• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как я провел лето: язык какчикель, шаманы и календарь майя

Можно ли за две недели овладеть новым языком настолько, чтобы потом изучать его? Для лингвистов это вполне нормальная практика, уверены студентки магистерской программы «Лингвистическая теория и описание языка» Саша Кожухарь и Лиза Востокова. Минувшим летом во время экспедиции в Гватемалу они изучали язык какчикель, который относится к языкам майя.

Какчикель можно назвать довольно крупным языком: у него несколько сот тысяч носителей в Гватемале, Белизе и Мексике. До экспедиции ни Лиза, ни Саша не имели с ним дела. Они занимались языками Дагестана, Адыгеи и других регионов России и учили испанский. В том числе благодаря тому, что они знали испанский — государственный язык Гватемалы — руководитель Школы лингвистики Екатерина Рахилина и предложила им отправиться в эту экспедицию. Экспедиция была организована Марией Полинской из университета Мэриленда (США) вместе с Университетом Валье Гватемала. «Мы очень благодарны Екатерине Владимировне и Марии Семеновне за возможность съездить в такую экспедицию»,  говорят студентки.

Две недели отводились на уроки языка, еще две недели Лиза и Саша занимались собственно исследованиями. «У нас есть теоретический бэкграунд, мы знаем, как вообще могут быть устроены языки, и на эти знания хорошо ложатся данные конкретного языка. Поэтому нам нужно прилагать меньше усилий, чем человеку, у которого такого бэкграунда нет, для того чтобы — нет, не выучить новый язык — но что-то понять про него», — объясняет Лиза.

Смартфон против фруктов

Уроки языка и исследования проходили в небольших городах Текпан и Патцун. Студентки жили в местных семьях, члены которых заодно были их информантами — так называются носители языка, с помощью которых ученые проводят свои исследования. Местные жители были весьма дружелюбны и охотно помогали исследователям.

«Бытовые условия очень сильно отличались от того, к чему мы привыкли, — вспоминает Лиза. — Во-первых, там большие проблемы с пресной водой. Она появляется в водопроводе раз в сутки и ее набирают в огромные каменные ванны, чтобы потом использовать. Во-вторых, все готовится на печке, которую топят дровами. В одной семье мы видели, что рядом стояли печка и газовая плита, но при нас плитой ни разу не пользовались».

При этом в городах есть мобильная связь и интернет, и все ходят со смартфонами. «Ребенок может никогда в жизни не пробовать фрукты, но у него есть планшет», — удивляется Саша. Однажды студентки накупили на рынке разных местных фруктов, в том числе личи, и угостили ими хозяйского сына, мальчика лет 12. Мальчик ел за обе щеки, а его мама сказала, что до этого он никогда личи не пробовал, хотя они растут в Гватемале и не слишком дороги. У Саши есть гипотеза, почему так происходит. 

«Население там довольно долго жило в бедности и в принципе продолжает в ней пребывать, и чем выше в горы — тем оно беднее и менее образовано, — говорит она. — Я предполагаю, что даже с повышением уровня жизни не у всех сформировалась привычка правильно питаться или, допустим, мыться каждый день».

Врачам многие индейцы тоже не слишком доверяют и в случае болезни предпочитают обращаться к шаману.

Ритуальные маски

Что воскуряет шаман

Официально Гватемала — христианская страна, но шаман — важная фигура для сельского населения. Рядом с городом Текпан, где учились девушки, находятся развалины древнего майянского города Ишимче. Это сакральное место для местного населения, и туда часто приходят шаманы и сжигают в костре разноцветные свечки, кору, сахар, шоколад, зерно и какие-то порошки. В один из дней студентов тоже отвезли туда, и шаман четыре часа рассказывал им про майянскую космологию (правда, по-испански), а потом объяснил значение майянских имен, которые дали девушкам.

Те индейцы, которые придерживаются местных традиций, называют младенцев согласно календарю майя. В нем год разделен на 20– и 13–дневные циклы, причем они существуют параллельно. Таким образом, название каждого дня в году состоит из двух частей: по слову из каждого цикла. Это название может быть именем. По майянскому календарю Саша стала Боо-Ахпу (Wo'o Ajpub'), Лиза — Кахи-Ах (Kaji' Aj). Для перевода календаря майя на григорианский существуют специальные книги.

«То, что Хуан купил на рынке, есть»

«Мы уже довольно долго занимаемся неевропейскими языками, нас ими не напугаешь, — смеется Саша. — Например, в адыгейском языке целое предложение можно выразить одним словом благодаря префиксам, которые присоединяются к глаголу. В майянских есть что-то похожее. Там к глаголу можно приклеить префикс, который обозначает местоимение, и предложения типа «я тебя побил» или «я тебя укусил» можно выразить одним словом. Это называется полисинтетизм, помимо адыгейского и майянских языков он есть еще в баскском, например». 

Но кое-чем какчикель студенток все-таки удивил. В частности, сложной гендерно-ориентированной системой описания родства, в которой мальчик и девочка будут использовать разные слова для обозначения своих братьев и сестер, при этом роль тут будет играть не только пол, но и возраст обозначаемых.

В экспедиции Саша изучала, как в какчикеле могут строиться относительные предложения. В русском языке это, например, предложения со словом «который» («Девочка, которая печет пирог»), но для какчикельских конструкций, которые она исследовала, нет адекватных аналогов ни в русском, ни испанском языках.

«В русском примере “девочка” — это вершина релятивной клаузы, главное слово, — объясняет Саша. — В какчикеле могут быть такие релятивные клаузы, у которых нет этой самой вершины, то есть у них нет “девочки”. Бывают такие примеры, когда релятивные клаузы приклеиваются к предложениям с глаголом “есть”, что-то вроде “То, что Хуан купил на рынке, есть”. В русском, и вообще в большинстве языков мира, так сказать нельзя, а в какчикеле можно».

группа студентов из Университета Мэриленда и НИУ ВШЭГруппа студентов из Университета Мэриленда и НИУ ВШЭ

Бытийный глагол «есть» накладывает некоторое количество ограничений на то, что происходит с этим предложением дальше. «Я проверяла гипотезу о том, что синтаксическая структура в этих специальных относительных предложениях такая же, как в обычных относительных предложениях (таких, как в примере с “девочкой”), то есть синтаксическое дерево у этих предложений и у обычных относительных предложений почти одинаковое, — говорит Саша. — Предполагается, что в моих предложениях в дереве нет одного узла. Эта же гипотеза постулировалась для другого майянского языка — чух, но там нельзя было это доказать, потому что там не было способов показать, есть этот узел или нет. А в какчикеле этот способ есть, и вроде бы у меня получилось это доказать». 

Лиза выясняла, как в какчикеле выражается категория принадлежности (поссесивности). Что это такое? Возьмем самый простой пример — «моя книга». В какчикеле значение типа «мой», «твой», «его» и т. д. выражаются префиксами. Эти префиксы могут значить не только «моя книга», но и «книга для меня», например. «Еще какчикель интересен тем, что в нем есть слова, которые не могут употребляться без обозначения того, кому они принадлежат (так называемая «неотчуждаемая принадлежность»), — рассказывает Лиза. — А если все же необходимо сказать о них безотносительно владельца, то добавляется специальный суффикс. К таким словам относятся имена родства, части тела, “дом” и штаны. Хотя штаны перестают быть такими уж неотчуждаемыми».

Кроме таких базовых вещей для категории посессивности, Лиза рассматривала ещё способы выражения отношений часть-целое («кусок хлеба», «центр города» и т. д.), начала исследование мериологии, т. е. терминов, обозначающих части разных материальных объектов, названия которых в какчикеле, как и в русском, часто связаны или совпадают с названиями частей тела: «ручка двери», «ножка стола», «носик чайника» и т. д.

Что дальше

Результаты своих исследований Саша и Лиза планируют отразить в статьях и выступлениях на конференциях. Но помимо этого они считают, что должны выполнять еще и некоторую просветительскую функцию. «Нужно популяризировать изучение российскими лингвистами майянских языков, — говорит Саша. — Среди наших знакомых уже многие заинтересовались этим, потому что это экзотично. Мне кажется, что лингвист — это человек, который вообще всегда ищет что поэкзотичнее».

Среди не-лингвистов они считают необходимым распространять знание о языках, совсем не похожих на европейские. Ведь многие думают, что европейские языки самые развитые, а остальные отсталые, хотя это не так. Все языки разные и по-своему нетипичные. 

Ну и конечно, «если нам еще раз предложат поехать в такую экспедицию — разумеется, мы согласимся», говорит Лиза.

Вам также может быть интересно:

Как нас правят гаджеты: могут ли девайсы и глобальная сеть заменить справочник по грамматике

Для человека, который хочет изучать язык и его устройство, в сети доступно невероятное количество данных: самые разные тексты на всех возможных языках. Сейчас, например, мы можем не просто посмотреть, как люди употребляют новое слово, но и проследить, когда оно появилось в языке и как со временем меняется его значение. О том, как интернет изменил лингвистику, — в авторской колонке размышляет доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ, преподаватель Школы анализа данных «Яндекса», заведующий сектором теоретической семантики и ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН Борис Иомдин.

Тест: лихие или роковые

Золотые шестидесятые, лихие девяностые — за каждым десятилетием недавней российской истории закрепилась своя память и устойчивые эпитеты. Самые распространенные из них выделили лингвисты НИУ ВШЭ на выборке из Национального корпуса русского языка. IQ.HSE предлагает по эпитетам определить, о каком времени идет речь.

Нейролирика

В книжной серии журнала «Контекст» вышла первая книга стихов, созданных нейронной сетью. Сборник «Нейролирика» объединил тексты, написанные в стиле поэтов разных эпох, от античности в русском переводе до Серебряного века и современности. Автор эксперимента, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, рассказал IQ.HSE, зачем нужна компьютерная поэзия, и как это работает.

Местные, дистантные и русский

Сто лет назад большинство жителей высокогорного Дагестана владели как минимум двумя языками. Более того, мужчины, помимо знания местных наречий, обычно могли изъясняться еще на трех-четырех иностранных языках. Сегодня же в качестве единственного лингва франка для общения за пределами семьи и родного села дагестанцы используют русский. Причины утраты многоязычия и языковое распределение между гендерами описаны в статье Gendered Multilingualism in highland Daghestan: story of a loss.

Песни на заказ

В 1937 году издательство газеты «Правда» выпустило сборник «Творчество народов СССР». Более чем наполовину он состоял из поэтических переводов с армянского, украинского, казахского и других языков на русский. Эта книга могла продемонстрировать культурное разнообразие СССР, но на практике оказалась примером колониальной гомогенизации. Тому, как это происходило, посвящена статья доцента Школы филологии ВШЭ Елены Земсковой Soviet Folklore as Translation Project.

Сюрреалистический бестиарий «Слова о полку Игореве»

Сравнение переводов одного и того же текста позволяет увидеть то, что сложно транслировать из одной культуры в другую. Доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, собравший для своего сайта большинство существующих переводов «Слова о полку Игореве», рассказал IQ.HSE об одной из самых необычных версий «Слова» и о том, как интерпретация образов животных в нем выявляет различия культурных кодов.

«Плоть ли я дрожащая…»: доцент школы лингвистики научил компьютер писать векторные романы

Автоматически порожденные «альтернативные версии» русской классики позволяют по-новому взглянуть на лингвистику художественного текста и переосмыслить сам процесс литературного творчества.

Почему оживают искусственные языки

Как «сконструированный» язык способен сплотить людей и совершенствовать их мышление, изучил в новой книге лингвист Школы филологии НИУ ВШЭ.

Как история меняет речь

Войны, реформы, революции и подобные исторические события влияют на язык людей. Как лингвистика помогает изучать историю, рассказали в новой книге ученые Вышки.

Студенты Вышки провели для школьников олимпиаду по лингвистике

77 школьников из пяти городов России приняли участие в I Московской устной олимпиаде по лингвистике, которую по своей инициативе организовали  студенты бакалаврской программы «Фундаментальная и компьютерная лингвистика» ВШЭ. Участников ждали задания по коптскому, горномарийскому, русскому жестовому языкам и другие лингвистические изыски.