографии «Мировая экономика в начале XXI века», которая вышла при поддержке Программы фундаментальных исследований ВШЭ.

Перманентная слабость институтов в ресурсной экономике требует постоянного внимания к их совершенствованию

Министры финансов и главы центробанков G20 договорились ориентироваться на ускорение роста мировой экономики на 2% в ближайшие пять лет. Заместитель директора Института «Центр развития» ВШЭ Валерий Миронов объяснил, какие меры могут обеспечить этот рост.

Управлять наукой, технологиями и инновациями с умом и — дипломом магистра

Инновации все больше влияют на уровень жизни людей и позиции страны в мировой экономике. Специалисты в области научно-технической и инновационной политики и менеджмента востребованы как никогда. В 2014 году ВШЭ открывает англоязычную магистерскую программу «Управление в сфере науки, технологий и инноваций».

Что такое сила в общественных и международных отношениях?

12 февраля Совет по внешней и оборонной политике (СВОП) провел в ВШЭ презентацию коллективной монографии «Лики силы. Интеллектуальная элита России и мира о главном вопросе мировой политики», вышедшей по итогам международной конференции СВОП «Россия в мире силы XXI века».