• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
03
Март

Взгляд сквозь экран: эрмитажная практика искусствоведов в дистанционном формате

Этой весной традиционная музейная практика в Эрмитаже прошла у учащихся первого курса ОП “История искусств” в дистанционном формате. В этой статье студенты и преподаватели делятся своим опытом виртуального путешествия по Санкт-Петербургу.

Взгляд сквозь экран: эрмитажная практика искусствоведов в дистанционном формате

Активное использование технологий в обучении стало одним из магистральных трендов развития образовательной системы XXI в. В последние годы университеты массово внедряют онлайн-курсы в учебные планы. Но если до пандемии COVID-19 онлайн-занятия в основном использовались для дополнения и замещения лекционной части предметов, то коронавирус вынудил имплементировать механизмы дистанционных занятий для таких учебных форматов, как семинары и практики. Наиболее ощутимое влияние переход в онлайн оказал на тех студентов, чьи специальности напрямую связаны с физическим взаимодействием с объектом изучения, и в эту категорию попадает искусствоведение.

В этом году первокурсники-искусствоведы проходили традиционную практику в Эрмитаже в онлайн-варианте. На первый взгляд, такой формат имеет ряд преимуществ: откладывается необходимость куда-либо ездить, каждый волен распоряжаться своим временем самостоятельно, и не нужно спешить к воротам музея с утра пораньше. Но насколько удачной оказалась дистанционная музейная практика? Сможет ли она стать качественной заменой оффлайн-формата? Не потеряем ли мы больше, чем приобретём, и будет ли работа с произведениями искусства сквозь экран практически полезной с точки зрения профессионального становления будущих искусствоведов?

Самый главный недостаток и препона в прохождении практики, отмечаемый как студентами, так и преподавателями, – неподготовленность электронных платформ музеев (как Эрмитажа в частности, так российских музеев и галерей в целом). Основной инструмент, используемый при проведении занятий, - виртуальный тур. Уже здесь участники онлайн-практики сталкиваются с рядом ограничений: во-первых, не все залы Эрмитажа отсняты, соответственно, к просмотру некоторых экспонатов нет доступа, а в имеющихся в виртуальном туре залах возможность перемещений сильно лимитирована, количество же точек зрения на предмет ограничено. Более того, значительная часть произведений (особенно среди экспозиции искусства Древнего мира) не оцифрована – при условии невозможности физического присутствия в пространстве музея, отсутствие предмета искусства в электронном каталоге равносильно отсутствию произведения как такового. Но и качество электронного каталога в некоторых случаях оставляет желать лучшего – поиск произведений искусства не всегда работает корректно, в описании экспонатов часто встречаются ошибки и неточности в указаниях времени создания произведения искусства и авторства – этот недостаток наиболее критичен, так как описание предмета на сайте музея служит едва ли не единственным источником информации для студентов.

Практика в оффлайн-формате предполагала, помимо лекций преподавателей нашей учебной программы, экскурсии от хранителей коллекций. В сложившихся условиях такой вариант занятий был заменён обращением к различного рода ресурсам: каталогам, фильмам, интервью с сотрудниками Эрмитажа. Помимо очевидного недочёта в виде отсутствия систематизированного изложения материала, напрямую влияющего на уровень знаний студентов, качество информации, доступной в Интернете, разнится и подчас вызывает сомнения в достоверности. Этот минус усугубляется невозможностью проверки с помощью визуального анализа, служащего одним из главных инструментов искусствоведа. Кроме того, в свободном доступе находится малое количество специализированных искусствоведческих материалов - большая часть носит популяризирующий характер.

Неожиданной, но препятствующей выполнению заданий проблемой оказались технические ограничения, с которыми столкнулись практически все студенты. Сайт Эрмитажа – очень тяжеловесный, а так как было необходимо использовать несколько программ одновременно, работа ПК и гаджетов значительно замедлялась, а вслед за ней – и скорость работы с материалами.

Но проблемы возникли не только со стороны технической части. Если говорить о профессиональных навыках и качествах, развитию которых может способствовать музейная практика, то большинство студентов и преподавателей сошлись во мнении, что традиционный формат, по сравнению в дистанционным, обладает массой преимуществ. Не все аспекты оказалось возможным реализовать онлайн, что стало очевидным уже после проведения практики.

В искусствоведческой стезе особенно важным аспектом становится знаточество и так называемая “насмотренность”. Долгое время наука, исследующая историю искусств во всем ее разнообразии, искала пути к тесному взаимодействию с произведениями.  В особенности трудным это оказалось для старшего поколения советских коллег-искусствоведов - долгое время им приходилось довольствоваться рассматриванием картинок на страницах книг, прежде чем получить возможность воочию увидеть предметы своих исследований и рассуждений. Сегодняшний день предоставляет нам возможность изучать искусство в ближайшем контакте с ним, и, как показалось некоторым студентам первого курса, перевод музейной практики в дистанционный формат — это отступление в прошлое, а не прогрессивный шаг в будущее.

Получается, что мы довольствуемся лишь образами настоящих памятников. По мнению одного из преподавателей, дистанционный формат — это лишь подготовительный этап, за которым в любом случае должно следовать личное знакомство с произведениями искусства. А развиваемые в онлайн-формате компетенции, такие как запоминание и узнавание памятников искусства, фактически сводятся к реферированию существующего материала, а не к практической работе с памятниками, поскольку не задействуются компетенции описания и анализа in situ, предполагающие знаточеский и физический элемент встречи с искусством. Даже с использованием всех вспомогательных ресурсов становится довольно сложно представить истинный колорит  живописного полотна, а красочные мазки и фактура основы становятся совершенно неочевидными - таким образом, произведение лишается многих особенностей, создаваемых рукой мастера.

Особенно затруднительным становится восприятие скульптуры - студенты столкнулись с тем, что качественный визуальный анализ провести практически невозможно, поскольку неясен формат произведения, характеристики материала и нюансы работы мастера с его поверхностью. Понимание подобных тонкостей является важным аспектом для профессионального формирования специалиста.

В связи с этим развивается лишь часть тех навыков, которые способна дать музейная практика. Помимо того, что теряется возможность получать опыт напрямую от тех, кто профессионально занимается своей работой  (сотрудников музеев и галерей), исключается тренировка коммуникативных навыков, в том числе навыка публичных выступлений - не происходит живых обсуждений. Их важность заключается не столько в ведении диалога об искусстве, сколько в умении выстраивать грамотную аргументацию своей позиции при возникновении спорных вопросов о произведениях искусства. Именно этого не хватало первокурсникам во время виртуального осмотра произведений и работы над заданиями - живого взаимодействия с преподавателями и коллегами и возможности задавать вопросы напрямую.

Музейная практика 2020 года осуществлялась в нестандартном формате в виду определенных обстоятельств - пандемия разрушила множество намеченных планов. По мнению большинства принимавших в ней участие искусствоведов, будущее всё-таки остаётся за личным присутствием в стенах Эрмитажа. Подобное виртуальное путешествие - трудный и отчасти полезный опыт, однако онлайн-формат практики на данный момент не способен заменить живые занятия на месте с преподавателями и специалистами. Исследование музейной коллекции в электронном варианте должно носить исключительно вспомогательный характер, а реальный контакт с произведениями искусства должен остаться неотъемлемой частью академической жизни искусствоведа.