• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Москвич – понятие неопределенное, почти «резиновое»

9 февраля в Институте демографии Высшей школе экономики состоялось очередное заседание семинара «Демографические вызовы XXI века». С докладом «Роль московской идентичности в интеграции новых москвичей» выступила ведущий научный сотрудник Центра геополитических исследований Института географии РАН Ольга Вендина.

Конфликтную природу миграционной политики и интеграции, по мнению Ольги Вендиной, можно раскрыть через четыре пары противопоставлений: интересы государства vs интересы города, экономические интересы vs интересы социума, интересы социума vs индивидуальные стратегии человека, социальный капитал vs культурный капитал.

Государство сегодня заинтересовано в притоке мигрантов в страну, особенно в регионы с малой численностью населения. Но природа миграционных потоков такова, что едут, в основном, в большие города. При этом сами города, а Москва особенно, нуждаются в неквалифицированной рабочей силе, так как квалифицированные кадры они в состоянии произвести сами. Но и в этом случае есть противоречие: люди городу нужны, но город не хочет допускать их к своим социальным ресурсам – поликлиникам, школам и так далее. Получается, что интересы отдельного мигранта на разных уровнях входят в противоречие с интересами города и его жителей.

Особенно важным представляется последнее противоречие: между социальным и культурным капиталом человека. В этой плоскости и стоит, прежде всего, рассматривать проблему интеграции приезжающих в Москву. Любой человек обладает большим количеством социальных связей – семейных, профессиональных, житейских. Однако в большом городе эти связи постепенно ослабевают и входят в противоречие с культурным капиталом, также имеющимся у каждого человека. Попадая в большой город и сталкиваясь с непривычным поведением других людей, приезжий человек вынужден либо отказываться от собственных культурных представлений, либо, сохраняя традиции и обычаи, жертвовать социальными связями. Гетерогенно устроенное общество, а в большом городе оно гетерогенно всегда, разрушает социальные и культурные связи.

Московская идентичность – это эмоциональная привязанность к городу и отдельным его местам и ответственность за то, что в городе происходит. Но это, по словам Вендиной, слишком общее определение. Интересно, что по данным опроса, для жителей столицы важнее оказывается гражданская идентичность (51% опрошенных): я — россиянин. Возможно, это связано с постоянной актуализацией дискурса патриотизма и гражданственности именно в столице.

Как собственно москвичи идентифицируют себя около 28% жителей мегаполиса. То есть большинство людей считает себя, прежде всего, россиянами, а уже потом – москвичами. Очевидно, это объясняется постоянным притоком в Москву людей из других регионов России. Опросом зафиксирована и идентичность локальная — по району проживания в Москве. Этническая же идентичность для москвичей оказывается наименее актуальной.

Кто же является носителем московской идентичности? Естественно, среди старшего поколения москвичей их больше: они и прожили в столице дольше, и являются участниками-потребителями различных социальных программ, проводимых столичными властями. Вторая по численности группа — люди от 35 до 45 лет.

Если говорить о профессиональном статусе, то носители московской идентичности — это, в основном, рабочие, представители гуманитарной интеллигенции и руководители среднего звена. Словом, те, от кого, по замечанию Вендиной, миграционная политика и политика интеграции не зависит. А вот среди руководителей высшего звена, предпринимателей, милиционеров и военных носителей московской идентичности практически нет: для них важнее оказывается общероссийская идентификация.

Интересен в плане московской идентичности срез по районам столицы. Оказывается, больше других чувствуют себя москвичами в Капотне, Щукино, Люблино, Тропарево-Никулино. Возможно, это связано с отселением из центральных районов коренных москвичей, а может быть, с тем, что у жителей городских окраин больше потребность в идентификации как москвичей. В этом смысле особенно поразителен пример Капотни – района, о котором сложился миф как о неблагополучном, малопригодном для проживания. Но, по предположению Ольги Вендиной, на окраинах выше социальная активность: борьба за свои права, создание сообществ ведет к интеграции и осознанию себя как столичных жителей.

Ольга Вендина и Сергей Захаров
Ольга Вендина и Сергей Захаров
В ходе проведенных исследований, представленных на семинаре, выяснялось и содержание понятия «москвич» с точки зрения самих жителей столицы. Единый портрет создать не удалось. Однако были получены характеристики трех групп москвичей: «коренных» жителей, москвичей в первом поколении или переехавших в столицу в детстве, приехавших недавно. Характеристики разделены на позитивные и негативные. «Коренные» москвичи — это люди интеллигентные, спокойные, образованные, но им свойственны снобизм, высокомерие, беспечность. Для представителей второй группы характерны самостоятельность, энергичность, целеустремленность наряду с самоуверенностью и агрессивностью. Ставшие москвичами недавно отличаются индивидуализмом, волей, любовью к работе, а также наглостью, бескультурьем, беспринципностью и меркантильностью. При этом подавляющее большинство опрошенных отмечает такую характеристику москвичей, как «избранность», особый статус.

Это обстоятельство позволяет говорить о том, что московская идентичность, скорее, исключающего типа, а потому, по мнению Ольги Вендиной, говорить о полноценной интеграции не приходится. Косвенно это подтверждается попыткой властей создать кодекс москвича, по которому приезжие должны принять те правила, которые есть, а о своих представлениях забыть. Кстати, журналистское сообщество отреагировало на это многочисленными комментариями. К примеру, Татьяна Малкина составила свой «кодекс москвича», явно пародирующий тот, что составлен городскими властями: москвич преимущественно православен, бывает в храме не менее трех раз в год; москвич не любит знакомиться с соседями, пока они не стали врагами; москвич подозрителен и агрессивен; москвич ощущает себя бедным, потому что Москва очень богата; москвич не режет баранов на публике; москвич очень занят; москвич падок на халяву; москвич измучен жизнью в мегаполисе; москвич знает, что Москва не резиновая…

Из всего сказанного Ольга Вендина сделала вывод, что мы наблюдаем кризис московской идентичности, которая представляет собой не общность интересов, а «особый статус». В связи с этим, проблему «неинтегрируемости» мигрантов нельзя решить посредством этнокультурной политики и воспитания толерантности. Нужна продуманная социальная политика. Новые москвичи хорошо интегрированы в этническое и культурное пространство, плохо – в правовое и социальное. Причем важно не подменить интеграцию ассимиляцией. Последняя если и необходима, то, пожалуй, лишь в социальном плане.

Злободневность обсуждаемого вопроса способствовала энергичному обсуждению доклада. Владимир Мукомель, заведующий сектором изучения ксенофобий и предупреждения экстремизма Института социологии РАН, обратил внимание на то, что идентичность — это некое «многомерное пространство», а потому определить это понятие довольно трудно. Важно понимать, что в российском дискурсе вопрос идентичности связан, прежде всего, с этническим и территориальным факторами. Первое обусловлено тем, что Россия — многонациональная страна, второе — обширной территорией.

Было замечено также, что не все мигранты нуждаются в интеграции, у них такая потребность может отсутствовать. И поэтому важно, формулируя политику интеграции, понимать, на кого она направлена.

По мнению Любови Борусяк, доцента кафедры теории и практики рекламы ВШЭ, московской идентичности не на чем строиться в отличие, например, от петербургской. И если говорить о ее содержании, то вполне для описания подойдут гончаровские образы. Типичный коренной москвич — это Обломов, для которого характерны леность и неподвижность. Приезжие москвичи — это Штольцы. А на Манежку выходят лишь те, для кого идентичность вообще проблематична.

Итоги дискуссии подвел ординарный профессор, директор Института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский: «У идентичности мигранта всегда две стороны. Человек, приехавший из села в город, у себя на родине считается горожанином, а в городе либо по-прежнему остается деревенским жителем, либо недогорожанином». Возникает проблема неопределенности идентичностей человека. Например, он хочет говорить по-русски, а его диаспора за это порицает. Крах политики мультикультурности в европейских странах вызван, по мнению Вишневского, тем, что была построена система суммы разных культур, а должна быть культурная свобода: человек вправе выбирать религию, язык и так далее.

Интеграция — это договоренность о следовании каким-то правилам, не ущемляющим права других. И в этом смысле московская идентичность ничего не дает. «Мы хотим, чтобы они жили по нашим правилам. Но каковы эти правила, мы и сами-то определить не можем», — сказал Анатолий Вишневский. Московская идентичность ближе к европейской, чем к общероссийской. Именно этим объясняется, что подавляющее большинство эмигрантов — жители Москвы и Петербурга. А замещение населения, которое проходило на протяжении двадцатого века и продолжается сейчас, привело к тому, что есть «московские армяне», «московские чеченцы» и так далее. Причем эти «москвичи» не очень-то принимают приезжих соплеменников. Это примерно так же, как бывшие «лимитчики» являются наиболее рьяными противниками тех, кто приехал в Москву недавно.

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

«Арма», Гоголь-центр и сад Баумана: заработал аудиогид студентов ВШЭ по Басманному району Москвы

Аудиогид «Вокруг Вышки — Старая Басманная», созданный студентами департамента иностранных языков НИУ ВШЭ, знакомит нас с достопримечательностями одного из старейших городских районов, ведущего свою историю с XIV века. Аудиогид размещен на открытой онлайн-платформе и доступен на двух языках — русском и английском.

Живи там хорошо. Как устроена внутренняя миграция из небольших городов

Свыше половины выпускников школ в российских средних городах собираются поменять место жительства навсегда или надолго. Фактически они потеряны для своих городов, отметили демографы НИУ ВШЭ в докладе по исследованию внутренней миграции. Доклад был представлен на ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Реинкарнация периферии

В мегаполисах большинство горожан живут не в центре, а на периферийных территориях. Если мягко и тактично, с учетом опыта самих жителей трансформировать окраины столицы, она станет уютнее и удобнее. Вариант органичного обновления спальных районов Москвы предложен в статье журнала НИУ ВШЭ «Городские исследования и практики».

Русский след

В Латвии, Эстонии, Казахстане и Киргизии в последние годы сокращалось русское население. Этому способствовали все основные демографические процессы: миграция (репатриация людей в Россию), старение — рост доли пожилых среди русских, а также убыль населения — превышение смертности над рождаемостью. Доцент Института демографии НИУ ВШЭ Владимир Козлов исследовал динамику численности русской диаспоры в четырех странах. 

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ. 

Зарядьелогия

Парк «Зарядье» дал начало целой серии исследований и семинаров, в которых участвовали урбанисты, культурологи, дизайнеры, антропологи, географы. Исследователи Михал Муравски, Маргарита Чубукова и Дарья Волкова, проанализировали мифы о новом парке в журнале НИУ ВШЭ «Городские исследования и практики». IQ.HSE излагает их основные выводы.

В столице появится инновационный суперкластер

26 ноября Президент Российской Федерации подписал Указ № 672 «О создании на территории г. Москвы инновационного кластера», дав старт реализации инициативы мэра Сергея Собянина, активно поддерживаемой на этапе подготовки Высшей школой экономики. Специалисты НИУ ВШЭ изучили передовой опыт инновационных мегаполисов мира, совместно с московским правительством провели серию экспертных обсуждений принципов формирования инновационного суперкластера, а также разработали проект концепции, закладывающей базовые принципы взаимодействия потенциальных участников кластера, который в перспективе может охватить всю передовую экономику города.

Сотрудники и выпускница ВШЭ приняли участие в создании проекта «Привет, Москва!»

В московском метрополитене начался масштабный образовательный проект «Привет, Москва!». Он превратит московский транспорт в «гида», рассказывающего пассажирам о городе в разных контекстах, и сделает ежедневный путь москвичей полезным и увлекательным. Среди тех, кто работал над проектом — сотрудники и выпускница Вышки.

Поступательное движение

На образовательную миграцию влияют исходные данные абитуриентов и уровень жизни в регионах, показали в статье сотрудники Института институциональных исследований НИУ ВШЭ Илья Прахов и Мария Бочарова. Сильные выпускники из образованных и обеспеченных семей в целом чаще поступают в вуз далеко от дома. Но выбор обычно корректирует экономика. Большие зарплаты притягивают учащихся в регион, высокая стоимость жизни — отталкивает.

Де-мобилизация студентов

Межстрановая академическая мобильность молодых людей в мире снижается по двум причинам. Во-первых, государства-поставщики студентов развивают собственные вузы. Во-вторых, страны-экспортеры высшего образования отвернулись от учащихся-иностранцев. В итоге их университеты теряют дополнительные источники дохода, а научным лабораториям не хватает кадров, отмечают эксперты ОЭСР в журнале НИУ ВШЭ «Международное высшее образование».