• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Эта проблема не решается с шашкой наголо»

Видеозаписи:

 

14 декабря в Высшей школе экономики прошла общероссийская конференция «Проект закона "О федеральной контрактной системе". Реформа гоcзакупок III». О конференции и особенностях контрактной системы в интервью порталу рассказывает директор Института по ресурсному обеспечению управления закупками и продажами для государственных и муниципальных нужд имени А.Б. Соловьева ВШЭ Ирина Кузнецова.

― Ирина Владимировна, кто был инициатором проведения этого форума, кто принимал в нем участие?

― Инициатором проведения конференции был Институт управления закупками имени Соловьева. Инициатива возникла неслучайно: сейчас идет становление федеральной контрактной системы, а наш институт принимает в этом самое непосредственное участие. Но стоит отметить, что организация всероссийской конференции — дело хлопотное и, помимо нашего института, многие подразделения Вышки были задействованы в этом процессе.

Проблематика, рассмотренная на конференции, вызывает большой интерес в обществе, потому что она связана с тем, какие блага общество будет получать в ближайшее десятилетие, с тем, как расходуются деньги налогоплательщиков. Это и проблема публичных скандалов, фактов коррупции, с которой мы боремся, проблема мониторинга цен и движения материальных ресурсов. Сегодня государственные закупки, с одной стороны, отражают многие проблемы в экономике, с другой стороны, являются источником проблем. Это, кстати, заметил первый проректор ВШЭ Лев Ильич Якобсон: на любых встречах и совещаниях рано или поздно всплывает тема 94-ФЗ — так много проблем он создает. И действительно, система закупок — очень важная часть хозяйственной жизни страны, и очень хотелось бы, чтобы она была эффективной. Конференция была посвящена тем первоочередным шагам, которые нужно сделать, для того чтобы ФКС — федеральная контрактная система — в стране заработала. Это не просто обсуждение законопроекта, поправок к нему. Это уже пожелания, предложения на будущее, это построение архитектуры и содержательное наполнение, позволяющее перейти к реальному воплощению идеи.

На конференцию приехали представители более чем 60-ти регионов России, в том числе 35 руководителей органов по размещению заказов в субъектах федерации, еще 15 сотрудников этих органов. Довольно широко были представлены вузы, готовящие специалистов по закупкам, академическая общественность, представители специализированных организаций и поставщики. В конференции приняли активное участие чиновники федеральных органов власти, в частности Минрегионразвития, Федерального дорожного агентства, Федеральной службы по тарифам, Федерального казначейства и, конечно же, Минэкономразвития.

Кроме того, все заинтересованные лица могли смотреть трансляцию на портале нашего университета, участвуя заочно. Очень важно, что собрались заинтересованные люди. Я считаю, что с точки зрения организации и содержания конференция прошла успешно и интересно. Был большой интерес и со стороны прессы, в зале присутствовали журналисты из более чем двадцати разных изданий. Это тоже говорит об интересе общества к данной теме.

― В СМИ можно было встретить много публикаций о споре по госзакупкам между Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службой. На конференции этот спор имел развитие?

― На конференции обсуждался тот законопроект, который сейчас находится в правительстве на согласовании. Конечно, какие-то разногласия между ведомствами сохраняются, но большинство из расхождений на сегодня уже сняты с повестки. Разногласия эти можно свести, по сути, к тому, насколько много должно быть инструментов у заказчиков для реализации своих государственных функций и как эти инструменты должны работать. Разногласия, с моей точки зрения, преодолимы и большей частью преодолены, что нашло свое детальное отражение в законопроекте. Это важно, поскольку эффективность часто снижается из-за ведомственной детализации, нестыковок между разными отраслевыми законодательными актами. На конференции, мне кажется, удалось избежать той полемики, когда «кусают» друг друга по мелочам или в связи с ведомственными интересами. Все хотели привнести что-то новое, позитивное и полезное для системы закупок. Так что состоялось конструктивное обсуждение.

― На какой стадии сейчас находится формирование федеральной контрактной системы? Когда она будет вводиться в действие?

― Она находится на стадии, когда в правительстве идут последние согласования, после этого документ поступит в Государственную думу. Это уже ближайшая перспектива, я надеюсь, что эту «последнюю милю» законопроект преодолеет спокойно.

― Вопрос, который больше всего волнует общество — насколько эта система уязвима для коррупции?

― Сфера контрактных отношений в любой стране, как бы вы ее ни строили, — коррупциогенна. И важно, какие механизмы снижения и распределения коррупционных рисков заложены в самой системе. На сегодня на каждое либеральное положение ФКС, где она дает право принимать решение заказчику, есть компенсирующие механизмы, снижающие коррупционные риски. Поверьте, разработчики закона — консультанты, профессиональное сообщество, поставщики — устали от безумного вала коррупции сегодняшних госзакупок и хотят решить эту проблему в рамках ФКС.

Эту тему никто с повестки дня не снимает. Как справедливо сказал Лев Ильич Якобсон на открытии конференции, это та проблема, которая не решается с шашкой наголо. Это очень серьезная проблема, ее нужно решать вдумчиво, серьезно, закрепляя механизмы в законодательстве, не мешая решению иных экономических задач. Если мы будем заниматься только предотвращением коррупции, связывая по рукам и ногам чиновников, в этом случае мы потеряем эффективность. Получится, что лучше вообще ничего не закупать, но тогда и общество не обретет благ.

― А коррупция уйдет в другие сферы или на другой уровень.

― Конечно. Ведь контрактная система затрагивает и сферу планирования, а это риски лоббирования ненужных заказов, и объемы средств, и учет закупаемых ресурсов. Конечно, все это сложно, поскольку тут происходит много процессов. Вообще, экономика — это непросто, поэтому и шапкозакидательство здесь — худшее из возможного.

― Какие инструменты в контрактной системе повышают прозрачность процесса закупок, снижают коррупцию?

Общероссийская конференция «Проект закона "О федеральной контрактной системе". Реформа гоcзакупок III»
Общероссийская конференция «Проект закона "О федеральной контрактной системе". Реформа гоcзакупок III»
― Это, прежде всего, единая информационная система. Предполагается, что будет фиксироваться все, начиная от прогноза закупки и заканчивая конкретным планом: в каком объеме, сколько килограммов, центнеров, штук будет закуплено. Так что заранее об этом будут знать участники рынка и общество. Дальше можно будет отследить весь процесс: график закупок, размещение заказа, как исполнялся заказ и каковы его результаты. То есть можно увидеть картину целиком, а не отдельные ее фрагменты. Информационная система — это еще и способ учета. У нас в стране за последние 15 лет выстроена система учета движения денежных масс, и мы спокойно можем сказать, куда каждая копейка пошла. Но мы абсолютно ничего не знаем, что у нас происходит с материальными ресурсами, что мы производим, кто производит, куда это попадает, закупает это государство или нет, кто производитель, какой поставщик, как это потребляется… С помощью ФКС можно на эти вопросы найти ответы. Мы будем понимать, насколько является энергоемким потребление, насколько цена спроса и цена предложения сбалансированы. Если ориентироваться только на рынок, то он начинает диктовать такие цены, что заказчик становится заложником ситуации. И наоборот, если государство диктует свои цены, рынок становится заложником. Это очень важная задача, иначе получится, что наши цены всегда будут несправедливыми.

Правильный контракт — такой, который выгоден и заказчику, и поставщику. К примеру, почему сегодня никто не идет на поставки автомобилей или ГСМ для государственных нужд? Почему поставщики не заинтересованы? Рынок вроде бы конкурентный. Да потому что эти контракты ригидны, в них жестко закреплена цена. А для поставщика стоимость поставки в процессе исполнения контракта не является жесткой. Цены зависят от ситуации на рынке, от стоимости барреля нефти, от новых нормативных актов, принимаемых в стране. Если для заказчика цена жесткая, то для поставщика она не жесткая, и эти риски поставщик вынужден заталкивать в контракт, что приводит к увеличению цены. А между тем, риски должны распределяться, поэтому нам нужен грамотный выбор формы контракта в зависимости от ситуации на рынке, заинтересованности поставщика в заказе, реальной конкурентности рынка с фиксацией формулы цены, а не суммы.

ФКС значительно сокращает перечень случаев закупки у единственного поставщика, она дает возможность закупать конкурентно. Но при этом, если мы говорим о конкуренции, мы должны заинтересовать рынок, условия контракта должны быть выгодны обеим сторонам. Тогда мы будем иметь конкурентный рынок в госзаказе.

― И тогда эффективность будет выше?

― Конечно. И эту мысль мы пытались вместе с разработчиками закона донести до всех на конференции. Мне кажется, что очень позитивно восприняли это обсуждение и закупающие организации, и контролирующие органы. Формировать цену заказа нужно, исходя из параметров контракта, понимая, что покупаешь и в какие сроки. И не должно быть такого упрощенного подхода: посмотрели, сколько это стоило пять лет назад, проиндексировали в соответствии с инфляцией — и вот вам цена. На самом деле все значительно сложнее. Если мы хотим этой более сложной машиной управлять грамотно, нужен профессиональный поход.

― Критики 94-ФЗ часто говорили о том, что для покупки, например, пачки бумаги, нужно проводить конкурс. Как ФКС решает эту проблему?

― У заказчиков появляется возможность оперативной закупки определенного объема и на определенную сумму. Разовую закупку можно делать оперативно, в том числе, и у единственного поставщика. Появилась возможность оговоренной срочной закупки, и как ее можно сделать конкурентным образом. То есть, появились разные возможности. Почему таких способов должно быть больше? Потому что могут быть разные обстоятельства, соответственно и инструменты должны быть разными.

― То есть ФКС гораздо гибче 94-ФЗ?

― Конечно, эта система более гибкая, более умная. Она основана на большом опыте, при ее разработке учитывались многие нормы международного законодательства, которое создавалось в течение десятков лет. В мире опробовано очень много механизмов, работающие остались, остальные были отсечены.

 

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Исследователи научили нейросеть прогнозировать коррупцию

Ученые из Высшей школы экономики и Университета Вальядолида разработали нейронную сеть для моделирования и прогнозирования коррупции на основе экономических и политических факторов.

Пять научных фактов о коррупции

IQ.hse.ru собрал научные факты о коррупции, которые установили ученые НИУ ВШЭ.

«Человек, который едет на Бентли, уже все этим сказал»

В Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ прошел семинар серии «Социология рынков», посвященный теме коррупции. Тимур Натхов и Леонид Полищук представили свое исследование, в рамках которого была предпринята попытка измерить уровень коррупции новым способом — изучая принадлежность так называемых красивых автомобильных номеров (регистрационных знаков) тем или иным маркам машин.

Кредитную карту ВТБ24-ВШЭ может получить любой выпускник и сотрудник Вышки

Начинается второй этап совместного проекта Высшей школы экономики и банка ВТБ24 по выпуску кобрендинговых кредитных карт ВТБ24-ВШЭ. Они позволяют не только поддерживать связь с университетом (карта является альтернативным пропуском в здания университета и библиотеку), но и участвовать в благотворительных проектах вышкинцев.

Общество не готово к борьбе с коррупцией

26 декабря в ВШЭ прошел семинар Евгения Ясина цикла «Экономическая политика в условиях переходного периода», посвященный возможностям социологического изучения коррупции.

Коррупцию проще видоизменить, чем победить

При улучшении экономической ситуации и усилении антикоррупционного законодательства велика вероятность трансформации рыночной коррупции в сетевую. Сетевая коррупция функционирует на связях между чиновниками и бизнесменами, а валютой здесь служат услуги, а не деньги. Исследование Марии Кравцовой «Сто рублей или сто друзей? Причины рыночной и сетевой коррупции».

Первый проректор ВШЭ рассказал на заседании Правительства о введении контрактной системы в госзакупках

28 ноября на заседании Правительства РФ под председательством Дмитрия Медведева обсуждалась готовность к переходу на контрактную систему в сфере госзакупок. С одним из докладов на совещании выступил первый проректор ВШЭ Александр Шамрин.

Общественные институты стали жертвой ресурсного изобилия

Недоверие в обществе формирует патернализм: запрос на «наведение порядка» путем ужесточения госконтроля над экономикой и обществом. Политические элиты при этом получают от общества «генеральную лицензию» на управление институтами, что подпитывает коррупцию и авторитарное поведение власти. Доклад Леонида Полищука «Аутсорсинг институтов».

Сто рублей или сто друзей? Причины рыночной и сетевой коррупции

19 ноября в Лаборатории экономико-социологических исследований ВШЭ состоялся семинар серии «Социология рынков». С докладом на тему «Сто рублей или сто друзей: причины рыночной и сетевой коррупции» выступила Мария Кравцова, стажер-исследователь Лаборатории социологического анализа Центра фундаментальных исследований ВШЭ.

Низкая зарплата стимулирует коррупцию

Чем выше доход российского полицейского и его семьи, тем меньше его склонность к коррупции. Доклад Татьяны Карабчук «Заработная плата и неформальные платежи в полиции: сравнительный анализ России, Казахстана, Болгарии и Латвии».