• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как дополнить опыт врача компетенциями управленца

О том, почему медики приходят учиться в Вышку, какие карьерные перспективы открывает перед ними магистратура ВШЭ, рассказывает слушательница магистерской программы «Управление и экономика здравоохранения» Светлана Сажина.

— Светлана, до того как поступить на программу «Управление и экономика здравоохранения» ваша профессиональная деятельность была связана со сферой здравоохранения?

— Да, самым тесным образом, причем я работала и как врач, и как исследователь в области медицины, и как редактор профессионального медицинского журнала. После окончания в 2001 году лечебного факультета Ярославской государственной медицинской академии я прошла интернатуру по терапии, затем год работала врачом в городской больнице. Проблемы, в первую очередь, организационные, с которыми мне приходилось сталкиваться в работе врача, приводили меня в отчаянье, большая часть рабочего времени уходила на их решение, а не на работу с пациентами. Поэтому, когда появилась возможность заняться академической деятельностью, я ей воспользовалась. Почти семь лет я преподавала патофизиологию в родной академии. Студенты, которых я учила, уже стали врачами. Одновременно я занималась научной работой, но, к сожалению, база для серьезной экспериментальной работы была достаточно слабой. Зимой 2011 года в силу семейных обстоятельств я переехала в Москву, и здесь начала новую карьеру — редактора журнала, специализирующегося в области организации и экономики здравоохранения.

— Почему именно редактор? И как сложилось, что вы оказались на программе «Управление и экономика здравоохранения»?

— Мне всегда нравилось писать, и у меня это неплохо получалось, а мое профильное медицинское образование пришлось ко двору в журнале — главный редактор подбирал людей с медицинским образованием.

В тот момент, когда я пришла в журнал, началось масштабное изменение нормативной правовой базы в российском здравоохранении, что повлекло за собой серьезные изменения в деятельности каждой медицинской организации в стране. Поэтому для журнала было важно своевременно информировать целевую аудиторию (главных врачей) о происходящих в отрасли переменах, о том, как лучше строить работу в новых условиях и на какие «подводные камни» следует обращать внимание. При этом тексты должны были быть написаны легким, а не свойственным академическим публикациям тяжеловесным языком. Поэтому при работе с авторскими статьями мне приходилось погружаться в каждую новую тему: изучать нормативную базу, ранее опубликованные материалы.

Чтобы держать руку на пульсе, я посещала научные конференции, заседания профильных комитетов в Государственной думе и Совете Федерации, встречалась с ведущими экспертами отрасли, в том числе работающими в Высшей школе экономики. Через год я стала ответственным редактором журнала, обязанностей прибавилось, но вместе с тем обострилось понимание, что мои знания в области организации и экономики здравоохранения фрагментарны, все указывало на то, что мне надо получить соответствующее образование. Во время очередной рабочей встречи с авторами из Вышки — сотрудниками кафедры управления и экономики здравоохранения — я узнала о магистерской программе «Управление и экономика здравоохранения». И решила попробовать поступить: приняла участие в олимпиаде ВШЭ для студентов и выпускников и по ее результатам поступила на бюджетное место без вступительных испытаний.

— Вы продолжаете сейчас работать в журнале?

— Первый курс я пыталась совмещать работу в журнале и учебу, утром я бежала в редакцию, а после трех часов училась. Но в сентябре прошлого года приняла решение уйти из журнала. Мне хотелось написать хороший диплом, да и на работе все тяжелее было успевать все делать за неполный день. Впрочем, в итоге с работой все сложилось удачно: в феврале меня приняли на должность аналитика в новый Центр политики в сфере здравоохранения.

— Чему посвящена ваша магистерская диссертация, и помогает ли вам медицинский опыт в исследованиях? Вообще, что ценного программа дает медикам, на ваш взгляд?

— В рамках магистерской диссертации я изучаю эффективность реструктуризации специализированной помощи в одном из субъектов федерации. Около половины нашей учебной группы врачи. Думаю, их интерес к программе, прежде всего, связан с тем, что для многих эта магистратура — хороший шанс сделать административную карьеру в здравоохранении и заполнить нишу, которая пока свободна: специалистов с клиническим опытом, обладающих экономической, юридической и менеджерской подготовкой, в нашей стране действительно пока не так много.

В магистратуре преподают люди с уникальным практическим опытом и знаниями. Фактически мы получаем информацию из первоисточников — от разработчиков реформы российского здравоохранения, таких как Сергей Владимирович Шишкин, Игорь Михайлович Шейман и другие. Для меня общение с ними — это особый опыт, который во многом поменял мой взгляд на существующие проблемы. Сначала мне и другим врачам, было сложно переключиться с клинического на организационное восприятие ситуации. Теперь мой медицинский бэкграунд позволяет мне объективно оценивать, как тот или иной управленческий подход может быть реализован в клинической практике. Я имею возможность подойти к рассмотрению проблемы и с точки зрения врача, и с точки зрения управленца.

Конечно, взгляд врача зачастую субъективен, и именно поэтому я так ценю, что на программе есть не только врачи, но и представители других профессий: экономисты, юристы, педагоги, менеджеры, вместе мы вырабатываем более сбалансированную позицию.

— На ваш взгляд, какая из проблем, существующих в российском здравоохранении, требует первоочередного решения?

— Одна из ключевых проблем в нашей стране — это «слабость» первичного звена здравоохранения: отсутствие достаточного количества участковых врачей (врачей общей практики), их перегруженность рутинной бумажной работой и недостаточная информатизация этой сферы. Люди не доверяют участковым врачам, все стремятся попасть к врачу-специалисту, в то время как в европейских странах 80–90 процентов пациентов получают необходимую помощь у врачей общей практики. Как изменить эту ситуацию? Не могу сказать, что у кого-то, в том числе у меня, есть готовые ответы.

При этом в отрасли постоянно происходят реформы, принимаются новые стандарты и порядки оказания медицинской помощи, но ни специалисты, ни пациенты пока не видят кардинальных изменений. Если провести кулинарную аналогию, такое впечатление, что у нас есть продукты для приготовления разных блюд, нам даже известно, какие продукты для какого блюда требуются, но сама технология приготовления (варить или тушить, в каком порядке смешивать) нигде не прописана. В качестве таких «рецептов» за рубежом уж много лет используются клинические рекомендации и протоколы, маршруты движения пациентов, которые предписывают оптимальный способ ведения пациента и освещают как организационные, так и клинические аспекты вопроса. Их разработка и внедрение — процесс достаточно длительный, но именно этот подход, на мой взгляд, может стать основой преодоления сложившейся ситуации.

Людмила Мезенцева, новостная служба портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Здоровье по прейскуранту

Рынок платного здравоохранения в России выходит из тени и растет: объем нелегальных платежей снижается, деньги на лечение население тратит все чаще. Сколько и за что, изучили Полина Козырева и Александр Смирнов. На данных RLMS-HSE за 2009–2017 годы они рассчитали величину и динамику цен за услуги стоматологов, амбулаторную, стационарную и скорую помощь.

Вне зоны помощи

Сельское население России составляет почти 38 миллионов человек. Их средняя продолжительность жизни примерно на два года меньше, чем горожан. Увеличивать ее за счет медобслуживания пока не получается: лечиться на селе сложно, а часто и невозможно. Исследователи ВШЭ изучили проблему на данных мониторинга RLMS-HSE.

Россия в рейтинге стран по публикационной активности ученых: медицинские науки

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ представляет сведения о позициях России в рейтинге стран по числу публикуемых статей в области медицины и наук о здоровье.

«Мне хотелось создать простую и гибкую технологию, которая бы помогала врачам»

Современную медицину нельзя представить без инженерных и компьютерных решений. Их разработкой занимаются в магистратуре Вышки. О своем проекте по ведению электронных медицинских карт, который уже прошел тестирование в одной из московских клиник, рассказывает выпускница программы «Системная и программная инженерия» 2018 года Александра Гуреева.

Перестройка системы здравоохранения требует высококвалифицированных специалистов

Среди задач, поставленных Президентом РФ в Послании Федеральному собранию, особая роль отведена  развитию системы здравоохранения. В частности, отрасль остро нуждается в высококвалифицированных специалистах — менеджерах высшего звена. О том, как магистерская программа «Управление и экономика здравоохранения» восполняет кадровые пробелы в системе здравоохранения, рассказал академический руководитель программы Сергей Шишкин.

Эвтаназия под вопросом

Религиозность, недоверие к врачам и стремление защитить больного от системы здравоохранения — факторы, которые способствуют негативному отношению к эвтаназии в России. Это показали результаты исследования, представленного в программе XIX Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ.

Врачи всеобщей практики

Врачи в селах обладают особым авторитетом. Они часто оказывают не только медицинскую, но и психологическую помощь и следят за общественным порядком, выяснили ученые НИУ ВШЭ.

Альцгеймер, Паркинсон и другие

Каковы масштабы неврологических заболеваний в современном мире.

Эксперты обсудили перспективы и развилки российского здравоохранения

Обсуждение прошло в рамках XVIII Апрельской конференции и  было посвящено основным проблемам отрасли и способам их решения.

Страх и неопределенность приводят к СПИД-диссидентству

1 декабря отмечается Всемирный день борьбы со СПИДом, его цель — повышение глобальной осведомленности о заболевании. Исследователи из Санкт-Петербургского кампуса Вышки в течение двух лет изучали движение СПИД-диссидентов — людей, которые отрицают существование этой болезни. О результатах исследования рассказывает Петр Мейлахс, старший научный сотрудник Международного центра экономики, управления и политики в области здоровья НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.