• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Евгений Ясин: «В России будет демократия»

10 февраля в Высшей школе экономики прошел круглый стол, организованный ВШЭ и фондом «Либеральная миссия», в рамках которого была представлена книга Александра Кынева и Аркадия Любарева «Партии и выборы в современной России: эволюция и деволюция».

Видео о Межрегиональной олимпиаде школьников ГУ-ВШЭ в 2010 годуВидеозапись

Это уже шестая книга серии «Либерал.Ru» — совместного проекта Фонда «Либеральная миссия» и Издательского дома «Новое Литературное Обозрение», реализуемого при поддержке Фонда Дмитрия Зимина «Династия».

Каковы итоги 20-летнего развития партийной и избирательной системы в России? Каковы перспективы и, в частности, какое влияние окажет на развитие данной сферы общественных отношений цикл ближайших федеральных выборов? На эти и подобные вопросы попытались дать ответы участники встречи, которую открыл научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин.

Тема этого круглого стола («Выборы и партии в современной России: есть ли перспективы возрождения?»), по мнению научного руководителя ВШЭ, особенно важна сегодня, потому что с последними изменениями законодательства, касающегося деятельности партий и выборов, произошли серьезные трансформации в политическом строе страны. «Я сейчас заканчиваю издание второй книги по этой тематике и составил некий «минимальный пакет» либеральной демократии, — сказал Е.Ясин. — Исходя из этого, я посмотрел свежим взглядом на пять соответствующих пунктов в Конституции РФ — ни один из них на практике не выполняется. Вопрос о том, как нам квалифицировать эти события, и самое главное — какого направления придерживаться в дальнейшей работе, весьма актуален. Я полагаю, что выборы в предстоящий период будут иметь особое значение в жизни страны».

Е.Ясин представил собравшимся работу Александра Кынева и Аркадия Любарева «Партии и выборы в современной России: эволюция и деволюция». По сложившейся на подобных мероприятиях традиции, напомнил Е.Ясин, участники встречи обсуждают не собственно книгу, а темы, которые в ней затронуты. Вместе с тем он добавил, что рекомендует всем прочесть «эту абсолютно уникальную энциклопедию российской политической жизни».

Как отметил выступивший затем на круглом столе соавтор книги — политический аналитик, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики А.Кынев, в России отсутствует нормальная партийная система. А крайне специфическая избирательная система не является, по сути, способом организации выборов в чистом виде, а скорее — системой очень ограниченной конкуренции с многоуровневыми цензами в плане допуска «на старт» избираемых кандидатов. Так сложилось потому, считает он, что «оказались нарушенными системные взаимосвязи партийной и избирательной систем с тем, что принято называть общим институциональным дизайном». Можно сколько угодно бороться со следствиями, можно улучшать конкретные нормы, связанные с регистрацией кандидатов, затратами при проведении агитации, но, отметил он, «если нарушены фундаментальные взаимосвязи» при абсолютном доминировании исполнительной власти, когда все остальные игроки абсолютно зависимы от тех, «в чьих руках поводок», то можно наблюдать «резкое ужесточение политической системы, притом что никакой защиты игроков и участников от этой системы нет. Все это зависит от доброй воли высшего должностного лица на федеральном уровне и конкретных руководителей на региональном уровне».

По мнению А.Кынева, необходимо «возвращение к неким истокам, к определению базовых вещей, позволяющих конкуренции быть конкуренцией, партиям быть партиями, а выборам быть выборами». «А бороться с частностями, — уверен он, — значит, просто уходить от смысла и реальной сути происходящего».

В России создана система не институтов демократии, а скорее субститутов, когда есть некие формальные обязательства, которые страна должна выполнять, чтобы входить в некий клуб. Делается все, чтобы они номинально присутствовали, но реально не представляли бы никакой угрозы для тех, у кого находится власть в стране. Эта сложившаяся на сегодня система политических «потемкинских деревень» имеет крайне мало возможностей для развития в ней подлинно демократических процессов.

Недавно в московском Фонде Карнеги, сказал Кынев, прошла встреча по поводу так называемой Стратегии-2020, где обсуждались различные сценарии развития событий в стране на ближайшее десятилетие. Был сделан прогноз по поводу ситуации в регионах. «У нас в течение последних лет было много ожиданий связано с оттепелью, или не оттепелью — в общем, со сменой высшего должностного лица. Но если посмотреть на то, что было сделано в «нулевые годы» и за последние два года, то мы увидим, что никаких реальных институциональных различий нет. Ситуация примерно такая же, а по ряду позиций она даже стала хуже. Я не вижу никаких различий в фундаментальных подходах к политической конкуренции и в отношении выборов за последние три года», — подчеркнул он.

Закон о политических партиях — это, по словам Александра Кынева, «чистой воды бутафория, и разница в числе членов 40 или 50 тысяч примерно та же самая, как если дать 4 или 5 пожизненных заключений». Правила регистрации кандидатов стали еще более жесткими, поскольку отменены избирательные залоги, ни одна партия, кроме прокремлевского «Правого дела», не зарегистрирована, общественные организации уже лишены права участия в муниципальных выборах. «Апологеты этой системы утверждают, что у нас особый вид суверенной демократии, — отметил Кынев, — мол, это тоже демократия, но только суверенная. Впрочем, на самом деле даже критики зачастую лукавят и дают оценки, которые для этой системы являются комплиментами, когда говорят о доминирующей партии, о партии власти». Дело в том, что «в России нет доминирующей партии, а есть имитация доминирующей партии, ибо никакая она не доминирующая, и вообще — не партия».

«В России за последние три года, при господине Медведеве, происходит унификация правил региональной политической жизни, причем, по абсолютно второстепенным и незначимым параметрам: от названий парламентов и названий должностных лиц регионов до численности депутатского корпуса», — сказал выступающий. Это же касается и «утешительных мандатов» для политических партий. Причем доходит дело до смешного, к примеру, в Республике Коми 13 марта пройдут выборы и уже принят региональный закон, по которому возможна ситуация, когда партия, набравшая 5-7 процентов голосов, получит мандат, а партия с более 7 процентов мандата не получит. «Слепое и абсолютно бессмысленное копирование норм из региона в регион при нежелании понять, чем один из них отличается от другого, какова там деятельность парламента, каков так называемый естественный порог, — политическая жизнь превращается в сюр и никакого федерализма по сути дела не остается», — заявил он.

Сейчас появилось такое институционализированное Политбюро в виде Генсовета известной политической партии, продолжил Кынев. Но население, как было, так и осталось в стороне от происходящего процесса. «В результате на сегодняшний день мы наблюдаем (если взять все 83 региона РФ) в 56 регионах их глав, которые никогда не избирались! Сегодня лишь единицы губернаторов имеют рейтинг доверия, превышающий рейтинг недоверия. То есть, выходит, что то доминирование, которое у партии власти первоначально было (понятно, оговорился А.Кынев, что речь идет не о партии, а системе как таковой, о системе статус-кво), базировалось первоначально на жесткой вертикали, на высоких рейтингах должностных лиц, которые сегодня во многом поддерживаются только за счет монополизма и отсутствия реальной конкуренции и, в-третьих, за счет поддержки региональных электоральных машин и «региональных баронов», которые были харизматичными политиками, но не смогли закрепиться… В результате «центр» эту третью часть устранил, и, соответственно, «дальнейшее выживание системы предполагает, что усиливаются различные манипулятивные механизмы. Конечно, имитация некой большей конкуренции лучше, чем имитация доминирующей партии, считает Кынев. Однако и то, и другое — это все равно имитация.

Поэтому, если говорить о внутренней логике, существующей в рамках нынешней исполнительной вертикали, с точки зрения политической философии и с точки зрения видения ею политической реальности, «никакой готовности к реальным серьезным переменам и быть не может. Это означает только одно: кризисные явления только накапливаются по множеству позиций». Ситуация в регионах с точки зрения управления будет ухудшаться. «Это ухудшение может быть бесконечно растянуто. Гниение — это процесс, который начинается быстро, а тянуться может сколь угодно долго…» — отметил он.

Обсуждая тематику представленной книги, ряд вопросов повестки дня затронул эксперт ассоциации «Голос», координатор Московского центра Межрегиональной электоральной сети поддержки Аркадий Любарев. В начале первой половины 1990-х годов наблюдалась положительная динамика развития институтов выборов и политических партий, считает он. А во второй половине 1990-х годов начался процесс деградации и партийной, и избирательной систем. Избирательное законодательство еще продолжало совершенствоваться, но практика выборов уже пошла в другом направлении, и фактически сразу произошло «усиление административного ресурса со всеми его технологиями». К концу 1990-х годов «все исследователи констатировали довольно печальную картину в плане партийного развития, в регионах партий практически не было». Истоки этого многие видят в событиях 1993 года, когда были распущены местные советы, ликвидированы многие областные советы, что и привело к сильному доминированию исполнительной власти в регионах. К началу 2000-х годов «сложилась довольно печальная картина», потому что без развития демократии в регионах в такой огромной стране, как Россия, развитие демократии в целом невозможно вообще.

Реформы начала 2000-х годов, поводившиеся в первый президентский срок В.Путина, носили, заметил А.Любарев, «противоречивый характер». Было поначалу движение к некому развитию партий, были определенные улучшения в избирательном законодательстве, но последствия закона «О политических партиях», принятого в 2001-ом году, сказались позже. Введение в действие закона привело к усилению зависимости партий от исполнительной власти, и наиболее тяжелые потери понесли партии либеральной направленности, хотя бы потому, что для электората и актива этих партий бюрократизация и зависимость от исполнительной власти «менее приемлемы, чем для партий левой ориентации». И это стало одной из причин того, что либеральные партии в конечном счете «были отброшены на обочину политической жизни».

Если говорить о второй половине 2000-х годов, тот этот процесс «был вполне однозначен и проводились контрреформы, направленные на усиление исполнительной власти, с тем, чтобы она окончательно подмяла под себя и законодательную власть, и политические партии, и все это привело к тому, что «у нас и партии и выборы являются скорее имитацией». Куда же следует двигаться? В последней главе книги, напомнил один из ее авторов Любарев, представлены три раздела, в которых предлагается изменение системы разделения властей, изменение избирательного законодательства и изменение партийного законодательства. Что касается изменения избирательного законодательства, тут за последний год сделан большой прорыв. «Я имею в виду проект Избирательного кодекса Российской Федерации, который подготовлен под эгидой ассоциации «Голос», — сказал он. — Это вполне проработанный нормативный документ, который можно хоть сейчас вносить в Государственную думу («И выносить», — не без сарказма заметил Е.Ясин), хотя понятно, что его судьба не может быть легкой, поэтому мы пока и не спешим с процессом его внесения». Этот проект рассчитан на перспективу.

Если говорить о предстоящих федеральных выборах в Думу, то, по мнению Любарева, «какие-то фундаментальные сдвиги за это время уже невозможны». Что можно сделать в этой ситуации? Ясно, что ничто не изменится без воли на то президента. Поэтому, прежде всего, можно попытаься добиться, чтобы власть отказалась от совершенно недемократических мер, таких, скажем, как «спускание» в регионы «плана» на проценты голосов, поданных за «Единую Россию», и подобные штукарства. А уже после этого можно ставить вопрос о необходимости законодательных изменений, которые, видимо, не сделают выборы безупречно идеальными и справедливыми, но «тем не менее, это может привести к неким подвижкам». Как бы то ни было, сейчас со стороны власти не наблюдается ни малейшего желания предпринимать такие шаги, и меры могут быть приняты «только при наличии серьезного общественного давления».

Во время семинара А.Кынев и А.Любарев ответили на вопросы из зала. Один из них звучал так: «Вы говорили, что губернаторам было разъяснено, что они на выборах отвечают за показатели «Единой России». Но ведь это же похоже на грубое нарушение Конституции РФ («Как у нас в Одессе говорили: «Да, а что?», — пошутил по этому поводу коренной одессит Е.Ясин). Можно ли как-то изменить такое положение, собрать имеющиеся данные, предъявить кому следует? А то ведь все вроде знают, как и что происходит, но что же дальше?» «К сожалению, — ответил на этот вопрос А.Любарев, — у нас нет документальных подтверждений этому. Об подобной практике знают, сведения о ней просачиваются, но, если бы были документы и люди, которые могли бы это подтвердить, то тогда что-то можно было бы и сделать». «Я так думаю, что в нашей стране слухи более достоверны, чем документы», — прокомментировал ситуацию Е.Ясин.

Затем научный руководитель ВШЭ предложил выступить официальным оппонентам. Первой взяла слово профессор кафедры прикладной политологии ВШЭ Ирина Бусыгина. «Мы хотим больше конкуренции, — начала она свое выступление. — Мы считаем, что вообще, если мы говорим о политической модернизации, то политическая конкуренция это императив, то есть обязательное условие для политической модернизации, некий ее мотор. Это до какой-то степени гарант того, что эта модернизация будет двигаться дальше. Но что мы будем иметь в случае — это мои ожидания — наличия политической конкуренции? Какие партии у нас имеют возможность выигрывать места? Программа партии может быть успешной, если организация будет выступать с идеей реванша великой России (и здесь подтверждением нам служит хотя бы последние данные Левады-центра, участники опроса которого считают, что Россия должна восстановить свой статус великой империи). Еще одна популярная ныне идея — национализма: «Россия — для русских». И, в-третьих, на успех может рассчитывать партия с идеей перераспределения, то есть пересмотра в той или иной форме итогов приватизации. Представляется, что идеи такого сорта, скомбинированные по-разному, способны привлечь достаточно массового избирателя.

Можно, по мнению И.Бусыгиной, ожидать формирования партий вокруг лидеров, и прежде всего вокруг потенциальных кандидатов в президенты. «На самом деле возврат к реальным выборам скорее всего будет стимулировать возврат к партиям одного лидера, и нужно понимать, что эти партии объединяться не будут. Ведь президентское место только одно, поделить его никак нельзя», — сказала она. И получается, что в лучшем случае «мы будем иметь ситуацию возврата к началу 1990-х годов, которую мы, на самом деле, не пережили, но которую нам пережить придется. И я себе не представляю, что мы каким-то образом можем взять и этот этап сократить». Но только на этот раз вместо ситуации с коммунистами вполне может возникнуть ситуация с националистами. Раньше коммунистов допускали до второго тура выборов, а потом говорили им: «А теперь вы проиграете», а теперь аналогичная ситуация возможна с националистами. Пугало коммунистов будет заменено пугалом националистов. «Но все равно эту ситуацию придется пережить», — убежденно сказала И.Бусыгина. Ибо быстрого возникновения партий с четкими программами, со стабильной партийной системой в России нет, «и, к сожалению, все нужно начинать сначала».

Сейчас в России наличествует ситуация неверия, которое распространено в обществе неравномерно. И оно, это неверие, в меньшей степени касается партий, которые поддерживают статус-кво, чем других партий. По результатам опросов Левада-центра, опубликованным в газете «Ведомости», если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, то 57 процентов избирателей проголосовали бы за «Единую Россию». Вроде бы эту партию особо не ценят, но почему-то за нее голосуют. На самом деле это сигнал лояльности к власти. «Но для меня это сигнал того, что, по мнению населения, статус-кво все-таки лучше, чем что-то другое. Как правильно заметил А.Кынев, «гнить можно долго». И мы, считает И.Бусыгина, «будем гнить долго, потому что такая ситуация может сохраняться длительное время».

«Для того, чтобы избиратели проголосовали за партию, которая гарантированно не обещает статус-кво, а обещает перемены, для этого партия должна иметь кредит доверия. А где взять этот кредит — это тоже большой вопрос», — сказала она. Пока же российский избиратель, по мнению И.Бусыгиной, живет с ощущением «жертвы в джунглях», ему со всех сторон втолковывают, что лекарства фальшивые, продукты фальшивые, дороги скверные, налоги начисляют неправильно, по телевидению его учат, как противостоять мошенникам. «Такое впечатление, что мошенники — вся страна. Как в такой ситуации сформировать доверие к альтернативным политическим силам, мне не очень понятно. Я подозреваю, что это делается специально для искусственного сохранения статус-кво, то есть того самого гниения, которое мы констатируем», — заключила И.Бусыгина.

Второй оппонент, Борис Надеждин, член федерального политсовета партии «Правое дело», позитивно оценив представленную на круглом столе книгу, отметил, что политические возможности реформ связаны с двумя обстоятельствами: с кризисом в партии власти («в конгломерате российской бюрократии во главе с «тандемом»), а во-вторых, это давление общества и «ощущение стыда, которое все больше и больше охватывает политиков и известных людей». Тому тоже много признаков, например, «массовый отказ гламурных персонажей от подписания письма против Ходорковского…».

Что касается «Единой России» и ее шансов на предстоящих выборах, то «они всем надоели», считает Борис Надеждин. «То есть общее ощущение и от «Единой России», и от Путина, и даже уже от Медведева, — сказал он, — что они надоели. Существуют объективные данные о падении их рейтинга…». У «Единой России» этот рейтинг падает, и пик популярности, который пришелся на прошлые выборы, очевидно пройден. Более того, некоторые результаты, показанные «Единой Россией» на региональных и особенно местных выборах, носят критический характер. По мнению Надеждина, на мартовских выборах у этой партии могут возникнуть серьезные проблемы в таких регионах, как Калининград, Тверь, Киров, где подсчет голосов будет «достаточно адекватным». В Подмосковье «Единая Россия» постоянно проигрывает выборы глав местных органов. А в городе Королеве эта партия проиграла во всех округах! Есть и субъективные признаки. Так, в частности, в рядах самой «Единой России» раздаются голоса, критикующие сложившийся порядок вещей на выборах, чего никогда не было ранее. Конечно, единороссы, по мнению Надеждина, весьма уязвимы…

По какому же сценарию пройдут нынешние выборы? Собственно, уверен он, они уже идут, по всей вероятности, по очень жесткому сценарию «закручивания гаек и фальсификации». Свидетельством того, что именно такой сценарий будет реализован, является тот факт, что председатель Центризбиркома Чуров получил гарантии переназначения на этот пост. Это вопрос уже решенный. «На мой взгляд, они избрали стратегию жесткой «зачистки поля», и в этом смысле понятно, что не зарегистрируют никакую «Партию народной свободы», — подчеркнул Борис Надеждин. — Вот, например, сейчас, во время городских выборов по округам в Орле, туда приезжал Воробьев, один из руководителей «Единой России», и объяснил на активе, «что будет со всеми сидящими», если результат для партии окажется плохим. В результате местное начальство завалило абсолютно всех одномандатников».

У «Единой России» сейчас не хватает, полагает Б.Надеждин, повестки выборов. Например, в 2003 году был посажен Ходорковский, в 2007 году был выдвинут план Путина, говорилось о стабильности. «А сейчас повестки выборов просто не видно», — сказал Надеждин. Что касается 2011 года, то «будет проведена кампания, управляемая Чуровым —  кампания запугивания народа то ли кавказцами, то ли японцами». Но дальше «у них будет ступор, который заключается в том, что независимо от цен на нефть, или чего-либо другого, в 2015 году начнут сильно проявляться макроэкономические проблемы страны, связанные с тем, что придется повышать пенсионный возраст, придется резко — в разы — сокращать силовые структуры, что связано с чисто демографическими реалиями… Все это подорвет электоральную базу корпорации бюрократии, потому что за них по команде голосуют бюджетники и пенсионеры в знак благодарности. Эта конструкция развалится, и пройти эти годы в прежнем режиме абсолютно невозможно. И смена власти с учетом этого абсолютно неизбежна, возникает лишь вопрос: произойдет эта смена мирным путем в результате более или менее свободных и честных выборов, либо будет очередная смута, интриги, какие-то посадки, кризис, толпы людей, бегство капитала, смута, напоминающая, надеюсь, не 1917, а 1991 год с непредсказуемыми результатами».

Выступивший затем Игорь Бунин, президент Центра политических технологий, высказал мнение, говоря о выборах, что исходить нужно из того, кто будет «запланирован» стать президентом России в 2012 году. Потому, что от этого зависят и перспективы — и результаты выборов 2011 года (как это ни парадоксально), и в целом перспективы будущего развития. «Я думаю, что ни Путин, ни Медведев окончательно не решили, кто из них будет президентом, хотя еще совсем недавно казалось, что Владимир Владимирович почти полностью «оккупировал территорию», а сейчас опять появились сомнения, — сказал Бунин. — Если этим кандидатом будет Медведев, во главе «Единой России» встанет Путин. Какая логика в этом случае будет «работать»? Такая: как можно добиться результатов меньших, чем на предыдущих выборах — 64 процента? На это будут нацелены все административные ресурсы. Между тем, последние опросы показывают, что «Единая Россия», и Путин, и Медведев потеряют, условно говоря, 4-7 процентов электората. Потери уже есть, и это некий тренд, связанный с целым рядом событии, таких как Домодедовский теракт, резня в Кущевской и прочее. И это — один сценарий. Но если государства возглавит Путин, то Медведев встанет во главе «Единой России». В этом случае результативность по сравнению с предыдущими выборами будет уже менее важной, и тут, по-видимому, открывается больше возможностей для остальных партий», — считает И.Бунин.

Если говорить о партиях, то, по его мнению, «компартия — это партия определенного поколения, она не может перестроиться и уйдет. Так «уходящей» Бунин назвал и партию Жириновского, «которая держится на его гениальных способностях улавливать импульсы, исходящие от Кремля и общества, и находить ловкие лозунги». Партия «Правое дело», на взгляд Бунина, представляет собой симуляцию. «А «Яблоко» сгнило еще несколько лет назад». Осталась, полагает Бунин, «какая-то надежда на «Справедливую Россию», где часть одномандатников собралась вместе» и, быть может, сумеет перерасти в конкурентную партию.

Рассуждая о перспективах развития страны в целом, И.Бунин высказал мысль о возможности проведения в стране «ограниченной либерализации». «Если начинать ограниченную либерализацию, — отреагировал Е,Ясин, — то существует очень большая вероятность того, что она перерастет в либерализацию безграничную…» «А сколько времени, Евгении Григорьевич, можно медленно гнить?» —последовал вопрос Ясину из зала. «Я бы сам хотел получить ответ на этот вопрос», — ответил научный руководитель ВШЭ.

Выступивший также на круглом столе ординарный профессор ВШЭ Леонид Васильев, говоря о выборах 4 декабря 2011 года, отметил, что в них планируют участвовать четыре парламентские партии («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия»), а также три остальные зарегистрированные партии («Патриоты России», «Правое дело» и «Яблоко»). В выборах планирует принять участие и еще не зарегистрированная партия «Народная свобода». По январскому опросу этого года, проведенному «Левада-центром», сейчас за «Единую Россию» готовы отдать голоса 35 процентов от общего числа опрошенных, что на 10 процентов меньше числа россиян, которые были готовы поддержать эту партию в октябре 2010 года. У «Яблока», «Правого дела» и «Патриотов России» будет меньше одного процента. Согласно опросу, около 3 процентов поддерживают «Народную свободу». Непарламентским партиям надо собрать 150 тысяч подписей избирателей, чтобы зарегистрировать свои списки. Это довольно проблематично, потому что большинство жителей не открывают двери перед сборщиками подписей. А так как у нас уже отменен избирательный залог, который раньше составлял 60 миллионов рублей, то неизвестно, как этот вопрос будет решен. Многие выступают с предложением, чтобы такой залог каким-то образом был восстановлен.

Виктор Шейнис, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, предложил подумать о том, что может сделать интеллигенция в предстоящем предвыборном цикле. Известно, сказал, в частности, он, что перед русской интеллигенцией стояли и стоят три вопроса: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Какой счет?». Первый вопрос обсуждался долго и обстоятельно, в том числе и в ходе этого круглого стола, отметил Шейнис. Что касается второго, то ответ на него можно, по мнению Шейниса, почерпнуть в недавно опубликованном в газете «Аргументы недели» материале, в котором Е.Примаков, человек чрезвычайно осторожный, изложил свои соображения, ориентированные на либеральную часть правящей элиты. «В ответ на вопрос «Какой счет?», здесь мы услышали довольно много цифр, — сказал Шейнис, — но остается еще вопрос о том, что делать либеральной интеллигенции, тем, кто заинтересован в переменах? Определить это довольно трудно, потому, что мы не знаем, что будет делать правящая верхушка. Мне кажется, что единственное, на чем следует сосредоточиться, так это на более или менее безусловных вещах. Недавно в «Новой газете» была сформулирована чрезвычайно актуальная задача, связанная с тем, чтобы «организовать на 5-процентах представительных репрезентативных участках реальный контроль и показать нашему обществу и загранице — всему окружающему миру, как действительно проводятся выборы в России и каковы масштабы фальсификаций».

Итоги круглого стола подвел Е.Ясин: «Я хочу поблагодарить авторов, написавших уникальную книгу, в ней сделана попытка представить современную историю России, историю построения демократии в виде ее главных институтов — выборов и партийной системы, которые, собственно, и формируют политическую конкуренцию. Эволюция, к сожалению, сменилась деволюцией, и я не склонен думать, что это было закономерно, что это направление было заложено при Ельцине. Отчасти это правда, но не будем умалять заслуги Владимира Владимировича Путина — мы должны понимать: все, что построено, это построено его руками».

Научный руководитель ВШЭ выразил сожаление по поводу того, что в зале собралось не слишком много людей, отметив при этом, что понимает причины: «Большинство из тех, кто регулярно приходит на наши встречи, не сочли вынесенную на обсуждение тему актуальной. Все, в общем-то, понимают, что никаких выборов не будет, что партии — это игра слов. Соответственно, зачем участвовать в этом круглом столе, подумали они, — просто поговорить и разойтись? Однако моя позиция такова: все равно в России будет демократия. Почему, когда — я не знаю, но знаю, что будет, и по очень простой причине. Есть некая картина закономерной эволюции человеческой культуры и цивилизованности, и шаг за шагом развивается политическая система, когда появляются инновации и созревают определенные условия. Ведь нельзя же полагать, будто инновации касаются только машин и электроники.

Я считаю, что такое изобретение, как разделение властей, заслуживает Нобелевской премии, а то и каких-нибудь премий рангом повыше. Это довольно выверенная временем система, и неслучайно такие, к примеру, страны, как Япония, Корея, все-таки пришли к этой системе. А то, что иногда при этом существуют однопартийные системы — ну что ж поделать? Знаете, есть теория потенциальной конкуренции, согласно которой, если не хватает пороху на много партий, все равно конкурентная среда действует. И, скажем, в Либерально-демократической партии Японии существует конкуренция фракций, и она не менее острая, чем межпартийная.

Поэтому я бы сказал так: мы сейчас находимся в начале нового периода общественной активности. Не потому, что мы можем ожидать завтра свободных выборов или возрождения партий. Дело в другом. Напомню такое обстоятельство: партии в России впервые появились после октябрьского манифеста 1905 года, но ведь до этого все их структуры уже существовали. Не будем путать процессы оформления и становления. Понимая это, я не стал бы осуждать Немцова или Касьянова, а наоборот, поблагодарил бы их, потому что, в конце концов, давление, которое различные неформальные движения оказывают на власти, играет свою существенную роль. Вместе с тем, меня мучает, честно говоря, одно ощущение — предчувствие назревающей бури.

Как экономист я понимаю, что действительно ситуация не очень благоприятна для того, чтобы Россия могла найти ответ на тот вызов, с которым она сталкивается, а модернизация сверху или авторитарная модернизация невозможна. Мы уже прошли этот рубеж, сталинская индустриализация в стране проведена, и последние десять лет показали, что теперь уже ничего не выходит. Ничего не сделано с точки зрения модернизации! Кроме того, что сделал частный бизнес, причем не столько благодаря, сколько вопреки деятельности правительства. Есть ли какие-то другие варианты, чтобы обеспечить развитие инновационной экономики, которая нам «прописана по жизненным показаниям»? Для этого нужна демократическая система».

Характеризуя современное состояние российского общества, научный руководитель ВШЭ добавил: «Случается, что в стране существует состояние квазистационарного равновесия, когда всякая попытка некоей движущей силы изменить ситуацию встречает сопротивление, что мы видим в лице «Единой России». Но при этом напряжение в обществе нарастает. Когда это напряжение достигает определенного уровня, тогда равновесие делается неустойчивым. А затем внезапно начинается мобилизация, которая, кстати, хорошо описана В.В.Путиным в его книге «От первого лица». Там описано, как в церкви в Дрездене собиралось по десять человек, потом по двадцать, по сто, и вдруг собралась «ни с того, ни с сего» тысяча человек, и затем по всей ГДР пошли полыхать пожары! Этого допускать нельзя. А такой момент у нас может наступить. Сигнал уже был на «Манежке». Мы не знаем, когда это произойдет, но (хотя  не хотел бы в данном случае быть пороком) у меня подозрение, что это произойдет довольно скоро», — заключил Е.Ясин.

Николай Вуколов, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

«Как хорошо быть медицинской сестрой, но не врачом, как ты мечтаешь себе...»

В рамках Дней Международной академии образования в Москве состоялась презентация книги «(Не)обычные школы: разнообразие и неравенство», один из редакторов которой — профессор Стенфордского университета, научный руководитель Международной лаборатории анализа образовательной политики НИУ ВШЭ Мартин Карной.

«Задача государства — дать возможность избирателю проголосовать удобным для него способом»

В НИУ ВШЭ состоялся круглый стол «Избиратель эпохи Digital, или политика не вставая с дивана», на котором председатель Московской городской думы Алексей Шапошников обсудил со студентами и сотрудниками Вышки перспективы и возможности электронного голосования, а также внедрение цифровых участков.

«Выборное законодательство должно быть простым и понятным для избирателей»

24 апреля в рамках общеуниверситетского факультатива кафедры теории и практики взаимодействия бизнеса и власти состоялся мастер-класс председателя Центральной избирательной комиссии РФ Эллы Памфиловой. Новостная служба ВШЭ обобщила основные тезисы ее выступления.

Почему столь устойчивы ошибочные представления об удаче и таланте

В Издательском доме ВШЭ вышла книга «Успех и удача. Фактор везения и миф меритократии» Роберта Фрэнка — одного из наиболее известных современных специалистов по поведенческой экономике. IQ.HSE публикует фрагмент из книги про роль удачи в успехе и «депрессивный реализм».

Евро как «легкомысленный эксперимент»

В Издательском доме ВШЭ вышла книга немецкого экономического социолога Вольфганга Штрика «Купленное время. Отсроченный кризис демократического капитализма». IQ.HSE публикует фрагмент из книги, в котором обсуждается введения евро и его последствия.

Вышла первая книга о профессоре Теодоре Шанине «Несогласный Теодор»

Это личная история о борьбе, победах, поражениях, рассказанная от первого лица и записанная профессором ВШЭ Александром Архангельским. Издание подготовлено к публикации магистрами программы «Трансмедийное производство в цифровых индустриях» НИУ ВШЭ.

Александр Архангельский стал одним из победителей «Большой книги»

Жюри национальной литературной премии «Большая книга» присудило второе место роману профессора факультета коммуникаций, медиа и дизайна Александра Архангельского «Бюро проверки». Церемония награждения победителей премии прошла 4 декабря.

Нейролирика

В книжной серии журнала «Контекст» вышла первая книга стихов, созданных нейронной сетью. Сборник «Нейролирика» объединил тексты, написанные в стиле поэтов разных эпох, от античности в русском переводе до Серебряного века и современности. Автор эксперимента, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, рассказал IQ.HSE, зачем нужна компьютерная поэзия, и как это работает.

Беовульф, или Туда и обратно

Джон Рональд Руэл Толкин — один из главных творцов образа Средних веков в популярной культуре второй половины ХХ — начала XXI столетий. Классик жанра «высокого фэнтези» был по совместительству филологом, профессором Оксфордского университета и тонким знатоком средневековой литературы. О том, как соотносились между собой две эти ипостаси, и что связывало «фантастическое» Средневековье, созданное воображением писателя, и Средневековье историческое, бывшее областью его исследований, рассказывает историк-медиевист Анастасия Ануфриева.

Список литературы: non/fiction-2018

28 ноября стартует книжная ярмарка Non/fiction. Руководитель проекта издательского дома ВШЭ Александр Павлов рекомендует, на что непременно стоит обратить внимание.