• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостиОбщество«Работа с людьми с инвалидностью перестает считаться благотворительностью»

«Работа с людьми с инвалидностью перестает считаться благотворительностью»

Выпускница магистерской программы «Прикладная культурология» Мария Сарычева еще во время учебы начала заниматься подготовкой музейных экскурсий для посетителей с инвалидностью. Сейчас она работает в отделе инклюзивных программ музея современного искусства «Гараж», также при ее участии в Вышке был разработан курс «Доступный музей». Что делать, если в русском жестовом языке нет слова «инсталляция», как знакомить с выставками незрячих людей и о других особенностях работы с посетителями разных категорий инвалидности Мария Сарычева рассказала новостной службе ВШЭ.

Многогранность в восприятии искусства

Я приехала в Москву из Уфы, чтобы поступить в магистратуру, так или иначе связанную со сферой культуры и искусства. Программа Высшей школы экономики «Прикладная культурология» показалась мне самой полезной. Помимо большого объема теоретических знаний она предусматривала включение в современный культурный процесс и активное вовлечение в проектную работу. Я благодарна за знания, аналитические навыки, способность критически мыслить, которые я приобрела здесь.

Параллельно с учебой я начала заниматься разработкой образовательных программ к выставкам в музее «Гараж» — сначала в качестве стажера, а затем и постоянного сотрудника. Я наблюдала за подготовкой экскурсионных блоков для людей с инвалидностью, и это произвело на меня очень сильное впечатление. Я открыла для себя множественность восприятия культуры и поняла, что искусство можно рассматривать под разными углами зрения.

Этот опыт пригодился мне при разработке и преподавании курса по выбору в Вышке «Доступный музей», который посвящен обеспечению доступности и включенности людей с инвалидностью в жизнь современного музея.

Культурная среда становится доступнее

В 2012 году Россия ратифицировала конвенцию о правах людей с инвалидностью и их равном доступе в учреждения культуры. В советское время о людях с инвалидностью фактически не говорили, это не афишировалось. Сегодня Россия постепенно встраивается в ряд государств, которые продвигают инклюзивные программы, и стремятся к тому, чтобы быть максимально открытыми для всех. Еще важно, что в наши дни уходит стереотип о том, что работа с людьми с инвалидностью — это благотворительность. Сегодня это становится стандартом работы культурных учреждений. Если вы заявляете о себе как о публичном пространстве, вполне закономерно, что от вас будут ждать, что вы предоставите инструменты для понимания тех культурных ценностей, которые находятся внутри этого публичного пространства, для всех категорий посетителей.

Главное — начать

Наш отдел инклюзивных программ официально открылся совсем недавно, в августе 2015 года. До этого он существовал неофициально. С сентября 2014 года мы начали разрабатывать программы для посетителей с нарушениями зрения, а с февраля — экскурсии на жестовом языке. К моменту создания отдела у нас уже был фактически год работы и проверенные практики взаимодействия с разными посетителями. Тогда руководство музея решило перевести эту деятельность на новый статусный уровень, с этого момента стало возможно говорить о целенаправленной работе, о продвижении инклюзии в культуре, о непосредственном включении людей с инвалидностью внутрь всех образовательных процессов.

За два последних летних месяца к нам пришло более 500 посетителей с нарушениями слуха: сработало «сарафанное радио»

Сегодня мы стараемся создать комфортную среду для людей с разными формами инвалидности. За два последних летних месяца к нам пришло более 500 посетителей с нарушениями слуха: сработало «сарафанное радио». Когда мы увидели такой наплыв желающих, тут же оперативно стали проводить тренинги по коммуникации с людьми с инвалидностью для всех сотрудников музея, работников стойки информации, смотрителей. Даже обучили их нескольким фразам на жестовом языке. Нам хотелось показать, что мы готовы к приему людей с разными формами инвалидности.

Подготовка экскурсий для людей с инвалидностью

По сути, все происходит так же, как и для посетителей без инвалидности, просто в данном случае мы тратим немного больше времени на разработку новых экскурсий, создание оригинальных тактильных моделей — миниатюрных копий экспонатов, которые можно трогать руками. Музеи и раньше принимали у себя посетителей с нарушением слуха, но мы первые стали задействовать переводчика жестового языка. Обычно, прежде чем экскурсовод напишет текст, он должен просмотреть экспозицию от и до, начитать некоторое количество материала для того, чтобы использовать необходимую терминологию в экскурсии. Теперь в эту же работу включен переводчик. Сначала это был приглашенный специалист, а теперь он также член нашей команды.

Еще в нее входит специалист, который разрабатывает программы для людей с нарушением зрения и для посетителей с расстройствами аутистического спектра — как взрослых, так и детей. Постепенно мы хотим уйти от простого экскурсионного формата и начать учитывать специфику восприятия культуры разными группами аудитории. Когда составляется текст экскурсии, мы всегда приглашаем незрячего человека ее протестировать, высказать свое мнение, и после этого уже запускаем экскурсию в расписание. Своя специфика есть в работе и с жестовым языком. Например, таких слов, как «инсталляция», «перформанс» в этом языке не существует, поэтому нужно искать синонимы, которые помогли бы донести основную суть понятий, не упрощая текст, а помогая передать суть художественного процесса.

Сегодня среди сотрудников музея — студенты и выпускники направления «Культурология» НИУ ВШЭ. Многие из них также участвуют в работе нашего отдела.

Смешанные экскурсии меняют восприятие пространства

У нас был опыт создания смешанных экскурсий для людей с инвалидностью и посетителей без инвалидности, как раз с этого и началась неофициальная работа нашего отдела. К нам приезжали шведские художницы Эммели Персон и Эмели Карлен, и в рамках выставки в прошлом году мы делали туры с завязанными глазами по экспозиции (The Supramen Tour). Мы смешивали посетителей без нарушений зрения со слабовидящими и незрячими. Было интересно наблюдать, как изменяется восприятие пространства, когда все находятся в равных условиях. После этого художницы проводили небольшие воркшопы, где рассказывали, как запоминается пространство, на что обращает внимание смешанная публика.

Сейчас мы и сами постепенно создаем смешанные программы. Например, по воскресеньям в рамках образовательной программы к текущей выставке «Структура бытия: клетки» американской художницы Луиз Буржуа у нас работает мастерская инклюзивного перфоманса. Туда может прийти человек с нарушением слуха или зрения и для него будут доступны комментарии, вербальное описание объекта, тактильная модель, переводчик жестового языка. С посетителями работает актер инклюзивного театра «Круг» Алексей Щербаков: они берут одну скульптуру, разбирают ее буквально по кирпичикам, обсуждают, что это за скульптура, в чем ее смысл, какие чувства испытывала художница в момент ее создания и даже пытаются ее интерпретировать через телесные, танцевальные практики.

О будущем

Мы понимаем, как важно сегодня придать уверенности человеку с инвалидностью в том, что музейная экспозиция постоянно будет доступна для него не только на физическом уровне, но и содержательном.

К сожалению, у нас в стране все еще крайне мало программ, которые рассчитаны на индивидуальное посещение экскурсий людей с инвалидностью. Если человек обучается в школе-интернате, то попасть, скажем, в Эрмитаж ему намного проще, чем когда он уже выпустился — в этом случае ему уже не дадут необходимых материалов. Это общая ситуация с музеями, они работают, как правило, по запросу.

Если мы посмотрим сайты зарубежных музеев, там всегда есть раздел «Посетителям с инвалидностью», где указаны все доступные возможности для людей с разными формами инвалидности: как групповые занятия, так и инвидуальные посещения. Если идут кинопоказы, то должны быть субтитры, если лекция — возможность перевода на жестовый язык по предварительному запросу. Это то, к чему мы стремимся.

Беседовала Мария Комендантова

Вам также может быть интересно:

В Школе культурологии ВШЭ разработали проект Музея хрущевки «Черемушки»

Он был представлен на заседании коллегии Министерства культуры РФ в Царском Селе. Работать над проектом музея студенты и аспиранты под руководством доцента Школы культурологии Ирины Глущенко начали задолго до того, как тема московской реновации была вынесена на общественное обсуждение.

Программа «Прикладная культурология» учит превращать музеи в площадки развития умений, знаний и идей

Современный музей — это больше не пыльное и скучное хранилище, он предлагает посетителям гораздо больше возможностей для образования, самореализации, проведения «умного» досуга. Специалистов, которые будут уметь работать в таких музеях и управлять ими, готовят на магистерской программе ВШЭ «Прикладная культурология». Чему там учат студентов, почему в последнее время деятельность музеев стала заметнее и кто такой современный музейный деятель, новостной службе ВШЭ рассказала куратор программы, заместитель генерального директора по развитию Политехнического музея Наталья Сергиевская.

Семидесяти процентам россиян музеи не интересны

Последние 10 лет индустрия музеев в России развивается по всем показателям: растет количество музеев, общее число посещений и т.д. Однако проблемы остаются. Например, музеи плохо понимают, что нужно их посетителям. Об этом говорится в докладе «Доступность российских музеев: внутренние и внешние факторы влияния», подготовленном учеными из НИУ ВШЭ.

84%

россиян не ходят в музеи: 70% не в курсе, что они есть поблизости, еще 14% просто никогда ими не интересовались.

«Вместе с Политехническим музеем собираемся почти с нуля создать новую профессию»

Магистерскую программу «Прикладная культурология» в будущем учебном году ждут содержательные изменения — основным направлением подготовки на ней станет музейное дело. Партнером программы является Политехнический музей, но руководитель программы Руслан Хестанов уверен, что спрос на выпускников предъявят и другие учреждения культуры.

О культурных трансформациях в парке Царицыно

В новом книжном пространстве «Книги и чудеса», недавно созданном на территории музея-заповедника Царицыно, прошла презентация книги «Царицыно: аттракцион с историей», подготовленной под редакцией экспертов Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева ВШЭ.

Михаил Пиотровский: «Мы не зависим от зрителя, но мы дискутируем с ним»

18 марта состоялась очередная встреча из цикла «Важнее, чем политика», организованная Высшей школой экономики и Фондом «Либеральная миссия». На этот раз гостем университета стал директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

Вышка придет с лекциями в музеи

В рамках проекта «Университет, открытый городу» Высшая школа экономики организует лектории в московских музеях. Они станут продолжением цикла лекций, которые профессора ВШЭ все лето читали в Парке Горького. Лекции в музеях будут проводиться каждый четверг начиная с 26 сентября.

Незнакомое Царицыно

14 декабря в Высшей школе экономики прошел круглый стол «Пространство, человек, история. Социокультурные трансформации музея и парка Царицыно», организованный Институтом гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева ГУ-ВШЭ.

Новый директор Политехнического

12 июля приказом министра культуры РФ директором Политехнического музея назначен заведующий кафедрой управления наукой и инновациями факультета государственного и муниципального управления ГУ-ВШЭ Борис Салтыков.