• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Роботы изменят рынок труда, и для людей в этом есть плюсы

Оставят ли роботы людей рано или поздно без работы? В последнее время этот вопрос активно обсуждается, и некоторые авторы предсказывают, что развитие технологий приведет к исчезновению примерно 40% рабочих мест в ближайшие десять лет. Но действительно ли будущее столь безрадостно? Лауреат Нобелевской премии по экономике 2010 года, преподаватель экономики в Лондонской школе экономики и политических наук Кристофер Писсаридес считает, что нет. Проблемам занятости в эпоху роботов была посвящена его почетная лекция в МИЭФ.

Кристофер Писсаридес родился на Кипре. В 1973 году получил степень доктора философии в Лондонской школе экономики и политических наук, где и работает с 1976 года. Сейчас профессор сэр Кристофер Писсаридес руководит кафедрой экономики в Лондонской школе экономики и политических наук и является сотрудником Центра изучения экономических показателей. Он внес значительный вклад в изучение экономики безработицы, теории поиска применительно к рынку труда, макроэкономики роста, и структурных изменений. Его работа «Создание и уничтожение рабочих мест в теории занятости», опубликованная в Review of Economics Studies в 1994 совместно с Дейлом Мортенсеном, обозначила пути развития исследований в области макроэкономических последствий разногласий на рынке труда. Его книга «Теория равновесия безработицы» является настольным пособием в области экономики безработицы.

Профессор Кристофер Писсаридес получил Нобелевскую премию по экономике 2010 совместно с Питером Даймондом из Массачусетского технологического университета и Дэйлом Мортенсеном из Северо-Западного университета. Профессор Писсаридес — единственный действующий сотрудник Лондонской школы экономики, который получил Нобелевскую премию по экономике. В 2013 году он получил титул рыцаря за свои заслуги в экономической науке.

Существует множество заблуждений о влиянии автоматизации на рынок труда. На самом же деле новые технологии всегда приводили к закрытию старых рабочих мест и созданию новых. И в целом рынки труда выигрывают от технологий, хотя множество последних публикаций намекают, что технологии вредны для занятости. Но в сущности эта ситуация не сильно отличается от первой реакции на промышленную революцию в Великобритании, когда ремесленники крушили станки, чтобы те не отбирали у них работу. Тем не менее то, что машины приходят на замену людям, — это неплохо. Основная проблема сегодня — это перераспределение доходов от машинного труда, а не то, что машины занимают рабочие места.

Маловероятно, что роботы смогут выполнять все виды работы, выполняемой сегодня людьми. Но в недалеком будущем роботы, программы искусственного интеллекта и другие технологии действительно будут выполнять все больше и больше работы за людей.

Технологии увеличивают производительность

Основной вклад развития технологий в рынок труда — это увеличение продуктивности. Теперь мы можем производить больше продукта с меньшими трудозатратами. В развитых промышленных странах производительность растет за счет высоких технологий последние 20 лет. Этот небольшой и динамичный сектор, связанный с информационно-коммуникационными технологиями (ИКТ), в котором обычно занято не более 3% рабочей силы, двигает всю экономику. Он производит технологии, использующиеся в производственном оборудовании. Таким образом, ИКТ положительно влияет на все секторы производства, благодаря влиянию на качество нового капитала. В результате продуктивность производства растет повсеместно.

Если страны будут сопротивляться внедрению новых технологий, боясь потери рабочих мест, они потеряют конкурентоспособность на международном рынке

Как этот рост производительности влияет на рабочие места? Сегодня занятость на производстве снижается во всех развитых экономиках, и даже в Китае, который раньше был глобальной производственной мастерской. В США, одной из самых технологически развитых стран, занятость на производстве падала с начала 1980-х и сейчас составляет 15% от всей рабочей силы, и это очень низкий показатель. Это происходит потому, что современные цифровые технологии позволяют легко автоматизировать производственный труд. Но если страны будут сопротивляться внедрению новых технологий, боясь потери рабочих мест, они потеряют конкурентоспособность на международном рынке и останутся позади. В результате они не смогут обеспечить рост качества жизни населения. Новые технологии необходимо активно внедрять, поскольку они положительно влияют на производительность.

Для того чтобы открывать новые технологии, необходимы инвестиции в исследования и разработки. Сегодня идет активное обсуждение того, откуда берутся новые технологии. И в целом все согласны, что чем больше денег тратится на исследования, тем больше совершается открытий. Можно, конечно, использовать что-то из разработок и исследований других стран, но большим странам необходимо развивать собственную науку, если они хотят быть лидерами. Мы не можем сидеть и ждать, пока в Силиконовой долине откроют новую технологию. Поэтому государства и инвестируют в исследования, и здесь лидерами являются Корея, Япония, Тайвань и Германия. Россия в этом отношении не столь успешна: на науку тратится менее 1% ВВП. Это значительно меньше, чем показатели Кореи или Израиля — 4%.

Какие рабочие места исчезнут?

Современные технологии уменьшают трудозатраты, и в особенности это касается автоматизации рутинных операций, поэтому они действительно приходят на замену людям. Фактически и первая промышленная революция началась с замены ручного труда, не требующего квалификации. Сегодня же, благодаря использованию компьютеров, вытесняются работы средней сложности. Например, благодаря электронным таблицам и бухгалтерским программам отпадает необходимость в бухгалтере. Благодаря ноутбукам любой может выполнить работу секретарского работника среднего уровня. Поэтому хотя высококвалифицированные и низкоквалифицированные рабочие места (уборщиков, например) все еще сохраняются, быстро исчезает средний уровень — секретари и клерки.

Кейнс в 1930-х годах предсказывал, что, исходя из развития технологий, в будущем рабочая неделя будет всего 15 часов

Кейнс в 1930-х годах предсказывал, что, исходя из развития технологий, в будущем рабочая неделя будет всего 15 часов. «Основным видом деятельности будет изобретение новых видов продукции», говорил он. Сегодня мы видим, что рабочие часы сокращаются, но разные страны все еще сильно отличаются в этом отношении. В среднем в странах с низкой производительностью (с меньшим использованием технологий) людям приходится работать большее количество часов, а уровень жизни ниже по сравнению с процветающими странами. Чем меньше мы работаем, тем больше у нас свободного времени. Таким образом, свободное время становится новым видом товара. Мы покупаем больше свободного времени по мере того, как растет уровень жизни. И это не просто добровольный спрос на отдых, но и результат развития технологий, когда свободное время становится более дешевым и доступным для нас товаром.

Единственное исключение из этой тенденции — это Корея. Там уровень жизни растет, а рабочая неделя по-прежнему остается длинной — более 40 часов в неделю. Но есть четкая корреляция между производительностью в час и длительностью рабочей недели. Самые низкие показатели — в Германии, где рабочая неделя составляет 25-26 часов. Длительность рабочей недели достаточно велика в восточноевропейских странах, России и странах Латинской Америки. Этим странам необходимо увеличивать производительность труда и снижать количество рабочих часов. Таким образом, чем больше внедряется технологий, тем больше уничтожается рабочих мест, тем богаче становятся люди и тем больше у них появляется свободного времени. С этой точки зрения, развитие технологий — это хорошо.

Новые рабочие места в старых отраслях

Тем не менее, развитие технологий не означает сокращение рабочих мест. Будут создаваться новые рабочие места — в основном, это рабочие места в сфере услуг, которые нельзя автоматизировать. С этим связан так называемый «эффект болезни цен Баумоля», который описывает ситуацию, в которой зарплаты в секторах с неизменной производительностью растут в ответ на рост зарплат в других секторах, где производительность увеличивается. Хороший пример — это искусство, трудоёмкий сектор, где производительность расти не будет, поскольку его нельзя автоматизировать. Но искусство будет очень дорогим, поскольку в остальных секторах производительность растет, что ведет к росту затрат на услуги. Баумоль считал, что в конце концов искусство останется единственной сферой занятости людей. Тем не менее, это не совсем так, поскольку и многие другие профессии нельзя автоматизировать — например, профессию юриста.

Есть и другие сферы, в которых будут создаваться рабочие места. Все они находятся в категории трудоёмких услуг, нужных в процветающих обществах: здравоохранение и социальная помощь (включая заботу о пожилых), образование (в особенности школьное образование, поскольку детей нужно учить вести себя, а роботы это сделать не могут), гостиничный бизнес и все, что связано с отдыхом (включая искусство, туризм, рестораны и т.п.), управление недвижимостью, бытовые услуги. В этих сферах необходим личный контакт, и в обозримом будущем роботы не заменят здесь людей.

Сегодня в Лондоне больше рабочих мест уборщиков и водителей, чем несколько лет назад

Кроме того, в благополучных стареющих обществах рост качества жизни ведет к росту ожиданий, в особенности, в здравоохранении и социальной помощи, поэтому в этой сфере будет создаваться больше рабочих мест. Например, основные причины невыходов на работу в последнее время в Великобритании — боли в спине и депрессия. И это не значит, что население Великобритании стало менее здоровым. Скорее, это связано с большей осведомленностью о данных проблемах. Что касается бытовых служб и управления недвижимостью, здесь будет создаваться больше рабочих мест, поскольку люди будут становиться достаточно состоятельными, чтобы не «возиться» с домашними делами. Профессии, связанные с домашними делами, исчезли в начале XX века, когда появилась бытовая техника. Но сегодня эти профессии возвращаются, только теперь домашние работники используют и технику. Но сами эти профессии невозможно полностью автоматизировать. На самом деле, сегодня в Лондоне больше рабочих мест уборщиков и водителей, чем несколько лет назад.

Таким образом, в современном индустриальном обществе будет маленький и динамичный производственный сектор, который будет двигать рост производительности и экспорт, а также более крупный сектор услуг, который будет обеспечивать рабочие места. Важной проблемой станет необходимость убедить людей приходить на рабочие места в сфере обслуживания. Восприятие обслуживающих профессий должно измениться, чтобы они стали более уважаемыми и привлекательными. Обычно это происходит с увеличением зарплат и общественным признанием. И определенные изменения в этом направлении уже происходят. Например, шеф-повара становятся знаменитостями в популярных кулинарных телешоу, личные тренеры сегодня — это высококвалифицированные сотрудники с хорошим доходом, а многие футболисты стали звездами (в прошлом это было совершенно невозможно). Причина в том, что благополучные общества наслаждаются результатом работы этих профессионалов и хорошо платят лучшим из них.

Последствия для государственной политики и образования

Многие трудоемкие рабочие места в будущем будут, несомненно, создаваться крупными компаниями. Например, в компании «Apple» большинство сотрудников заняты на низкоквалифицированных должностях, связанных с личным обслуживанием (например, доставка или ремонт), поскольку это необходимо состоятельным владельцам смартфонов, и очень немногие сотрудники заняты производством и исследованиями. Тем не менее, большинство рабочих мест будут создавать предприятия малого и среднего бизнеса: стартапы и специализированные поставщики услуг. Этим малым и средним компаниям нужна поддержка, особенности в стартовом финансировании, налоговые льготы и упрощенные административные процедуры. Таким образом, малые и средние компании будут предлагать занятость тем, кто потеряет работу в связи с автоматизацией производства.

Традиционно система образования готовила сотрудников для производственных или офисных профессий. Теперь же акцент будет смещаться на профессии, где требуется личный контакт

Тот факт, что большая часть рабочих мест будет в сфере услуг, будет иметь последствия и для системы образования. Традиционно она готовила сотрудников для производственных или офисных профессий. Теперь же акцент будет смещаться на профессии, где требуется личный контакт. Выпускников школ необходимо будет обучать оказывать услуги при личном контакте с клиентом: этому раньше учили только на некоторых курсах экономики, но ситуация меняется. Традиционные дисциплины, в особенности точные науки, нужно будет расширять за счет новых технологических открытий. Необходимо преподавать точные науки, технологии, технику и математику для всех, чтобы все могли использовать и развивать новые технологии. Школы медленно адаптируются к этим изменениям, но это необходимо.

Отдача от успехов в области цифровых технологий может быть огромной, поскольку они легко передаются между странами — мы сегодня открыты для международной торговли. Они могут сделать очень состоятельными сотрудников высшего звена. С другой стороны, новые цифровые технологии увеличивают неравенство, поскольку сотрудникам низшего звена платят очень мало.

Неравенство становится ключевой проблемой. Раньше экономический рост вел к снижению неравенства, но сегодня оно снова растет. Таким образом, необходимо внедрять социальную политику по предотвращению бедности среди рабочих, связанной с низкой оплатой труда, безработицей, инвалидностью и т.п. Также необходимо, чтобы правительство обеспечивало пенсии для обеспечения достойного качества жизни пожилых, и здравоохранение. Для этого потребуется перераспределение доходов через налоги. Для того чтобы эта система работала, требуется доверие государству и уверенность, что оно мудро потратит деньги. Если такого доверия не будет, люди будут искать способы платить меньше налогов, и система работать не будет.

Фото: Юлия Петренко

Вам также может быть интересно:

Профессии в тренде: как Вышка отвечает на вызовы будущего

Рынок труда постоянно меняется. На кого учиться, чтобы выйти из вуза со знаниями и навыками, востребованными не только в современных реалиях, но и как минимум через четыре-шесть лет? Как определить, насколько та или иная профессия будет востребована в будущем? Что может послужить базой для создания списка профессий, которые продолжат быть востребованными и в России и в мире? В нашем спецпроекте эксперты ИСИЭЗ ВШЭ отвечают на эти вопросы через анализ глобальных трендов.

Правила успешного фриланса. Как побеждать в конкурсах на бирже удаленной работы

Шансы фрилансера получить конкурсный контракт могут снижаться до 0,1% и взлетать до 40%. Социологи ВШЭ изучили от чего это зависит. IQ.HSE переложил выводы ученых в инструкцию: как существовать на бирже, чтобы оказываться в выигрыше.

Тест: работа мечты существует? Какие трудовые условия соблазняют миллениалов

HR-специалисты охотятся за молодыми творческими работниками. А те меняют фирмы как денди — перчатки. Почему так происходит? Ольга Котомина из ВШЭ по итогам опроса креативщиков в возрасте 19–35 лет выделила пять характеристик идеального рабочего места. На их основе редакция IQ.HSE составила быстрый тест.

Ярослав Кузьминов — о развитии высшего образования в условиях цифровизации

В течение ближайших 10 — 15 лет рынок труда полностью изменится под воздействием цифровой революции. Чему и как нужно учиться в условиях быстрого обновления профессий и технологий на рынке квалификаций? Как выжить вузам в условиях распада традиционных методик преподавания? Когда ждать появления массовой индивидуализации образовательных траекторий? Ответы на эти и другие вопросы — в лекции ректора НИУ ВШЭ.

Личность на работе. Как трудовые успехи связаны с психологическими качествами

Манера думать, чувствовать и вести себя в определенных обстоятельствах влияет на возможность занятости и величину зарплаты. Эффект от характеристик личности на рынке труда впервые в России измерила Ксения Рожкова.

Безысходность или желание. Межстрановые и гендерные различия мотивации на рынке труда

Экономические показатели стран и присущая им культура влияют на то, какие цели преследуют мужчины и женщины в сфере занятости. Исследователи ВШЭ проанализировали трудовые ориентации людей, проживающих в разных странах мира, и выявили, какие факторы сказываются на их мотивации работать и в какой степени она реализовывается на рынке труда.

«Готовить человека для работы в среде, которая скоро исчезнет — не совсем разумно для государства»

Профессии охранника, продавца и водителя начнут вытесняться в ближайшие десять лет. Им на смену придут специальности, связанные с адаптацией цифровых сервисов, поиском и освоением информации. Именно такой эффект цифровой революции мы увидим к 2030 году, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая 5 марта с докладом на заседании межфракционной группы «Единой России» в Государственной думе.

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ. 

Какие профессии будут нужны через 10 лет

Какой вуз гарантирует, что завтра ты не останешься без работы? Зачем повару университетский диплом? Кто такие «кентавры»? Чему научит цифровая школа? На вопросы «Российской газеты» ответил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Силы на труд

В России почти 25 миллионов рабочих, это почти треть занятого населения. У перестраивающейся экономики на них большие надежды. Но готовы ли они к труду — хватит ли на него здоровья? Хватит, считает профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова. Однако не у всех. О том, кто в зоне риска, — новое исследование на данных RLMS-HSE.