• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как заниматься благотворительностью, продавая питьевую воду

Евгений Паснюк, автор проекта «Простое добро»

Проект студента МИЭФ Евгения Паснюка начинался как не самая удачная попытка собрать деньги на благотворительность, а теперь его воду под маркой «Простое добро» можно купить в магазинах, кафе и на маркетах еды в Москве. Евгений уверен, что социальное предпринимательство в России только начинается развиваться, но пройдет немного времени — и станет легче.

Желание помочь и первые попытки

В январе 2015 года от рака умерла моя бабушка Людмила Александровна, мой самый близкий человек. У нашей семьи была возможность отправить ее на операцию за границу, и вообще мы перепробовали разные способы, но так как болезнь обнаружили уже на третьей стадии, бабушка прожила только два года. Ее смерть стала для меня очень большой потерей. До этого я вообще никак не занимался благотворительностью, но в тот момент пришло понимание, что человека не вернуть, а помочь тем, кто оказался в такой же ситуации, как-то хотелось.

Тогда я просто вбил в поисковике «фонд поддержки онкологических больных» и нашел телефон фонда «Вера». Была ночь, но я все равно позвонил, трубку взял координатор их фандрайзинговых программ Артем Шалимов. Я рассказал ему о своей ситуации, сказал, что хочу что-то сделать. Он пригласил меня во Второй московский хоспис во Владыкино, где у фонда есть свое отделение. Я приехал туда и какое-то время просто помогал, но понятно, что в первую очередь подопечным фонда нужны деньги. Таких денег, которых хватило бы на какую-то нормальную помощь, у меня не было, но появилась безумная идея.

Было лето, и мы с моим другом решили продавать питьевую воду, а заработанные деньги перечислять на благотворительность. Проект назывался «Вода жизни». Мы закупили воду, которая нам нравилась просто по вкусу, и начали ее продавать людям, стоящим в пробке, что вообще-то по закону делать нельзя. Скоро к нам начали подходить люди, которые продают там всякие часы и телефоны, и говорить: «Ребята, если вам нужна крыша — обращайтесь». Мы отвечали, что вообще-то собираем деньги на благотворительность, но они не верили. Потом из пробок мы переместились в парковые зоны, договорились с префектурами о том, чтобы делать все официально. Покупали воду оптом по 17-18 рублей, продавали по 50 рублей, и половина этой суммы направлялась на благотворительность.

В магазин все ходят практически каждый день, воду пьют каждый день, поэтому и помогать можно каждый день

Воду мы хранили в арендованном гараже, развозили ее по точкам на такси, искали волонтеров через группы «ВКонтакте». Деньги им платить почти не удавалось, хотя изначально мы рассчитывали, что получится это сделать. Была большая текучка, и это был не хороший проект, а сплошной геморрой. В итоге за три месяца такой работы мы собрали для фонда «Вера» всего 50 или 70 тысяч рублей.

После этого я познакомился с Аркадием Морейнисом, который впоследствии стал нашим бизнес-ангелом (частным венчурным инвестором — прим. ред.). Я описал ему идею, сказал, что хочу продолжать этим заниматься, и мы решили сделать все масштабнее.

Проект «Простое добро» появился в середине 2015 года. Мы начали с того, что три месяца просто все обдумывали, взвешивали, замеряли. В Европе очень распространено явление all profits to charity, которое в России пока совершенно не известно. Мы решили, что напишем на бутылке «100% прибыли на благотворительность», и открыли автономную некоммерческую организацию, которая по закону имеет право заниматься предпринимательской деятельностью. Сначала мы работали только с фондом «Вера», сотрудники которого сразу пошли нам навстречу, хотя сначала проблем было много. Некоторые люди, которые видели нашу воду, звонили в фонд и спрашивали: «А кто это такие? Почему они говорят, что собирают деньги для вас?». Скоро стало понятно, что уличные продажи не вызывают доверия, и в глазах людей мы почти ничем не отличаемся от тех, кто раздает шарики у метро и собирает деньги на непонятные программы. Поэтому мы решили, что воду нужно официально продавать в магазинах, а на сайте должна быть четкая схема, чтобы человек понимал, кому он помогает, купив бутылку воды.

Проект и Вышка

Я узнал о существовании Бизнес-инкубатора в Вышке после того, как мы познакомились с Юлианом Спектором, который является куратором социальных программ, и он пригласил меня. Я думал, что это просто офис, где можно собираться для решения вопросов, а оказалось, что это гораздо больше. Сюда постоянно приходят эксперты. Плюс ко всему, находясь внутри рядом с другими стартаперами, ты видишь их интересные идеи, общаешься с ними, придумываешь что-то свое, и это гораздо полезнее, чем просто сидеть в офисе.

Когда я пришел, у нас уже был MVP, как это здесь называют, и была готовая бутылка с водой. В Бизнес-инкубаторе я нашел ребят, с которыми развиваю проект. Сейчас в команде есть люди, которые работают практически каждый день и получают зарплату, плюс те, кто работает на удаленке и помогает проекту время от времени. Кстати, нам всегда нужны волонтеры и новые сотрудники, так что мы будем рады студентам Вышки, которые хотели бы поработать у нас на постоянной основе или пройти практику. Мы научим их работать с 1С, что везде пригодится, писать тексты для соцсетей, работать с клиентами, а еще мы можем завести им первую трудовую книжку.

Основной состав нашей команды сейчас — это 5 человек. Варвара Морозова, наш самый опытный сотрудник, занимается маркетингом, общением с клиентами, продвижением. Влад Смирнов занимается операционной деятельностью, документооборотом, взаимодействием с бухгалтером на аутсорсинге. Из Санкт-Петербурга приехал мой друг Никита, с которым мы учились в одной школе. С соцсетями нам помогает студентка Вышки Алиса, а Женя Железова договаривается об участии в различных мероприятиях — Маркете местной еды, Ламбада-маркете, Архстоянии и других. Женя принимала участие в первом забеге Вышки, и именно ее идеей было предложить для забега нашу воду. Организаторы мероприятия сразу откликнулись, закупили воду, и все прошло здорово. Потом нам передали, что вода очень понравилась участникам забега, что, конечно же, приятно было услышать.

Концерт в хосписе, организованный командой проекта «Простое добро»

Как устроено «Простое добро»

Наша вода добывается из артезианской скважины в Касимовском районе Рязанской области, недалеко от Мещерского заповедника. Это природоохранная зона, вода там очень вкусная, с pH 7.0-7.8 и высоким содержанием природного кислорода. Нам было важно, чтобы разливать воду можно было на таком расстоянии от Москвы, которое бы позволило сильно не повышать цену. В итоге мы нашли не самый близкий завод, не пошли по пути наименьшего сопротивления, и сделали выбор все-таки в пользу воды. С руководством завода нам тоже очень повезло, потому что они хорошо отнеслись к проекту, позволили нам начать с небольших партий — 3 тысяч бутылок, а сейчас возим только фурами.

Сейчас у нас 4 размера бутылок — 0,3, 0,55, 1,2 и 5 литров. Мы проводили опросы, общались с покупателями, и сейчас наша гипотеза заключается в том, что человеку важно понимать, кому конкретно он помогает, покупая бутылку. Поэтому на каждой бутылке сейчас написано, куда будут переданы средства от ее продажи. В данный момент средства перечисляются на три адресные программы разных фондов. Первая — сопровождение слепоглухих детей, оплата программ реабилитации и обучения профессии в центре «Ясенева поляна» с фондом поддержки слепоглухих «Соединение». Вторая — программа фонда «Живи», направленная на обустройство детских отделений в стационаре Тульской городской больницы и создание в них «помогающих пространств» — помещений, в которых ребенку было бы комфортно находиться во время длительного лечения. Третья — программа фонда «Вера» по поддержке неизлечимо больных детей и их семей в регионах России, где ситуация с паллиативной помощью критическая. За прошлый год мы в общей сложности перечислили в фонды около 300 тысяч рублей и провели более различных 10 мероприятий в хосписах. Например, мы привозили ребят из музыкального училища Электростали, провели концерт для пациентов, даже сделали какой-то фуршет. В основном в хосписе находятся пожилые люди, и им было приятно, что приехали дети, атмосфера была очень хорошая.

Мы хотим, чтобы в будущем «Простое добро» стало маркой повседневных товаров

Пока мы продаем в месяц 15-20 тысяч бутылок воды, но скоро хотим выйти на более высокий уровень и ведем переговоры с крупными сетями. Сейчас мы сотрудничаем с магазинами, кафе, фестивалями, нашу воду можно заказать в интернет-магазинах «Водовоз», «Утконос», «Озон» и других. На мероприятиях и маркетах еды мы продаем воду по свободной цене. Обычно там продают воду по 100 рублей за бутылку, притом, что ее себестоимость — рублей 5. Не все и не всегда понимают, что такое «свободная цена», бывает по-разному. Обычно люди видят нашу стойку и спрашивают: «Что, по любой цене? Хоть за рубль?» Мы говорим: «Да, хоть за рубль, но вы же знаете, сколько примерно стоит вода в магазине». Обычно кладут сумму, близкую к стоимости воды — 30-50 рублей. Но бывало, клали и 10 копеек, и рубль, а несколько раз — 1000 рублей.

Мы хотим, чтобы в будущем «Простое добро» стало маркой повседневных товаров. Сейчас мы рассматриваем разные варианты, планируем сделать какие-то товары для прикассовой зоны. Еще в ближайшее время мы планируем запустить краундфандинговую кампанию и сделать воду для кулеров в 19-литровых бутылках.

Работа над проектом в последние два года тяжело совмещается с учебой. Я поступал в МИЭФ на программу двойных дипломов в 17 лет, а сейчас мне 23. То есть я на втором курсе не сдал один из экзаменов Лондонского университета и повторял курс из-за одного предмета, а потом во время учебы не смог сдать макроэкономику. Но в этом году я все сдал, получил лондонский диплом, и в сентябре надеюсь успешно защититься. Мой диплом будет про социальное предпринимательство и эффективный альтруизм — идеологию, которой я придерживаюсь.

Будущее социального предпринимательства

В России социальное предпринимательство только начинает развиваться. Это когда компания устроена как некоммерческая организация, но занимается бизнесом в пользу благотворительности и покрывает все свои расходы, связанные с работой проекта, — зарплаты, себестоимость продукции, логистику, маркетинг. Наша идея в том, чтобы благотворительностью мог заняться любой человек, не тратя на это много времени и сил. В магазин все ходят практически каждый день, воду пьют каждый день, поэтому и помогать можно каждый день.

Самое главное — это доверие. До сих пор периодически появляются те, кто считает, что, если проект благотворительный, значит, вода из-под крана. Для людей это в новинку, кто-то думает, что это просто какой-то маркетинговый ход, чтобы фирма раскрутилась на начальном этапе. Бывают разные комментарии, от которых одновременно и смешно, и грустно. Порой люди говорят: «Зачем я кому-то буду помогать, мне бы самому кто помог». Но вы ведь все равно купите воду за те же самые деньги.

Сейчас все очень меняется, появляется больше социальной ответственности. Я думаю, пройдет немного времени, и будет полегче. Многим крупным благотворительным фондам в России всего 10 лет, это развивающаяся сфера. Каждый человек может поставить себе задачу помочь другим. Это легко сделать, жертвуя даже по 100 рублей в месяц. Мне вообще не кажется, что благотворительность — это какое-то такое великое дело. Это просто нормально.

Вам также может быть интересно:

Государство должно создавать правила, которые помогают работе благотворителей

8 июня в Вышке состоялась конференция «Государство и благотворители: вместе к общей цели», организованная НИУ ВШЭ совместно с Агентством социальной информации, Форумом доноров и центром «Благосфера». Участие в ней приняли премьер-министр России Дмитрий Медведев и вице-премьер Татьяна Голикова.

20000

рублей необходимо собрать благотворительной студенческой организации HSE Outreach, чтобы организовать поездку в Москву для их подопечных из школы-интерната в Гаврилов-Яме (Ярославская область). Сбор средств идет на planeta.ru до 24 апреля.

Спасатели по доброй воле

По данным Росстата, в России ежемесячно около 13 тысяч волонтеров занимаются поиском пропавших людей. Кто и почему готов жертвовать личным временем и эмоциональным комфортом ради спасения незнакомого человека, выяснили в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

«Став членом команды Charity Market, я помогаю животным и делаю мир чуточку лучше»

Редкое крупное мероприятие в Лицее Вышки не сопровождается благотворительной ярмаркой,  организованной лицейской ученической организацией Charity Market. Вырученные от маркета деньги ребята передают в фонд помощи животным «Подбери Друга» и в Кожуховский приют — с ним ребята сотрудничают уже нескольких лет. Новостная служба ВШЭ продолжает рассказывать про внеучебные проекты лицеистов ВШЭ.

Волонтерство и церковь: подчинение или сотрудничество?

Каковы основные подходы к организации волонтерской деятельности в рамках социального служения и диаконических практик современного православия? Об этом шла речь на очередном научном семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора (ЦИГОиНС) НИУ ВШЭ, прошедшем под руководством первого проректора НИУ ВШЭ, научного руководителя ЦИГОиНС профессора Льва Якобсона.

573

новогодних подарка, собранных вышкинцами в рамках проекта «Открой глаза», были вручены детям и молодым людям с особенностями развития из детских домов и интернатов в Тверской и Владимирской областях.

26 350

рублей собрала студенческая организация HSE Outreach на благотворительном bake sale 6 декабря.

Книгу «Другие города» можно приобрести за пожертвование в адрес хосписов

К своему 25-летию Вышка выпустила книгу «Другие города» — это сборник рассказов сотрудников университета о более чем 80 городах России и мира, жизнь и работа в которых повлияли на их личную и академическую судьбу. В продажу книга не поступит, но мы будем дарить ее за пожертвования в адрес хосписов.

127,8

тысяч рублей собрали ученики Лицея НИУ ВШЭ для фонда «Подари жизнь». Участие лицеистов в благотворительной акции «Дети вместо цветов» стало уже традицией.

Как эгоизм уходит в прошлое

Альтруизм, основанный на индивидуалистических ценностях, меняет западное общество.