• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

"Поворот к культуре" в мире и в Вышке

На факультете философии ГУ-ВШЭ открывается отделение культурологии. В этом году на бюджетные места на первый курс бакалавриата будет набрано 25 студентов. Рассказывает заведующий отделением Виталий Куренной.

— Виталий Анатольевич, какое отношение культурология имеет к Высшей школе экономики?

— В последние годы ГУ-ВШЭ все больше соответствует понятию "университет". Набор направлений постоянно расширяется, появляются обязательные для гуманитарного университета факультеты и отделения. Не так давно открылся факультет философии, а теперь, когда он немного "подрос", на нем открывается отделение культурологии. Без образования в области культуры, конечно, невозможно представить себе полноценный университет.

— Из университетского курса помню, что существует более ста определений термина "культура". Какое из них вам больше нравится?

— Определений культуры существует несчетное множество. Юрий Михайлович Лотман использовал, например, такое определение: культура — это система запретов и предписаний. Простое, но при этом элегантное определение.

Чтобы понять значение термина, нужно его включить в систему понятий, посмотреть, чему оно противопоставлено. Культура традиционно противопоставляется природе. Получается, культура — это все, что связано с человеческой деятельностью, что является артефактом: от глиняных черепков и других объектов материальной культуры до социальных институтов, символов и норм поведения.

Дать исчерпывающий ответ на вопрос, что такое культура, невозможно, но искать этот ответ необходимо. Причина в том, что культура — это область самоопределения человека. От того, как понимает сам себя человек, зависит и его понимание культуры. В современных гуманитарных исследованиях культура — фокус, в котором сходятся самые разные гуманитарные дисциплины. Не случайно считается, что в XX веке произошел поворот к культуре или, точнее, целая серия таких поворотов в разных дисциплинах.

— Что это означает?

— В классическом понимании культура — это нечто возвышенное, окруженное ореолом, аурой. Такая культура сосредоточена в храмах, в музеях и консерваториях, а культурный человек - личность выдающаяся, высоко духовная.

Можно сказать, что современный "поворот к культуре" лишил культуру ауры, спустил на грешную землю. Она превратилась в фактор экономической жизни и социальных процессов, вошла в повседневную жизнь.

— Знак "плюс" сменился на знак "минус"?

— Нет. Просто использовать полярные оценки не имеет смысла. Сегодня мы говорим о культуре повседневности или, например, о культуре утилизации мусора.

В то же время культура остается особой областью со своими функциями и механизмами - это необходимо понимать. Автономия культуры — это один из главных тезисов Стюарта Холла, основателя и главы школы "исследований культуры" (cultural studies). Культуру нельзя свести к экономической рациональности, социальным мотивам поведения человека или же биологической основе его жизнедеятельности. Но именно это отражено во многих обществоведческих подходах. Например, марксисты разоблачали культуру как идеологию, как сферу ложного сознания и сводили ее к социально-экономической "основе". Не лучше поступают и некоторые современные экономисты, рассматривая культуру всего лишь как особую область инвестиций, рассчитанных на определенную норму прибыли.

— Когда появилась культурология?

— Философия и социология культуры зародились в Германии в конце XIX века. Понятие культуры играло фундаментальную роль, например, в южно-немецкой школе неокантианства. Ее представители — Вильгельм Виндельбандт, Генрих Риккерт, а также, кстати, и наши соотечественники — Федор Степун, Сергей Гессен. Социологией культуры в современном смысле слова занимались Макс Вебер, Георг Зиммель, Карл Мангейм и другие. Эрнст Кассирер — представитель марбургской школы неокантианства — обозначил соответствующий поворот в философии формулой "от теории познания к философии культуры". В англо-американской среде этот поворот был тесно связан с этнографическими исследованиями. Однако современные науки о культуре — это все же более поздний феномен, возникший в 1960—1970-е гг.

В России культурология как институционально оформленная дисциплина развивается с начала 90-х годов, и, честно говоря, это слово не нравится ни мне, ни многим коллегам. Причина в том, что в сферу культурологии переместилось множество советских обществоведов после того, как исчез идеологический стержень, на котором держались многие наши гуманитарные науки. Осталась только некая эрудированность, превращенная в подобие образовательных и научных знаний, которые и стали преподаваться как "культурология".

— Получается, такой науки в нашей стране нет.

— Я имел в виду, что за этим названием может скрываться различное содержание. В России существуют серьезные культурологические центры — и академические, и образовательные. Все же у истоков российской культурологии стояли Сергей Аверинцев, Юрий Лотман и другие выдающиеся русские ученые.

— Открытие отделения культурологии было возможно только на факультете философии?

— В Вышке — да. У нас ведь пока нет исторической или искусствоведческой базы. Но это вполне естественно — новые дисциплины рождаются, отделяясь от философии. Кроме того, современная культурология генетически "привязана" именно к философии, хотя у нее есть и другие источники — например, этнография, культурная антропология, социология и экономика культуры.

— Ваш декан Алексей Руткевич всегда подчеркивает, что главное преимущество факультета философии — возможность получить широкое гуманитарное образование.

— К нашему отделению это относится в полной мере. Мы ориентированы на университетское гуманитарное образование — Liberal Arts & Sciences, свободные искусства и науки.

— Как в США?

— Не совсем. В Америке образование в духе Liberal Arts иногда приобретает форму школы хороших манер для представителей элитных семейств. У нас нет своих конюшен и полей для гольфа, да и социальная база для такого образования в России ограничена. Так что мы ориентируемся на классическое понимание такого рода образования, традиционное для университетов Европы, — дать студентам основательное высшее гуманитарное образование. Естественно, с использованием всех преимуществ ГУ-ВШЭ.

— Чем будет отличаться подготовка культурологов в Вышке от аналогичных программ в других российских университетах?

— Во-первых, мы делаем акцент на изучении современного состояния культуры, будем осваивать как теоретические, так и практические средства работы с культурой. Культурология в России сильна историческими исследованиями, а современность освоена очень плохо. Так что нам предстоит быть в чем-то первопроходцами, решая, в том числе, серьезные научные задачи.

Во-вторых, особое внимание будет уделяться практической составляющей наук о культуре.

— Неужели музейной работе?

— Не совсем так. Я бы назвал это работой в новых культурных индустриях. Ведь наши выпускники должны выйти на рынок труда.

Дело в том, что для "поворота в культуре", который произошел в трудах ученых, были серьезные социальные основания. Этот поворот происходил также и в экономике, в обществе. Культурная составляющая в экономической, социальной, политической и другой деятельности стала приобретать все большее значение. В современном городе постоянно возникают самые разные культурные новации — клубы, выставки, волонтерские инициативы, разного рода культурные "события", для которых даже нет устоявшихся наименований. К этому добавляются новые СМИ, деятельность, связанная с аудиовизуальной культурой, Интернет-проекты — все, что связано со свободой самовыражения, культурной диверсификацией, использующей современные технологии. В результате набор направлений работы с культурой нельзя свести к какой-нибудь одной отрасли. Совокупность этих новых культурных форм и обозначает понятие культурных индустрий.

— Почему направления работы с культурой не сводятся к отрасли?

— Мы к этому привыкли еще в советские годы, и существующая в России система образования ориентирована на отраслевой подход. Например, одни вузы готовят работников для музейной отрасли, другие — для театра, третьи — для киноиндустрии.

Вышка не может, да и не собирается с ними конкурировать. Наши студенты и выпускники, оказавшись в новой городской культурной среде, будут ориентироваться на работу, связанную в первую очередь с проектными формами деятельности. Хотелось бы, чтобы они видели свое предназначение в организации бизнес-проектов в сфере культуры.

— Например?

— Что такое современный ресторан? Это не просто фабрика-кухня. Одно из основных конкурентных преимуществ таких заведений — стиль, оформление, определенный сюжет. Однако мы постоянно наталкиваемся на эклектику или просто безвкусицу. Часто это готика, перемешанная с эротикой, да еще и с вкраплениями поп-арта в духе Энди Уорхла. Здесь есть куда "подключить" компетенции современного профессионала в области культуры.

Типичные городские культурные проекты — это клубы, известные всем московским студентам: О.Г.И., Билингва и проч. Это, правда, скорее пивные с претензией на интеллектуализм, богемность. Но пока в Москве не сложилась культура кафе, игравших столь значительную роль в коммуникации, например, парижских или венских интеллектуалов.

Или так называемая "индустриальная культура". К сожалению, чтобы познакомиться с индустриальной культурой России, нужно обращаться, например, к немецкому журналу "Industrie-Кultur". Эта область, столь важная для туризма и организации выставочного пространства в современной Европе, пока только начинает развиваться в России. В Москве, правда, уже появились такие проекты —"Винзавод" или "Проект Фабрика", где организуются выставки, кинопоказы и другие события, вписанные в ландшафт старых заводов. Это колоссальная сфера деятельности, которую еще предстоит осваивать.

Система фондов, неправительственных и благотворительных организаций только начинает развиваться в России, а это широчайшее поле для креативных инициатив.

Говоря о культурных индустриях, я имею в виду перспективу, будущее развитие. Поэтому мы заинтересованы в тех студентах, которым были бы интересны инновационные культурные проекты, которые смогли бы предлагать культурные инициативы, играть роль креативных организаторов.

— Значит, необходимы знания менеджмента, финансов фирмы и многого другого, чем сильна Высшая школа экономики.

— Да. Всякий проект предполагает комплексный подход — идею, бизнес-план, методы управления и проч. В российской культурной сфере не хватает интересных проектов. В советские годы культуру продвигали чиновники, используя официальные административно-бюрократические каналы, но такой подход сегодня вообще неуместен.

В современной России точно так же не хватает квалифицированной, грамотной культур-публицистики и культур-критики. Наши студенты будут учиться анализировать, критиковать, обсуждать. Сегодня опять же продолжает существовать традиционная отраслевая критика — литературная, театральная, балетная, но мир очень быстро меняется, и возникает много всего нового, что не вписывается в привычные жанры. Диверсификация культуры порождает все новые формы коммуникации и самовыражения, требует более динамичных подходов.

Например, недавно завершилась вторая Московская биеннале — одно из главных культурных событий года, вписанное в городской ландшафт. Она происходила в разных местах города, необычно организуя как привычные выставочные пространства города, так и новые — тот же "Винзавод" в Сыромятниках или строящийся Сити. Понимание такого рода событий, их освещение и критика (я уж не говорю об организации) невозможны без серьезной теоретической подготовки. Кураторы сформулировали даже специальную "философскую концепцию" этого события. К сожалению, критика, насколько я вижу, оказалась очень плохо подготовлена к этому симбиозу современного искусства (которое само по себе гиперинтеллектуально) и городского пространства.

— Как переводится слово "биеннале"?

— Оно уже не переводится, как слово "ксерокс".

А вот еще одно направление — медиа-культура. В современном медиа-ландшафте возникло много новых феноменов — блоги, флэш-мобы, SMS. Все это требует определенной рефлексии и анализа.

— Недавно мы отмечали День победы. Это тоже фронт работ для культуролога?

— Конечно. Функции, символика, идеология этого праздника меняются у нас на глазах. Трансформация обусловлена уходом поколения, которое хранит живую память о войне. День победы будет иметь другой смысл и, соответственно, другие формы для новых поколений — это серьезный культурный сдвиг.

— Георгиевские ленточки — это культурный проект?

— Да, это культурно-символическая инициатива, причем поначалу спонтанная. Жаль, что такого рода вещи стараются потом взять под контроль, как-то использовать их символический смысл. Вообще последние несколько лет в связи с Днем победы появлялось много интересных проектов, например, в 2005 г. в Интернете возник сайт "Победители: солдаты великой войны" — чисто гражданская инициатива.

— В учебном плане отделения будет много общего с учебным планом факультета философии?

— Совпадения будут лишь поначалу. Но специальная составляющая по мере обучения в бакалавриате будет постоянно возрастать. Студентам будут читаться многочисленные курсы по истории и теории культуры, медиа-культуре, предусмотрены курсы по самым разным направлениям культурной деятельности — от образования до театра. Мы обеспечим студентов компетенциями в области экономики, основ управления и проч. Чтобы стать серьезным профессионалом в выбранной сфере, можно будет продолжить обучение в магистратуре.

— Преподавательский состав уже сформирован?

— Отделение в процессе становления, и состав преподавателей будет расширяться по мере его роста. Наша кадровая политика предполагает привлечение лучших специалистов. Конечно, это кадры философского факультета, сотрудники других подразделений ГУ-ВШЭ (в частности, кафедры словесности, кафедры прагматики культуры). Мы будем приглашать внештатных преподавателей.

Сейчас на отделении открывается кафедра наук о культуре. При открытии магистратуры, имеющей специализированные направления, будут образовываться новые кафедры. Честно говоря, в кадровых вопросах мы стараемся отдавать предпочтение не "звездам" в академических погонах, а молодым людям. Критерии отбора очень просты — профессионализм, проектная активность. Наши сотрудники сами вовлечены в различные культурные проекты, что важно с точки зрения профессиональной социализации будущих выпускников. Кроме того, мы надеемся привлечь к образовательному процессу практиков — в форме мастер-классов или постоянно действующих семинаров, на которые будут приходить опытные и интересные люди.

— Назовите некоторых преподавателей.

— Социологию культуры будет вести Леонид Ионин. Кафедра прагматики культуры, которую возглавляет Александр Долгин, поможет нам с преподаванием экономики культуры. Мы также тесно сотрудничаем с Институтом гуманитарных историко-теоретических исследований ГУ-ВШЭ, хорошо известным студентам Вышки по "факультативам ИГИТИ". Всех перечислять не буду, скажу только, что мы соберем лучшую команду преподавателей - как молодых, так и хорошо известных.

Возможно, со временем мы займемся подготовкой профессионалов, занимающихся проблемами региональной культуры. В отличие от традиционного краеведения речь идет об использовании культурных конкурентных преимуществ регионов для их развития. Ведь в современном мире глобализация дополняется регионализацией. Сильный центр по подготовке специалистов в этой области есть в "Шанинке", и, возможно, мы будем сотрудничать при подготовке магистров.

— Каких студентов вы ждете?

— Тех, кто понимает ценность гуманитарного образования, инициативных, творческих людей, которым культурологическое образование необходимо для самореализации. Кто открыт проектному стилю работы. А мы постараемся обеспечить их связями с культурной жизнью города.

— Как именно?

— У нас предусмотрена система практик, и мы будем использовать любые доступные возможности, чтобы включить ребят в практическую деятельность. Это может быть организация культурных событий, проекты, связанные с театром, работа на различных медийных площадках и многое другое. Все, кто ценит опыт и практическую подготовку, смогут ее получить.

— Что новое отделение даст университету в целом?

— На всех факультетах и отделениях мы предлагаем факультативы по культурологии. Без этого университетское образование немыслимо.

 

Беседовал Борис Старцев, новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Между двумя университетами

Выпускница аспирантской школы по философским наукам ВШЭ 2017 года Алина Перцева защитила кандидатскую диссертацию одновременно в Вышке и Университете Париж-VIII. Как ей это удалось и чем отличаются российский и французский подход к исследованиям, она рассказала новостной службе ВШЭ.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Список литературы: исследования русской формальной школы

В новом выпуске рубрики «Список литературы» профессор Школы культурологии НИУ ВШЭ Ян Левченко рассказывает о лучших исследованиях русской формальной школы.

Сотрясаемъ варьете

Как экспериментировали с искусством и жизнью люди Серебряного века.

Неудобная дата

Как трансформируется память об Октябрьской революции.

Музей стахановцев

Что думают о своей работе сотрудники креативных кластеров.

«Лично мне изучение философии помогло немного разобраться в собственной жизни»

В Москве завершилась Осенняя школа философии, организованная Вышкой для старшеклассников из российских регионов. 22 школьника вместе с преподавателями и исследователями ВШЭ выясняли, для чего сейчас получать философское образование в университете и чем оно помогает в жизни и карьере.

Законы тайм-менеджмента по Платону

Алексей Плешков, выпускник первого набора академической аспирантуры ВШЭ, летом 2016 года защитил кандидатскую диссертацию по философии. О том, как спортсмен стал исследователем Платона, чего не хватает российским студентам по сравнению со студентами Оксфорда и что значит быть цельным человеком с точки зрения древнегреческой философии, Алексей рассказал новостной службе ВШЭ.

Философия — школа свободы

В этом году студенты шестой раз подряд выбрали профессора Школы философии Елену Драгалину-Черную лучшим преподавателем ВШЭ. Она руководит бакалаврской программой «Философия» и преподает студентам логику. В интервью новостному порталу ВШЭ она рассказала, в чем секрет лучшего преподавателя, зачем философу математические доказательства и почему белая лошадь — не лошадь.

Ученый ВШЭ стал лауреатом Литературной премии имени Александра Пятигорского

Профессор Школы философии НИУ ВШЭ Александр Филиппов стал лауреатом третьего сезона Литературной премии имени Александра Пятигорского с книгой «Sociologia. Наблюдения. Опыты. Перспективы».