• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Качественные изменения никому не нужны»

1 июня состоялся очередной семинар серии «Актуальные исследования и разработки в области образования», организованный Институтом развития образования (ИРО) ГУ-ВШЭ. С докладом «Негативная стабильность в российском высшем образовании» выступил и.о. проректора ГУ-ВШЭ, научный руководитель ИРО Исак Фрумин.

Эмпирическая база и происхождение названия

Рассказывая о тенденциях в российском высшем образовании, проректор опирался на результаты международного исследования «Сравнительный анализ качества высшего образования в глобальной экономике знаний», которое проводится под руководством профессора Университета Стэнфорда Мартина Карноя, российскую часть проекта возглавляет Исак Фрумин и директор по порталам ГУ-ВШЭ Мария Добрякова.

В 2009-2010 годах исследование проводилось по 26 российским техническим вузам в семи городах РФ и включало в себя анкетный опрос работающих выпускников, а также интервью с руководством высших учебных заведений (ректорами, проректорами, деканами), студентами выпускных курсов и работодателями.

Свое выступление И.Фрумин начал с объяснения названия доклада. Выражение «негативная стабильность» используется в политологии для обозначения ситуации, которую — в интересах всех участников — лучше бы не «тревожить». Аналогичный термин существует в авиастроении и обозначает состояние, в котором колебания приводят к разрушению.

В высшем техническом образовании в России, по мнению г-на Фрумина, сложилась ситуация, когда участники процесса: руководство вузов, преподаватели, студенты, выпускники, работодатели, — словом, никто не заинтересован ни в каких изменениях.

Все всем довольны

Несмотря на то, что интуитивно понятно, что ситуация с высшим техническим образованием у нас плачевная, эмпирические данные говорят о том, что все участники образовательного процесса в большей или меньшей степени довольны текущим положением вещей.

Выпускники удовлетворены качеством полученного образования — 87% опрошенных. Причем степень этой удовлетворенности практически не зависит от вуза, в котором образование было получено: довольны и выпускники знаменитого Московского физико-технического института (МФТИ), и выпускники любого провинциального вуза.

Администрация вузов в какой-то степени видит, что текущая ситуация не совпадает с идеальной. Все возмущаются плохим качеством абитуриентов и жалуются на нехватку финансирования, многие ругают ЕГЭ и переход на двухуровневую систему образования. Между тем если администрация и указывает на какие-то позитивные изменения, то они касаются расширения материально-технической базы вуза. В целом руководители вузов обычно считают, что с проблемами они справляются и у них все неплохо.

Можно было бы ожидать более критической оценки сложившейся ситуации от работодателей. Но и они, указывая на некоторое ухудшение подготовки выпускников технических вузов, в целом довольны теми, кто приходит к ним на работу. При этом работодатели предпочитают получать не «готовый продукт», а людей, которых можно быстро переучить. В связи с этим разговоры о привлечении работодателей к формированию образовательных стандартов могут казаться не совсем уместными.

Невовлеченность

Г-н Фрумин утверждает, что «качественные изменения в российском образовании не происходят по той причине, что они никому не нужны». То есть, конечно, неверно было бы говорить, что российское образование вообще не меняется. С одной стороны, за последние годы вузы в России трансформировались кардинально: изменилась система финансирования и ведомственная подчиненность, возросла академическая свобода. Но эти изменения не носят качественный характер. И.Фрумин предлагает рассматривать качественные изменения с точки зрения вовлеченности студентов в образовательный процесс. То есть важно не только оценить результат (полученные студентами компетенции), но и сам процесс (условия, в которых компетенции сформировались). Образовательный процесс, по словам И.Фрумина, не претерпел практически никаких изменений на фоне меняющейся экономики. Появилась потребность в новых компетенциях, но за этим не последовало возникновение новых форм вовлеченности студентов в образовательный процесс.

Г-н Фрумин полагает, что в российском высшем техническом образовании действует «договор о невовлеченности». «Одни делают вид, что учат, другие — что учатся».

Несмотря на всеобщую удовлетворенность, несложно найти подтверждение того, что ситуация в российском высшем техническом образовании вовсе не радужная.

Основываясь на результатах исследования «ЕГЭ и прием в вузы: средний балл абитуриентов, поступивших в московские вузы по результатам ЕГЭ в 2009 г.» под руководством М.Добряковой, г-н Фрумин заметил, что качество абитуриентов технических вузов оставляет желать лучшего. На фоне благополучной картины МФТИ, Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова,Московского инженерно-физического института (МИФИ) и Московского государственного технического университета (МГТУ) имени Н.Э.Баумана, остальные технические вузы явно принимают второсортных выпускников школ. Средний балл ЕГЭ меньше пятидесяти (то есть тройка по пятибалльной системе) — обычное дело для поступающих и, что еще более плачевно, зачисленных в большинство технических вузов.

На фоне удовлетворенности своим образованием студенты старших курсов считают, что многие навыки за время обучения в вузе у них ухудшились или в лучшем случае не изменились. В первую очередь это касается коммуникационных навыков: навыков письменной и устной речи, владения иностранными языками.

И здесь можно наблюдать интересную нестыковку. Потребность в подобного рода компетенциях у работодателей как раз возросла. От инженера все чаще ожидают умения руководить проектами, что предполагает наличие навыков общения с подчиненными и заказчиками.

Удручает консервативность форм обучения и контроля знаний. Лекции по-прежнему остаются основной формой обучения. А вот участвуют в реальных проектах и разработках, обсуждают что-то в малых группах единицы студентов технических вузов: 93% опрошенных ответили, что во время обучения часто используются лекции, и лишь 12% респондентов указали на то, что проектная работа в небольших группах — частая форма обучения.

По мнению студентов, возможностей самостоятельно формировать свой учебный план у них практически не было. Только 9,1% опрошенных сказали, что они могли самостоятельно формировать программу обучения. Надо заметить, что, по словам администрации вузов, это не так. Вполне возможно, что верить здесь следует администрации, а студенты не влияли на программу своего обучения лишь потому, что у них не было к этому интереса. Так, об отсутствии заинтересованности в обучении исследовательской работе заявили 36% опрошенных студентов, к посещению междисциплинарных факультативов — 33%, к программам по развитию лидерских качеств — 31%.

Нужен сильный импульс

И несмотря на все перечисленное, что-то менять в образовательном процессе никто, похоже, не собирается.

Г-н Фрумин отметил следующие проявления «договора о невовлеченности»: пропуск занятий и студентами, и преподавателями; распространенность взяток на экзаменах; имитация инноваций; зачисление в вузы студентов с низким результатом ЕГЭ (студентов, заведомо не способных учиться); не обновляющийся преподавательский корпус (отсутствие со стороны руководства вузов действий по увеличению конкурса на преподавательские места).

Как изменить ситуацию — пожалуй, самый очевидный, но и самый сложный вопрос, возникший у участников семинара после доклада И.Фрумина.

Директор Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирина Абанкина обратила внимание на то, что в российском высшем образовании сложилась ситуация равновесия «в кейнсианском смысле этого слова». Все «стейкхолдеры» (stakeholders) удовлетворены ситуацией, любая попытка действия грозит потревожить всеобщую удовлетворенность и привести к нестабильности. Для перехода в другую точку равновесия (в «позитивную стабильность») нужен какой-то довольно сильный импульс, так как дестабилизации ситуации в конечном счете избежать все равно не удастся.

Ординарный профессор, директор Центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ Владимир Гимпельсон признался, что застой в высшем образовании его ничуть не удивляет, так как застой этот наблюдается практически во всех сферах. По его мнению, ситуация могла бы измениться, если бы выпускники технических вузов были не в состоянии устроиться на удовлетворяющую их работу. Однако, по данным И.Фрумина, выпускники не испытывают ни малейших затруднений в поиске работы (всего 6,8% выпускников не смогли устроиться на работу сразу после окончания вуза).

Елена Новикова, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Эксперты Вышки помогают региональным вузам внедрять цифровые технологии

Институт образования НИУ ВШЭ провел в регионах пилотный цикл обучающих семинаров, посвященных формированию единого цифрового пространства вуза. В них приняли участие сотрудники Орловского государственного университета, Тольяттинского государственного университета и Воронежского государственного технического университета.

Университетские пустыни. Где в России трудно получить высшее образование

Вузы распределены в России неравномерно. Около половины ее территории — «университетские пустыни», регионы, в которых вузов мало или нет совсем, выяснил научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Нияз Габдрахманов.

Члены МЭС предлагают сделать работу совета более точечной и фокусированной

Члены Международного экспертного совета ВШЭ и руководство университета подвели итоги очередного ежегодного заседания совета.

«ВШЭ — это особая история». Открылось ежегодное заседание Международного экспертного совета ВШЭ

Новые факультеты, развитие персонала, интернационализация и многое другое — в повестке первого дня встречи членов Международного экспертного совета, проходящей в Москве.

«Международное сотрудничество — это дорога с двусторонним движением, которая способствует развитию общества в целом»

12–13 декабря пройдет ежегодное заседание Международного экспертного совета НИУ ВШЭ. Накануне заседания новостная служба поговорила с двумя новыми членами совета — ректором Университета Кампинаса (Бразилия) Марсело Кнобелем и ведущим специалистом по высшему образованию Всемирного банка Франциско Мармолехо.

Европейские университеты обсудили свое будущее на конференции в НИУ ВШЭ

Вышка впервые провела EduLAB — ежегодную конференцию руководителей университетов UNICA. Ее участники обсудили вызовы, с которыми сталкиваются вузы в цифровую эпоху, и перспективы межвузовского сотрудничества, в частности, в рамках проекта общеевропейских университетов.

Международный совет 5-100 в пятый раз подтвердил лидерство ВШЭ в проекте повышения конкурентоспособности

6 ноября были подведены итоги Совета по повышению конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров, заседание которого прошло 26-27 октября в Калининграде. Университеты-участники проекта по повышению глобальной конкурентоспособности представили итоги своей работы и планы на следующий период реализации дорожных карт.

В НИУ ВШЭ обсудили тренды развития высшей школы в России и в мире

24-25 октября в НИУ ВШЭ состоялась IX Международная конференция исследователей высшего образования «Университеты в поиске баланса между новыми и старыми целями». Ее участники обсудили вопросы образовательной политики, в том числе проблемы интернационализации образования, преодоления разрывов между школой, вузом и рынком труда, изменений в академической профессии.

В НИУ ВШЭ впервые прошла конференция Консорциума исследователей высшего образования

145 исследователей из 30 стран обсуждали, как система высшего образования функционирует на глобальном и национальном уровнях и как она меняется под воздействием процессов дифференциации и интеграции.

Ведущие вузы России начнут готовить кадры для Дальнего Востока

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил программу мероприятий по подготовке кадров для ключевых отраслей экономики Дальнего Востока. Высшая школа экономики вошла в перечень вузов, которые будут вести эту работу в партнерстве с университетами Дальневосточного федерального округа.