• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Домашний дух-покровитель русской культуры»

17 мая ВШЭ и Фонд «Либеральная миссия» провели круглый стол «Устарела ли история по Ключевскому?». Дискуссия была посвящена 170-летию со дня рождения и 100-летию со дня кончины выдающегося российского историка и публициста В.О. Ключевского (1841–1911).

Алексей Кара-Мурза и Игорь Клямкин
Алексей Кара-Мурза и Игорь Клямкин
Открывая круглый стол, профессор Игорь Клямкин, советник научного руководителя ВШЭ, отметил, что выбранная тема позволяет не только «оживить» наследие русских литераторов-мыслителей, но и обменяться мнениями о традициях изучения российской истории и обсудить концептуальные подходы к ее осмыслению.

Доклад Алексея Кара-Мурзы, известного политолога и руководителя фонда «Либеральное наследие», был посвящен основному уроку наследия В.О.Ключевского: «Нравственный, духовный переворот всегда предшествует перевороту политическому». По мнению докладчика, именно Ключевский придал этому тезису статус главного методологического основания, цельной концепции общественной истории России, то есть — истории национально-гражданской.

«Этот урок, — подчеркнул Алексей Кара-Мурза, — Ключевский иллюстрирует двумя важными фрагментами истории страны: во-первых, периодом возвышения Москвы и обретения национальной независимости — выходом из Смутного времени в XIV — XV веках; а во-вторых, периодом вхождения в русскую смуту в начале XVII века. Ключевский в своих работах показывает, как изменения в сфере сознания приводят к разворачиванию целой цепи социальных и политических изменений в обществе.

Нравственное влияние действует не механически, — продолжил он, — а органически, когда духовная сосредоточенность и подвижничество дают импульс к национальной и государственной консолидации. Пример прямо противоположный — погружение России в смутное время начала XVII века, когда, по выражению Ключевского, «замутились умы русских людей, и пошла смута». На мой взгляд, обращение к проблематике русской смуты, когда брожение в умах достаточно быстро порождает кардинальные социально-политические трансформации, сегодня весьма актуально».

Алексей Кара-Мурза полагает, что В.О. Ключевский, несомненно, был либералом и, возможно, поэтому — противником прямолинейного экономического детерминизма. «Урок Ключевского полностью подтвердился в ходе революционного цикла в начале ХХ века, — подытожил докладчик, — когда деградация и выхолащивание культурно-нравственной сферы в России привели страну к трагедии большевизма».

На вопрос о том, возможен ли новый подъем демократических и либеральных тенденций в России, Алексей Кара-Мурза ответил: «Уроки Ключевского подтверждают, что не только возможен, но и неизбежен, если этому подъему будет предшествовать новый этап демократизации и либерализации сознания». Завершая свое выступление, докладчик процитировал строки Осипа Мандельштама о Ключевском: «Ключевский — добрый гений, домашний дух-покровитель русской культуры, с которым не страшны никакие испытания и бедствия».

Ольга Жукова
Ольга Жукова
Основным вопросом, на который в своем докладе, попыталась ответить профессор Московского педагогического государственного университета, член Совета Фонда «Русское либеральное наследие» Ольга Жукова был вопрос об актуальности наследия Ключевского в наше время. «Ключевский выстроил социально-политическую историю России на архетипических сюжетах, — сказала она. — Аутентичны ли идеи и концепты Ключевского современности? Тематизировать наследие Ключевского мы можем с помощью вопроса: есть ли либеральные перспективы у российского государства и общества, которые почему-то склоняются к консервативному выбору? Эту консервативную тенденцию Ключевский ясно выделил, оценил и попытался найти средства к самоисправлению общества. Очевидно, искать эти средства нужно, выделив главное противоречие, которое по Ключевскому заключается в том, что образованный русский ум напитался запасом нравственных и политических идей европейского культурного мира, но своих идей не выработал, а ограничился заимствованием».

По мнению Ольги Жуковой, Ключевский показал самое главное противоречие русской истории — то, что он назвал «двойным процессом в русском уме»: с одной стороны, критическое отношение к действительности, а с другой стороны — критическое отношение и к заимствованным идеям. «Если сегодня мы будем читать историю по Ключевскому, — отметила она, — то он поможет нам подобрать инструменты для решения проблемы культурно-политической идентичности и увидеть, что раскол русского мира по-прежнему существует, а ценностный консенсус в обществе отсутствует».

Михаил Афанасьев
Михаил Афанасьев
Михаил Афанасьев, директор по стратегиям и аналитике группы компаний «Никколо М», продолжил дискуссию своими размышлениями над вопросом, помогает ли наследие Ключевского понять советское и постсоветское общество. В своем выступлении он отметил: «Явная недостаточность опыта мирного межсословного взаимодействия стала главной историко-социологической проблемой России — так, как ее видел Ключевский. И, соответственно, накопление реального опыта широкого межсословного взаимодействия являлось и до сих пор является главной социально-исторической задачей, стоящей перед Россией. Ключевский считал, что это противоречие можно и нужно преодолевать путем активных, разумных действий просвещенного правительства».

Переходя к обсуждению трех основных докладов, модератор Игорь Клямкин определил их общую идею: «Фигура и наследие Ключевского были рассмотрены докладчиками не столько с точки зрения исторической науки, сколько с позиций его общественной деятельности, определенной морали, интенции и его видения изменений исторического маршрута России. Мне кажется, тут важен вопрос о том, что в русской истории по Ключевскому может способствовать достижению либеральных целей, на что в истории, по мнению Ключевского, можно опереться. Мое личное впечатление от работ Ключевского заключается в том, что для него вопрос о движении русской истории остался открытым. Может быть, поэтому он и не стал продолжать свой курс после периода Николая I, а в начале ХХ века говорил о том, что сам он остался в XIX веке».

Валентина Грузинцева, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Библионочь в Высшей школе экономики: Шекспир, музеи и квесты

Почти 40 команд приняли участие в квесте «По страницам Басмании», организованном Высшей школой экономики в рамках ежегодной городской акции. В это же время в библиотеке университета ставили отрывки из «Ромео и Джульетты» и слушали лекции о театре.

Список литературы: советская историческая наука

Оправдание опричнины, сталинизм и попытки сохранить себя.

Как отправить сына учиться за границу в XVI веке

На примере истории швейцарских гуманистов Томаса и Феликса Платтеров попытаемся разобраться, с какими трудностями встречались родители XVI века, решившие отправить своего ребенка учиться в престижный зарубежный университет.

Запретное знание

Абсолютная свобода слова и совести в Древней Греции — миф. Каждый мог публично критиковать политиков, но высказываться о религии и мироустройстве было чревато. Философов приговаривали к смерти как безбожников, их учения запрещались, а книги горели на кострах. Феномен античной цензуры исследовал профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

Идеал женщины Третьего рейха

С 1934 года в национал-социалистической Германии выходил главный женский журнал NS-Frauen-Warte. Элла Россман, студентка магистерской программы «Историческое знание» Школы исторических наук НИУ ВШЭ, проанализировала визуальные образы в 10 номерах журнала за июль-декабрь 1941 года. В своей работе она исследовала пропаганду национал-социалистов в отношении семейной политики и феминности.

Фронтовые письма XX века

Профессиональное отношение к войне тех, кто шел на нее добровольно или вынужденно, за минувший век изменилось: от «честь имею» до выживания в бою без патриотических лозунгов. О том, как это происходило, можно узнать из личных писем солдат и офицеров. Коллектив историков, антропологов и социологов проанализировал корреспонденцию с нескольких войн XX столетия: англо-бурской (1899–1902), русско-японской (1904–1905), Первой (1914–1918) и Второй (1939–1945) мировых, афганской (1979–1989) и чеченских (1994–1995 и 1999–2000). 

Боль, ребра и немного науки

24 октября прошла защита докторской диссертации ординарного профессора ВШЭ Олега Воскобойникова «Scientia naturalis и стили мышления в Западной Европе XII–XIII веков: тексты, образы, идеи». Мы попросили его порефлексировать о том, для чего сегодня вообще защищать докторскую, нужна ли она академическому сообществу и какова роль научного любопытства в осмыслении «большой темы». 

Тезисы: референтное время

В истории любого народа есть свой Золотой век, прекрасное утраченное время, с которым, как с началом координат, сверяются события настоящего. Люди мысленно возвращаются к этой «эталонной» эпохе, чтобы понять, как улучшить настоящее и будущее. Михаил Бойцов на международной научной конференции в НИУ ВШЭ предложил концепцию референтного времени. IQ.HSE приводит основные тезисы его доклада.

Невольники Октября

Как революция превратила свободу в иллюзию.

Как история меняет речь

Войны, реформы, революции и подобные исторические события влияют на язык людей. Как лингвистика помогает изучать историю, рассказали в новой книге ученые Вышки.