• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Каким будет капитализм XXI века?

24 сентября в Международном институте экономики и финансов ВШЭ прошла открытая лекция нового директора Лондонской школы экономики Крейга Калхуна «Social and Political Challenges Facing Global Capitalism».

Крейг Калхун — один из наиболее известных сегодняшних исследователей в области социальных наук. С 1999 года он возглавляет SSRC (Social Science Research Council) — международную некоммерческую организацию, стимулирующую исследования в общественных науках по всему миру. Представляя профессора Калхуна аудитории, первый проректор НИУ ВШЭ Вадим Радаев отметил, что благодаря, в том числе, SSRC зарубежные преподаватели и исследователи имеют возможность регулярно посещать Вышку. С 1 сентября этого года Крейг Калхун приступил к обязанностям директора Лондонской школы экономики и политических наук (ЛШЭ). Открытая лекция в Вышке — одно из первых его публичных выступлений в новом качестве.

В своем вступлении профессор Калхун, прежде всего, отметил, что экономическая наука, в представлении ЛШЭ, как никакая другая связана с практикой, она служит проводником между миром реального бизнеса и миром теоретических исследований. Цель обучения предмету и цель развития экономики как науки — сделать жизнь общества в следующем поколении лучше. Такой взгляд на эту науку разделяли основатели Лондонской школы экономики, такое понимание роли экономического образования Крейг Калхун находит и в Высшей школе экономики.

Внеэкономические факторы благополучия капитализма

Основная проблема, которую профессор Калхун рассмотрел в своей лекции — суждено ли капиталистической системе пережить череду кризисов, с которой она сейчас сталкивается? Все чаще (далеко не в первый раз за историю западного мира) можно услышать печальные прогнозы — дескать, капитализм изжил себя. Кризис 2008-2012 годов вроде бы все больше подтверждает подобное видение будущего капитализма. Новый директор Лондонской школы экономики задается вопросом — будет ли капитализм существовать и дальше или изменится? И если он все же исчезнет, то по каким причинам?

Понятие «капитализм» чрезвычайно многогранно, однако современное его использование предполагает четыре важных ограничения.

Во-первых, краеугольный камень капиталистической системы — «плата за риск». Предприниматель, начиная новое дело, берет на себя определенные риск — в первую очередь, риск разориться. Его прибыль является платой за готовность рисковать.

Во-вторых, капитализм, как отмечал еще Карл Маркс, основан на эксплуатации свободного наемного труда. Капиталистические отношения возможны там, где люди свободно заключают и расторгают трудовые договоры и где их возможность сменить работодателя ничем не ограничена.

В-третьих, современный капитализм связан с тем, что значительная часть полученной прибыли реинвестируется в бизнес, а не расходуется на приобретение предметов роскоши и не изымается из оборота, став накоплениями в виде наличности или других активов.

Наконец для нормального функционирования капитализма необходимо представление о ценности автономности экономических отношений. Причин экономического характера должно быть достаточно для того, чтобы какие-то действия были предприняты или, наоборот, не предприняты. При этом вмешательство в экономическую жизнь из политических или иных внеэкономических мотивов должно представляться нежелательным.

Однако эти четыре ограничения образуют идеальное представление о капитализме, которого не может существовать нигде и никогда. Реальный капитализм существует в мире, определяемом не только экономическими отношениями. В частности, нельзя забывать о том, что его благополучие напрямую зависит от производства и доступности общественных благ (public goods). Часто приходится слышать, что затраты на общественное образование, здравоохранение, поддержание правопорядка едва ли не мешают развитию рыночной экономики. Это не так. Напротив. Представим себе существование капиталистического общества, где частная собственность не защищена законом и полицией, поддерживающей его соблюдение? Качество системы здравоохранения напрямую связано с качеством рабочей силы и работа системы образования — тоже. Армия, полиция, школа не могут существовать по законам рыночной экономики, однако необходимы для ее благополучной работы.

Многие мыслители не раз отмечали способность капитализма разрушать институты, обеспечивающие его функционирование. Один из таких авторов (о нем забывают в периоды благополучия и вспоминают во время кризисов) — Карл Поланьи. Он отмечал, что капиталистическая система развивается циклически, постоянно создавая новые институты и разрушая старые. Так, капитализм возник в небольших замкнутых общинах и до сих пор во многом рассчитан на безопасное общество, где все друг друга знают. При этом именно развитию капиталистических отношений мы обязаны ускоренной урбанизацией, разрушившей общинную жизнь. Эта способность капитализма разрушать основу собственного благополучия существует и по сей день.

«Я не вижу экономических причин, по которым современный капитализм должен прекратить свое существование, — подчеркивает Крейг Калхун. — Если современный капитализм необратимым образом изменится, то это произойдет из-за факторов внеэкономического характера».

Кризисы последних лет можно связывать с тем, что «плохие люди вели себя плохо», подчеркивает новый директор Лондонской школы экономики, однако подлинные его причины носят системный характер и уходят глубоко в историю.

Финансы vs реальный сектор

По окончании Второй мировой войны мир вступил в длительную эпоху постоянно растущего благополучия. Берлинская стена отделяла социалистический блок от капиталистического, но по обе ее стороны шли сходные процессы. Уменьшалась безработица. Сокращалось социальное неравенство. Возрастала доступность качественного образования и здравоохранения для все более широких слоев населения. Все это было возможно благодаря постоянному росту промышленного производства, увеличению числа товаров в экономике, а с ними — рабочих мест, промышленных предприятий и прочего.

В 1970-е благополучие, основанное на росте реального сектора экономики, начало постепенно сдавать свои позиции. Это произошло, подчеркивает профессор Калхун, не по причинам экономического характера. Началось с малого. Вьетнамская война не была популярна у населения США, так что Конгресс не хотел вотировать увеличение военных расходов. Правительству Ричарда Никсона пришлось оплачивать их косвенным образом и влезать в долги. Тогда же противостояние СССР и США на Ближнем Востоке привело к объединению нефтедобывающих стран региона в ОПЕК и скачкообразному росту цен на нефть, которые с тех пор  (и по сей день) определяют политический ландшафт. Окончательно сформировался мир крупных корпораций, представляющих собой специфическое явление для рыночной экономики. Крупная компания является политическим субъектом — это факт, который невозможно не признавать. Она выигрывает за счет, в первую очередь, особо близких отношений с государством. У нее есть возможности, которыми не обладает большинство видов бизнеса. Наконец множество актеров экономической сцены одновременно пришло к выводу о том, что им не хочется нести ответственность за риск, зато представляется весьма желательным получать сверхприбыль. Все это вместе привело к тому, что с 1970-х и по сей день самой прибыльной и самой важной частью экономики является отнюдь не реальный, но финансовый сектор.

Нельзя сказать, что непропорциональное развитие финансового сектора привело исключительно к негативным последствиям, которые хорошо всем известны, отмечает Крейг Калхун. Скажем, именно увеличению количества денег, связанному с развитием финансовой системы, мы обязаны взрывообразным развитием высоких технологий. Сейчас, когда можно получать прибыль, не рискуя, инвестировать в них стало легко. Однако есть целый ряд негативных факторов, которые сделали современную финансовую экономику куда более уязвимой, чем была экономика реального сектора. В первую очередь, — это ее малая прозрачность. Правовое регулирование постоянно отстает в развитии от финансовых институтов. В частности, с развитием финансового сектора вечной проблемой стало вымывание средств через оффшорные зоны, что особенно актуально для России.

Картина будущего

Итак, современная капиталистическая экономика стала куда более уязвима из-за своей зависимости от финансовых рынков. Однако есть ряд и внеэкономических факторов, которые расшатывают ее благополучие. Это кризис современных государств всеобщего благосостояния и связанный с ним кризис демократии. Демократически избранные правительства склонны потакать гражданам в сиюминутном потреблении вместо того, чтобы вкладывать в долгосрочное развитие, необходимое для поддержания капиталистической экономики на плаву. Все чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда заботу о здравоохранении и образовании части граждан берут на себя крупные компании, а не государство. Получение общественных благ все чаще основывается на факте найма, а не гражданства, что заставляет задаваться вопросом о будущем демократических государств и их совместимости с капитализмом.

Мировая политика также становится дестабилизирующим фактором. Капиталистическая система существует в условиях стабильности, когда одна мировая держава доминирует на политической сцене, задавая стандарты внешней торговли, денежного оборота и прочего. До сих пор такой державой оставались Соединенные Штаты, но уже очевидно, что североамериканский гигант «устал» от своей роли. Кто его заменит? Китай? По мнению Крейга Калхуна, Поднебесная еще не готова принять на себя роль «мирового гегемона». Скорее всего, в ближайшие несколько десятилетий мир столкнется с ситуацией, когда на Земном шаре будет существовать пять, а то и десять сопоставимых по силе стран. Как это отразится на экономическом развитии, невозможно предсказать.

Наконец нельзя забывать о том, что религия начинает играть в мире роль, какой не играла еще тридцать лет назад, и оказывать воздействие на развитие, в том числе, экономики.

Вывод Крейга Калхуна — капитализм обладает экономическим потенциалом для того, чтобы воспрянуть. Однако развитие внеэкономической ситуации таково, что новый облик капитализма может сильно отличаться от привычного нам.

Отвечая на вопросы аудитории, профессор Калхун отметил, что, на его взгляд, в будущем развитие различных регионов и стран станет более многообразно, чем сейчас. Появится больше авторитарных режимов, уже сейчас заметно ужесточение отношений государства и его граждан. Капиталистическое взаимодействие будет все чаще соседствовать с иными — так, свободный труд будет существовать рядом с ограниченно свободным, как это происходит, например, в Китае. Корпоративные структуры будут все чаще подменять собой государственные — здравоохранение, образование, возможно, даже защита, предоставленные за счет компании-работодателя, а не за счет государства, станут все более распространенными.

В целом Крейг Калхун считает себя оптимистом. Во всяком случае, он полагает, что кризис государства всеобщего благосостояния в Европе не помешает развитию подобных государств во всем мире — в странах Восточной и Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и других регионах планеты.

Екатерина Рылько, специально для новостной службы портала ВШЭ

Фото Максима Блинова

Вам также может быть интересно:

Факультет социальных наук открывает новые программы дополнительного образования

Они научат работать с социологическими и маркетинговыми данными и современным программным обеспечением. Курсы длительностью от 3 до 12 недель рассчитаны как на студентов и преподавателей Вышки, так и на внешних слушателей.

Специализация знания теряет актуальность. Что делать?

Современный мир и общество — это комплексные системы, для понимания которых узких знаний уже недостаточно. Магистерская программа «Политика. Экономика. Философия» поможет своим слушателям выйти за рамки отдельных социальных наук.

Открыта регистрация на декабрьскую и февральскую зимние школы факультета социальных наук

В Высшей школе экономики начинается новый цикл зимних школ для тех, кто планирует поступать в магистратуру. Факультет социальных наук в этом году проводит не одну зимнюю школу, как обычно, а целых две. Первая пройдет уже в декабре, вторая — в феврале. Почему школ — две, какую из них выбрать и что вообще дает участие в зимних школах? Отвечаем на наиболее часто задаваемые вопросы.

Сколько видов капитализма существует?

На пленарном заседании «Институциональное разнообразие в современной экономике» основная дискуссия была посвящена рассмотрению разнообразия типов капитализма в современном мире и роли социального контракта в обществе.

Какой была наука периода «холодной войны»

17-19 октября в Высшей школе экономики прошла международная конференция «Социальные и гуманитарные науки по обе стороны “железного занавеса”».

Как развивалась наука в период «железного занавеса»

17-19 октября в рамках Полетаевских чтений в ВШЭ проходит конференция «Social and Human Sciences on Both Sides of the "Iron Curtain"».

Человечество движется к финишу?

Развитие человека было необходимо истории, но будущего у человечества, кажется, нет. Доклад заведующего Лабораторией исторических исследований ВШЭ Леонида Васильева на семинаре под руководством Евгения Ясина «Экономическая политика в условиях переходного периода».

Современность требует ответов на «вечные» экономические вопросы

Для тех участников юбилейной XV Апрельской конференции НИУ ВШЭ, которые намерены выступить на ней с докладами, открыта электронная регистрация. Комментирует заместитель председателя Программного комитета Апрельской конференции Андрей Яковлев.

Британские ученые установили...

7 марта на  семинаре Лаборатории сравнительных социальных исследований в Санкт-Петербургском кампусе ВШЭ выступил Григорий Тарасевич, редактор отдела науки журнала «Русский репортер», представивший доклад на тему «“Британские социологи установили...” или проблема взаимодействия социальных наук с прессой».

Современный капитализм и корни кризисов

Конференция «Укорененность и за ее пределами: объясняют ли социологические теории экономическую реальность?», проведенная ВШЭ с 25 по 28 октября, была по-настоящему редким событием — в ее организации объединились ведущие силы экономической социологии всего мира. На первом пленарном заседании выступили профессор Университета Кардиффа Гленн Морган и профессор Гарвадского университета Фрэнк Доббин.