• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Перманентная слабость институтов в ресурсной экономике требует постоянного внимания к их совершенствованию

Министры финансов и главы центробанков G20 договорились ориентироваться на ускорение роста мировой экономики на 2% в ближайшие пять лет. Заместитель директора Института «Центр развития» ВШЭ Валерий Миронов объяснил, какие меры могут обеспечить этот рост.

Задача ускорения экономического роста в мировой экономике, раз уж она так сформулирована, для развитых и развивающихся стран должна решаться разными методами. В развитых странах экономический рост хотя и ускоряется (экономика еврозоны в этом году должна выйти из рецессии), однако остается на уровне ниже потенциального, а ситуация на рынке труда остается неблагоприятной. При этом применение мер бюджетного стимулирования экономики в Европе ограничено высокой долговой нагрузкой. В США ситуация осложняется борьбой с дефицитом бюджета расширенного правительства: если в 2008 году он составлял 10,8%, то в 2013-м его сократили до 5,8%. Ожидаемый уровень дефицита на 2014 год — 4,6%.

За счет хорошей институциональной среды частный бизнес в США пока компенсирует сокращение бюджетных рабочих мест и затрат на инфраструктуру, а вот для ускорения роста еврозоне требуются серьезные структурные реформы, прежде всего на рынке труда. Во многих европейских странах ОЭСР существуют законодательно установленные размеры оплаты труда и явные или неявные правила ее индексации. Это приводит к дисбалансу и сегментации на европейском рынке труда и концентрации проблем в тех или иных регионах Евросоюза, которые затем транслируются оттуда на другие регионы. Такого рода дисбалансы должны устраняться, а системы поддержки при смене и поиске новых мест работы должны унифицироваться, финансироваться и расширяться в первую очередь.

Наличие в сырьевой экономике предпосылок для голландской болезни говорит о важности проведения структурной политики за счет мер, минимизирующих коррупционные проявления

По мнению многих экспертов, законодательные системы защиты занятости также должны меняться — становиться более гибкими, унифицироваться. Учитывая значительную региональную дифференциацию российской экономики такого рода рекомендации актуальны при разработке мер структурной политики.

То же относится к ситуации на товарных рынках европейских стран ОЭСР, которые по своей ценовой гибкости и соответственно возможности быстрой реакции экономики на меры антикризисной денежно-кредитной политики все еще значительно различаются. Недостаточная гибкость товарного рынка актуализирует потребность в более агрессивной антикризисной денежно-кредитной политике, что не всегда возможно в условиях высокой долговой нагрузки.

Сдерживать рост мировой экономики в ближайшее время будут около 20 стран, которые в прошлом году оказались в стагфляционной зоне, то есть испытали одновременное сильное замедление темпов роста ВВП и ускорение инфляции. В стагфляционной зоне вместе с Россией находится, к примеру, вполне респектабельные Норвегия, Индонезия, Япония, Австралия. Как это ни странно, роль локомотивов роста переходит к развитым странам и еще примерно к 40 экономикам, которые в прошлом году одновременно ускорили рост ВВП и снизили инфляцию.

Россия — это рыночная экономика ярко выраженного сырьевого типа. Таким экономикам свойственна врожденная слабость базовых институтов, проблемы структурного плана (в частности голландская болезнь) и макроэкономическая волатильность.

Перманентная слабость базовых экономических институтов в ресурсной экономике, отсутствие их автоматической подгонки под уровень развития экономики, который к тому же часто носит чисто конъюнктурный рентно-сырьевой характер, требует постоянного внимания к их совершенствованию, что становится самостоятельным фактором экономического роста. В российской экономике уровень их развития, по оценкам многих экспертов, не соответствует уровню развития экономики, измеряемому среднедушевым ВВП, имеются многочисленные институциональные ловушки, нелегально канализирующие сырьевую ренту, перераспределяемую посредством бюджета в пользу частных агентов.

Наличие в сырьевой экономике предпосылок для голландской болезни говорит о важности проведения структурной политики за счет мер, минимизирующих коррупционные проявления, то есть тех мер, которые, образно говоря, «трудно украсть». К числу таких мер можно отнести, например, девальвацию национальной валюты, синхронизированную с моментом окончания периода устойчивого инвестиционного роста, создающего мощности для массированного выхода несырьевых экспортеров на внешние рынки.

Сырьевая экономика рыночного типа — это сплошная зона риска по определению. Хотя из-за этого ее нельзя называть только экономикой «ресурсного проклятия»

Структурная политика в России может осуществляться и в форме симбиотического институционально-отраслевого подхода на региональном уровне (построение так называемых институционально-отраслевых матриц), что с опорой на мировой опыт уже используется при разработке стратегий развития некоторых субъектов Российской Федерации.

При этом надо понимать, что сырьевая экономика рыночного типа — это сплошная зона риска по определению. Хотя из-за этого ее нельзя называть только экономикой «ресурсного проклятия», что часто делается в научной литературе. При адекватном риск-менеджменте она может стать экономкой ресурсного благословения.

Возьмем для примера риск инфраструктурных инвестиций. Эксперты сплошь и рядом указывают на то, что в сырьевых странах затраты ресурсных доходов для борьбы с дефицитом инфраструктуры и ожидаемый результат очень часто не соответствуют друг другу, так как эффективность государственных расходов зачастую оказывается крайне низкой.

Причины здесь многообразны. Помимо коррупции это отсутствие необходимой информации и технической экспертизы для приоритизации программ капиталовложений с учетом ожидаемых оценок (социальный анализ затрат и выгод), а также то, что в литературе принято называть «негативным откликом предложения инфраструктурных объектов», а именно изменением цены и количества предлагаемых товаров.

Основанные на ресурсных доходах государственные инфраструктурные инвестиции могут соответствовать инвестициям частного сектора, что ведет к строительному буму и быстрому повышению цен на вовлеченных рынках. Как следствие, покупательная способность государственных трат снижается, и это замедляет инфраструктурные инвестиции, создавая узкие места в экономике.

Для повышения эффективности структурной политики, проводимой в сфере инфраструктурного строительства, на наш взгляд, целесообразно активнее включаться в международные рейтинги эффективности инвестиций государственного сектора.

Для примера можно сказать, что в качестве рекомендаций для российских правительственных структур с целью повышения эффективности государственных инфраструктурных расходов российские и международные эксперты, с которыми мы солидарны, выделяют следующие:

  • При инфраструктурном строительстве в России необходимо особенно четко понимать приоритеты пространственного развития, резко улучшить соотношение цены и качества строительства и более эффективно использовать всю линейку инструментов частно-государственного партнерства.
  • В максимально возможной степени экономика должна быть открыта для международной конкуренции подрядчиков.
  • Необходимо предвидеть узкие места, которые возникнут при попытке увеличить расходы, и превентивно инвестировать в те виды деятельности, которые необходимы для преодоления этих узких мест, для поддержки устойчивого роста инвестиций в экономике.
  • Необходимо создать благоприятную бизнес-среду для входа на рынок новых национальных компаний-подрядчиков, в том числе на уровне субъектов Российской Федерации.
  • При невозможности проведения эффективных инфраструктурных инвестиций (в силу неосуществимости точной оценки эффективности проекта, преодоления узких мест или неразумно высоких потерь от коррупции) государству может понадобиться использование «парковочных фондов». Критерием неразумно высоких потерь от коррупции является сопоставление потерь от нее и от «парковки» бюджетных средств в максимально надежных финансовых инструментах с низкой доходностью.

Это примерный перечень мер, относящийся только к рискам инфраструктурного строительства, и он должен быть конкретизирован и дополнен по всем кратко-, средне- и долгосрочным рискам, свойственным сырьевой рыночной экономике. Для этого необходимо использование механизмов риск-менеджмента как неотъемлемой части всех документов стратегического управления в рамках такой экономики.

Вам также может быть интересно:

«Мировая экономика»: взгляд выпускника, преподавателя и эксперта

Окончив факультет мировой экономики и мировой политики, Виктория Павлюшина осталась преподавать. Сейчас она совмещает эту деятельность с работой в Аналитическом центре при Правительстве РФ. Что дала ей учеба, каких ошибок в преподавании она старается избегать и чем выгодно отличаются выпускники Вышки от остальных, она рассказала в интервью новостной службе.

На международном форуме обсудили законодательные аспекты развития мировой экономики

4–5 июня в Москве состоялся международный форум «Развитие парламентаризма», в подготовке которого приняли участие эксперты ВШЭ. Экспертно-аналитическое сопровождение обеспечили сразу несколько исследовательских подразделений университета.

Посол Австралии в России Пол Майлер: «Мы оставляем дверь открытой»

15-16 ноября в австралийском Брисбене состоится очередной саммит G20. На встрече со студентами ВШЭ посол Австралии в России Пол Майлер рассказал о перспективах развития мировой экономики и о том, как могут быть нормализованы отношения Запада и России.

2%

это максимально возможный темп роста российской экономики в ближайшие четыре года.

Продовольствие стало оружием

Способность обеспечить продовольствием себя и возможность поставлять излишки на экспорт становится фактором влияния государств на мировую экономику и политику, полагает помощник декана по международной деятельности факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алина Савельева. В докладе «Роль продовольственного потенциала в современной мировой экономике», представленном на XV Международной апрельской научной конференции в НИУ ВШЭ, автор рассматривает механизмы работы «продовольственного оружия».

Мировую экономику ждут изменения

Трансформация финансовой архитектуры, демографические проблемы, мировая энергетика и изменения климата — эти и другие проблемы рассмотрены в монографии «Мировая экономика в начале XXI века», которая вышла при поддержке Программы фундаментальных исследований ВШЭ.

Управлять наукой, технологиями и инновациями с умом и — дипломом магистра

Инновации все больше влияют на уровень жизни людей и позиции страны в мировой экономике. Специалисты в области научно-технической и инновационной политики и менеджмента востребованы как никогда. В 2014 году ВШЭ открывает англоязычную магистерскую программу «Управление в сфере науки, технологий и инноваций».

Эксперты соберутся в ВШЭ, чтобы обсудить, как управлять миром

В условиях медленного преодоления мирового финансово-экономического кризиса политика, по мнению экспертов, «вернулась в экономику». Отсюда и разговоры о менеджменте революций и гражданских войн, и попытки просчитать, какой тип глобального управления может обеспечить наибольшую стабильность. 15-16 ноября в ВШЭ прошла Международная конференция «Глобальное управление в неустойчивом мире».

России нужна новая модель экономического роста

Мировая экономика выходит из кризиса, но и развитые, и развивающиеся страны сталкиваются с новыми вызовами. 17 октября с лекцией в ВШЭ выступил новый постоянный представитель Международного валютного фонда в РФ Бикас Джоши.

G20: бороться с причинами, а не симптомами кризиса

Устойчивость мировой финансовой инфраструктуры, монетарная политика, сокращение национальных долгов, создание новых рабочих мест — 29 августа на конференции в ВШЭ российские и зарубежные эксперты обсуждали повестку дня предстоящего саммита G20.