• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В Вышке воспоминали советских «неофициальных» медиевистов

В Высшей школе экономики прошел круглый стол «Неофициальная советская медиевистика и советский “культурный поворот”», организованный Институтом гуманитарных историко-теоретических исследований, Научно-учебной лабораторией медиевистических исследований и Школой исторических наук ВШЭ. Участники говорили о восприятии творчества «неофициальных» советских медиевистов в советском и современном гуманитарном знании.

Образ современного гуманитарного знания в значительной степени сформирован поворотом к изучению культуры как образа жизни и смыслового мира человека. В различных национальных традициях науки этот поворот происходил по-разному. В советской науке, где осмысление современной ситуации было в большой степени блокировано идеологией, развитие исследований культуры было связано в значительной степени с далекими от современности эпохами — античностью, Средневековьем, Ренессансом.

Особое место в истории советского «культурного поворота» занимает «неофициальная» медиевистика. Арон Гуревич, Юрий Бессмертный, Леонид Баткин, Алла Ястребицкая и другие представители этого течения внесли большой вклад в становление «несоветской» советской гуманитарной науки в 1960-1970-е годы, причем их работа имела резонанс не только среди историков, но она стала частью общего междисциплинарного движения. Определение «неофициальная» связано с тем, что их работа вдохновлялась не столько идеями «официального» советского марксизма, откровенное отклонение от которого, как правило, не допускалось, сколько разными  интеллектуальными традициями, такими как семиотика, немецкая традиция историзма или «история ментальностей» французской школы «Анналов». Пусть при этом они работали в академических институтах, имели научные степени, публиковались (хотя и не всегда без трудностей), их работы могли даже включать в обзоры советских научных достижений.

«Нам хотелось не столько оценить «вклад» «неофициальных» медиевистов, сколько рассмотреть характер и смысл того, что они делали в пространстве советской культуры, и то, что могут означать их идеи и позиционирование себя в науке и обществе для сегодняшнего дня. Отсюда вопрос о советском «культурном повороте», который стал их главным «предприятием». Он был тесно связан с происходившим в других «неофициальных» (нонконформистских и просто «новых») социальных науках», — пояснила одна из идейных вдохновителей и организаторов этого мероприятия доцент Школы исторических наук ВШЭ Ольга Бессмертная.

Арон Гуревич предлагает читателю другой образ Средневековья и другой образ знания. Он отказывается от прогрессистской модели, которая господствовала в советской науке, где Средние века рассматривались как темное и неполноценное время, а поворот к современности связывался с Возрождением

В контексте дискуссии о «культурном повороте» докладчики не раз вспоминали «Категории средневековой культуры» Арона Гуревича. Эта работа преодолевала дисциплинарные и предметные границы так же, как «Поэтика мифа» Елеазара Мелетинского или «Поэтика ранневизантийской литературы» Сергея Аверинцева. Ее автор представил публике знание о средневековом прошлом, отличное от официальной исторической науки того времени.

«Арон Яковлевич предлагает читателю другой образ Средневековья и другой образ знания. Он отказывается от прогрессистской модели, которая господствовала в советской науке, где Средние века рассматривались как темное и неполноценное время, а поворот к современности связывался с Возрождением. Он показывает Средневековье как самоценный период в истории культуры, — говорит ведущий научный сотрудник ИГИТИ и один из организаторов круглого стола Борис Степанов. — И что еще важно — этот труд представил новый синтетический образ средневековой культуры. В его основе лежало понимание культуры как системы смыслов и значений, как картины мира, которая определяет всю жизнь средневекового человека».

В докладах затрагивались не только темы, заданные этой книгой (реабилитация Средневековья, личность как предмет историко-культурного изучения), но и восприятие ее советской интеллигенцией и мировым научным сообществом.

Однако главным образом, вопреки первоначальному замыслу, дискуссия сосредоточилась на характеристиках групп и фигур внутри советского сообщества медиевистов, на соотношении между противостоянием господствующей идеологии и соблюдением профессиональных стандартов. «Многие выступавшие стремились оспорить понятие «неофициальное», а не анализировать его как понятие эпохи, — прокомментировала это Ольга Бессмертная. — Как и попытки свести проблему в русло профессионализма, говорить о некой «корпорации» советских медиевистов, это свидетельствует, на мой взгляд, о стремлении участников нивелировать различия в советском прошлом, включая и специфику «неофициальной» медиевистики, размыть границы, а не осмыслить их, имея в виду и их динамику. Это многое говорит как о сегодняшнем состоянии профессиональной памяти российского медиевистического сообщества с его ностальгией по научным авторитетам, так и о проблемах работы с собственным прошлым, характерных сегодня для разных российских интеллектуальных элит, включая, что показательно, и профессиональных историков».

Кирилл Левинсон, еще один организатор этого мероприятия, констатировал, что в обсуждениях баланс сдвинулся от «научно-исследовательской» направленности в сторону «юбилейно-мемуарной». По его словам, задумано было обратное. «Мы думали, что будут говорить исследователи, а вышло так, что больше был слышен голос воспоминающих, на фоне которых исследователи с отстраненной позицией смотрелись почти странно, да и из приглашенных представителей других дисциплин почти никто не явился. Значимое отсутствие. Но для меня важно, что такой общий разговор вообще состоялся. Очевидно, что наметился определенный прогресс в зарастании тех разрывов, которые существовали между "лагерями" медиевистов еще лет пять назад, и мы на шаг-другой продвинули дело если не к формированию корпорации (или научного сообщества), то по крайней мере ко взаимно заинтересованному и не обремененному обидами общению».

Вам также может быть интересно:

Как изучать историю, не закрывая ленту ВКонтакте

Юрий Сапрыкин — выпускник ВШЭ, один из создателей пабликов «Страдающее Средневековье» и «Личка императора». В 2016 году он стал лауреатом премии HSE Alumni Awards, получив награду в номинации «Четвертая власть» за популяризацию исторического знания в России. Сейчас он работает в проекте «1917. Свободная история», где отвечает за развитие соцсетей и разработку новых форматов. О том, как с помощью мемов можно заинтересоваться Средними веками, чем хороши образовательные паблики и почему преподавать историю как раньше уже не получится, он рассказал новостной службе ВШЭ.

«Пока мы будем думать о Средневековье как о темном времени, мы сами останемся темными»

Каждая эпоха выстраивает для себя свое Средневековье, и современность — не исключение.  В чем причина популярности метафор, отсылающих к тому времени, почему паблик «Страдающее Средневековье» не медиевистика и как желание быть непохожим на всех может привести школьника к изучению Средних веков, рассказывает Олег Воскобойников, самый молодой ординарный профессор Высшей школы экономики.

Ординарный профессор ВШЭ Олег Воскобойников стал лауреатом премии Мориса Ваксмахера

Премия в номинации «Гуманитарные науки» присуждена доценту кафедры социальной истории Олегу Воскобойникову за перевод книги Ролана Рехта «Верить и видеть. Искусство соборов XII-XV веков», выпущенной Издательским домом ВШЭ в 2014 году. Премию вручал посол Франции в России Жан-Морис Рипер, подписавший прямо на церемонии вручения именной сертификат на поездку победителя во Францию.

XX век в России был гораздо страшнее, чем какой-нибудь XII

Насколько страшным было ли Средневековье и насколько архаично современное российское общество, в программе «Гамбургский счет» на ОТР рассказал ведущий научный сотрудник научно-учебной лаборатории медиевистических исследований Высшей школы экономики Федор Успенский.

«Песнь о Нибелунгах» прочитали так, как восемь веков назад

В Российско-немецком доме в Москве в рамках фестиваля литературы и драмы «В начале было слово…» прошел премьерный показ постановки «История о Нибелунгах». Он был организован Международным союзом немецкой культуры, проектом «Эхо небес. Голоса русских актеров» и Клубом любителей немецкого языка ВШЭ gut geD-A-CHt.

«Игра престолов» и «Властелин колец» доказывают интерес к Средневековью

C 7 по 9 октября в Москве прошла Вторая международная школа молодых медиевистов «Динамичное Средневековье». После ее завершения участники рассказали, что интересного они находят в Средних веках и какие параллели видят между Средневековьем и современностью.

«Учиться достоин тот, кто не сопротивляется науке»

Начинаем учебный год с напутствия из XII века, которое и сегодня может быть полезно студентам и преподавателям.

У «новых» сетевых структур легко обнаружить средневековые аналоги

Профессор факультета истории НИУ ВШЭ Михаил Бойцов недавно вернулся из Университета имени Мартина Лютера в Галле и Виттенберге, куда был приглашен на летний семестр (май-июль) в качестве «гостевого» профессора на профессорскую позицию имени Христиана Вольфа. Михаил Бойцов рассказал, какие немецкие университетские традиции хотел бы перенести в Россию и почему сейчас важно изучать средневековые королевские дворы.

Как боролись за власть церковь и мирская элита во Франции XII века

29 октября на факультете истории ВШЭ с лекцией «Символическое Средневековье» выступил Дидье Панфили, доцент университета Paris 1 Pantheon-Sorbonne, одного из ведущих французских вузов-партнеров ВШЭ.

Чему можно поучиться у стерхов и пчел

10 октября курс лекционных четвергов ВШЭ в музеях Москвы в рамках проекта «Университет, открытый городу», продолжила лекция доцента кафедры социальной истории ВШЭ Олега Воскобойникова под интригующим названием «Праведные пчелы и правильные стерхи».