• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В Вышке воспоминали советских «неофициальных» медиевистов

В Высшей школе экономики прошел круглый стол «Неофициальная советская медиевистика и советский “культурный поворот”», организованный Институтом гуманитарных историко-теоретических исследований, Научно-учебной лабораторией медиевистических исследований и Школой исторических наук ВШЭ. Участники говорили о восприятии творчества «неофициальных» советских медиевистов в советском и современном гуманитарном знании.

Образ современного гуманитарного знания в значительной степени сформирован поворотом к изучению культуры как образа жизни и смыслового мира человека. В различных национальных традициях науки этот поворот происходил по-разному. В советской науке, где осмысление современной ситуации было в большой степени блокировано идеологией, развитие исследований культуры было связано в значительной степени с далекими от современности эпохами — античностью, Средневековьем, Ренессансом.

Особое место в истории советского «культурного поворота» занимает «неофициальная» медиевистика. Арон Гуревич, Юрий Бессмертный, Леонид Баткин, Алла Ястребицкая и другие представители этого течения внесли большой вклад в становление «несоветской» советской гуманитарной науки в 1960-1970-е годы, причем их работа имела резонанс не только среди историков, но она стала частью общего междисциплинарного движения. Определение «неофициальная» связано с тем, что их работа вдохновлялась не столько идеями «официального» советского марксизма, откровенное отклонение от которого, как правило, не допускалось, сколько разными  интеллектуальными традициями, такими как семиотика, немецкая традиция историзма или «история ментальностей» французской школы «Анналов». Пусть при этом они работали в академических институтах, имели научные степени, публиковались (хотя и не всегда без трудностей), их работы могли даже включать в обзоры советских научных достижений.

«Нам хотелось не столько оценить «вклад» «неофициальных» медиевистов, сколько рассмотреть характер и смысл того, что они делали в пространстве советской культуры, и то, что могут означать их идеи и позиционирование себя в науке и обществе для сегодняшнего дня. Отсюда вопрос о советском «культурном повороте», который стал их главным «предприятием». Он был тесно связан с происходившим в других «неофициальных» (нонконформистских и просто «новых») социальных науках», — пояснила одна из идейных вдохновителей и организаторов этого мероприятия доцент Школы исторических наук ВШЭ Ольга Бессмертная.

Арон Гуревич предлагает читателю другой образ Средневековья и другой образ знания. Он отказывается от прогрессистской модели, которая господствовала в советской науке, где Средние века рассматривались как темное и неполноценное время, а поворот к современности связывался с Возрождением

В контексте дискуссии о «культурном повороте» докладчики не раз вспоминали «Категории средневековой культуры» Арона Гуревича. Эта работа преодолевала дисциплинарные и предметные границы так же, как «Поэтика мифа» Елеазара Мелетинского или «Поэтика ранневизантийской литературы» Сергея Аверинцева. Ее автор представил публике знание о средневековом прошлом, отличное от официальной исторической науки того времени.

«Арон Яковлевич предлагает читателю другой образ Средневековья и другой образ знания. Он отказывается от прогрессистской модели, которая господствовала в советской науке, где Средние века рассматривались как темное и неполноценное время, а поворот к современности связывался с Возрождением. Он показывает Средневековье как самоценный период в истории культуры, — говорит ведущий научный сотрудник ИГИТИ и один из организаторов круглого стола Борис Степанов. — И что еще важно — этот труд представил новый синтетический образ средневековой культуры. В его основе лежало понимание культуры как системы смыслов и значений, как картины мира, которая определяет всю жизнь средневекового человека».

В докладах затрагивались не только темы, заданные этой книгой (реабилитация Средневековья, личность как предмет историко-культурного изучения), но и восприятие ее советской интеллигенцией и мировым научным сообществом.

Однако главным образом, вопреки первоначальному замыслу, дискуссия сосредоточилась на характеристиках групп и фигур внутри советского сообщества медиевистов, на соотношении между противостоянием господствующей идеологии и соблюдением профессиональных стандартов. «Многие выступавшие стремились оспорить понятие «неофициальное», а не анализировать его как понятие эпохи, — прокомментировала это Ольга Бессмертная. — Как и попытки свести проблему в русло профессионализма, говорить о некой «корпорации» советских медиевистов, это свидетельствует, на мой взгляд, о стремлении участников нивелировать различия в советском прошлом, включая и специфику «неофициальной» медиевистики, размыть границы, а не осмыслить их, имея в виду и их динамику. Это многое говорит как о сегодняшнем состоянии профессиональной памяти российского медиевистического сообщества с его ностальгией по научным авторитетам, так и о проблемах работы с собственным прошлым, характерных сегодня для разных российских интеллектуальных элит, включая, что показательно, и профессиональных историков».

Кирилл Левинсон, еще один организатор этого мероприятия, констатировал, что в обсуждениях баланс сдвинулся от «научно-исследовательской» направленности в сторону «юбилейно-мемуарной». По его словам, задумано было обратное. «Мы думали, что будут говорить исследователи, а вышло так, что больше был слышен голос воспоминающих, на фоне которых исследователи с отстраненной позицией смотрелись почти странно, да и из приглашенных представителей других дисциплин почти никто не явился. Значимое отсутствие. Но для меня важно, что такой общий разговор вообще состоялся. Очевидно, что наметился определенный прогресс в зарастании тех разрывов, которые существовали между "лагерями" медиевистов еще лет пять назад, и мы на шаг-другой продвинули дело если не к формированию корпорации (или научного сообщества), то по крайней мере ко взаимно заинтересованному и не обремененному обидами общению».

Вам также может быть интересно:

Средневековье в кинематографе. Киномедиевализм как рефлексия о современности

Европа, пережившая в ХХ веке тяжелейшие травмы — две мировые войны, — во второй половине столетия остро заинтересовалась собственной историей, в частности — Средневековьем. Это относится как к науке, так и к культуре в целом. Серьезные киноленты таких мастеров, как Пазолини, Бергман, Росселлини, Бунюэль, Тарковский, Герман, формально посвященные средневековым сюжетам или героям, поднимали вечные вопросы и были попыткой с помощью прошлого понять настоящее. Об этом в новой колонке рассказывает доктор исторических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ Олег Воскобойников.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Медиевализмы в «Игре престолов»

Сериалы — один из наиболее известных и востребованных феноменов массовой культуры, использующий медиевальные мотивы. Наиболее известный сериал такого рода — «Игра Престолов», экранизация серии романов «Песнь Льда и Пламени» американского писателя Джорджа Мартина. Это фэнтези с рядом маркеров, аллюзий на историю средних веков. IQ.HSE рассказывает о том, какое реальное и вымышленное Средневековье можно найти в «Игре престолов».

Беовульф, или Туда и обратно

Джон Рональд Руэл Толкин — один из главных творцов образа Средних веков в популярной культуре второй половины ХХ — начала XXI столетий. Классик жанра «высокого фэнтези» был по совместительству филологом, профессором Оксфордского университета и тонким знатоком средневековой литературы. О том, как соотносились между собой две эти ипостаси, и что связывало «фантастическое» Средневековье, созданное воображением писателя, и Средневековье историческое, бывшее областью его исследований, рассказывает историк-медиевист Анастасия Ануфриева.

Assassin’s Creed и недостижимое Средневековье

Серию видеоигр Assassin’s Creed можно назвать одним из самых ярких воплощений исторических — или квази-исторических — образов в популярной культуре минувшего десятилетия. Первая часть этой серии, вышедшая в 2007 году, была посвящена эпохе Средневековья. О том, как создатели игры искали пути, позволяющие современному человеку приблизиться к образам прошлого, рассказывает медиевистка Анастасия Ануфриева.

Канонизация

Святые и святость — тема, которая привлекает больше всего внимания к Средневековью. Тут множество вопросов. Кто мог быть канонизирован и за что? Почему мужчины чаще попадали в святые, чем женщины? Какую роль во всем этом играл институт папства и что за вклад вносили в канонизацию простые прихожане? Что включал процесс канонизации? Ответы на все эти вопросы IQ.HSE дала Светлана Яцык, младший научный сотрудник Научно-учебной лаборатории медиевистических исследований НИУ ВШЭ.

Куртуазная революционерка

Литературная Жанна д’Арк, Сафо Средневековья, первая писательница нашей эры. Произведения Марии Французской — это сплав кельтских преданий и латиноязычной словесности, они совершили настоящую революцию в культуре. Новая статья на IQ.HSE о том, почему это действительно был прорыв и как он произошел.

В Вышке открывается новая магистерская программа «Медиевистика»

О том, почему историю латинского Запада и греко-византийского Востока надо изучать в рамках одной магистратуры, почему она будет интересна не только историкам, рассказывает научный руководитель программы Олег Воскобойников.

Почему нам снова интересно Средневековье

В парижском издательстве Vendémiaire вышла книга профессора Школы исторических наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ Олега Воскобойникова «Во веки веков. Христианская цивилизация средневекового Запада». Накануне презентации в Париже исследователь рассказал IQ.HSE о том, почему Средневековье стало мейнстримом и может ли вера быть разумной.

«Мы живем в начале длинной эпохи возвращения гуманитарного знания»

Недавно в Библиотеке искусств им. Боголюбова в Москве прошла научно-популярная конференция, посвященная вселенной «Игры престолов», в которой приняли участие в том числе исследователи из Вышки. Чем мир Джорджа Мартина так увлекает современного человека, почему реактуализировалось Средневековье, новостной службе рассказал один из докладчиков конференции, доцент доцент Школы философии ВШЭ Александр Марей.