• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Подготовить экспертов рынка искусства

В следующем году на факультете истории НИУ ВШЭ открывается новая магистерская программа «История художественной культуры и рынок искусства». О том, почему в ней оказался заинтересован глава российского аукционного дома «Сотбис» и как стать экспертом на рынке искусства, рассказывает руководитель программы, профессор Елена Смилянская.

— Елена Борисовна, расскажите, как появилась идея новой магистерской программы.

— Толчком к созданию программы стал интерес, проявленный бакалаврами факультета истории к теме искусствоведения. Для преподавателей факультета было удивительным, что на первой студенческой конференции многие студенты вдруг выбрали не исторические, а историко-искусствоведческие темы – об истории художественных образов, стилей и так далее.

Мы встретились с руководителем российского представительства аукционного дома «Сотбис» Михаилом Каменским, и он поддержал идею магистерской программы. Он не один год на рынке искусства и теперь – соруководитель программы. Его поддержка вселяет в нас уверенность: мы найдем тех, кого заинтересует программа, а известные музеи, частные галереи и аукционные дома получат вскоре новых дипломированных специалистов.

Помните фильм «Старики-разбойники»? Один из героев говорил: «Зачем красть произведения искусства? У нас их негде будет продавать, мы не империалисты…» Сейчас этот рынок есть – причем один из самых высокодоходных. Появились коллекционеры предметов искусства, но пока мало тех, кто умеет оценивать вещи, определять их подлинность – экспертов рынка.

— Но ведь есть немало курсов по подготовке специалистов для рынка искусства, в вузах есть искусствоведческие факультеты…

— Да, к примеру, менеджеров рынка искусства готовят и на отделении культурологии ВШЭ, и в РГГУ. В связи с этим у нас было много споров, кого же мы хотим готовить – дилеров арт-рынка, специалистов по рынку искусства или искусствоведов-музейщиков?

Мы не хотели никого дублировать. Наша идея заключается в подготовке именно экспертов рынка искусства: людей, разбирающихся не только в шедеврах, но и умеющих оценить значение рядовых памятников культуры, предметов повседневности различных эпох и стилей. Подготовкой таких специалистов и тем более на уровне высшего университетского образования сейчас никто не занимается.

— Каковы особенности подготовки специалистов и в связи с этим содержания программы?

— Наша задача – научить студентов работать с памятниками искусства, изобразительными или декоративно-прикладными. Поэтому мы отводим максимально возможное время на практическую работу, чтобы студенты могли познакомиться с тем, как проходит экспертиза, определяется авторство, устанавливается ценность, формируется коллекция и прочее.

Среди преподавателей – не только сотрудники факультета истории ВШЭ, но и ведущие специалисты музеев и галерей, люди с опытом создания собственных оригинальных экспозиций, эксперты, которые редко появляются в студенческой аудитории. Некоторые из курсов одновременно будут читать по два преподавателя. Один будет давать теоретическую подготовку, второй – практическую. У нас есть предварительные договоренности с ведущими музеями, включая музеи Московского Кремля, Исторический музей, Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина, Российский этнографический музей в Санкт-Петербурге, договоренности с Московским центром фотографии, аукционными домами и так далее. Они готовы принять наших студентов в свои фонды, показать, как они работают, готовят экспозиции, хранят вещи.

— А что мешает искусствоведу или историку пойти на практику в музей и там набираться опыта – в чем преимущества обучения на магистерской программе?

— В музеях поле деятельности нового сотрудника, как правило, ограничено: он в лучшем случае работает с одним фондом, проходит длительный период «ученичества», прежде чем он становится, действительно, грамотным специалистом. К тому же он заведомо нацелен на изучение редких и редчайших произведений, но часто незаслуженно игнорирует памятники «второго плана», которые в настоящее время все-таки составляют подавляющее большинство объектов рынка.

У нас же есть возможность дать студентам широкую подготовку. Конечно, в будущем они выберут определенный вид искусства, но для начала важно иметь свободу и возможность этого выбора. А в музейные фонды наши студенты попадут – это редкая возможность.

— Реально ли, на ваш взгляд, освоить профессию эксперта за два года обучения на магистерской программе?

— Это сложно. Но получить старт, толчок, понимание того, что такое экспертиза, можно… Совместными усилиями учителя и ученика, думаю, за два года достичь можно многого. Начиная подмастерьем, человек получает шанс вырасти в профессионала, дальнейшее его развитие – будь то аспирантура или работа в качестве эксперта – будет зависеть от него самого.

Конечно, профессионализм в этой сфере нарабатывается с опытом. Я, например, специалист по книжной культуре, двадцать лет проработала в археографических экспедициях МГУ – мы ездили в старообрядческие поселения, занимались изучением и собиранием старопечатных и рукописных книг, и нам удалось собрать огромную коллекцию для МГУ. И только в постоянном контакте с книгами, датируя и устанавливая происхождение памятника, его историю, значение для культурной традиции, описывая памятник для выставки и каталога, можно постепенно стать экспертом. То же и с произведениями искусства, с коллекциями оружия, монет, наград, с этнокультурными объектами.

Нельзя подготовить эксперта только по слайдам, как часто происходит в наших вузах. В итоге выпускники считают шедеврами то, что видели «на картинке», а к памятникам, представленным на рынке, относятся с некоторым пренебрежением, как к вещам второго сорта. На самом деле значение и класс предметов культуры – подвижны.

Когда мы, будучи студентами, ехали в очередную экспедицию, всем хотелось найти подлинный список «Слова о полку Игореве», но, как известно, он был один – и тот сгорел в пожаре 1812 года. Вместо «Слова» находили списки произведений, написанные в XIX веке чьим-то корявым почерком. И постепенно учились оценивать и их – что это тоже оригинальные памятники культуры, их интерпретация не менее ценна.

Недавно я была на выставке иконописи из частных собраний в Храме Христа Спасителя, и для меня было удивлением, что там были представлены народные иконы мастеровых иконописцев. До определенного времени у нас их вообще не собирали – не считали ценными. А сегодня эти произведения – большая редкость. Оказывается, они не менее интересны, чем те иконы, которые умелые иконописцы копировали с выдающихся произведений древности. Надо уметь оценивать и то, и другое – и уровень подготовки разных иконописцев, и их выразительные средства. Каждый дошедший до нас памятник – это лишь небольшой фрагмент культурного пространства. И в этом заключается экспертная работа – в способности оценить многозначность памятников, в понимании того, с чем связано их появление и чем они были для их создателей и владельцев.

— Каковы условия поступления на программу? Она рассчитана на тех, у кого уже есть базовое историческое или искусствоведческое образование?

— По закону в магистратуру можно поступить с любым базовым образованием, но, конечно, из математика или биолога за два года подготовить специалиста по художественной культуре трудно. Гораздо легче работать с теми, у кого первое образование историческое, искусствоведческое или культурологическое. Но, как в других магистерских программах ВШЭ, у нас предусмотрены адаптационные курсы по истории искусства. Что касается опыта работы, то, конечно, мы были бы только рады, если бы он у наших студентов уже был. Так же, как и осознание, чем конкретно они хотят заниматься. Но мы понимаем, что не всегда это возможно.

Для поступления потребуется сдать экзамен по английскому языку и представить документы «портфолио». Программа «История художественной культуры и рынок искусства» организована совместно с лондонским Институтом искусств «Сотбис», и желающие смогут второй год обучения провести в Лондоне и получить два диплома – Института искусств «Сотбис» и НИУ ВШЭ. Кроме того, надо быть готовым к участию в дискуссиях с иностранными специалистами, которые будут читать некоторые курсы. Все места на этой программе платные, и мы надеемся, что у тех, кто готов оплачивать свое обучение, будет высокий уровень мотивации.

 

Елена Кузнецова, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000). 

Боль, ребра и немного науки

24 октября прошла защита докторской диссертации ординарного профессора ВШЭ Олега Воскобойникова «Scientia naturalis и стили мышления в Западной Европе XII–XIII веков: тексты, образы, идеи». Мы попросили его порефлексировать о том, для чего сегодня вообще защищать докторскую, нужна ли она академическому сообществу и какова роль научного любопытства в осмыслении «большой темы». 

Тезисы: референтное время

В истории любого народа есть свой Золотой век, прекрасное утраченное время, с которым, как с началом координат, сверяются события настоящего. Люди мысленно возвращаются к этой «эталонной» эпохе, чтобы понять, как улучшить настоящее и будущее. Михаил Бойцов на международной научной конференции в НИУ ВШЭ предложил концепцию референтного времени. IQ.HSE приводит основные тезисы его доклада.

Невольники Октября

Как революция превратила свободу в иллюзию.

ВШЭ и Сбербанк подготовят новое поколение специалистов по анализу финансовых данных

Факультет компьютерных наук НИУ ВШЭ и Сбербанк открывают новую магистерскую программу «Финансовые технологии и анализ данных». 30 лучших абитуриентов, поступивших на программу, смогут обучаться на ней за счет Сбербанка.