• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Искусство VS рынок: как прорасти на поле литературы

«Чтобы убедиться в том, что Достоевский — писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?» — эта фраза Коровьева из романа «Мастер и Маргарита» была актуальной в советские годы, когда официально признанные авторы (члены Союза писателей) были противопоставлены литераторам, которых власть не признавала. Но кого можно считать писателем сегодня? На этот вопрос попытались ответить участники семинара, проведенного Лабораторией экономико-социологических исследований ВШЭ.

На семинаре прошла презентация работы победительницы Конкурса дебютных работ журнала ВШЭ «Экономическая социология» Анастасии Головневой. В своем докладе «“Миры легитимности”: стратегии легитимации писателей-прозаиков в российском поле литературы» исследователь задается вопросом, каким образом автор художественного произведения получает право называться писателем в условиях отсутствия формальных критериев данного статуса.

В качестве теоретической системы координат Анастасия Головнева выбрала два подхода к определению легитимности в сфере литературы: через занимаемую позицию в поле (Пьер Бурдье) и через публичное признание (Мишель Ламон).

Бурдье считал, что легитимация может быть, во-первых, коммерческой и возникать на основе экономического капитала автора произведения, а во-вторых, может быть культурной и зависеть от его/ее культурного капитала. Эти два типа образуют соответственно два различных субполя литературы, а именно: массового производства, с книгами для широкого читателя; и ограниченного производства, где потенциальная публика специфична. При этом, как выяснилось в ходе исследования, переход из второго субполя в первое возможен и даже желателен, обратный же — крайне затруднителен.

По мнению другого социолога Мишель Ламон, для определения, кто является писателем, а кто — нет, важным можно считать лишь признание автора публикой и коллегами, а его или ее непосредственная позиция в поле литературы не так уж существенна.

В результате проведения полуструктурированных интервью с представителями поля литературы (писатели, редакторы, критики), а также включенных наблюдений на презентациях авторов Анастасия Головнева пришла к выводу, что на сегодня условно можно выделить три типа легитимности: литературную, институциональную и публичную.

Литературная легитимность связана непосредственно с созданием произведения, так называемой творческой кухней. Она зависит от автора и его литературной работы, а не от какой-либо институции. Здесь важны и качество, и количество произведений, и самоопределение писателя, и его уникальный творческий путь.

Институциональная легитимность наоборот может достигаться лишь за счет включения автора в какую-либо институцию, тут главным становится выход в свет публикации, получение премии, наличие отзывов критики и прочее. Причем можно выделить две формы такой легитимности: публикационную, то есть возникающую по факту собственно публикации книги и затем ее оценке в кругах писателей и критиков, а также — экспертную, которая предполагает позицию автора как оценщика других авторов и их работ (редакторская деятельность, работа в качестве критика, журналиста).

И, наконец, публичная легитимность достигается благодаря успеху у читателя. И здесь, поскольку нормативное определение писателя не предзадано, могут быть различные варианты определения успешности: от «хорошей» литературы, которую будут читать люди, следящие за книжными событиями (такими, скажем, как литературные конкурсы и премии), до простого «удовлетворения потребностей читателя» (иными словами, если читатель покупает — это и есть признание, это — литература).

Определив три «идеальных» типа легитимности, Головнева пришла к выводу, что для успешности и признания писателя в поле необходимо их сочетание в той или иной степени. При этом единственными «не работающими» комбинациями оказались опора автора на исключительно литературную легитимность и ее сочетание с публичной. В первом случае — из-за того, что литературная легитимность в чистом виде считается в сообществе проявлением дилетантизма, практически графоманией, а вторая — поскольку, пытаясь обойти институцию, автор по сути лишается возможности вступить во взаимодействие с публикой, ведь это взаимодействие в подавляющем большинстве случаев контролируется институцией. Таким образом, считает Анастасия Головнева, сегодня писатели оказываются в ситуации, когда для достижения успеха необходимо «кочевать» из одного «мира» легитимности в другой и постоянно работать над своим статусом и признанием в различных контекстах.

Участники  семинара во время дискуссии называли и другие факторы, которые, по их мнению, могут влиять на признание автора художественного произведения писателем. В частности, речь шла о возникновении в последние годы таких альтернативных площадок и инструментов легитимности, как рекомендательные сервисы или блоги в интернете. Старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) ВШЭ Иван Павлюткин заметил, что при наличном наборе стратегий достижения успеха потенциальный писатель оказывается в ситуации, когда институциональная легитимность выступает в качестве обязательной компоненты признания, и стало быть, комбинации без нее теряют значимость. А старший научный сотрудник ЛЭСИ Елена Бердышева обратила внимание на то, что, признавая существующие правила игры, в них следует найти место и для содержания литературного произведения.

Ведущая семинара Диляра Ибрагимова отметила, что полученные Анастасией Головневой результаты исследования во многом могли быть обусловлены спецификой информантов, из числа которых все авторы так или иначе взаимодействовали с различными институциями для признания собственной легитимности. В то время как более точные результаты требуют и более четкой концептуальной рамки исследования. Хотя, добавила Ибрагимова, в любом случае доклад, несомненно, приоткрыл завесу над сложным и малоизученным рынком современной литературы и позволяет сделать полезные выводы тем, кто работает с текстом.

Елена Конобеева, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Электронный архив литературы Серебряного века «Автограф» перешел в ведение Вышки

«Автограф» дает возможность изучать электронные копии рукописей русских писателей конца ХIХ – начала XX века, которые до этого хранились в обычных — закрытых для ученых и общественности — архивах разных городов и стран.

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Тест: поэт или нейросеть

Борис Орехов, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ, научил нейросети писать стихи. IQ HSE сделал по ним тест. Проверьте себя: сможете ли вы отличить произведение, написанное компьютером, от человеческого?

Неравноценность процедур сексуации

В Издательском доме ВШЭ вышла книга «Метафора Отца и желание аналитика: Сексуация и ее преобразование в анализе» философа и психоаналитика Александра Смулянского. IQ.HSE публикует интервью с автором и фрагмент из книги, в котором обсуждается Ален Бадью — философ, пытавшийся пересмотреть теории Фрейда и его взгляды на мышление пола/полом, сексуационное развитие и трактовку отцовской метафоры.

Неканонический Конан Дойл

Репутация создателя Шерлока Холмса менялась у русской аудитории рубежа XIX-XX веков более резко и драматично, чем восприятие его героя. Поначалу публицисты и литературные критики видели в Артуре Конан Дойле британского милитариста, колониалиста и «бульварного романиста». А позже пресса подчеркивала его «разностороннее и сильное дарование» и интерес к России, выяснила преподавательница Школы филологии НИУ ВШЭ Мария Кривошеина.

Шекспир и колхозники

«Наша страна стала родиной Шекспира», — под таким лозунгом 80 лет назад  в СССР отмечали 375-летие со дня рождения драматурга. Торжества включали театральный фестиваль, научную конференцию, лекции, выставки, вал газетных публикаций. Советизацию Шекспира в сталинскую эпоху исследовала профессор Школы культурологии НИУ ВШЭ Ирина Лагутина.

Вышла первая книга о профессоре Теодоре Шанине «Несогласный Теодор»

Это личная история о борьбе, победах, поражениях, рассказанная от первого лица и записанная профессором ВШЭ Александром Архангельским. Издание подготовлено к публикации магистрами программы «Трансмедийное производство в цифровых индустриях» НИУ ВШЭ.

Александр Архангельский стал одним из победителей «Большой книги»

Жюри национальной литературной премии «Большая книга» присудило второе место роману профессора факультета коммуникаций, медиа и дизайна Александра Архангельского «Бюро проверки». Церемония награждения победителей премии прошла 4 декабря.

Нейролирика

В книжной серии журнала «Контекст» вышла первая книга стихов, созданных нейронной сетью. Сборник «Нейролирика» объединил тексты, написанные в стиле поэтов разных эпох, от античности в русском переводе до Серебряного века и современности. Автор эксперимента, доцент Школы лингвистики НИУ ВШЭ Борис Орехов, рассказал IQ.HSE, зачем нужна компьютерная поэзия, и как это работает.

Беовульф, или Туда и обратно

Джон Рональд Руэл Толкин — один из главных творцов образа Средних веков в популярной культуре второй половины ХХ — начала XXI столетий. Классик жанра «высокого фэнтези» был по совместительству филологом, профессором Оксфордского университета и тонким знатоком средневековой литературы. О том, как соотносились между собой две эти ипостаси, и что связывало «фантастическое» Средневековье, созданное воображением писателя, и Средневековье историческое, бывшее областью его исследований, рассказывает историк-медиевист Анастасия Ануфриева.