• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Нужно работать семь дней в неделю. Но мне еще никогда не было так интересно учиться, как в этом году»

Юлия Жесткова, выпускница совместной программы ВШЭ и РЭШ

Юлия Жесткова, выпускница совместной программы ВШЭ и РЭШ

Год назад выпускница совместной программы ВШЭ и РЭШ Юлия Жесткова сразу после окончания бакалавриата поступила на программу PhD по экономике Чикагского университета. О том, как все устроено, каковы особенности преподавателей – нобелевских лауреатов и в чем нужно честно признаться себе перед поступлением на PhD, она рассказала новостной службе ВШЭ.

Поступление

Еще во время учебы в Вышке мне удалось поработать в банке. Мне кажется, это была одна из лучших стажировок, которую можно получить, учась на втором курсе, я была явно в одном из лучших мест, но мне там не понравилось практически сразу. Я поняла, что это совсем не для меня. Можно было бы попробовать другую дорогу — консалтинг, но я примерно знала, что там происходит и что это не мое. Для меня важно понимать, что я делаю, зачем и какова конечная цель. Если цель — «это нужно» или «так попросил клиент», то для меня этого недостаточно, меня это демотивирует. Я подумала, что надо либо организовывать свой стартап, но во мне нет такой предпринимательской жилки, либо поступать на PhD. Учиться мне всегда было интересно, так что где-то с 3 курса я начала усиленно думать над идеей поступления, выясняла особенности, хотела понять, как все будет устроено.

Я подала документы на несколько программ, но сразу после того, как стали приходить ответы в том числе из Принстона и Стэнфорда, я отозвала многие заявки, чтобы не мешать другим претендентам. Выбор был недолгим и немучительным: я съездила в Чикаго, мне там все очень понравилось, и, несмотря на всякие разговоры про то, что это страшно и непонятно, я все-таки решила попробовать. Мне показалось, что эта программа больше всех мне подходит. Я поступала на совбак в Вышке, когда он только открывался, и мне кажется, что это хорошая идея — идти на программы, которые начинают развиваться. В каком-то смысле программа в Чикаго была такой же: она переживала второе рождение, там изменился подход, и мой набор оказался одним из первых. Я всегда иду по непроторенным дорожкам, пока мне с этим везет.

Ожидания vs реальность

Мне кажется, что на PhD люди едут с двумя полярными настроениями. Первое: господи, куда я еду, меня просто вышвырнут в первый же день, когда поймут, насколько я тупой. Синдром самозванца, увеличенный в масштабе. И другое, противоположное настроение: ну все, я поступил, сейчас у меня будет город под подошвой, а я буду звездой. Не знаю, какое из этих настроений лучше, но мне кажется, что первое. Я ехала с уверенностью, что ничего не знаю, и сейчас начнется жесть. И жесть действительно началась.

Наверное, первые два месяца было сложно просто привыкать к новому ритму. Всем студентам Вышки, нацеленным на высокие показатели в учебе, кажется, что они очень много работают. Так вот, им это только кажется. На самом деле по сравнению с тем, что ожидает тебя после поступления на PhD, ты ничего не делаешь. От тебя требуется какой-то совершенно другой уровень работоспособности.

Всем студентам Вышки, нацеленным на высокие показатели в учебе, кажется, что они очень много работают. Так вот, им это только кажется

Конечно, очень многое зависит от того, какая у тебя стартовая позиция. На своей программе я самая неопытная, молодая, с самым небольшим бэкграундом в плане образования. Всего нас 21 человек из 15 стран: Мексика, Китай, Чили, Аргентина, Новая Зеландия, Европа и Америка. Это в основном люди как минимум с одной магистратурой или с опытом работы в научной сфере. Есть люди с PhD по математике. И бывает, что такой человек во время занятий говорит тебе: «Господи, что происходит, я ничего не понимаю». А ты смотришь на него и думаешь: «Представь, каково тогда мне, если даже ты ничего не понимаешь». Морально это нелегко, потому что ты привык всегда быть одним из самых-самых, и тут ты понимаешь, что все, мягко говоря, не так. Нужно просто не думать об этом, сосредоточиться, и в итоге к финишу ты придешь с результатами не хуже, чем у остальных.

Многие, когда едут учиться на PhD, представляют свой распорядок. Я тоже такой была: ну вот, я еду в город N, там клевые джаз-бары, серфинг, что угодно еще, поэтому среди недели я буду работать, а по выходным у меня будет свободное время. Так вот, нет, не будет! И можно даже не пытаться. Это не страшилки, но в первый год действительно нужно работать семь дней в неделю. И надо сказать, что, наверное, мне никогда не было так интересно учиться, как в этом году. Мне очень повезло с совбаком ВШЭ и тем образованием, которое я получила здесь, и я до сих пор считаю, что это лучшее, что могло со мной произойти после школы. Но все равно самый приятный учебный год — несмотря на все ужасы происходящего — у меня был после того, как я поступила на PhD.

Как все устроено

Учеба на первом году — это гигантская пауза в твоем развитии как исследователя, потому что у тебя нет времени, чтобы заниматься исследованиями или читать что-то, не связанное с тем, что ты сейчас проходишь. В плане учебы с точки зрения экономистов на моей программе все достаточно банально: микроэкономика, макроэкономика и эконометрика. По сути всего три предмета, но, конечно, это совершенно другой уровень. Весь первый год ты учишь их глубоко, математизированно и досконально. Мой университет — это очень сильное место с точки зрения макроэкономики, и с ней приходится возиться. На моей программе помимо промежуточных экзаменов в течение года есть еще летние переводные экзамены после первого курса.

Во второй год ты выбираешь направление, которое тебе интересно, то есть свою специализацию, и у тебя начинаются уже более прикладные курсы, происходит приближение к современной экономике. Кто-то становится ассистентом, начинает преподавать. В конце второго года нужно составить черновик своей работы. Это первый шаг к диплому: ты начинаешь пробовать перо, пытаешься что-то писать, встречаешься с профессорами, делишься своими идеями.

В общем-то учебная нагрузка после второго года заканчивается. Понятно, что дальше никто не запрещает брать какие-то курсы, но к этому моменту ты должен уже сдать все экзамены. Третий, четвертый, пятый и, возможно, шестой год ты занимаешься своим исследованием, пишешь статьи, может быть работаешь в какой-то лаборатории, параллельно скорее всего преподаешь. В целом кажется, что если ты понял, чем хочешь заниматься, то после второго года становится интереснее.

О любимом преподавателе

Мне кажется, мой главный культурный шок за этот год — это мой преподаватель Ларс Петер Хансен, лауреат Нобелевской премии по экономике 2013 года. В Чикаго в принципе много людей с нобелевскими премиями, у меня точно преподавали трое, но он, конечно, выделяется даже из этого пула. Он вел у меня эконометрику во втором триместре, то есть это был не первый триместр, у всех уже была нормальная база, но когда он пришел и начал говорить, мы даже не поняли, какой это предмет и что вообще происходит. Так продолжалось примерно месяц. Наверное, на этот предмет я тратила больше всего времени, потому что мне было ужасно страшно от того, что я ничего не понимаю.

Это совершенно другой уровень размышлений, и ему было искренне непонятно, почему студентам что-то неясно.  Для него это как трава зеленая, поэтому он не может объяснить проще. Но как только тебе удается поймать его ритм мысли и картину мира, уловить, как устроена его подача материала, что тебе нужно делать, на что обратить внимание, то оказывается, что тебе рассказывают невероятно интересные вещи, и ты просто начинаешь восхищаться тем, насколько прекрасно все то, о чем он говорит. Это по-научному красиво, и осознание этого — одно из самых прекрасных ощущений, которое со мной случалось.

Что важно понять, поступая на PhD

Никто серьезно не относится к этим словам, но если вы поступаете на PhD, вы должны знать, зачем это делаете. Если вы поступаете, чтобы уехать за границу, то для этого есть и другие способы. Нужно знать, с чем ты связываешься, иначе это просто зря потраченное время и ресурсы. Мне часто пишут ребята, которые собираются поступать, спрашивают, у кого взять рекомендации, что нужно делать, как оформлять документы. В целом никаких особенных проблем нет, но уверены ли вы в том, что вам это нужно?

Бывает, что такой человек во время занятий говорит тебе: «Господи, что происходит, я ничего не понимаю». А ты смотришь на него и думаешь: «Представь, каково тогда мне, если даже ты ничего не понимаешь»

В Вышке очень много говорят про то, как поступить на PhD, рассказывают какие-то выигрышные стратегии, но очень мало говорят о том, что это и для чего это нужно. Я считаю, что это неправильно. Когда я ехала в Чикаго, у меня было достаточно близкое к реальности представление о том, что это такое и как все будет устроено, но, как оказалось, даже оно было неточным. Я знаю людей, которые ехали, толком вообще ничего не понимая. Конечно, все программы устроены по-разному, но в любом топовом вузе примерно одинаковый уровень нагрузки, и если во время всей этой суматохи и бешеной работы, которая на тебя наваливается, ты четко не понимаешь, для чего тебе все это, то очень сложно будет закончить год.

Я призываю всех об этом думать. Мне кажется, что нужно если не любить, то с приязнью относиться к тому, что ты делаешь. Учиться не потому, что тебе нужно сдать экзамен, а постараться подхватить мотивацию, понять, что тебе это интересно, полезно, ты хочешь в этом разобраться и в будущем тебе это понадобится как один из инструментов.

Что будет через пять лет

Если перепрыгнуть через те пять лет учебы, которые у меня впереди, то я хотела бы пойти по академическому треку. Говорят, что этот план есть сначала у всех, но это неправда. Со мной учатся ребята, которые пришли на PhD с осознанием того, что они дальше пойдут не в академию, а в частный сектор. Чаще всего это люди, которым просто нравится учиться и которые в принципе очень любопытны.

Я уже решила, что буду заниматься макроэкономикой. Так бывает часто: студенты приходят на PhD с одним направлением, а потом понимают, что хотят заниматься чем-то другим. Иногда люди понимают это только после третьего года обучения, но у меня, к счастью, все произошло раньше.

У совбака были очень тесные связи с РЭШ, где сильная микроэкономика, и у нас было много курсов на эти темы. С макроэкономикой было похуже, и когда я поступала на PhD, чувствовала, что это моя ахиллесова пята. Я думала, что как-нибудь проскочу и забуду про нее, а в итоге, когда мне пришлось досконально в ней разбираться, меня это очень сильно увлекло, и я решила, что нужно идти туда. Пока я еще не выбрала конкретную тему. Это тяжело сделать, если ты мало погружен в современную литературу, и я как раз собираюсь потратить август на то, чтобы разобраться, что к чему.

Вспоминая свое исследование про лоббизм, могу сказать, что сама идея не кажется мне тупиковой, и я надеюсь, что однажды мы к ней вернемся. Но сейчас руки до нее не доходят, потому что хочется пробовать что-то новое, пока есть силы и мысли, и пытаться раскалывать какие-то совершенно другие льды.

Вам также может быть интересно:

«Экономисты должны объяснять свое видение проблемы политикам и обществу иначе, чем в общении с учеными»

Для того чтобы добиться воплощения своих идей, экономистам следует научиться внятно выражать свои мысли в диалоге с политиками и обществом и связывать научные принципы с решением практических задач. Профессор Школы менеджмента Квебекского университета (Монреаль, Канада) Ален Паке в ходе второго заседания Клуба экономической политики ВШЭ представил доклад «Опыт ученого в разработке и реализации макроэкономической политики: примеры и уроки».

За последние двадцать лет в России стало меньше хронически бедных

Ученые из НИУ ВШЭ и Всемирного банка проанализировали тренды бедности в России с начала 1990-х годов и по настоящее время. Это уникальное по масштабу исследование, которое подробно рассматривает траекторию роста и падения доходов россиян за десятилетия, во время которых страна пережила несколько экономических кризисов.

Экономисты показали, как возникают разные цены на одинаковые товары

Исследователи из ВШЭ смоделировали ситуацию, часто возникающую при продаже товаров в интернете, и объяснили, почему на один и тот же товар продавцы могут назначать разные цены и все равно находить покупателей. Работа опубликована в серии препринтов Программы фундаментальных исследований ВШЭ «Экономика».

Магистратура повышает шансы на трудоустройство и увеличивает зарплату

В НИУ ВШЭ на большом массиве общероссийских данных установили связь между окончанием магистратуры и успехами на рынке труда. По заключению авторов работы Ксении Рожковой, Сергея Рощина, Сергея Солнцева и Павла Травкина, шансов трудоустроиться у магистров, по сравнению с бакалаврами, больше, а уровень зарплаты — выше. Результаты исследования опубликованы в журнале «Вопросы экономики».

«Экономисты умеют отвечать на вопросы, стоящие перед обществом»

Каковы перспективы экономической науки и чему нужно учиться тем, кто выбрал профессию экономиста? Кто сегодня эффективнее борется с монополиями? Сможет ли финтех вытеснить банки? Программа «Экономический анализ» факультета экономических наук ВШЭ провела онлайн-интервью с Сергеем Гуриевым, профессором парижского Института политических исследований (Sciences Po), экс главным экономистом Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

Ярослав Кузьминов: «Мы от безусловного дохода перейдем к идее безусловного участия»

Ректор Вышки в интервью РБК отметил, что Россия лучше многих справилась с коронавирусным кризисом. Но для страны вызовом является падение реальных доходов населения, в том числе переход в категорию бедных части представителей среднего класса. Если не решить эту проблему, то темпы экономического роста останутся невысокими.

Отстать нельзя догонять: Россия на рынках передового производства

В передовое производство вовлечено около 60 стран мира. Россия среди них — в группе опаздывающих. Остаться в этом качестве, значит, отстать, возможно, навсегда, уверены в Центре исследований структурной политики НИУ ВШЭ. Глобальные рынки продукции с передовыми технологиями эксперты Центра изучили с использованием нового подхода — через экспорт и импорт. Лидеров и аутсайдеров торговых потоков назвали в докладе на XXII Апрельской международной научной конференции, организованной совместно НИУ ВШЭ и Сбером.

С Ямала – газ, из Тулы – самовары? Экономическая специализация как ключ к успеху регионов

Регионы, как и люди, уникальны. В каждом есть отрасли, развивая которые, он может процветать. Или стагнировать, если понимания своей уникальности нет. Ну а для того чтобы было, в НИУ ВШЭ создали «Атлас экономической специализации регионов России». В рамках деятельности Российской кластерной обсерватории эксперты Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ выявили и детально описали все значимые для субъектов РФ индустрии. Строить стратегии и принимать управленческие решения с такой информацией станет проще.

Эффект локдауна: пройти коронакризис и идти дальше

Экономический кризис, вызванный пандемией COVID-19, показал способность государства вести диалог с бизнесом. Однако у бизнеса остались вопросы. Какие, выяснили эксперты НИУ ВШЭ и РСПП. Испытания локдауном и планы компаний в «новой реальности» изучили на примере шести отраслей российской экономики. Доклад по результатам исследования «Оценка влияния кризиса, связанного с пандемией COVID-19, на отрасли российской экономики и их посткризисное развитие» представлен на XXII Апрельской международной научной конференции, организованной совместно НИУ ВШЭ и Сбером.

Участники Международной олимпиады по экономике провели состязание для всех желающих

Завершилось двухнедельное международное онлайн-состязание для старшеклассников IEOx Winter Challenge, организованное по инициативе Международной олимпиады по экономике. Школьники решали бизнес-кейс и задачи, а также на специальном онлайн-симуляторе участвовали в игре по финансовой грамотности.