• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Как хорошо быть медицинской сестрой, но не врачом, как ты мечтаешь себе...»

В рамках Дней Международной академии образования в Москве состоялась презентация книги «(Не)обычные школы: разнообразие и неравенство», один из редакторов которой — профессор Стенфордского университета, научный руководитель Международной лаборатории анализа образовательной политики НИУ ВШЭ Мартин Карной.

Книга
Книга «(Не)обычные школы: разнообразие и неравенство» / Под общ. ред.: М. Карной, Г. С. Ларина, В. М. Маркина. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2019

Идея книги возникла в ходе лонгитюдного исследования «Траектории в образовании и профессии». Авторы посетили 30 школ — участниц этого исследования — в девяти регионах. В каждой школе были проведены интервью с учителем математики, классным руководителем, завучем и директором, а также записаны на видео уроки математики. Все эти школы обычные, однако на деле оказалось, что каждая школа уникальна, на ее жизнь оказывают влияние разные факторы. Отсюда название книги.

На презентации ее авторы и редакторы рассказали о самых распространенных мифах, касающихся российских школ, и привели данные, позволяющие их опровергнуть.

Миф 1. Если ребенок учится в хорошей школе, то у него есть доступ к качественному образованию.

На самом деле, доступ к качественному образованию у ребенка зависит от того, какой ярлык навесил на него учитель, отмечает научный сотрудник Международной лаборатории анализа образовательной политики НИУ ВШЭ Галина Ларина. Если учитель считает, что ребенок сильный, то он будет прилагать усилия для его обучения, а если наоборот — что ребенок слабый, то даст ему возможность отсидеться на задней парте. Казалось бы, такая дифференциация означает индивидуальный подход, но на деле ограничивает доступ учеников, считающихся слабыми, к хорошим образовательным практикам.

«Уже мы обязаны что-то найти, заметить. Нет — так найти, предложить что-то, помочь. Те, у кого не получается в предметных областях. Допустим, физика, химия не дается. Он может оказаться хорошим спортсменом. Он может оказаться хорошим мастером, который изготовит и победит» (Завуч)

Не все учителя верят, что можно улучшить способности и повысить мотивацию учеников, — многие считают, что способности заданы изначально и что учитель мало что может сделать. В ходе анализа видеозаписей уроков выяснилось, что не все ученики вовлечены в учебный процесс, — в большинстве случаев с учителем взаимодействует не более половины класса. Вовлечение всех учеников характерно лишь для 15% выборки.

Миф 2. После девятого класса из школы уходят наименее способные ученики.

На самом деле, проблема более сложная, считают авторы книги, особенно в связи с переходом на ЕГЭ, когда и школы, и дети хотят получить результаты повыше.

«Ну, ребенок занимается слабо, очень слабо. Не учит на уроке, не ходит на уроки, понимаете, так скажем. Ему лучше после 9-го идти не в 10-й класс. Потому что это потом головная боль на ЕГЭ» (Завуч)

Действительно, после 9 класса ученик (самостоятельно или под чьим-то давлением) делает выбор, уйти из школы или нет. Но уйдет он или нет, зависит не только от его способностей, но и от отношения к нему учителя. А отношение учителя формируется, исходя из мотивации ребенка к обучению, наличия у ребенка планов на будущее, возможностей школы по организации профориентации.

«Поэтому мы ведем профориентационную работу. Каким образом? Мы рассказываем о приоритете специальностей. Как хорошо быть медицинской сестрой, но не врачом, как ты мечтаешь себе... Это вдалбливать нужно» (Директор)

К тому же многое зависит от школы — они может ориентироваться на подготовку стобалльников или, напротив, на обучение детей до 9 класса, чтобы затем они получали образование за пределами школы.

«Которые слабые тогда — что мы делаем? Близлежащие техникумы, училища, едем туда, собираем. Есть автобус, детей везем. Показываем: посмотрите своими глазами, поговорите с мастером» (Завуч)

Миф 3. Любая школа нацелена на высокие академические результаты.

С учетом особенностей контингента и контекста, в котором работает школа, в ней складывается определенная атмосфера и формируются алгоритмы достижения лучших результатов, отмечает научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Валерия Маркина. Но образ результатов — какие из них школа считает лучшими — может различаться.

«Вы знаете, всегда перед нашей школой была в первую очередь это учеба и, естественно, воспитание. Я думаю, что ничего не изменилось в этом плане, что школа как несла воспитательные цели, так оно есть и будет» (Классный руководитель)

Многое в школе зависит от директора, и очень немногие директора занимаются долгосрочным планированием, задумываются о продвижении школы, о новых методиках, об обучении этим методикам учителей. Их приоритет — документооборот и решение хозяйственных вопросов. Многие директора рассматривают условия, в которых школа находится, как некий барьер: если это единственная школа на селе или туда идут все, кто не поступил в соседнюю школу, зачем что-то менять?

«Учитывая то, какие детки у нас... Конкуренты забирают. Родители, у которых есть возможность, возят в отдаленную от нас школу. А так у нас детки неплохо сдают» (Завуч)

Есть школы, хотя их немного, — островки советской системы, где достижение высоких результатов считается второстепенной задачей, а на первом плане — воспитание человека, гражданина, патриота и создание комфортного климата в школе. Такие школы компенсируют нехватку семейного воспитания.

«Что касается семей малообеспеченных, то здесь задача школы дать ребенку то, чего он не получает в семье. Школа может организовать и помочь в начале учебного года, акция «Помоги пойти учиться», ну, само собой вне всякого этого[ребенок] обеспечивается бесплатными учебниками, это само собой, эта проблема у нас уже несколько лет как решена» (Директор)

Репетиторы

Налицо некоторое недоверие общества государственной школе, считает Андрей Захаров, заведующий Международной лабораторией анализа образовательной политики НИУ ВШЭ, и это характерно не только для России. И если в других странах в качестве альтернативы развивается семейное образование или частные школы, то в России это рынок репетиторов. Семья не доверяет школе, но по закону должна обеспечить детям образование, поэтому ищет возможные выходы.

«Потому что образованный человек всегда будет направлять своего ребенка в нужную сторону. Или видеть, что у ребенка не идет математика, соответственно, нанимает ему репетитора. Не идет химия — нанимает ему репетитора, чтобы позанимался» (Классный руководитель)

Обучение и воспитание

По мнению Мартина Карноя, в России нет проблемы предметной подготовки учителей — исследование показало, что лишь 16% учителей математики плохо в ней разбираются. С другой стороны, столько же учителей умеют вовлечь детей в учебный процесс. Налицо огромные различия между школами и их интерпретацией собственных задач — есть школы, заинтересованные в академической успеваемости, а есть школы, которые хотят растить патриотов. Российская школа не ставила и не ставит задачу максимально раскрыть потенциал каждого ребенка, и даже введение ЕГЭ не изменило ситуацию.

«Нам нужно признать эту реальность. В книге она показана, и это ее главное достижение», — считает американский исследователь.

Книгу «(Не)обычные школы: разнообразие и неравенство» можно скачать здесь

Вам также может быть интересно:

Разнообразие студентов требует разнообразия подходов к обучению

В Вышке впервые прошла генеральная ассамблея Международной академии образования. Ее участники рассказали о вызовах, с которыми сталкиваются системы образования в разных странах, и о решениях, помогающих справиться с ними.

Влияние исследований качества образования на политику не стоит переоценивать

На семинаре, прошедшем в НИУ ВШЭ в рамках Дней Международной академии образования в Москве, профессор Университета штата Аризона Густаво Э. Фишман сравнил международные сравнительные исследования качества образования с лошадиными скачками и заявил, что они не столь значительно влияют на образовательную политику, как принято считать.

Университетские пустыни. Где в России трудно получить высшее образование

Вузы распределены в России неравномерно. Около половины ее территории — «университетские пустыни», регионы, в которых вузов мало или нет совсем, выяснил научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Нияз Габдрахманов.

Лучшие мировые эксперты в сфере образования собрались в Москве

20 мая в Высшей школе экономики открылись Дни Международной академии образования. Специалисты из разных стран, определяющие мировые тренды образовательной политики, проведут цикл встреч, мастер-классов, семинаров, открытых лекций. Три дня они будут делиться опытом с российскими исследователями, педагогами и управленцами в сфере образования.

Начинается цикл семинаров в рамках национального проекта «Образование»

Экспертная группа по нацпроекту «Образование», возглавляемая ректором НИУ ВШЭ Ярославом Кузьминовым и ректором РАНХиГС Владимиром Мау, начинает серию семинаров, посвященных реализации проекта. Первый из них состоится 25 апреля в Минобрнауки. Семинары также будут проходить на площадках вузов.

Почему столь устойчивы ошибочные представления об удаче и таланте

В Издательском доме ВШЭ вышла книга «Успех и удача. Фактор везения и миф меритократии» Роберта Фрэнка — одного из наиболее известных современных специалистов по поведенческой экономике. IQ.HSE публикует фрагмент из книги про роль удачи в успехе и «депрессивный реализм».

Шансы на успех. Как участие в студенческих клубах помогает хорошо трудоустроиться

Чем больше учащийся пользуется разными опциями университетской среды, тем выше его шансы на успех. Значима не только учеба как таковая, но и научные проекты, и общественная жизнь в вузе, показали исследователи ВШЭ. Участие в студенческих организациях и мероприятиях позволяет развить критическое мышление — навык, необходимый для успеха в работе и жизни.

Евро как «легкомысленный эксперимент»

В Издательском доме ВШЭ вышла книга немецкого экономического социолога Вольфганга Штрика «Купленное время. Отсроченный кризис демократического капитализма». IQ.HSE публикует фрагмент из книги, в котором обсуждается введения евро и его последствия.

Цена знаний

На стоимость занятий у репетиторов влияют не только опыт преподавания, наличие ученой степени и отзывы учеников, но и пол педагога. К такому выводу пришли Аина Нурмагомбетова и Кирилл Маслинский из Питерской Вышки.  Социологи проанализировали более 14 тысяч анкет репетиторов и измерили, как профессиональные и социально-демографические характеристики преподавателей влияют на рынок теневых образовательных услуг. Исследование стало лучшей научно-исследовательской работой по социологии на открытом конкурсе НИРС 2018 года.

Исак Фрумин стал редактором-консультантом «Международного обозрения образования» ЮНЕСКО

Научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ профессор Исак Фрумин вошел в коллегию редакторов-консультантов «Международного обозрения образования» (International Review of Education). С таким предложением обратился в Инобр Дэвид Ачоарена, главный редактор издания и директор Института непрерывного образования ЮНЕСКО.